android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьsports_on_siteplususeric_avatar_placeholderusersview
Дайджест лучших материалов о белорусском спорте

Теги результаты

Эмигрантская доля. Как легендарный белорусский акробат боролся за выживание в Америке

Сорок лет назад 16-летний подросток Вадим Биндлер впервые в мире совершил тройное сальто на дорожке и стал рекордсменом Книги рекордов Гиннесса. А в конце 80-х уже в статусе абсолютного чемпиона мира, неоднократного чемпиона СССР и Европы по акробатике эмигрировал в США. Как сложилась в Америке жизнь именитого спортсмена и тренера? И почему во время поиска работы все предыдущие заслуги ему пришлось оставить в прошлом?

Школьник, открывший новую эру в акробатике

2 марта 1974 года на чемпионате Вооруженных сил СССР по акробатике впервые в мире было исполнено тройное сальто на дорожке. Фантастический на то время полет длился всего полторы секунды. Этим прыжком была открыта новая эра в акробатике. Чтобы шагнуть от двойного к тройному сальто, истории спорта понадобилось 88 лет.

Героем того времени стал советский школьник, детство которого прошло в Заводском районе Минска. С ранних лет он показал себя подвижным мальчишкой и любил стоять на голове. Отец разглядел в юном сорванце великого акробата и в возрасте 9 лет отвел мальчика в спортивную секцию. – Первоначально это была заслуга моего тренера. Он увидел, что я способен на это, и аккуратно начал подводить меня к прыжку. Мы много работали, накручивали тройное сальто тысячами. Вначале использовали специальную страховку – подвесную лонжу, а потом, когда я уже накрутился хорошо, перешли на ручную страховку. Тренер поддерживал меня руками. А потом я начал делать сальто сам. К этому прыжку я шел года два. За полгода до тех соревнований на тренировках я уже стабильно выполнял тройное сальто.

Стремительная карьера: «Советская тренерская школа была лучшей в мире»

С того рекордного дня прошло 40 лет, но Вадим Биндлер до сих пор помнит его в деталях. Юного спортсмена сразу же включили в сборную СССР. В том же году он попал на чемпионат мира, правда, пока еще в запасной состав. Спортивная карьера развивалась стремительно, и тройное сальто было далеко не единственным сложным трюком, который нужно было выполнять на соревнованиях. Вадим Биндлер неоднократно побеждал на чемпионатах СССР и Европы, а в 1980-м стал абсолютным чемпионом мира.

- Я очень горжусь тем, что мне удалось сделать. Считаю, что советская тренерская школа была самой лучшей в мире. Во-первых, спорт воспринимался серьезно, никто в спортивную школу не мог прийти просто так с улицы. Во-вторых, все тренеры, как правило, имели высшее образование. И была очень серьезная научная поддержка: специалисты писали огромное количество диссертаций на спортивные темы. Мы много работали, были настоящими профессионалами, тренировались по 36 часов в неделю.

В 83-м году, в 25-летнем возрасте, Вадим Биндлер завершил спортивную карьеру. Раннее прощание с большим спортом рекордсмен объясняет просто: его показатели стали ухудшаться. В любом деле, считает заслуженный спортсмен, важно принимать правильные решения в правильный момент. Одно из таких решений касалось эмиграции.

Два года душевных метаний

Во второй половине 80-х, как и многие бывшие спортсмены, Вадим Биндлер работал тренером. Материально обижен не был. По его словам, в то время спортсменам и тренерам платили достаточно – никто не жаловался. С супругой Ириной он жил в собственной 1-комнатной квартире на главном проспекте Минска (Вадим по привычке называет его Ленина). Работа нравилась. Вадиму даже удалось приложить руку к восхождению звезды Виталия Щербо, которому тренер помогал в акробатических упражнениях. Идеальный мир разрушала лишь одна деталь. Как и другие евреи, рекордсмен ощущал на себе дыхание антисемитизма. «Этот вопрос висел в воздухе. И это была моя причина».

Перед отъездом долго терзал себя сомнениями: принимал решение уехать, потом его откладывал. На душевные метания ушло 2 года. Больше всего минчанина беспокоил страх неизвестности. В БССР оставались родители – его и супруги. Покидая страну, евреи лишались советского гражданства, и дороги назад у них не было.

 - Мы с самого начала понимали, что эмиграция – нелегкое дело. Если кто-то скажет, что это ерунда, я ему не поверю. Только когда окончательное решение было принято, мне стало легче на душе. А вот жена уезжала тяжело. Она была единственным ребенком в семье, и ей было трудно психологически. Но она меня все равно поддержала.

Мечтали об Австралии, официально уезжали в Израиль, а поехали в США

Как и другие евреи, официально супруги уезжали в Израиль, но в плане тренерской работы это был не лучший вариант. Вадим Биндлер предполагал, что со спортом там дела обстоят далеко не лучшим образом, поскольку, считал он, бюджетные деньги тратились в основном на оборону.Поначалу он засматривался в сторону Австралии, где мечтал жить еще со времен школы. Он был в этой стране в 1975 году со сборной СССР и остался под впечатлением. Но чтобы попасть в Австралию, нужно было найти спонсора, чего Вадим сделать не успел. И остановил свой выбор на Америке, где большая часть спортивных школ находилась в частных руках. Минчанин был уверен, что рано или поздно сможет найти там работу.

На соревнованиях в Австралии

Из Минска Биндлеры сначала уехали в Австрию, которая стала для них «перевалочным пунктом», оттуда – в Италию, и только потом – в Америку. Такой путь вынуждены были проделывать все советские евреи, эмигрирующие в США, поскольку прямых рейсов в то время еще не было. В Балтиморе (штат Мэриленд) супругов встретили дальние родственники, которые помогли снять квартиру. С этого момента, выражаясь словами спортсмена, началась «борьба за выживание».

- Когда мы приехали, на каждого из нас было по два чемодана (это все, что нам разрешено было привезти). И долг, который надо было выплачивать за то время, что мы прожили в Австрии и Италии. Помощь от еврейских организаций была, и мы с женой очень благодарны за это. Но я хочу, чтобы вы понимали: это всего лишь помощь, тебе просто не дают умереть с голода. А чтобы нормально жить, нужно впрягаться, работать и отдавать долги.

Первые полгода чемпион мира «закрывал дырки в расписании»

Свою первую работу Вадим нашел уже через месяц после приезда. Первые полгода абсолютный чемпион мира и рекордсмен Книги рекордов Гиннесса, как выражался его директор, «закрывал дырки в расписании». И только потом, мало-мальски обосновавшись в Америке, эмигрант начал поиски более удачного места – с лучшим спортивным залом и большей зарплатой. Все предыдущие заслуги и регалии в США, по мнению Биндлера, имеют значение только в первые 5 минут знакомства. А потом – надо работать, и работать хорошо.

- Когда я представлялся, показывал свое резюме, где было написано, что я чемпион мира, мною восхищались. Знаете, как это бывает у американцев, жали руку. Но потом оценивали, как ты говоришь по-английски, как ты работаешь с детьми. Я видел не одного и не двух заслуженных тренеров, которые приезжали в Америку, начинали тренировать большие команды по 50 человек, и через год у них не оставалось никого. Поверьте, мои предыдущие заслуги в Америке остались в прошлом.

По словам Вадима Биндлера, он хоть сам к тому не стремился, но в определенное время стал одним из лучших тренеров в США. Некоторые его воспитанники даже выезжали на чемпионат мира.

А вот супруге Вадима пришлось гораздо тяжелее. Сначала она устроилась по специальности – инженером-электриком. Но приезд эмигрантов как раз совпал с рецессией в экономике США, и такие компании закрывались одна за другой. Ирина Биндлер попала под несколько сокращений и поняла, что инженером работать в Америке не получится. Какое-то время делала маникюр, а потом закончила курсы для работников страховых компаний в медицине. И с тех пор работает в этой сфере.

Минуты слабости: «Мы просто сжимали зубы и шли дальше»

Супругам повезло, что знание языка у них со старта было лучшим, чем у большинства эмигрантов. Мать Ирины работала в Беларуси преподавателем английского языка. К отъезду дочери и зятя она подошла по-деловому и стала для них отличным репетитором.

- Я мог сказать практически все, что мне надо. Но понять, что тебе говорят в ответ, было проблематично. Все сливалось в одно бесконечное слово, и разобрать это было невозможно. Но я начал работать над собой. Не обижался, не злился, не раздражался, а просто старался говорить, как американцы. С самого начала попросил своих учеников исправлять мои ошибки. И это была самая лучшая школа. Мы до сих пор с женой продолжаем учить язык, потому что владеем им далеко не в совершенстве.

Несмотря  на несовершенный язык, считает Биндлер, американцы всегда терпеливо относятся к иностранцам.

- Они сами бывшие эмигранты и никогда не будут смеяться над тобой, если ты что-то не так сказал или сделал. Это очень дружественные люди. Конечно, и у нас бывали минуты слабости, но мы просто сжимали зубы и шли дальше. Несмотря на все трудности, когда я получил свой первый чек, понял, что это моя страна, что я смогу обеспечить жизнь себе и моей жене.

С супругой Ириной

Что удивило и что расстроило?

Помимо внушительных зарплат и обилия продуктов в магазинах, эмигрантов удивило немало других вещей. Например, постоянный шум сирен в центре города – полицейских машин, пожарных, скорой помощи.

«Если человек позвонит и скажет, что у него болит сердце, скорая приедет к нему в считанные минуты. Медицина очень высокого качества. И если ты работаешь, обходятся эти услуги недорого. Большую часть страховки платит твой босс».

Еще одним шоком для Биндлеров стало количество инвалидов на улицах города, в библиотеках, музеях, ресторанах. «В Советском Союзе мы не видели инвалидов, потому что все они сидели дома. А здесь они живут настоящей полной жизнью, и это приятно удивило».

Также эмигранта впечатлило огромное число усыновленных детей в Америке, из самых разных стран. «Даже если в семье уже есть дети, американцы все равно могут усыновить или удочерить ребенка. В них очень развито чувство сострадания и сочувствия».

Но есть у американцев и неприятные черты, привыкнуть к которым Вадиму Биндлеру было тяжело. По его мнению, они чересчур рьяно защищают свою частную жизнь. «Например, если ты пришел кому-то что-то передать, тебя встретят на пороге, откроют дверь, спросят как дела, но чаще всего даже не пригласят в дом. В отличие от нас американцы живут в своей скорлупе».

До сих пор эмигранта выбивает из колеи американская непунктуальность. С момента эмиграции заслуженного спортсмена прошло много лет, но это до сих пор его расстраивает.

Гонка за деньгами: «Мы принципиально в этом не участвуем»

В работе американцы задают очень высокий темп. Многие включаются в эту гонку, считает Вадим, и не могут остановиться даже на выходные дни и во время отпуска.

- Тут каждый выбирает для себя сам. Мы, например, с женой мыслим по-другому. Летом в добавление к основному отпуску я беру еще несколько недель за свой счет. Мы принципиально не участвуем в этой гонке. Еще в Советском Союзе я считал, что жизнь – это не только работа. Но мы в меньшинстве. Например,  у менеджеров  в серьезных компаниях нет другого выхода. Такой здесь lifestyle.

Не пошли на поводу у моды супруги Биндлеры и в вопросе жилья. В отличие от большинства американцев, они отказались от идеи собственного дома и купили квартиру. «Многие хотят, чтобы у них было все самое лучшее. Мы с женой в этом плане оказались одинаковыми. Мы не гонимся за другими и живем так, как хотим».

Спорт в СССР и США: «Здесь даже раздевалок у детей нет»

Сегодня Вадим Биндлер работает в одной из частных спортивных школ в спокойном для себя ритме. Это третье место работы тренера в США. 10 часов в неделю Вадим занимается с обычными ребятами и 20 часов – тренирует детей, которые выступают на соревнованиях. Совсем как в Советском Союзе.

- Разница состоит лишь в том, что если мы тренировались около 30 часов, то мои ребята – максимум 10 часов в неделю. Они сегодня очень загружены. Помимо гимнастики и акробатики, у американских детей множество других увлечений. Они одновременно занимаются двумя или даже тремя видами спорта, играют в музыкальных группах, поют в хорах. И отношение к занятиям у них другое. Ведь это они платят деньги, то есть заказывают музыку.

В свое время тренер из СССР был немало удивлен, как несерьезно в США относятся к акробатической подготовке.

- Я вспоминаю, как это было в Минске. У нас был замечательный зал с хорошим оборудованием. Каждый день влажная уборка. Вверху тебе и врач, и физиотерапия, и массажный кабинет.  Раздевалки, души. Здесь даже раздевалок в большинстве своем нет. Ребят выкидывают из машины родители, они уже переодеты и сразу идут тренироваться. И после занятий тут же прыгают опять в машину. Вот это был для меня шок. Хотя само оборудование в залах очень хорошее.

Зато радует отношение к оздоровительной физкультуре. «Иногда в выходные на улицах так много бегающих трусцой и велосипедистов, что автомобилисты вынуждены снижать скорость». Сам Вадим для поддержания формы предпочитает фитнес-клуб, куда он ходит дважды в неделю.  

«Иногда рассматриваю фотографии Минска. С интересом, но без тоски»

Отпуска и выходные Вадим Биндлер старается проводить активно. Сбылась его школьная мечта – он всегда хотел много путешествовать. С супругой они исколесили всю Америку и Канаду. Часто бывают в Израиле, куда ездят навестить мать Вадима, также эмигрировавшую из Советского Союза. На родине у известного спортсмена сегодня почти никого не осталось. Поэтому о Беларуси сегодня он знает немного.

- Иногда захожу на белорусские сайты, читаю спортивные газеты, внимательно следил, кстати, за Олимпиадой. Поздравляю белорусов с успешным выступлением. Люблю посмотреть фотографии Минска, пару лет назад совершил виртуальное путешествие на трамвае. Проехал мимо своего бывшего дома на Востоке. Но все это без тоски, с интересом. Я просто люблю Минск. А за политической ситуацией не слежу. Зачем мне следить? Моя страна сегодня – это Америка.

Автор: Светлана Белоус / Фото: из личного архива Вадима Биндлера, TUT.BY

Оригинал текста

РЕЙТИНГ +23

Свежие записи в блоге

29 ноября 05:39
«Как эти дурачки могут искренне переживать?» Чем белорусская интеллигенция огорчает человека, влюбленного в наш спорт

2 ноября 18:22
Небывалое дело: Уткин пишет про Гончаренко – и нахваливает его

3 октября 18:59
«Счёт 9:8 намного лучше, чем 1:0». Человек, менявший хоккей в Швеции

26 сентября 13:53
«Это мечта, на которую нужно работать». История брестчанки в профессиональном регби

15 августа 10:59
«Я тот, кто решает проблемы». Кого позвала Азаренко, чтобы отвоевать сына у бойфренда

22 июня 18:06
«Когда появляется жена, белорус заканчивает играть». Агент Валерий Исаев – о футболе и не только

11 июня 06:47
Одинокий Роналду. Климу из Бобруйска закон запрещает играть в футбол с пацанами

8 июня 13:03
Ольга Глеб: «Мы расширили собственное производство»

23 мая 13:22
Развітанне Уладзіміра Някляева з шахматыстам і сябрам Віктарам Купрэйчыкам

22 мая 16:27
Как воспитанник «Лидса» потерял ногу и оказался в Беларуси

Сегодня родились

Лучшие материалы