Реклама 18+
    Реклама 18+
    Реклама 18+
    Реклама 18+
    Блог Хорошие тексты

    Владимир Новицкий: «Что ж он засыпает, куда делись его эмоции?»

    Поклонники спорта ни с каким другим его голос не спутают. Одни являются почитателями его манеры комментирования, другие – настоящими ненавистниками. Однако среди них совершенно точно нет равнодушных к таланту Владимира Новицкого. 8 мая мэтр спортивной журналистики отпраздновал 60-летний юбилей. Накануне дня рождения Владимир Николаевич рассказал TUT.BY, почему белорусскоязычные репортажи не востребованы на телевидении, почему он верит в хоккейную команду под руководством Глена Хэнлона, о первой машине, своем уязвимом месте, пенсии, а также много чего еще занимательного. Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY  

    «Звание заслуженного деятеля культуры позволит получить надбавку к пенсии»

    – За день до старта чемпионата мира у вас день рождения, да еще и юбилей – 60 лет!

    – Ну вот, и вы мне напоминаете о том, сколько невероятно много лет мне исполняется… Будем праздновать уже после окончания турнира. Пришлось дать отбой друзьям и родственникам, в том числе и из дальнего зарубежья, которые хотели прилететь 8 мая. Уже на 9 мая у меня запланированы две программы.

    – Насколько значима для вас очередная юбилейная дата?

    – Вот когда доберетесь до такой цифры, сами почувствуете.

    – В интервью накануне 50-летия вы заметили, что еще рано почивать на лаврах, что вам до пенсии еще целых 10 лет. Что, по-вашему, вместилось в эти 10 лет в профессиональном смысле?

    – Пришло осознание того, как с каждым годом остается все меньше времени для того, чтобы заниматься любимым делом.

    – В Беларуси людей, достигших пенсионного возраста, часто «просят». Вам есть чего бояться?

    – От даты рождения в паспорте никуда не денешься. Но хочется верить, что люди, с которыми мне приходится общаться, да и многочисленные телезрители, ощущают, что мне по-прежнему хочется что-то доказывать, что-то еще успеть сделать. Как это пафосно ни звучит, но своих лет не чувствую! Не буду говорить, на сколько оцениваю внутреннее состояние, но отнюдь не на 60. А контракт у меня до 30 декабря этого года. Что будет дальше, поживем – увидим.

    – Вы ведь заслуженный деятель культуры страны. Какие-то преимущества это звание дает?

    – Недавно узнал, что оно позволит получить надбавку к пенсии. Сама по себе эта государственная награда мне очень дорога. Значит, то, что я делал все эти годы в спортивной журналистике, сыграло какую–то роль в развитии культуры страны.Возвращаясь к хоккею, приятно вспоминать чемпионат мира 2006 года в Риге. И не только потому, что сборная Беларуси добилась там самого высокого достижения на мировых форумах, заняв 6-е место. Там президент ИИХФ Рене Фазел вручил мне почетную награду Международной федерации хоккея и Международной ассоциации спортивной прессы. Я стал первым (и пока единственным) из белорусских журналистов ее обладателем.

    – Вы помните свой первый хоккейный чемпионат?

    – 1996 год, Эйндховен. Причем, еще не элитный дивизион. Пробиться в класс сильнейших нам тогда не удалось, белорусские болельщики со стажем до сих пор помнят, как судьи, мягко говоря, не очень-то нам благоволили.  Каждый чемпионат мира для меня прежде всего – работа, работа и еще раз работа. Считаю необходимым тщательно готовиться к каждому репортажу. Поэтому местных прелестей или экзотики во время командировок, как правило, вкусить не доводилось. Где-то организация турнира и работы для прессы была лучше, где-то – хуже. А так все – проза, рабочие будни. Разве что в Квебеке атмосфера чемпионата чувствовалась сильнее. Все-таки родина хоккея добавила турниру особых красок. Квебек – колоритное, живописное место, кусочек Франции на территории Северной Америки.

    – В чем заключается принципиальное отличие в вашей работе на домашнем чемпионате мира от предыдущего опыта?

    – Это будут не только комментарии матчей. В «Минск-Арене» оборудована студия, из которой мы уже вели прямые эфиры с нескольких домашних матчей минского «Динамо» в КХЛ. Мы с коллегами будем вести оттуда программы. Например, 9 мая в 16.45 стартует первый матч Россия – Швейцария, а наша студия начнет работать за 45 минут, в 16.00. Затем будем выходить в эфир во время перерывов между периодами и после окончания поединка. В студии помимо ведущего будут находиться эксперты. Подготовим различные видеосюжеты, в которых расскажем в числе прочего о событиях вокруг чемпионата мира, будут материалы, посвященные командам-участницам. Эти превью, если можно их так назвать, будут делать четыре творческие группы. 

    «Насри в штрафной, Насри возле ворот, Насри возле углового флажка»

    – Звезды шоу-бизнеса вынуждены меняться, потому меняется и их аудитория. Причем трансформируется не только репертуар отдельных исполнителей, но даже стиль. Ваша аудитория ведь тоже становится другой – более молодой, технологичной…

    – Конечно, сейчас все не так, как было в 80-е или 90-е годы. Тогда и комментаторов на белорусском телевидении было раз-два и обчелся. Теперь их гораздо больше, одному зрителю нравится Иванов, другому Петров. И это абсолютно нормально, поскольку все мы разные. У нас разные пристрастия в музыке, театре, литературе. Это не тот случай, когда леденец нравится всем только потому, что он сладкий.  У каждого разные критерии и ожидания и по отношению к спортивным комментаторам. С учетом того, что меняется аудитория, стараюсь до минимума свести в репортажах факты, которые любой может найти на русскоязычных сайтах. Мой английский позволяет раскопать что-то интересное на зарубежных ресурсах. Есть рядом люди, которые помогают перевести с французского, немецкого, испанского, португальского.

    – Характеристика вашего первого репортажа была такой: «Оценка скорее положительная, правда, мне сказали, что пауз вообще не было»…

    – Было бы странно, если бы в репортаже 1981 года и нынешнем не было различий. В то время тактика и стратегия спортивного репортажа были другими. К примеру, Николай Николаевич Озеров – кумир целых поколений. Его эмоциональная, многословная, артистичная манера была образцом для многих комментаторов, он был живой легендой! В начале 80-х еще только-только пробивались ростки понимания того, что комментатор может быть другим. К примеру, пришел на центральное телевидение глубокоуважаемый мною Владимир Перетурин, у которого в репортажах хватало иронии и самоиронии, шуток, причем порой – на грани фола. И если сначала стиль Перетурина казался вычурным, то потом… Вспоминаю, как во время одного из матчей футболист раз за разом лупил в установленный за воротами рекламный щит телевизора «Славутич». И тогда Перетурин обронил что-то вроде: «Елки–палки, у него, наверное, проблемы с этим телевизором, раз он вымещает на этом щите свою злость!». Это один из примеров того, как на смену академической манере комментария приходила другая.  И я рос под влиянием репортажей Озерова, считал его своим учителем. Но со временем меняются взгляды на многие вещи. Это касается и того, что зрители стали упрекать комментаторов: дескать, мы не только слушаем, но еще и сами видим телекартинку. И здесь другая грань извечного спора. Часть болельщиков считает, что комментатор нужен им только как фотограф – мяч направо, мяч налево. А интересные факты, статистический экскурс – да ну его, только отвлекает! Другая же, не менее многочисленная и не менее уважаемая часть аудитории, реагирует по-другому: «Ну что ты, как тот чукча – что вижу, то пою». Им подавай аналитику, или то, что раскопал интересное об игроке. Разве можно угодить всем? Начал искать «золотую середину»… 

    – Футболиста «Манчестер Сити» Самира Насри вы называете только по имени. За что ему такое почтение?

    – И ведь кто-то из болельщиков на форуме меня за это клюет! Ну а что в этом плохого? Тем более что я несколько раз объяснил, почему так называю этого игрока. Говорил ведь, что, учитывая, что возле экранов телевизоров дети, буду называть его просто Самир. Ну разве лучше говорить – Насри в штрафной площади, Насри возле ворот, Насри возле углового флажка? Почему, называя многих азиатских спортсменов (уважаю их, но из песни слов не выкинешь!), чьи фамилии неблагозвучны для славянского уха, комментаторы или гласную в середине меняют, или какие-то буквы в начале или конце добавляют? 

    – Вас действительно настолько сильно волнует, что о вас подумают или напишут на форумах?

    – Мне, конечно, не все равно, что думают обо мне люди. Не потому, что хочется быть лучше, чем я есть. Понимаю, что не лишен недостатков, как и все мы. Наверное, я излишне восприимчив к несправедливым, как мне кажется, претензиям. Особенно, когда возразить нет никакой возможности!

    – Когда в последний раз вам поступало предложение о переезде в Москву?

    – Серьезные предложения делали лет 8-10 назад. Может быть, в свое время и зря не хватило решительности… Были хорошие контакты с коллегами из России, кто-то из них сейчас большой руководитель. На Олимпиаде в Сочи заходил разговор, но я ответил, что уже, наверное, поздно резко что-то менять. Да и жизнь свою вне Беларуси представляю с трудом.

    – Насколько обеспеченным человеком вы себя чувствуете?

    – Ну, первую машину купил лет 8 назад.

    – Копили на автомобиль или его покупка была спонтанным решением?

    – Права получил еще в Бресте по окончании средней школы. У нас было автодело, сдал на права шофера-профессионала третьего класса, безумно нравилось ездить на машине. Но долгое время на авто не было денег.

    – Ваш первый автомобиль?

    – Renault Megane Scenic, «семилетка». Сейчас езжу на Mitsubishi Lancer.

    – В процентном соотношении чему вы больше уделяете времени – работе в эфире или, ввиду того, что Вы очень популярны, проведению корпоративов, где вы всегда желанный гость?

    – Спасибо за оценку моей популярности. Но я не назвал бы те мероприятия, на которые меня чаще всего приглашают, корпоративами. Часто зовут на различные спортивные конкурсы, соревнования, например, детский турнир «Снежный снайпер», матчи хоккейной команды президента страны, решающие поединки НХЛ (Ночной хоккейной лиги).  Кстати, не так давно позвонили из Академии управления: «К нам приходит Саша Глеб. Поможете провести его встречу со студентами?» Ну разве я мог сказать «нет»? Это было незадолго до его отъезда в турецкий «Коньяспор». 

    «Помню, как шел в метро и слышу за спиной: «О, смотри, у адзiн дотык пайшоў!»

    – В прежние времена в спортивных репортажах гораздо чаще звучал белорусский язык. Нам кажется, что вы человек в своей сфере довольно влиятельный и вам под силу вернуть его в эфир. Чувствуете ли вы в себе такую потребность?

    – Насчет влиятельности, спасибо, конечно, но не будем преувеличивать. Шчыра кажучы, гэта пытанне мяне вельмi турбуе. I ўнутры часам адчуваю непаразуменне самога с сабой. Мабыць, маладое пакаленне не паверыць, але ж сапраўды быў час, калi абсалютна ўсе рэпартажы – футбольныя, хакейныя – вялiся выключна па-беларуску. I я ганаруся тым, што, даруйце за нясцiпласць, распрацоўваў хакейную тэрмiналогiю на матчынай мове. Зразумела, з дапамогай добрых людзей.  Никто раньше не называл игру в одно касание «гульня ў адзiн дотык», или положение вне игры – «становiшча па-за гульней». Помню, как шел в метро и слышу за спиной: «О, смотри, у адзiн дотык пайшоў!». «Злавiў шайбу ў пастку». И все это со смешками и матерком небольшим. Ну, что тут поделать? Это издержки того, что люди не приучены к белорусскому языку, и обычные слова или сочетания могут звучать для них необычно.  Вяртаючыся да беларускай мовы ў эфiры… У тыя часы, калi я часцей наведваў розныя нашы гарады, ездзiў на матчы футбольнага чэмпиянату, да мяне падыходзiлi шмат людзей. I прыкладна 8 з 10 пыталiся: «Спадар Навiцкi, якую мову вы чуеце вакол вас – на пошце, у краме, у метро? Я адказваў шчыра: рускую. Наступны пасыл быў такi: калi вы вядзеце рэпартажы па-руску, у вас шмат што атрымлiваеццца, мы вам удзячны и гэтак далей. Калi вы вядзеце па-беларуску, мы выключаем гук. Пры гэтым яны казалi, што разумеюць: беларуская мова павiнна жыць, гучаць на вулiцах гарадоў. Але мова пад прымусам (а гэта, на iх думку, i тое, калi тэлерэпартажы iдуць толькi па-беларуску) не ўспрымаецца.Но для меня здесь очевидно противоречие. Это же как в извечном споре о том, что первично – яйцо или курица. Ведь если не будем говорить по-белорусски с телеэкранов, еще позже наступит то время, когда белорусская речь зазвучит повсеместно.  И вы, и болельщики были свидетелями, что я пытался изменить ситуацию, когда еще не так давно часть репортажей вел по-белорусски. Причем старался процент белорусского языка в репортаже все увеличивать. Но… Помните скандальный матч БАТЭ в Гомеле в начале позапрошлого сезона, когда после жестов одного из игроков перед скамейкой запасных соперников вспыхнул конфликт между представителями команд? Так вот, тот репортаж я на 40 процентов, наверное, провел по-белорусски. А через день на уровне дирекции спортивного вещания появилось письменное распоряжение, где было написано, что «в целях сохранения целостности обоих государственных языков» в ходе одного репортажа запрещается переходить с одного языка на другой.

    Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY 

    Хотя мне и сейчас кажется, что этот способ постепенно приучать зрителя к белорусскому языку имеет право на жизнь. Нельзя это делать из-под палки, вызывать ненужный протест.

    – Матчи чемпионата страны по футболу и даже поединки Лиги чемпионов ваш коллега Павел Баранов комментирует на белорусском языке. Думаете, зрители выключают звук?

    – Не знаю. Но уважаю гражданскую позицию Павла Баранова, который считает, что так надо, что это правильно.

    «Говорили, что получилось здорово то, как мы вместе с президентом отработали в эфире»

    – Вы трепетно относитесь к белорусскому языку, хотя, наверное, нельзя сказать, что для вас он родной…

    – Беларускую мову я пачаў вывучаць у 27 гадоў. Мой бацька быу вайскоўцам, i мы жылi ў вайсковых гарадках. А савецкiя законы былi такiмi, што дзецi ваенных выслабанялiся ў школе ад вывучэння беларускай мовы. Але, парадокс – трэба было вывучаць беларускую лiтаратуру, прычым, на мове арыгiнала.  Когда в 1981 году я пришел на должность администратора (по сути дела – курьера) на белорусское телевидение, ни слова не знал по-белорусски. Когда захотел попробовать себя в роли журналиста, был поставлен перед фактом – необходимо знать белорусский язык. Устроился на работу в мае, и у меня было две недели на то, чтобы успеть подать документы на заочное отделение журфака БГУ. Подал. Мiкола Рыгоравiч Каваленка (цудоўны выкладчык, зараз яго ўжо няма сярод нас) шмат мне дапамог. Былi i iншыя людзi, якiя таксама паспрыялi авалодаць беларускай мовай. Спачатку гэта было «трэба». Хочаш працаваць – вывучай. А потым спадабалася, асэнсаваў, як гэта добра i цудоўна, што авалодаў беларускай мовай, навучыўся бегла и легка размаўляць на ёй.

    – Сколько вам потребовалось времени, чтобы овладеть белорусским языком?

    – Точно не помню, но немного. Просто стал активно читать белорусские газеты, книги. Моя жена Светлана закончила иняз, у нее были свои методики, с помощью которых она мне помогла. Дома разговаривали с ней только по-белорусски… Так что если кто-то сомневается, что выучить белорусский язык реально, поспешу заверить, что при желании это не займет много времени. 

    – Смена профессии была тогда сопряжена и с другими трудностями. Однажды вы признались, что катастрофически не хватало денег и жена занялась вязанием, чтобы пополнить семейный бюджет…

    – Да, жена вязала, шила, делала переводы еще тогда, когда я получал 110 рублей, будучи инженером. Но смена профессии (инженера на комментатора) произошла не из-за денег. Тут было не материальное начало, скорее моральное. Ведь когда был инженером, шел на работу без энтузиазма.  Жена меня поддержала. Повезло и с тем, что письмо в спортивную дирекцию, в котором я как эрудированный болельщик изложил свое видение того, как можно сделать лучше и интереснее репортажи, не отправили в корзину. Там на меня не посмотрели как на очередного графомана и дали шанс. Год работал на радио, что безумно нравилось. Это была потрясающая школа! Поэтому мне очень жаль, что сейчас у нас нет футбольных и хоккейных радиорепортажей. Убежден, что у части аудитории этот вариант был бы востребован. Работая на радио, познакомился со многими выдающимися спортсменами. Одним из первых материалов на радио стала беседа с тогда еще юным гимнастом Виталиком Щербо. Причем в его карьере это тоже было одно из первых интервью. 

    – У вас были самые разные собеседники в эфире во время спортивных репортажей. И одним из самых «больших людей» совершенно точно был Александр Лукашенко. Президент страны помогал вам в ходе хоккейного матча на Олимпиаде в Нагано. Когда вы узнали, что глава государства окажется с вами у микрофона?

    – Мне подумалось, что будет интересно, если в спортивном эфире прозвучит президент, известный своими спортивными пристрастиями. Александр Григорьевич любезно согласился… Говорили, что получилось здорово! 

    – По-вашему, Беларусь – страна хоккейная или футбольная? 3 мая череду открытий ледовых дворцов топ-уровня прервала презентация футбольного стадиона в Борисове, в ходе которой президент признался в том, что по профессии он футболист.

    – Сколько голов, столько и мнений. Многие люди среднего и старшего поколений скажут, что, скорее, футбольная, памятуя об успехах минского «Динамо» в чемпионате СССР и еврокубках. Мне абсолютно одинаково комфортно работать и на футболе, и на хоккее, комментирую эти виды много лет.  Затрудняюсь дать ответ на вопрос, хоккейная или футбольная страна Беларусь. Традиций вроде больше у футбола, но успехи на международной арене на уровне сборных у хоккея весомее. Что брать за критерий оценки? Доступность? Сомневаюсь, что это правильно. Вот Бразилия – все знают, что футбольная. Канада – любой скажет, что хоккейная. 

    «Включаю олимпийский матч Беларусь – Швеция, а жена шутит: «Опять пошел общаться с умным человеком!»

    – Во время одного из самых знаменитых ваших репортажей, с матча Беларусь – Швеция на Олимпиаде в Солт-Лейк Сити, вы говорили о магии цифр – 20.02.2002. Сейчас уже всем понятно, какое значение имеет этот матч в истории белорусского хоккея. А какое место он занимает в вашей собственной биографии?

    – Одно из самых заметных. Чертовски приятно, что хоть в какой-то мере был причастен к этому сумасшедшему, невероятному результату. И когда хандра накрывает – включаю эту запись. И не потому что, как шутит жена: «Опять пошел общаться с умным человеком!». Просто когда еще раз переживаешь те моменты, как-то веселее на душе становится.   Помню, когда мы вернулись с арены в наш офис в международном телерадиовещательном центре, увидели человек двадцать стоят с телекамерами. Представители разных компаний хотели, чтобы я сымитировал, что говорил в те секунды, как кричал во время репортажа. Дублей 10-15 им исполнил. Помню, они еще просили перевести на английский. Но как эти чувства переведешь?! И хотя какое-то время уже прошло после эфира, эмоции еще не остыли, и я с радостью помог коллегам.  Из белорусских журналистов, работавших на той Олимпиаде, почти никто не верил, что мы можем обыграть шведов, а потому коллеги отправились на параллельно проходившую биатлонную гонку…

    – Какие еще матчи могут сравниться по эмоциям?

    – Я – холерик. Хотя порой хочется показать, что могу быть разным. И какие–то репортажи провел уж в совсем спокойной манере. Недовольные, конечно, были: «Ну что ж он засыпает, куда делись его эмоции?». Ребята, я могу быть разным, как и вы!  А если вспоминать другие эмоциональные репортажи, то назову футбольный матч Беларусь – Голландия в 1995 году, когда Сережа Герасимец забил. Еще отмечу матч футболистов минского «Динамо» в 1/8 финала Кубка Кубков в городе кинофестивалей Сан-Себастьян против «Реал-Сосьедада» в октябре 1987 года. Этот матч, кстати, комментировал для Центрального телевидения Советского Союза. На трибунах находился в самой гуще болельщиков. Я, между прочим, очень люблю, когда комментаторская позиция рядом со зрителями. Совсем другие ощущения!  Так вот, в Сан-Себастьяне, кажется, мое место даже никакими флажками отмечено не было. И справа, и слева сидели не коллеги-комментаторы, а горячие фанаты-испанцы. Во время репортажа они сразу разобрались, что я не свой, речь ведь незнакомая. Веселились, предлагали вино… А я им: «Ребята, я ж на работе!».

    – Матч со шведами – единственный, который вы пересматриваете, чтобы поднять себе настроение?

    – Его смотрю чаще всего. Но футбольный Беларусь – Голландия у меня тоже есть. Сохранил и репортажи на белорусском языке, которые иногда просматриваю. Конечно, сейчас кажется, что многое делал бы по-другому.

    – У нынешнего наставника белорусской сборной по хоккею Глена Хэнлона день рождения – 20 февраля, в день нашей победы над шведами…

    – И с ним мы не раз об этом говорили. Он помнит, что в Солт-Лейк-Сити белорусы выиграли в его день рождения. А когда я обратил его внимание на магию цифр 20.02.2002, которые одинаково читаются справа налево и слева направо, он воскликнул: «Mr. Ice-Hockey, it`s very interesting!».  А вообще эту тему я в одном из репортажей обыгрывал. Возможно, на чемпионате мира в 2006 году в Риге, где у нас под руководством Хэнлона так хорошо все сложилось. Сказал тогда, что, наверное, небесам было угодно, чтобы нашу сборную возглавил тренер, родившийся в 20-й февральский день.  

    «Даже и мысли не допускаю, что хоккейная сборная выступит хуже, чем на трех предыдущих чемпионатах»

    – Чемпионат стартует в важный для белорусской истории день – 9 мая. Причем нашей команде предстоит сыграть со сборной США. Соединенные Штаты долгое время противопоставлялись советской системе. Да и теперь между нашими странами непростые политические отношения. Можно ли сказать, что это будет битва не только спортивная, но и идеологическая?

    – Не вижу тут идеологической подоплеки. Возможно, тема США сейчас больше на устах из-за событий в Украине, к которым у разных людей отношение разное.

    – Украинские события меняют отношение белорусов и к другой стороне противостояния – России. Читатели на интернет-форумах неожиданно единодушно и резко негативно высказались о желании болельщиков сборной России в день открытия чемпионата мира пройти организованной колонной по улицам Минска в честь Дня победы…

    – Каждый имеет право оценивать ту или иную ситуацию. И лично я ничего плохого в идее российских болельщиков не вижу. Ведь если смотреть в корень, то главное здесь – память о жертвах войны, посвящение Дню Победы. Мои папа и мама были участниками войны, поэтому 9 Мая для меня не просто праздничный день, это – святое…

    – В свете последних событий многие белорусы восприняли инициативу россиян пройти организованной колонной в первую очередь не как желание почтить память героев Великой отечественной войны, а как желание выделить себя.

    – Каждый видит то, что хочет. На мой взгляд, вряд ли за этим стоит некий шовинизм. Даже не хочу мысли такой допускать.

    – Чего вы ждете от белорусской сборной на чемпионате мира? В восьми спаррингах накануне первенства мы проиграли четыре раза…

    – История знает море случаев, когда команды становились чемпионами мира по товарищеским матчам, а потом пар выходил, и когда наступало время официальных встреч, куда что девалось.  Никогда не придавал большого значения результатам спаррингов. Тем более, если посмотреть составы, в которых сборная проводила поединки Евровызова… На чемпионате мира у нашей команды будет иной состав. Сейчас вот кое-кто считает, что в февральских матчах с поляками и итальянцами мы не имели права проигрывать. Но ведь и в Польше, и в Италии хоккей в последние годы интенсивно развивается. И сейчас это уже не мальчики для битья. Тем более, если играть против них не самым оптимальным составом.Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY 

    Что касается ожиданий от чемпионата мира, то у меня сдержанный оптимизм. Верю в Хэнлона. И те, кто внимательно следит за трансляциями, подтвердят, что еще два-три года назад, когда ничего о возвращении Хэнлона не было слышно, я в репортажах говорил, что в свое время зря махнули шашкой и пустили под нож курицу, которая несла золотые яйца. Кстати, с Хэнлоном часто общаемся. И когда ему рассказал, что многие люди в Беларуси, в том числе и я, жалели о том, что Глену пришлось тогда уехать из Минска, и привел поговорку о пресловутой курице, Хэнлон не очень хорошо воспринял сравнение. «Нет-нет, я не chicken!». То бишь, не курица, не цыпленок. Возвращаясь к нашему чемпионату мира, скажу, что считаю Хэнлона замечательным психологом, мотиватором. Не случайно ни один из десятков белорусских хоккеистов, игравших под его руководством, даже когда Глен перестал быть главным тренером, не высказался о канадце негативно. И бывшие, и нынешние игроки в восторге от той ауры, семейного, душевного микроклимата, которые царят в сборной. Мы все понимаем, как важно, чтобы не было подводных течений, выяснения отношений. Игроки нормально отзываются и о профессиональных качествах Хэнлона – о том, как он умеет объяснить и донести свои требования по тактике, по организации игры. Уж в отсутствии игровой дисциплины или проявлениях анархии команду Хэнлона прежде упрекнуть было точно нельзя. Важны и взаимоотношения с игроками, которые строятся отнюдь не по принципу «Я – начальник, ты – дурак». 

    – Думаете, он зря связался с минским «Динамо» в 2009 году?

    – Убежден, что слова Хэнлона о том, как ему нравится жить и работать в Беларуси, симпатичны наши люди, игроки, их отношение к делу – это не популизм и не желание заработать дешевые висты. Уверен, что ключевым фактором того решения принять минское «Динамо» в 2009 году были не деньги, а желание помочь нашему хоккею и белорусской сборной, ведь предполагалось, что в столичном клубе будет собран костяк национальной дружины.

    – Тем не менее, он тогда не взял в «Динамо» Олега Антоненко, который здорово отыграл на чемпионате мира – 2009, став вторым бомбардиром команды вслед за Михаилом Грабовским...

    – Нисколько не хочу обидеть Олега, которого ценю и уважаю, но, как это ни банально звучит, Хэнлон сам решает, с кем ему работать в команде. Помню то время – Олег действительно был в полном порядке. Кто его знает, чем руководствовался Глен, но, как говорят в таких случаях, ни один тренер не враг себе. Уверен, что тренер хотел как лучше. А как получилось…

    – Какому результату на ЧМ в Минске вы не расстроитесь?

    – Точно не огорчусь, если мы будем видеть достойную игру нашей команды. Хотя и это субъективно. Все наши игроки в сборной – профессионалы. И говорить какие-то слова о том, что ты играешь дома, за тобой вся страна и так далее – лишнее. Проблем с самоотдачей, готовностью лечь под шайбу не будет. Могут быть проблемы игрового плана, зависящие от уровня мастерства того или иного хоккеиста.

      – Что вы вкладываете в понятие «достойно»?

    – Это значит сражаться на равных со всеми соперниками, в том числе с грандами. По-моему, все понятно, вне зависимости от цифр на табло.

    А вообще я даже и мысли не допускаю, что мы выступим хуже, чем на трех предыдущих чемпионатах. Убежден, что результат будет лучше, и мы не станем «пограничниками», как на прошлых форумах, когда занимали 14-е место, на грани вылета из элитного дивизиона. 

    P.S.: Редакция портала поздравляет юбиляра, желает ему долгих лет творческой жизни, а также неиссякаемого вдохновения.

    Автор текста: Сергей Вишневский, Юрий Михалевич

    Фото: Дарья Бурякина

    Оригинал текста

    Автор

    Комментарии

    • По дате
    • Лучшие
    • Актуальные
    • Друзья
    Реклама 18+
    Реклама 18+
    Включите уведомления,
    чтобы быть в курсе самых важных новостей