Реклама 18+
    Реклама 18+
    Реклама 18+
    Реклама 18+
    Блог Хорошие тексты

    «На концерты редко, в театр редко, в кино редко. Я – домосед». Георгий Кондратьев – о прошлом и настоящем

    Имя Георгия Петровича связано с золотым для минского «Динамо» временем. Нападающий был частью великолепной команды, ставшей чемпионом СССР в 1982 году – это единственная победа минчан в союзном первенстве. Поиграл он и в советской сборной, став жертвой скандального увольнения главного тренера Эдуарда Малофеева перед самым чемпионатом мира 1986 года. Учитывая неимоверную близость мундиаля-2014, беседу с Кондратьевым начали именно с этой темы.

    – Вам так и не удалось сыграть на таком крупном турнире, хотя перед ЧМ-86 вы выступали за сборную СССР, прошли отбор. Сильно жалеете?

    – Конечно, хотелось бы съездить, но что сделаешь? Так судьба сложилась. Поменялся тренер перед чемпионатом, своих набрал.

    – Когда Эдуарда Малофеева сняли перед тем турниром, вы сразу поняли, что вам путь на мундиаль заказан?

    – Да нет. Его сняли, по-моему, утром. Они где-то встречались с руководством, а буквально через час или полтора мне принесли билетик и все сказали. Это было в Новогорске, уже последний сбор перед чемпионатом.

    – Что почувствовали в тот момент?

    – Ну что? Разочарование полнейшее, конечно. Уехал к другу, Вите Шишкину – пришлось немножко режим нарушить.

    – Что сделали после этого? Поехали отдыхать?

    – Нет. Тогда, по-моему, чемпионат шел, я уж не помню. Я побыл у Шишкина и потом уехал домой, тренироваться с клубом.

    – Какие матчи отборочного турнира больше всего отложились в памяти?

    – Помню, конечно, матч со Швейцарией (4:0 – прим. Eurosport.ru). Два забил, один пропустил между ног на Протасова, и он забил. Еще один гол мог сам забивать – уже обыграл вратаря, и Протасов буквально с ноги у меня снял мяч, забил. Мог я тогда хет-трик сделать. Когда играли в Швейцарии – сыграли 2:2 – головой в перекладину попал. Мы вели 2:1, но в итоге они сравняли счет в конце. Да практически все игры помню. В деталях, конечно, уже нет. Очень запомнился матч в Дании, который мы 2:4 проиграли. Лаудруп и Элькьяер нас растерзали, по два гола забили.

    – Кто из них был самым опасным?

    – Элькьяер. Очень сильный нападающий. Бизон у него кличка, по-моему, была.

    – А если всю карьеру взять, какой футболист, против которого выходили на поле, был сильнейшим?

    – Помню, играли против Германии в Москве товарищеский матч. Сильная была сборная. Датчане хорошие тогда были. Когда играли в Кубке Кубков с «Реал Сосьедад», за них выступали Бегиристайн и Бакеро, тоже очень хорошая пара нападающих. Прошли мы их – там 1:1, а дома 0:0 сыграли. Забил я гол там. Очень сильная у них была команда, Бегиристайн и Бакеро потом перешли в «Барселону» и там блистали.

    «Проиграли игру в Азербайджане, и Малофеев обвинил нас в сдаче игры»

    – Вами из зарубежных команд никто не интересовался?

    – Нет, это Советский Союз, ничего похожего не было. Даже по Союзу перейти-то было сложно. Если бы не конфликт, я, наверное, всю жизнь провел бы в «Динамо». А так в Одессу переехал.

    – Что за конфликт?

    – Давняя история. Малофееву что-то не понравилось, не выигрывали мы, много матчей проиграли… Со мной он решил расстаться.

    – Почему именно вы, не объяснил?

    – Объяснял. Тогда проиграли игру в Азербайджане, и он обвинил нас в сдаче игры. Меня, Янушевского и молодых каких-то ребят. Были отчислены. Витя Янушевский в ЦСКА ушел, я – в «Черноморец».

    – Малофеев – тренер своеобразный, но чемпионскую игру минскому «Динамо» поставил. Большую роль сыграл в вашей карьере?

    – Конечно, это же была его команда. Он же нас собрал, молодых. Посмотрите на наш состав – было от 19 до 23 лет всем основным ребятам. Зыгмантовичу вообще 19 было, Трухану – 20, мне – 22, Янушевскому тоже 22, Гоцманову – 23, Мельникову – 23… То есть, весь состав практически. У нас был Курненин, которому было 26 или 27 лет, Пудышев и Прокопенко – все. Остальные все молодые ребята. Он (Малофеев) нас собрал, он нас этой идеей зарядил и, конечно, это была его команда. Он ее сделал, роль его огромная.

    – Обвинения в сдаче игры или другие подобные вспышки были свойственны Эдуарду Васильевичу?

    – Потом, потом. По молодости нет, а вот после того, как он уже побывал в «Динамо» московском и вернулся в Минск (в 1988-м – прим. Eurosport.ru), это да, это у него было. С ним что-то случилось. Либо в «Динамо» его подводили люди, и он уже перестал верить… До этого ничего похожего не было.

    – Вы же за год до чемпионского 82-го почти весь сезон провели в дубле. Что произошло? Тоже конфликт с Малофеевым?

    – Ничего такого не было. Просто на тот момент у нас было шесть нападающих. В основном играли Прокопенко и Гуринович, а я, Серёжа Короза, Кабренков и Сокол играли по тайму в дубле, и меня это не устраивало. Я попросился в «Динамо» (Брест), чтобы меня сдали. Потому что я служил и мог только за «Динамо» играть. Меня отдали, там я провел четыре месяца.

    – Почему так быстро вернули?

    – Дали еще один шанс. На сборы взяли в 82-м, начали ставить в состав. Я начал забивать в Кубке. Тогда в нем играли по подгруппам, по зонам. В Питере мы, по-моему, зону играли, я там и забивал. Так и пошло.

    – С договорняками часто приходилось сталкиваться?

    – Были, да, были, чего греха таить. Но в Минске этого не было, было в Одессе.

    – В «Динамо» вас пригласил, если не ошибаюсь, не Малофеев, а Геннадий Абрамович.

    – Был такой турнир – «Переправа». Я получил на нем приз лучшего игрока, меня стали звать в другие команды, и Абрамович – он тогда был тренером сборной и в дубле работал – меня прямо на «Переправе» упросил подписать заявление в минское «Динамо». Он меня порекомендовал Малофееву, Малофеев сказал: «Давай».

    – Другие варианты были?

    – Был вариант перейти в московское «Торпедо», был вариант с «Днепром».

    – Вы же в детстве болели именно за «Торпедо». Велик был соблазн уехать в Москву?

    – Да, болел, но тогда минское «Динамо» для меня было всем. Когда возник вариант с «Динамо», все остальные варианты отпали.

    – Если вспомнить чемпионство 1982 года, когда команда поняла, что может бороться за золото?

    – Я лично понял это после победы в Киеве (3:2). У нас был тяжелейший выезд – Киев, потом Алма-Ата, потом Ташкент. Тогда же два очка начислялось за победу. Вот мы в Киеве выиграли, сыграли вничью с «Кайратом» и выиграли в Ташкенте (3:0 у «Пахтакора» – прим.). Привезли пять очков с такого сложнейшего выезда. Я лично тогда почувствовал, что мы должны выиграть чемпионат.

    – Как проходил последний, решающий матч против «Спартака» (4:3)?

    – Я тогда все матчи отыграл в основном составе, но к концу сезона накопилась усталость, и Эдуард Васильевич в матче с московским «Динамо» меня вообще не поставил – даже в запасе я не был. А со «Спартаком» вышел на замену при счете то ли 3:4, то ли 2:4, так что конкретно сказать по этому матчу что-то сложно. Я там сыграл минут 20, наверное. А мог и вообще на трибунах просидеть.

    Золотой состав минского «Динамо» 1982 годаЗолотой состав минского «Динамо» 1982 года – Eurosport

    – Сильно праздновали успех?

    – В раздевалке сразу отметили. Было много поздравлений – пришло много руководителей. А потом в поезде продолжали.

    – Обошлось без дебошей?

    – Без, без. Все очень культурно.

    – Каково это – осознавать себя частью самого большого успеха в истории клуба?

    – Вы знаете, сейчас уже редко вспоминаю об этом. Прошлым жить… Конечно, нельзя его забывать, но жить им не в моих принципах. Так, если иногда собираемся, то вспоминаем.

    – Часто встречаетесь с бывшими партнерами по «Динамо»?

    – К сожалению, уже многих нет. Близких моих друзей – и Янушевского нет, и Курненина, Пети Василевского. В основном с Пудышевым встречаемся, Шишкин, Андрей Зыгмантович у меня в штабе сборной сейчас работает. Алейников в Италии, Гоцманов в Америке – с ними вообще редко видимся. А кто здесь, в Минске, с ними общаемся – Людас Румбутис заходит.

    – Вас тоже по странам покидало. Как занесло в немецкую низшую лигу?

    – Вы молодой человек, не помните. В 90-е в Беларуси зарплата была десять долларов. Приходилось ездить. Серьезные команды уже не звали, в Австрии побыл в аренде четыре месяца. Она закончилась, вылечился нападающий, вместо которого меня брали, и контракт со мной не продлили. Поехал в Германию – там обман. Вернулся, предложили Финляндию. Четыре сезона я там отыграл в низших лигах. Все для семьи, зарабатывал деньги. Приходилось ездить, потому что здесь невозможно было.

    – Сами чувствовали, что еще можете на серьезном уровне поиграть?

    – Да, Бог здоровьем не обидел – я до 38-и играл. Мог бы спокойно. В Финляндии меня приглашали в высшую лигу, но я отказался. Деньги те же, а город мне не нравился. А я жил на побережье Ботнического залива – семье нравилось. Летом хорошо, море рядом. Я не стал менять клуб. Где семье удобнее, там я и играл.

    – А как умудрились попасть в мини-футбол?

    – У меня же как контракт с финнами был составлен – полгода они мне платили, за сезон. А сюда я возвращался и играл в мини-футбол. То есть, на полгода я уезжал в Финляндию и играл в футбол, а другие полгода – в мини.

    – Как относитесь к этому виду спорта?

    – Нормально. Интересный вид спорта. Мне нравилось и играть, и тренировать. Сначала игроком я был, потом играющим тренером был. И мячи там другие, и техника, и тактика – все другое. Но если у человека голова есть и он соображает немножко, то быстро перестроится.

    «Я просто тренер пока»

    – Вы тогда уже понимали, что будете тренером?

    – Нет, нет. Я, если честно, вообще не мечтал о большой тренерской карьере. Думал, помощником где-то буду, детским тренером или в дубле где-то. Но так судьба сложилась, что по нарастающей как-то пошло, пошло, пошло.

    – Как это происходило?

    – Я в «Динамо» три года отработал помощником. А потом мне предложили в Витебске – я сам в Витебске начинал – возглавить команду. Они в первой лиге тогда были. Я согласился, чувствовал, что могу стать главным. Уже с опытными тренерами поработал – с Малофеевым, Пискаревым, у которых учился. Поехал в Витебск, удалось выйти в Высшую лигу. Правда, на следующий год мы вылетели, у меня еще был контракт, но я ушел. Появилась возможность возглавить «Сморгонь» – маленький городок в Гродненской области. Они тоже были в Первой лиге, я их вывел в Высшую. Два года в Высшей лиге, в середине таблицы, находились – сначала десятое, потом восьмое место. А Юра Курнин тогда тренировал молодежную сборную. Он меня пригласил помощником. Мы вышли в финальную часть чемпионата Европы, съездили в Швецию. Выступили не совсем удачно – заняли седьмое место. Юра сказал, что больше работать не будет, и рекомендовал меня. Спасибо руководству федерации, которое доверило мне эту должность. С молодежкой выиграли третье место, пробились на Олимпиаду, и поступило предложение возглавить национальную команду. Вот так и сложилось.

    – Как тренер вы стабильно показываете с командами результат. Ваши главные принципы в работе?

    – Я стараюсь из всех игроков, которые есть у меня в наличии, выжимать максимум. Наверное, есть чувство игроков – я вижу, из кого получится футболист, а из кого нет. Наверное, это мое главное качество. Хотя про себя так говорить нельзя, но других причин не вижу. Потому что состав, если честно, не сказать что звездный. Но мы сумели, к примеру, третье место занять. Фортуна на моей стороне была. Как в финале чемпионата Европы – мы одну игру из трех только в группе выиграли, но получилось так, что у трех команд – у нас, Дании и Исландии – было по одной победе друг над другом. Но у нас лучшая разница, и мы вышли в полуфинал. Потом уже за выход на Олимпиаду обыграли чехов. Где-то удача, где-то ребята попадаются мне серьезные, которые понимают, что я от них хочу.

    – Основательно подходите к формированию состава?

    – Конечно, конечно. Человеческие качества обязательно учитываем. Я иногда могу игрока взять послабее по технике и тактике, но, зная его человеческие качества, отдаю предпочтение ему. Есть игроки посильнее, но по человеческим качествам не подходят, потому что в коллективном виде спорта без взаимопонимания, без тесных дружеских отношений, без командного духа ничего не добьешься. А если учесть, что у нас, сами посмотрите, нет звездных футболистов, за счет чего мы можем кого-то обыграть? Только за счет сплоченности, жесточайшей дисциплины на поле. А если человек не хочет выполнять это? Я таких игроков стараюсь не приглашать.

    – Какие человеческие качества, по-вашему, самые главные для футболиста?

    – В первую очередь он должен ставить на первое место интересы команды. А если человек ставит свои интересы выше командных, то он мне малоинтересен. Это самое главное.

    – И вы сразу видите таких игроков?

    – Нет, что вы! Сложно. С человеком нужно пообщаться, даже не раз и не два. Нужно разобраться в человеке. Если б с первого взгляда определял это, то я бы, наверное, был гениальным тренером, а не просто тренером. Я просто тренер пока.

    Георгий КондратьевГеоргий Кондратьев – Imago

    – Вы как-то говорили, что полуфинал того молодежного Евро-2011 с испанцами (1:3 – доп. вр.) не забудете никогда. Почему?

    – Обидно было, потому что глупейшую ошибку в обороне мы допустили. Есть один момент – нужно мне было одну перестановочку сделать. Тогда, я думаю, мы бы выиграли.

    – Корите себя за эту ошибочку?

    – Да-да, замены уже все были сделаны, нужно было просто на поле игроков местами поменять. И все. Думаю, что игрок, которого я хотел в эту зону поставить, справился бы, не допустил бы такой ошибки. У нас все атаки пошли с этого фланга, откуда нам и забили гол. Надо было просто поменять местами пару человек, но я этого не сделал.

    – Испания, которую, как вы говорите, могли тогда обыграть, стала чемпионом. Значит, есть у Беларуси игроки, способные решать серьезные задачи?

    – Ребята были очень сплоченные и дружные. Обыграть просто так Италию со счетом 3:0 невозможно. И здесь в каждой игре мы сражались. Только одна не получилась – со Швейцарией. Хотя и там, при удачном раскладе, могли лучше сыграть. Духом команда была очень сильна. Мастерства там особого не было. Доказывает это то, что никто из футболистов той молодежки в серьезные клубы после чемпионата Европы приглашен не был. Там была команда с большой буквы.

    – Испанцы ожидают вас и в отборе на Евро-2016. По силам белорусам навести шороху в группе?

    – Уверен, что по силам. У нас неплохая команда. В прошлом отборочном цикле мы неплохо играли, не закрывались ни с кем – только одну игру в закрытый футбол сыграли. С Испанией. Я сознательно шел на это, но мне надо было убедить ребят, что мы можем играть в атакующий футбол, потому что все время сидеть в обороне – ну не заработаешь очков. Где-то я рисковал, где-то мы в атаку, вернее, бежали большим количеством, как в матче с Францией. Вели 2:1, потом побежали еще забивать и в итоге пропустили, проиграли 2:4. В этом отборочном цикле мы, конечно, будем строже играть в обороне, и я уверен, что мы окажем серьезное сопротивление и испанцам, и украинцам, и словакам, и македонцам. Они это, думаю, тоже понимают и с уважением к нам относятся. Команда у нас все-таки приличная.

    – На чемпионат мира в Бразилию, кстати, не едете?

    – Нет, не еду. Сейчас основная работа – просматривать соперников и своих игроков, вести беседы со всеми. Будем всех внимательнейшим образом изучать, чтобы потом не жалеть, что где-то не доработал. Все нужно изучить до мелочей.

    «Тренер по легкой атлетике сказал: «Приходи, я из тебя олимпийского чемпиона сделаю»»

    – Вы довольно поздно серьезно начали заниматься футболом. Какими еще видами спорта в молодости увлекались?

    – Да всеми видами спорта. Я и в баскетбол играл, и в волейбол, и на лыжах бегал, и легкой атлетикой занимался. Кстати, когда я поступил в техникум, у нас было занятие по легкой атлетике – прыгнул под шесть метров. Мне было 17 лет. Тренер по легкой атлетике сказал: «Приходи, я из тебя олимпийского чемпиона сделаю». Я даже ходил – занятий пять-шесть отходил, но мне не понравилось. Я пошел на футбол. Так что всеми этими видами спорта занимался. В хоккей с мячом играл за техникум. По лыжам выполнил норматив кандидата в мастера спорта, по прыжкам в длину и высоту у меня первые разряды.

    – Вы одаренный физически человек.

    – Да. От природы. Это было видно сразу, потому что меня в деревне все называли Пан Спортсмен. Помните передачу «Кабачок «13 стульев»? Там был Пан Спортсмен. Вот меня все так и называли. Я выделялся среди своих сверстников. Потом в «Динамо» Пудышев меня называл Челентано. Кстати, когда приехал в Австрию, тренер меня тоже Челе называл. Потом в «Динамо» называли Божков.

    Челентано – Кондратьев

    – Почему же все-таки футбол?

    – Он был самым доступным. Техникум мой был рядом со стадионом, на котором играла «Двина» – буквально в 200 метрах. Там была группа по подготовке. Вот я и пошел. Ребята пошли, и я пошел. Потом все отсеялись, а я остался. Футбол и хоккей – это мои два любимых вида спорта. Но так получилось, что у себя в деревне я не мог нормально заниматься. Я сам занимался. Брал мяч и целый день стучал. Клуб у нас был с глухой стенкой без окон, вот я стучал мячом в эту стенку. Серьезно уже начал лет в 15 играть, хотя, если точнее, то в 18, когда пришел в «Двину». Потому что было очень сложно учиться – у нас восемь часов пропустил, и тебя отчисляли. Занятия были далеко от общежития – ехать на трамвае минут 30-40. Полдевятого, потом поздно возвращаться, а в 8 утра уже учеба. Ну раза два в неделю я выбирался, но это не серьезно. А когда в «Двину» взяли, тут уже начал серьезно заниматься.

    – Сильнейшие качества футболиста Кондратьева?

    – Скоростно-силовые. Я довольно быстрый был, прыгучий, выносливый. Это, наверное, с детства было заложено. Я ведь в школу ходил за пять километров. Пять туда, пять обратно. Непроизвольно закладывал физическую подготовку.

    – На матчи чемпионата мира по хоккею ходили?

    – Нет, не ходил. Я мог ходить, но не люблю, если честно. Ни на футбол, ни на хоккей. Я лучше по телевизору.

    – А куда любить выбираться, если не секрет?

    – Вообще никуда не люблю. На концерты редко, в театр редко, в кино тоже редко. Я домосед.

    Автор текста: Сергей Шведов

    Источник

    Автор

    Комментарии

    • По дате
    • Лучшие
    • Актуальные
    • Друзья
    Реклама 18+
    Реклама 18+
    Включите уведомления,
    чтобы быть в курсе самых важных новостей