Блог Хорошие тексты

Владимир Денисов: «Здравомыслящий гражданин не хочет, чтобы в его столице горели покрышки»

Владимир Денисов перешел в «Ак Барс» перед самым началом сезона и гармонично вписался в состав казанской команды, придав ее обороне жесткости. 30-летний белорусский защитник в интервью «БИЗНЕС Online» рассказал о заокеанском и европейском этапах своей карьеры, а также отношении к политике главы союзного государства Александра Лукашенко и ситуации в мире.

ОТ ПРЕДЛОЖЕНИЯ «АК БАРСА» НЕЛЬЗЯ БЫЛО ОТКАЗАТЬСЯ

54.jpg

— Владимир, ваше появление в «Ак Барсе» стало неожиданностью для большинства болельщиков в Казани.

— Для меня такое развитие событий также стало неожиданностью. Мне поступило предложение, от которого я не мог отказаться. Не каждый день приглашают в такую команду как «Ак Барс». Я прекрасно понимал, куда я еду, и какая в Казани команда. Здесь всегда ставят высокие цели.

— Фактор Билялетдинова стал решающим?

— Это тренер с большим именем, он много всего выиграл, тренировал сборную. Когда я приехал в «Ак Барс» понял насколько он высококвалифицированный специалист.

— Можно ли сравнить Билялетдинова со Скудрой?

— Я не хотел бы. Скудра – эмоциональный, постоянно кипит и весь в игре, Зинэтула Хайдарович другой.

— Каковы шансы у бывшего игрока «Ак Барса», вашего партнёра по сборной Беларуси и экс-тренера «Торпедо», а ныне главного тренера «Сибири» Андрея Скабелки стать хорошим главным тренером в КХЛ?

— Сложно начинать тренировать в КХЛ, но думаю, что у него всё получится. Пока его команда выступает очень неплохо. Желаю ему только удачи!

— Перед переходом в «Ак Барс» говорили с Александром Завьяловым, который работал с вами в «Торпедо»? Он рекордсмен «Ак Барса» по количеству сезонов за команду.

— Да, когда я уезжал, мы пожали руки. Он пожелал удачи, для него город и команда не чужие.

— У Завьялова есть диплом об окончании музыкальной школы, с отличием, кстати. У вас какое хобби?

— Обязательно попрошу его при встрече сыграть для меня что-нибудь. Когда был моложе, играл на гитаре, потом времени стало меньше и всё свободное время стараюсь проводить с семьей. Время появляется только летом. Еще люблю мотоцикл.

— Два года подряд с вами получается интересная ситуация. Вы проводите межсезонье в одной команде, а сам сезон в другой. В прошлом году «Салават Юлаев» перед началом сезона обменял вас в «Торпедо», что не получилось в Уфе?

— Я был после операции, прошел с командой предсезонные сборы, но до начала сезона поговорили с тренером и решили, что нам лучше разойтись. Нормально поговорили, пожали руки и спокойной разошлись.

— Вы знали об особых отношениях «Ак Барса» и «Салавата Юлаева»?

— Да, еще у казанцев с «Нефтехимиком» дерби.

— В Канаде в сезоне практически не тренируются. Игра следует за игрой.

— Да, тренировки короткие. Много игр. В Канаде тренировки такие же, как и здесь. Между играми вышел на раскатку, размялся, побросал, какие-то упражнения выполнил, покатался. Также тактические занятие — реализация большинства, меньшинство, общие моменты.

— Классические полтора часа?

— Нет, бывают тренировки по полчаса, по 45 минут. Они проходят интенсивнее.

— У Билялетдинова, который любит четкость и порядок, также бывают короткие тренировки?

— Я бы не сказал, что у нас какие-то продолжительные тренировки. Длинные занятия — это история из предсезонок, когда необходимо заложить фундамент на весь сезон. В сезоне, когда много игр, интенсивность тренировок не такая.

— Бывают тренировки, когда тренер говорит, что могут прийти только те, кто сам хочет?

— Редко. Перед игрой нужно раскатиться, каждому индивидуально, но обычно катаемся.

— Тот же Мозякин на выездных матчах бывает, что не посещает утренние тренировки. Так было в Казани, например.

— Я не знаю, как там Мозякин. Каждый знает свой организм, особенно опытные хоккеисты, но есть общекомандные правила, которые необходимо выполнять всем. Может быть в «Магнитке» так принято.

«У МЕНЯ БЫЛА МЕЧТА ПОПАСТЬ В НХЛ»

27535-1.jpg

— Вы играли в Северной Америке, был опыт в Швейцарии, в «Салавате Юлаеве» и «Торпедо». Если сравнить все ваши клубы с «Ак Барсом», то в чём различия?

— Я не хочу никого обидеть и вообще не люблю сравнения, но стоит признать, что, конечно, организация и условия в Казани на высочайшем уровне. Условия прекрасные. Только играй.

— С другой стороны, такие тепличные условия кого-то расслабляют и не все способны после перехода в «Ак Барс» показывать свой лучший хоккей.

— Почему это должно расслаблять? Мы все профессионалы и должны понимать, что нужно относиться к делу серьезно.

— Это вы сейчас в 30 лет говорите, но 20-летний молодой хоккеист попадает в «Ак Барс», получает большую зарплату, да еще и условия шикарные и теряет голову.

— Это всё зависит от человека. Мне сложно сказать. Не все 20-летние одинаковые. Кому-то это поможет, а кто-то может расслабиться.

— У вас весьма своеобразная карьера. Вы играли в России еще во время суперлиги, потом был продолжительные североамериканский и европейский период. Буквально в последние два года российская публика начала вновь знакомиться с хоккеистом Владимиром Денисовым.

— Я не думал над этим. Просто всегда хотел что-то выиграть. Так получилось, что я уехал в Америку. У меня была мечта попасть в НХЛ, появился шанс поехать и попробовать свои силы. К сожалению, не всё получилось. Благо, в России появилась хорошая лига и теперь я тут.

— После суперлиги даже АХЛ казалась другим уровнем?

— Там другой хоккей совсем. В Америке многому можно научиться. Это хороший опыт. Отличий множество – размеры площадки и стиль игры.

— Помимо площадок, всё-таки какие принципиальные различия между КХЛ и АХЛ?

— Скорости выше там только за счет площадок, нет времени на принятие решения. Команды постоянно играют в давление на всей площадке, сейчас уже и в КХЛ есть команды, которые пытаются показывать такой же хоккей. В АХЛ нет параллельных или диагональных передач. Вся игра – это движение вверх и вниз. Стараются играть через забросы шайбы или проходы.

— Как атмосфера в коллективе? Всё-таки каждый понимает, что партнёры по команде они же и соперники за место в составе или право вызова в НХЛ.

— В этом плане всё не так остро. Не так важно, какая лига, все собираются для определенных целей и понимают, что они делают.

«РЕЗУЛЬТАТЫ ШВЕЙЦАРИИ НА ЧЕМПИОНАТАХ МИРА НЕ ДОЛЖНЫ УДИВЛЯТЬ»

201409150942496344.jpg

 

— Каков уровень развития инфраструктуры в АХЛ?

— Уровень достаточно высокий. Хорошие дворцы, отели и базы. Конечно, фарм-клубы получают не такие хорошие условия в части перелётов и гостиниц, в этой части в США не так много проблем. Иногда приходится ездить в автобусе. В АХЛ нельзя больше 3 – 4 лет задерживаться, но эту лигу многие хоккеисты прошли.

— Трибуны полные?

— Нет, хоккей в Америке на 5-м или 6-м месте по популярности. В Хартфорде у нас было пару раз 10 – 12 тысяч на трибунах, а так в основном 2 – 3 тысячи зрителей.

— Что чувствует игрок, когда его отправляют в АХЛ и фактически не дают шанса закрепиться в НХЛ?

— Разочарование. С другой стороны это подхлестывает и ты стараешься работать больше, чтобы доказать, что достоин места в составе.

— Был и другой не менее любопытный этап – игра в чемпионате Швейцарии за «Амбри-Пиотту». Вы играли в деревушке в полторы тысячи зрителей, а трибуны дворца на 8 тысяч зрителей всегда были полны. Как так?

— Это команда такая особенная. Она основана в 1937 году и за неё болеют во всей округе и съезжаются со всех кантонов и её все любят. Когда играли против «Лугано» – это главное дерби, то на арене происходило какое-то безумие.

— Правда, что большая часть мест во дворце стоячая?

— Да, в Швейцарии и во многих городах Европы так. Места за воротами стоячие. Там у болельщиков, как в футболе, не принято садиться во время матча. Они всю игру стоят и поддерживают хоккеистов. В такой атмосфере приятно играть. Даже в Казани, когда «Татнефть-Арена» заводится, играть во время принципиальных матчей гораздо проще.

— В части выездов проще, стоит полагать. В основном автобусные выезды.

— Страна маленькая, ты живешь постоянно дома. Сыграли и вернулись домой после матча. Лига серьезная очень и уровень высокий. Результаты Швейцарии на чемпионатах мира не должны удивлять. Они работают в правильном направлении. У них работают детские школы и система выстроена.

— Как вообще в этой деревушке было жить?

— Скучновато. Зато природа хорошая – горы и чистый воздух.

— Как в Швейцарии к русскоязычным игрокам относятся.

— Сейчас в Европе очень мало русскоязычных игроков. Думаю, что появление КХЛ способствовало тому, что многие игроки предпочитают оставаться дома и пытаться пробиться в составы команды здесь. Когда я там был, ко мне хорошо относились, ничего плохого сказать не могу.

— Там хоккей больше канадский или советский?

— Канадский интенсивный хоккей, команды играют в давление. В лиге много североамериканцев, как игроков, так и тренеров. С их приходом меняется и стиль, поэтому хоккей более агрессивный.

«В МИРЕ ТАКАЯ ОБСТАНОВКА, ЧТО НЕ ЗНАЕШЬ, ЧТО БУДЕТ ЗАВТРА»

20120512173139.jpg

— Какие площадки вам больше нравятся?

— Мне нравятся маленькие площадки, где для маневра не так много места, не буду скрывать. Плюс нужно принимать решение быстрее. Кто-то считает, что маленькие коробки увеличат количество травм.

— Кто-то говорит, что так хоккей еще проще станет.

— Давайте играть тогда на площадке для бенди. Можно и так говорить....

— Как хоккей развивается в Беларуси?

— Во всех областных центрах есть школы и хоккей пытаются развивать. Есть команда КХЛ в Минске, МХЛ в Бобруйске.

— Как получилось, что вы из Новополоцка попали в Витебск?

— Наш тренер забрал наш возраст с собой, когда переехал в Витебск, там образовалась новая команда, которая играла в белорусской лиге. Наш год часто ездил за границу. Сейчас турниров проводится меньше и у нас есть проблемы в детско-юношеском хоккее. Дворцов стало больше, школ стало больше, но отдачи не видно. Надеюсь, что вскоре стане лучше.

— В Беларуси сейчас проблем хватает и без хоккея...

— А где сейчас их нет? И в России проблемы, и в Европе проблемы. Я не знаю стран, где живут без проблем. В мире такая обстановка, что не знаешь, что будет завтра.

— Что из себя представляет ваш город?

— Новополоцк – нефтяной город, там есть нефтеперерабатывающий завод. Промышленный и небольшой, уютный город. Братья Костицыны оттуда, Дмитрий Коробов из «Атланта». В минском «Динамо» много игроков нашей школы.

— Солидно. С Сергеем Костицыным особые отношения, наверное, раз с детства знакомы.

— Мы играли вместе с Андреем, Сергей на три года младше. Да, мы хорошо друг друга знаем. Конечно, стали больше общаться, когда стали играть вместе в сборной.

— Кажется, что белорусскому хоккею мешает излишнее внимание Александра Лукашенко.

— Возможно, да. Может быть, надо было немного отпустить вожжи и не трогать. Не надо так много уделять внимание хоккею в прессе и на телевидении. Спуститься на землю и не ждать каких-то нереальных результатов. Прошлый министр спорта требовал от нашей сборной брать медали на чемпионате мира. Такие задачи нужно ставить лишь когда это чем-то подкреплено. Можно сказать что угодно, но ведь реальность совсем другая. Может быть, не стоит нагнетать атмосферу, а дать спокойно хоккею развиваться и набраться терпения, только так придёт результат.

— Постоянная смена правил игры вокруг минского «Динамо» также не лучшим образом сказывалась на развитие команды.

— Да, сейчас вроде бы окончательно определились с форматом. Посмотрим, что выйдет. Вроде бы «Динамо» сейчас играет неплохо, получается. Опять же, моё мнение, что в Беларуси много околохоккейного: борьбы, клановости, интриг – это очень и очень мешает.

— Хоккеисты даже в России воспринимаются очень богатыми людьми, а в Беларуси и вовсе, наверное, олигархи – это также сказывается на атмосфере вокруг команды.

— Везде есть довольные люди и недовольные. Для всех хорошим быть нельзя. Я не хочу сказать, что профессия рабочего – это легко, каждый работает и трудится. Нужно понимать, что век спортсмена очень короток, его карьера может закончиться в 30 лет, и ему нужно осваивать с нуля новую профессию. Возможно, конечно, что на уровне обычных людей спортсмены выглядят более обеспеченными.

«ЕСЛИ ВЫ ПРИЕДЕТЕ В МИНСК, ТО УВИДИТЕ ЧИСТЫЙ ЕВРОПЕЙСКИЙ ГОРОД С ХОРОШИМИ ДОРОГАМИ»

000667_650865.jpg 

— Вы жили в США, Европе и в России. Почувствовали, что в Беларуси люди добрее?

— Возможно. Менталитет разный везде. Что касается Беларуси , то люди доброжелательные и спокойные. У нас страна небольшая, может быть поэтому. Сравнивать сложно. Есть везде хорошие люди и плохие.

— Кажется, что сказывается тот факт, что капитализм не смог испортить белорусов.

— Такой момент есть. Посмотрите, что произошло в Украине? Здравомыслящий гражданин не хочет, чтобы в его столице горели покрышки, рушили памятники. В Беларуси хотели сделать нечто подобное, но ничего не получилось. Если вы приедете в Минск, то увидите чистый европейский город с хорошими дорогами – так и должно быть! Это нормально. Я считаю, что у нас хорошая и спокойная страна.

— Но ведь люди не самые богатые в стране.

— Зато добрые. Да, у нас была девальвация рубля несколько лет назад, многие пострадали от этого, но сейчас мы видим, что во всём мире экономику трясет.

— Несмотря на это, кажется, что продукты качественнее в Беларуси?

— Возможно, у нас страна меньше, продуктов меньше и контролировать качество проще. Например, когда я играл в «Торпедо», то с каждым разом привозил больше продуктов – мясные изделия, хлеб. Ребятам нравился наш хлеб, наши колбасы. Думаю, что и в России есть хорошие продукты.

— Как вы сами относитесь к Александру Лукашенко?

— Сложный вопрос. Не могу на него однозначно ответить. Есть плюсы, есть и минусы.

— Дом хоккеиста там, где базируется его команда, но во время отпуска в какой город Беларуси вы приезжаете?

— Мой дом — Новополоцк. Я там провожу лето. Больше времени провожу там, а не в Минске.

— Думали уже, чем будете заниматься после карьеры?

— Нет, еще не думал. Начнёшь думать, быстро закончишь.

«ЧЕМ СТАРШЕ СТАНОВИШЬСЯ, ТЕМ БОЛЬШЕ НУЖНО РАБОТАТЬ НАД СОБОЙ»

denisov1.jpg

— Россия и Беларусь - союзное государство, есть ли у вас чувство, что у нас одна страна?

— Понимаете, тут сложно сказать. Я видел опрос, например, большинство белорусов хотели бы жить отдельно от России. Я родился в СССР, когда мы были одной большой страной. Сейчас у нас разные государства, у нас нет границ. У нас есть союзное государство и таможенный союз – этого достаточно. К сожалению, наш язык забывается, и мне лично жаль, что мы меньше общаемся на родном языке. Мы понимаем, что друг без друга мы не сможем – ни экономически, но политически, но всё-таки мы немного разные.

— Живя в США, чувствовали на себе, что вы гражданин из страны из «оси зла», как некоторое время называли Беларусь?

— Я не чувствовал. Я многим американцам пытался объяснить, что Беларусь – это не Россия. Для них я был русским. Кто-то знал о стране и людях. Но основная часть людей, ничего о нас не знали. В Швейцарии иногда были вопросы про Лукашенко, но ничего такого не было. Как я понял, что для американцев и европейцев русские – это те, кто говорит на русском языке.

— На что обращают внимание защитники в своей статистике? Показатель плюс/минус или еще что-то?

— С одной стороны показатель полезности может рассказать об игре хоккеиста, но не стоит забывать блокированные броски, силовые приемы и очки.

— Вообще статистика – это показательная вещь?

— По ней можно об игроке судить, на неё смотрят и тренер, и сами хоккеисты.

— Отчасти хорошая статистика помогает получить неплохой контракт.

— Возможно, в некоторых ситуациях это играет роль.

— Вам уже 30 лет и с каждым годом, наверное, становится сложнее переносить нагрузки. Как-то меняет свой режим или рацион питания?

— Да, это есть. Понимаешь, что чем старше становишься, тем нужно больше работать над собой. Раньше ложиться спать, лучше следить за питанием, чуть больше времени проводить в зале, крутить велосипед. Организм после 30 лет уже не так быстро восстанавливается.

— Есть примеры защитников-ветеранов Криса Челиоса и Никласа Линдстрема, которые закончили карьеру в НХЛ в 40 с лишним лет.

— Это хорошие и показательные примеры, как за счет профессионализма можно играть на высоком уровне.

— Как вы после матча работаете?

— Практически все игроки идут в спортзал, кому-то нужно на велотренажерах поработать, кому-то потянуться. У каждого есть фронт работ, помогают и тренеры.

— Как снимаете стресс?

— Пришел домой, выспался, провёл время с семьей, с детьми и наутро уже совсем другой человек со свежей головой.

— Как насчет нарушения режима?

— Знаете, после игры бокал красного вина или бутылка пива не навредят, все мы люди. Конечно, если игрок позволяет себе выпить бутылку вина или десять бутылок пива, то это уже перебор.

— Раньше тренеры ходили по номерам и проверяли, кто и как себя ведет.

— Сейчас ушло такое время. Уровень зарплат и требований такой, что нарушая режим долго играть и соответствовать уровню хоккеист не сможет. Профессионализм в лиге вырос значительно. Практически каждый понимает, что нужно восстанавливаться и беречь свой организм.

— Кажется, что молодежи трудолюбия не достается.

— Так всегда было и будет. Кто-то старается и кто-то работает.

— Самый выдающий хоккеист, с которым довелось поиграть?

— Руслан Салей...

— Наверное, уже глупо задавать еще какие-то вопросы?

— Наверное, да, не стоит.

Автор: Айрат Шамилов

Источник

Автор
  • Tribuna.com

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья