android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьsports_on_siteplususeric_avatar_placeholderusersview
Блог Никиты Мелкозерова о любви к Родине

Теги Юрий Антонович Андрей Сацункевич Сергей Герасимец 1988 ЦСКА Марсель Ростов Рейнджерс сборная Голландии Эдуард Малофеев сборная Беларуси высшая лига Беларусь Динамо Минск Сергей Алейников Юрий Пудышев Энергетик-БГУ Владимир Пигулевский

Юрий Антонович: «Стрельба слышится. И из-за угла дома крик: «Давай, уходи отсюда быстрее!»

Первый белорус, поигравший в Лиге чемпионов, с душой рассказал Никите Мелкозерову о голе Сергея Герасимца голландцам, Ельцинском перевороте 1993 года, загулах Дмитрия Лоськова, и юности, о которой можно снять увлекательный байопик.

Вечный, фонд развития белорусского футбола

– Несколько лет назад мы с вами пересеклись во время матча чемпионата города.

– Ну да :). Я за «Звезду» заявлялся, бегал. Сейчас, правда, играю только за ветеранов. Недавно вон праздновали юбилей Пудышева. Играли «Динамо» на БАТЭ. Но я со спиной мучаюсь. Надо было диван на площадку вынести. Мы с парнем знакомым его подняли. Вынесли. Я вернулся домой, нагнулся, чихнул – и хрясь! Все – заклинило :). Пару недель назад вообще не мог двигаться. Сейчас легче стало. На матч с ветеранами БАТЭ хватило. Минут 45 я сыграл. Но до этого, понятно, намазался всем, чем только можно :).

– Кто из ветеранов сейчас в наилучшей форме?

– Юрий Алексеевич Пудышев :). Он вечный. Перед каждым матчем находится человек, который спрашивает: «По сколько играем?» Пудышев сразу же отвечает: «Конечно, по 45!» Сильный. Сергей Гуренко в форме. Но он юный ветеран. Хотя 40 Гуренко есть. Серега – единственный, кто может составить конкуренцию Юрию Алексеевичу. Кстати, мы недавно виделись с Иван Иванычем Савостиковым на матче лицензирования «Динамо» и «Немана». Он говорит: «Ну что они тут бегают? Пусть ветеранов посмотрят. Вот там игра :)». Ну это юмор такой добрый. А вообще, я могу возобновить карьеру. От СДЮШОР «Орбита» будет выставляться команда на чемпионат области. Может, меня заявят.

– Не можете убить в себе футболиста?

– Вообще никак. Хочется, хочется играть. Я ведь в 2001-м завязал, а потом через шесть лет стал выходить на поле во второй лиге. Пудышев же играл на Кубок. Почему я не могу? :).

Я просто не наигрался. «Звезда» как раз вышла в высшую лигу. Владимир Пигулевский расстался с Михаилом Мархелем. Говорит мне: «Принимай команду». А куда главному тренеру играть? Ну ладно во второй лиге. Не проблема. А в первой и высшей – надо процессом руководить. Тем более у нас такие болельщики, что стоит тебе выйти на поле, услышишь в свой адрес: «О, блин, пенсионер, куда ты выполз! Сиди на скамейке!» Хотя мне на поле хочется. И когда только закончил, в 35, хотелось. И сейчас, в 46, хочется. В общем, если бы Мархель не ушел из «Звезды», я бы еще поиграл.

– Была ломка?

– Когда закончил, нет. Но раньше была. Я тогда из России в Беларусь вернулся. 1999 год. Там условия были, деньги, а здесь… Какие деньги? Трудно было привыкнуть к нашему футболу после российского. Тяжело.

– Сколько вы получали в Ростове?

– У меня была зарплата – две тысячи долларов. И премиальные. Домашняя победа – три тысячи. Выездная – четыре. Хотя бывало, в раздевалке появлялся губернатор области или мэр Ростова и повышал бонусы. Как-то играли дома с «Черноморцем» из Новороссийска. Вроде как с соседом. Типа дерби. Важно было победить. Играем-играем – 1:0 – 2:0 – 3:0 – 4:0. Домашние премиальные две тысячи. Приходит мэр. Довольный. Говорит: «Даю, как за выездную победу, четыре тысячи».

У нас были небольшие зарплаты. Весь упор делался на премиальные. Не знаю, сколько сейчас футболисты в Беларуси получают, но как в интернет залезешь, то пишут, будто 15-20 тысяч. А мне кажется, надо наоборот все сделать. Не давай ты ему огромную зарплату, тому футболисту. Оклад поменьше, премиальные побольше – кажется, тогда бы мотивация у команд прослеживалась бы лучше. А так что? Человек играет и думает: «А ну ладно, все равно у меня зарплата большая». Зачем ему стараться?

– Так как вы себя чувствовали, когда вернулись в Беларусь?

– В финансовом плане стал чувствовать себя хуже. В «Славии» в 1999 году получал тысячу. Премиальные – до 700 долларов. Я как бы доигрывал уже. Но все, что касается футбола, мне понравилось. Команда собралась играющая. Приятно было находиться на поле. Но я только год в Мозыре провел. Потом клубом стал управлять Зубовский. У нас не сложились отношения.

– Почему?

– А меня с подъемными чуть-чуть накололи. Клуб должен был 20 тысяч, а я получил только 12. Остальные восемь ушли в фонд развития белорусского футбола :).

Квасопровод, завод шампанских вин

– Говорят, у вас детство было насыщенное.

– А что детство? Всего хватило. Мать умерла. Отца посадили.

– За что?

– Прибил он кого-то в драке. Летальный исход. Получил восемь лет. Я малым был, толком не помню. В третьем классе поехал к отцовской сестре в Мосты жить. Мы потом толком с ним и не виделись. Ну, может, пару раз. Отец после того, как вышел, приезжал сестру навестить. Вот и пересеклись. Отца не стало лет пять назад, но на самом деле я к нему не очень относился. Какие у нас могли быть отношения, если мы в жизни толком не виделись?

– Из Мостов вы переехали в Сморгонь.

– Да, в интернат. Я проучился там седьмой-восьмой классы. Старшие, получается. В интернате была восьмилетка. Как сказать… Типа зона на самом деле. Везде дисциплина. Строем ходишь на обед и ужин… Мы просыпались часов в восемь. Все вместе шли на зарядку. Потом мылись. Потом завтрак. Потом учеба. Отучился. Может, час-два свободных. А после – самоподготовка, уроки делали. Тоже вместе. Отбой – в десять часов.

Контролировали нас жестко. Там же нянечки эти на каждом шагу. Хотя иногда позволяли уходить в город. Типа в увольнительные. Строго было. Но мы все равно убегали. Минутах в десяти от Сморгони мы жили. Адрес – Иванова, 42. До сих пор помню :). Правда, интерната моего больше нет. Прикрыли.

– Как вы свободное время проводили?

– По-разному. У нас класс собрался спортивный. Много в футбол играли. Но и дрались почти все время. С городскими в основном. Они ж думали: «О, парнатские, колхозники». Ну, туда-сюда – конфликты. А у нас вокруг интерната – только забор жиденький. Никаких преград. Прилично дрались.

Если два наших старших класса собирались, то мы их гоняли. Потом городские уже с колами приходили. Бывало, получал. Ну, представь: менты дубинкой бьют. Так с колом примерно то же самое. Больно. Но мне особо жестко не перепадало.

У меня как-то произошел залет. Не слушался я воспитательницу. Она меня к завучу отправила. А завуч в интернате был такой, что мог и отоварить ремнем по заднице. Но у нас общение как-то сложилось. Геннадий Степанович звали. Он курил очень много. В общем, я зашел в кабинет. Там топор можно вешать. Он: «Ну что, Антонович?» – «Ну вот… Воспитательница…» – «Ну ладно. Куда поступать будешь?» Я такой: «В Суворовское училище!» Завучу выбор понравился: «Молодец!» Отпустил меня.

Сдали мы экзамены. Завуч снова ко мне: «Куда поступаешь?» Я говорю: «В минское ПТУ-63». – «Как? Ты ж в Суворовское собирался!» – «Не, передумал :)». Когда надо было, отмазался – и хорошо :). Жизнь интернатская прошла интересно. Поступил в итоге в ПТУ свое. И хорошо – там меня и заприметили, перебрался в минское «Динамо».

– В ПТУ понравилось?

– А что там? Строительное училище. В Зеленом луге, около магазина «Электроника». Выучился на плиточника-облицовщика. Но я там, по сути, только год посещал занятия. В остальное время на тренировках был. Три года обучения. Окончил с третьим разрядом. Можно было бы четвертый получить. Но без надобности.

Правда, что-то я умею. На пивзаводе практику, помню, проходили. Это в Дражне. Там рядом находятся завод шампанских вин и пивзавод. Хорошее место :). Нам надо было плиткой цех обложить. Здоровое такое помещение. Стены все черные. Дали нам козлы, плитку. Вот мы и работали. Я за две недели заработал больше всех остальных. Просто так вышло, что у меня получалось класть плитку.

Ну, это ж пивзавод. Все не просто так :). Мы меняли плитку на пиво. «Жигулевское». Хорошее. Такого больше не делают. Да я и не пью его толком сейчас. В общем, берешь ящик стеклянной плитки, приносишь его бабушке, она довольная. Говорит: «Сыночки, приносите еще. А я вам пивка налью». Веселое время было на заводе.

Мы там, кстати, руки от цемента квасом мыли. Серьезно. До крана с водой идти было далеко. А кран с квасом – рядышком. Из трубы тек. На заводе существовал целый квасопровод :). Правда, руки от него липкими становились.

Начфиз, песок убитый

– Минское «Динамо» в вашей жизни случилось не сразу. Пришлось некоторое время провести в Бресте.

– Меня в «Динамо» забрали из СДЮШОР «Трудовые резервы». Многие ребята твоего возраста ассоциируют эту школу с нынешней РЦОП-БГУ. И соответственно – с минской улицей Семашко. А тогда СДЮШОР находилась в центре города. Около Дворца Спорта. Был стадион с трибунами. Сейчас там Свислочь течет. Центр Минска – красота. Правда, не ухаживали за полем. Туда просто запустили мотоболистов, так они весь газон испоганили. Мы на песке убитом тренировались.

И вот из «Динамо» минского меня отправили в «Динамо» брестское. Вторая союзная лига. Сильнее нашей нынешней высшей лиги. Я абсолютно в этом убежден. Мне 17 лет было. Играли со взрослыми дядьками. Опыт очень классный. Плюс в Бресте я еще и армию прошел.

Нас было четверо, обязанных служить. Девять месяцев я в общем и целом провел в армии. Периодически приезжали люди из части, говорили, что проверка, вот меня и запирали в стройбат. Дней на 30.

– Чем в армии занимались?

– Капитану гараж строили. Я дембелем уже был. Запрягли нас с одним молодым. Говорят: «Ройте яму». Ну, эту, чтобы днище у автомобиля смотреть. Хорошо. Мы вырыли. Обложили ее кирпичом. В один ряд. А оказалось, надо было в два. В общем, одна стена той ямы почти сразу обвалилась.

Я знал, что мой билет военный уже лежит у начфиза. Начальника физической подготовки. Посмотрел я на эту стену обвалившуюся и сказал духу: «Работай, тебе еще долго служить». Такой у меня дембельский аккорд получился. Это числа 25-го произошло. А оказалось, 20-го меня уже уволили :).

В общем, много какой херней в армии занимались. Помню, полосу препятствий красили. Она, то есть все ее элементы, синего была цвета. Требовалось покрасить под кирпич. Армия…

– С дедовщиной столкнулись?

– Да. Бывало, ночью будили – и давай полы драить. Или играться в «подъем-отбой». Это издевательство такое, популярное у дедуль. Тебя будят и командуют быстро одеться. За 45 секунд. Если не успел, то опять. Когда меня впервые разбудили, я только раза с десятого оделся за нужное время. А спал еще на втором ярусе. Так вообще с ума сойти :). Это сейчас армия – детский сад, а тогда дело серьезное.

– Так что чемпионат Союза.

– Понравилось. Команд хватало интересных. И персонажей. В Тирасполе такой Веревкин играл. Очень жесткий защитник. Его все боялись.

– Почему?

– А он все время с какой-нибудь иголкой по полю бегал. Нападающим к Веревкину нельзя было подходить. Только кто сунется, он иглой – раз, и колет в бок. Или если нет иглы, то палочку какую острую найдет на поле. И ею тычет. Центральный защитник. Но я на фланге играл, мне от него не доставалось :).

– Как в Бресте жилось?

– Город прекрасный. Очень понравился. Маленький. Это, с одной стороны, уют. А с другой, там ни от кого не скроешься. Если футболисты пили пиво, то все в городе об этом знали. Но раньше же сильно не бухали, потому обходилось без залетов.

– Самый залетный партнер в вашей карьере?

– В Ростове Лоськов мог залететь прилично. Пойдет куда-то, найдет кого-то – ну и пропадет на недельку :). Но его любил наш тренер Андреев. Так что Димке ничего за те приключения не делали. Уважаемый футболист, хороший.

Мне, кстати, и Ростове-на-Дону очень понравился. Как-то нас, футболистов, болельщики захотели проверить на патриотизм. Дело было так. Мы после матчей отправлялись на базу. Она совсем рядом находилась. Туда шла дорожка из раздевалки. И вдруг фанаты расстелили на ней флаг. Ну, типа тест: наступишь ты на клубный флаг или нет? Я, получилось, шел один. Первым из раздевалки показался. Увидел флаг. Обошел его стороной. Ребята мне поаплодировали. Тест прошел :).   

33 сотрясения, путч

– Вы рассказывали, что на первых порах в «Динамо» иногда зарубались с партнерами.

– С Гуриновичем у нас стычка была. Я подкатился под Игоря. Он принялся мне пихать. Но за меня вступились Курбыко, покойный Янушевский. А потом мы с Игорем помирились. Стали друзьями.

Классный был коллектив. Честное слово. Каждый мог лупануть по юмору. Не состав, а сплошь легенды. Поехали мы, помню, в Германию. Трухан, Янушевский – все заслуженные люди. А Янушевский опытный, у него 33 сотрясения мозга было. И вот мы бежим кросс. 22 человека. Был у нас такой массажист по фамилии Чернухо. Он выбивал мячи. И один попал точно в голову Янушевскому. Нет, ты представляешь?! Бегут 22 человека, а мяч летит аккуратно в голову человеку, у которого 33 сотрясения? :) Случайно получилось, но вышло очень смешно.

Сацункевич у нас вратарем был. На «Динамо», помню, проходила тренировка. Часов девять утра. Все сонные. В раздевалках кресла стояли такие большие. Все расползлись по ним. Молчат. Зашел Эдуард Васильевич Малофеев. Ну, всем ясно, что сейчас установка начнется. Потому стало еще тише. Все расслабленные. Тихо-тихо… И тут Соц как чихнет! Апчхииии! Малофеев помолчал чуть-чуть, а потом сказал так интеллигентно: «Спасибо, Андрюша, что не пукнул».

Эдуард Васильевич – легенда, конечно. «Кровь из носа», «всеми фибрами души». Герасимец записывал за ним постоянно. Серега, кстати, тоже легенда. Все после 95 года смеялись: «Почему мы обыграли Голландию? Потому что у Герасимца ноги кривые! Были бы ровные, не забил бы он ван дер Сару из песочной ямы». А Сережа ведь действительно забил с нулевого угла :).

– С 1995-м все ясно. Расскажите про 1993 год.

– Про путч?

– Да.

– Я тогда за ЦСКА играл. В Москве жил. Постоянно был на тренировках. За ситуацией не следил. Ко мне как раз жена с ребенком приехали. Я их встречал на Белорусском вокзале. Зашел в метро, а там вообще ни одного человека нет. Только тетеньки в будках внизу эскалаторов. А жил я на Варшавской. Приехали к дому. Тоже пустота. Странно, думаю. Вообще ничего не понимал. Стрельба слышится. И из-за угла дома крик: «Давай, уходи отсюда быстрее!» Вообще ничего не понимал. А потом узнал, что случился путч. Но меня это вообще не коснулось. И Москву я до сих пор не люблю. Слишком много суеты. Хотя ЦСКА, конечно, благодарен за Лигу чемпионов.

– Самый запомнившийся выезд?

– В Марсель. Нам тогда шесть набили. После пошли разговоры, будто кто-то сдавал матч. Ерунда все это. Мы с французами до того сыграли 1:1 в Германии. Разозлили ребят и их болельщиков. Выходим в Марселе на разминку, а с трибун летит все, что только можно. Половина поля, на которой к матчу готовился «Марсель», зеленая. А наша – вся рябая, в луке и апельсинах. Шок, конечно.

В Глазго здорово сыграли. Шотландцам надо было забить нам штук восемь, чтобы дальше пройти. А мы уперлись. Сыграли в итоге 0:0. Наш вратарь Женя Плотников провел просто сумасшедший матч. Его после игры отправили сдавать пробу на допинг. Мы уселись в автобус. Стали ждать Женю. Ждали-ждали, ждали-ждали, ждали-ждали. «Плотник, где ты?» А он все не появлялся. Уехали, в общем. Женю привезли позже. Немного датого уже. Мы спрашиваем: «Ты где был?» Говорит: «Не мог сходить в туалет. Они мне пиво стали давать, чтобы я из себя хоть что-нибудь выдавил. Я выпил восемь штук, и только потом смог». Вообще бухой приехал :). Просто напряжение матча сказалось. Организм долго не мог расслабиться, вот Жене и не удавалось анализ сдать.

А вообще Лига чемпионов – это великолепно. Когда футболисты говорят, что рады принимать участие в этом турнире, я их понимаю. Классные футбол, ощущения, условия.

– Самые ужасные условия, в которых вам приходилось готовиться к матчу?

– В Румынию поехали с минским «Динамо», к «Виктории». Поселили нас в какой-то гостинице. Мы сперва не присмотрелись. А потом оказалось, что в ее здание есть дискотека. Так эти румыны целую ночь крутили музыку. Специально, чтобы мы уснуть не могли. И как раз за стенкой моего номера. Бум-бам. А мы с Серегой Алейниковым поселились. Правда, ему все равно было. Этот заснет, даже если танки под ухом танки будут стрелять. А я помаялся чуть-чуть, но после все-таки провалился в сон.

– Хорошая карьера.

– Нормальная. Поиграл. Заработал. Квартиру купил одну. Вторую Малофеев дал. В принципе, доволен. Правда, хочется поиграть еще :). Вернуть бы все назад. Сейчас же столько условий. Поля искусственные, прочее. Детям, которых я тренирую, здорово. Правда, все эти компьютеры, телефоны… Некоторым тренировка до одного места. Главное появиться – и перед началом занятия похвастаться ребятам новым гаджетом…

Хотя, знаешь, у меня сейчас совсем малыши тренируются. 2007 года рождения. Но с ними весело. Хочется на тренировки приходить. Каждый день что-то новое. Есть у меня малой, которому я шнурки завязываю раз 15 за тренировку. Идет занятие и тут: «Тренер завяжите шнурок!» Пара минут – снова: «Тренер завяжите шнурок!» Я говорю: «Владик, ну научись ты сам!» Но ему шесть лет. Совсем ребенок. Недавно явился на тренировку с бутылкой «Миринды», которая больше его по размерам. Говорит: «Ой, какая вкусная «Миринда». Тренер, хотите попить?» Добрые, непосредственные, старательные. Весело с малыми. Будем смотреть: может, кого и вырастим из них.

Фото: архив газеты «Всё о Футболе»

РЕЙТИНГ +77

Свежие записи в блоге

15 октября 2015 22:49
Александр Хацкевич: «Настроение Глеба, который говорит, что нам трындец в новом цикле, меня не устраивает»

8 октября 2015 23:15
Ярослав Романчук: «Любая сборная Беларуси может остаться в прошлом. Будем выступать под другими флагами»

30 сентября 2015 04:19
Филип Младенович: «Игра с «Гранитом» для нас важнее матча с «Ромой»

23 сентября 2015 11:20
Александар Евтич: «Я уже разговариваю на русском лучше Младеновича. Мы с ребятами поставили на нем крест»

21 сентября 2015 23:36
Сергей Новиков: «Пока не знаю, чем займусь на пенсии. Но точно перестану смотреть чемпионат Беларуси»

16 сентября 2015 22:37
Вадим Галыгин: «Белорусам надо больше ценить и оберегать себя. И меньше трындеть»

15 сентября 2015 11:29
Лявон Вольскі: «У нас толькі адна сапраўдная зорка. А Домрачава толькі крышачку паззяла пры ёй»

4 сентября 2015 23:58
Александр Мартынович: «Самый техничный защитник сборной? Плюс-минус мы все приличные топоры»

3 сентября 2015 17:35
«Корнила оставил без газа всю Самару». Тренировка самой водостойкой команды мира

31 августа 2015 11:12
Сергей Веремко: «Предложу грекам Ковалевича. Таких подкатов они в жизни не видели»

Сегодня родились

Лучшие материалы