Реклама 18+
Реклама 18+
Блог Heavy bald

Дмитрий Ковб: «Машина дымится, я в шоке, а Черных лезет в Instagram»

Став звездой YouTube, нападающий «Тракая» поговорил с Никитой Мелкозеровым о невозмутимых литовских мужчинах, вежливых медведях и сейшне фанатов группы «Король и Шут». Хорошее настроение – прямо по ссылке.

35 миллионов, каша, беспощадный

– Что с зубом?

– Пошел в верховую борьбу с парой защитников. Попал в бутерброд. Кто-то из тех ребят дал мне в челюсть локтем. Потом два дня было больно есть. Приехал в Минск. Стал кушать. Салат – огурцы, помидоры. Мягкое вроде все. Но в итоге откололся кусок зуба. Вот и думаю до сих пор: «Как так?» :) Договорим, поеду чинить.

– Тебе нравится в Литве?

– Да. Некоторые считают наш чемпионат сильнее литовского. Но я согласен не полностью. Есть «Жальгирис» – лидер литовской лиги. Очень хорошая команда. Бегущая. С профессиональным подходом. Уровня минского «Динамо» примерно. Да, БАТЭ посильнее. А в остальном чемпионаты почти одинаковые. Меня все устраивает. Разве что в Беларуси матчи проводятся в основном на траве. Это плюс. А в Литве много синтетики.

– Что было не так в «Днепре»?

– Да ничего. Контракт закончился. В клубе решили его не продлевать. Вот и все. Обид нет.

– А говорят, были.

– Ну, в начале прошлого года я не мог понять, почему не играю. Мы общались с Геращенко. Провели три, наверное, беседы. Я говорю: «В чем причина?» Леонидыч: «Дима, ни в чем. Мне нравится, как ты работаешь на тренировках. Но состав выбирает тренерский штаб. Три человека». Вопросов ноль. Но когда я забиваю на двухсторонке два мяча, а после в старте выходят другие люди, мне становится трудно понимать происходящее.

– Футболисты любят говорить «Мы общались с главным тренером». А что эти беседы из себя представляют?

– Да все просто. База. Иду к комнате тренера. Стучусь аккуратненько. Захожу. Вежливо говорю: «Здравствуйте, можно с вами побеседовать?» – «Заходи. О чем побеседовать?» – «О делах, о том, почему не играю. Хочу знать подробности. Может, я вас чем-то не устраиваю?» Среди футболистов хватает разных людей. Кто-то все спокойно переносит. А я заморачивался, когда был не при деле. Загонный жутко. Но без претензий к окружающим. В первую очередь проблемы ищу в себе.

Во второй половине сезона стал появляться на поле чаще. Правда, то на пять минут, то на четыре, то на 15. С «Белшиной» был праздник – тайм отыграл. Что-то забил, стал в чувство приходить.

– Как ты отреагировал на понижение оклада в два раза?

– Это, конечно, не самое приятное, что со мной могло случиться. Тут все ясно. Но есть руководители. Есть их решения. Я все воспринял нормально. Не могу сказать, что плохо или хорошо. Нормально. Ладно, подумал, пусть понижают – буду доказывать игрой.

– Тебя ведь брали на какую-то дикую для небогатого «Днепра» зарплату в 35 миллионов.

– Я, честно, сам это не очень понимал… Но смотри, как вышло. В «Минске» у меня был такой же оклад. Потом «Белшина». Потом межсезонье. Геращенко был во мне заинтересован. Звонил очень часто. И перед Новым годом, и 31 декабря, и 1 января. В общем, каждый день по раза три-четыре созванивались. Все было хорошо. На меня рассчитывали.

Сыграл в первом туре. Перед вторым Геращенко говорит: «Пусть Саня Сазанков отбегает первый тайм. Он их подушит, а ты выйдешь и добьешь». Получилось же, что Саня забил. Я в итоге присел на банку. После у меня папа умер. Два дня провел в коматозе. Ничего не ел. Пять килограмм скинул. Потом приехал на базу. Потренировался, пробежался, затем предигровая, позже матч. Геращенко определил меня в состав. Честно, приятно, что Леонидыч хотел таким образом поддержать. Но думаю, мое физическое состояние тогда не позволяло играть на полную. Боролся, как мог, не сказать, что выглядел совсем плохо, но получилось далеко не все. Это, конечно, повлияло на восприятие меня окружающими.

– Как футболистам сообщают о понижении оклада – это какая-то драма?

– Да нет. Пришел директор клуба Дмитрий Калачев. Сказал, мол, по решению тренерского штаба понижаем оклад. После я получил бумагу. Там были подписи Костюкова, Геращенко, Калачева и… Доктора, кажется.

– А он причем?

– Не знаю. В общем, срезали мне зарплату.

– «Днепр» с тобой рассчитался?

– Буквально две недели назад.

– Не собирался судиться?

– Нет. Суда с «Белшиной» хватило. Получилось не очень приятно. Я хотел оградить себя от несправедливости. Ну, на самом деле. Я заключаю контракт, выполняю прописанные в нем обязательство. Тренер не имеет ко мне претензий. Но денег за проделанный труд нет. Я подаю в суд. А на меня еще и обижаются после этого… Суровый и беспощадный белорусский футбол. Играть в обиженных при невыполненных обязательствах – мне это непонятно. В «Белшине» постоянно запускалась шарманка про «деньги точно будут в понедельник». Но ничего подобного не происходило. Благо, Седнев поддерживал… Вот потому я и не хотел влезать в такую же кашу с «Днепром». 

– Кирилл Павлючек выиграл суд у «Днепра». Директор клуба после стал говорить про паршивую овцу. Это нормально?

– Могу поддержать Кирилла. Он ведь заработал те деньги. Понятно, человек не хотел ждать… А обзывать его… Павлючек – порядочный человек. Но в то же время я бы не стал говорить, будто в чем-то виноват конкретно Калачев. Он ведь не собственник. Обещания по деньгам давали (и не сдерживали) более высокопоставленные люди. Может, Дима поэтому обиделся? Видишь, вот очень-очень веская причина, по которой я и не захотел влезать в такую кашу. Тем более, футбол у нас маленький. С любым человеком можно до конца карьеры еще десять раз пересечься.

– А «Белшина» вернула тебе деньги?

– Да. Год ждал.

Instagram, асфальтный, Гаттузо

– Бедные команды – это всегда весело. Что скажешь о «Днепре»?

– Подпадает под твое описание. Коллектив очень здоровый. Опытные ребята – Виталик Булыга, Олег Карамушка, Кирилл Павлючек – старались сплачивать нас. Инициировали встречи. С семьями выезжали на природу. Общались. Тепло было.

И болельщики хорошие. Мы с Федей Черных ходили к ним на сектор во время второго переходного матча. Мне понравилось. Ребята дали мегафон, подсказывали, что кричать. Молодцы. Ездят, болеют. Кстати, выражаю соболезнования по поводу смерти парня, который разбился на трассе…

А вообще, в Могилеве было хорошо. Веселых пацанов хватало. Вот Саня Сазанков, например. Не знаю, получится ли у меня объяснить, это надо видеть. Хороший парень, неординарный, на «ха-ха» пробивал всех. Сазона спрашивают: «Какой любимый клуб?» – «Манчестер Юнайтед!» – «Ну, назови хотя бы пятерых футболистов этой команды». – «Да легко! Руни! Гиггз…» – «А дальше?» – «А я уже не помню :)». Улыбается так широко – и всем весело.

На тренировках мог обыграть полкоманды, прибежать к пустым воротам, дать паузу для эффекта… И пробить мимо. Ребята, которые в пульке играли за него, сходили с ума. А Сане весело. «Сазон, ты чего?» – спрашивали партнеры. Он отвечал: «Хотел поинтереснее забить :)».

Ну и Володя Юрченко. Он действительно мог пропасть на три дня. Федя Черных правду рассказывал. То есть человека нет три дня. Предыгровая – появляется. И начинается красочный рассказ про цыганские праздники. Мол, тренер, не мог присутствовать на занятиях. Или еще одно популярное объяснение отсутствия: «Был на просмотре». Тренеры начинают проверять, куда он ездил. И оказывается, что в названных клубах Вовы не было :). Персонаж…

– С Федорым Черных вы не только сходили на сектор, но и попади в ДТП в конце прошлого года.

– О, да. Поехали в Могилев, чтобы забрать трудовые книжки и оформить бумаги на отпуск. Погода была ужасная. Окна замерзали. Ни печка, ни омыватель, ничего не помогало. Я три раза останавливался, чтобы наледь убрать. Ехали со скоростью 75-80. Я за рулем. Федя заснул. Оба не пристегнутые… Сейчас вспоминать смешно. А как подумаешь, что могло получиться…

В общем, ехали по правой полосе. И чего-то меня резко выкинуло на левую. Я попытался вернуться – машину дернуло. Я только успел крикнуть: «Федя!» Федя проснулся: «А?» А мы уже летим. Раз три кульнулись. Потом, когда приехал в Могилев, думал: «Чего у меня голова болит?» А потом вспомнил, что пока мы кувыркались в машине, с Федей били друг друга ногами по лицам :).

Секунды три все длилось. Я толком мыслей своих не помню. Хотя точно видел лица всех членов семьи. Приземлились на крышу. Лежу на спине. Думаю, надо вылезать. Вылез. А до того в подобных ситуациях никогда не оказывался. Смотрю, машина дымится. Перепугался за Федю. Говорю: «Выбирайся быстрее». Но нормально. Ничего не взорвалось. Выскочили. Чуть отошли… В общем, картина: машина дымится, я в шоке, а Черных делает фотку и лезет в Instagram :). Говорю: «Ты хоть не выкладывай сразу». Правда, Федя через паузу все равно выложил. Медийная личность :).

Вызвали ГАИ. Потом Горбач с Былиной подъехали. Отогревались у них в машине. Потому что холод был собачий. А мы с Федей оделись легко… Когда позвонил в ГАИ, меня спросили: «На каком вы километре?» – «Не знаю». – «Мне точно надо знать». Я побежал вперед, смотреть, на каком, мы километре. Оказалось, как раз между 146-м и 147-м. Вернулся обратно. Федя рассказывает: «Подъезал бусик. Вылез мужик: «Ребята, все нормально, все живы?» – «Да, все живы». – «Так может, помочь?» – «Не, не надо. Сейчас ребята подъедут». – «Давай, может, я вам хоть ящик пива оставлю?» Федя отказался :). Но знаешь, много кто останавливался, интересовался нашими делами. Это было приятно.

– Что с машиной?

– Ничего. BMW, тройка. Ремонт встал в четыре с половиной тысячи. Думал, надо делать. Но отказался от этой идеи. Стекла повылетали, прогнулась крыша, водительская дверь пришла в негодность, крышка багажника… На тот момент мне ни «Белшина», ни «Днепр» не вернули денег. Решил не ремонтировать. Продал. Человек через месяц забрал мой металлолом жене на подарок. Сделал ремонт. Честно скажу, хорошо получилось. Он арки расширил, другой марафет навел… Женщина получит хороший автомобиль.

– А теперь ты на чем ездишь?

– Ни на чем. Смысла машину покупать сейчас нет. Два раза ездил с Юрой Кендышем на его автомобиле из Вильнюса… Стоять в очередях на границе пять часов, если честно, не прикольно. Лучше на поезде за два с половиной домой добраться… В общем, вот так мы с Федором прокатились :).

– У Федора ведь интересный сосед на базе.

– Да. Антоша Шрамченко. Тоже красавец :). Возил всю команду в покер. Нас собиралось человек шесть-семь. Я, Шрам, Федя, Былина, Горбач Андрюха, Киря Павлючек, если жены не было в городе, Коля Зенько иногда. У тебя два туза, а Шрам выигрывает со стритом. Чудаку дико фартило. Всех психи брали, карты летели в стену: «Шрам, да как тебе так везет!» Но хороший парень. Трудоголик. Я к молодым прекрасно отношусь. Старался Антоше помогать. Никогда не травил. Да и вообще не пихаю на тренировках.

– А тебя травили?

– Ну, только в «Шахтере». И то – в первый год. Как-то массажист главной команды говорит: «Ребята, массажист дубля заболел. Если хотите, помассируйтесь у нас». Я пошел, прилег. А тут в комнату заходят Витя Борель, Миша Мартинович, Саня Клименко: «Ну, ничего себе! 18 лет – массируешься! Мы в 27 не знаем, что это такое :)». По-доброму так травили.

Еще в бильярдной могли словить. Я не особо умел играть. А Артем Гончарик возил всех. Бывало, он сделал тебя 8:0, и все – надо лезть под стол. Это традиция такая. Человек, который сливал всухую, лез под бильярдный стол, а ребята становились вокруг, гомонили и били по этому столу шарами. Если победил – весело. Если нет – неприятно, конечно :). Но потом я поднатаскался, на равных со старшими стал играть.

А вот Никита Букаткин никак не мог научиться. Играл на «сникерсы» и все время горел. Часто всухую – лазал под столом :). Бука так смешно злился. Тоже персонаж. Вообще никакой логике не поддается. Мог поставить сто тысяч на свой любимый «Ливерпуль» и прогореть. А иногда на дурака заряжал три тысячи на какой-нибудь экспресс и поднимал 900. Из ничего. Знаю, сейчас уже не ставит.

Вообще, нам повезло с молодыми ребятами. Коллектив в «Шахтере» был классный. Мы прошли очень крутую школу.

– Букаткин – самый необыкновенный партнер в твоей карьере?

– Никита помог мне очень сильно в дубле. Много голевых передач наотдавал. Молодец. Но да – персонаж. Мы же с детства вместе. Из СДЮШОР «Динамо». Оттуда же Леша Риос, братья Глебы. Мы когда со Славой видимся, приветствует друг друга: «Здорова, Асфальтный» :). А Бука… Помню, идет чемпионат мира в Японии и Корее. Роналдо тогда играл с выбритой треугольником челкой. И вот однажды Никита приходит с такой же прической… Мы чуть не попадали, конечно :).

Бука – это наш Гаттузо. Он и в детстве таким же цепким был… А вот еще одна история про солигорскую юность. Старшие как-то отправили за пивом. Говорят Никите: «Возьми три литра». Бука сбегал. Заходить на базу не стал. Закидывал бутылки на балкон. Одну подбросил – ребята словили. Вторую – словили. Третью кинул и отвернулся. А пацаны как-то неловко все сделали, бутылка назад пошла. Кричат в панике: «Бука, не словили!» Никита поворачивается, смотрит вверх… А бутылка прилетает ему прямо в глаз! Бах – фингал :).   

Орбита, Audi-бочка, крестьяне

– Говорят, Модибе Сидибе давал жизни в «Днепре».

– Такой интересный… То на телефон положи ему денежку, то еще что. «Dima, please, give me a juice». На тебе juice. «Dima, please, give me cake». На тебе cake. Когда домой уезжал, если что-то оставалось съестного, нес это все Сидибе. Поддерживали его с пацанами, как могли.

Но парень жег по-страшному. Курил в автобусе. И вообще каждый день что-то выдавал. Человек мог в час ночи пойти в столовую на базе и там заварить себе «Роллтон». Одна только проблема. Доев, он моментально отключался. Прямо за столом. Пацаны, которые пораньше просыпались, приходили утром, выключали телевизор, будили его и отправляли в кровать досыпать. Такого я, конечно, нигде не видел. 

Еще праздник был, когда они с Рефаи увидели снег. Бросались друг в друга, чего-то там гоготали. Рефаи как-то подошел ко мне, говорит: «Давай над Сиди прикольнемся». Ну, давай. Мы с Патошиком и Колей Зенько сделали Сидибе «градусник» (то есть погружение головой в снег), чтобы почувствовал белорусскую зиму :). Бегал потом за нами по всей базе.

Ну, а что? Ничего другого не оставалось. Развлекались, как могли. Честно, я боялся, что в конце года начну с собаками разговаривать. Сидишь в лесу, мобильные ловят плохо, одни и те же лица. Орбитальная станция :). И так все ребята.

– Самый удивительный легионер в твоей карьере?

– Сидибе выигрывает за явным преимуществом. Но раз заговорили, я хочу отметить днепровских иностранцев. Олег Карамушка и Артур Котенко – приятнейшие люди. По Артуру даже не скажешь, что он вратарь :). Реально почти без заморочек.

– Самый удивительный вратарь в твоей жизни?

– Сосед.

– Это Игорь Логвинов?

– Да. Я помню, как он всех смущал своим тонингом. Звонишь. Вроде гудок пошел, а потом вдруг голос: «Алло, это прокуратура? Меня посадили». Сидишь и не знаешь, что делать :). Мы в Бобруйске как-то проходили медобследование. Сосед стал на весы. Как раз Седнев зашел. Весы показывают – 103. Сергеич за голову: «Сосед! Е# ты, ты чего?!» потом Игорь месяц ел салаты. Но, знаешь, все согнал. Молодец.

Мы же и в «Шахтере» играли. У нас база была в лесу. Игорек как-то так разогнался на своей Audi бочке, что мы затормозили в сантиметре от шлагбаума. Реально крышу автомобилю могло снести, а вместе с ней и головы наши. Я сижу такой на выдохе: «Ах». Дышу тяжело. В шоке. А Сосед меня по колену: «Да ладно, Малы :)». Типа расслабься. Сидит спокойно. Веселый парень :).

– Какая база легендарнее: «Шахтера» или «Днепра»?

– О днепровской у меня свежее воспоминания. Пришла зима. Мы на базе. Чтобы согреться, я надевал двое носков. Вторые – обязательно шерстяные. Кальсоны. И все, что было… Модные, в общем. Нам бы с ребятами еще вилы дать, так чистые крестьяне :). Если бы кто сфоткал, ваш «Спортивный канал» сошел бы с ума.

Кальсоны, вторые штаны, майка, термобелье, байка, куртка. Оставалось только шапку и перчатки надеть. Но до этого не доходило, пусть руки и мерзли. Терпели-терпели. Дима Калачев говорил: «Скоро включат отопление». Прошло три недели. Пошли снова к Калачеву: «Так что?» Дима говорит: «Ребята, честно, ситуация очень тяжелая. Разговаривал с руководителями. Дело такое. Или включаем отопление, но выключаем свет. Или живем со светом, но без тепла»... Все: «Как так?»

Понятно, мы свет выбрали. Потому что это и телевизор, и интернет. Хоть какая-то связь с миром.

– Давно хотелось спросить. Ты выступал в удивительной команде «БГАТУ-Нива». Что это?

– Это вынужденная мера. Требовалось полгода ждать, пока собьется мой ценник. 23-х мне не было. А компенсация составляла 17 тысяч долларов. Для сравнения: в то время «Гомель» купил Саню Клименко у «Шахтера» за десять. Непонятно, в общем. И в аренду всех тогда отдавали за две тысячи. А меня почему-то за три с половиной...

В общем, вариантов не было особо. Пошел я во вторую лигу, чему никто не препятствовал. Все играли, как умели. Могли вести в счете 2:0, а потом уступить 2:7. Денег не платили вообще. Был у нас руководитель-многостаночник. И тренер, и пресс-атташе, и водитель клубного автобуса, и председатель правления. Все делал. Дурил всем голову обещаниями вернуть деньги.

Потом появилась «Белшина». Заплатили за меня что-то вроде десятки. Не знаю, точно. По крайней мере, речь велась о такой сумме.

Вот после и началась моя бобруйская жизнь. Работа с Седневым очень понравилась. Сергеич – хороший тренер и человек. Все нам говорил: «Убейте в себе раба». Это его коронная фраза :). Вообще пихал очень интересно. Саня Былина, помню, подавал с фланга, но мяч свалился. Сергеич ему: «Что ты этим сапогом бьешь непонятно куда!»

Александр Сергеевич живет футболом. Матчи по пять раз пересматривает. Переживает. Молодец. Хороший спец.

Балалайка, Моуринью, «Король и Шут»

– Твои родители музыканты.

– Папа занимался музыкой. Инструменты – балалайка и гитара. Но после стал администратором минского цирка. Много чем занимался. Была какая-то работа в самом цирке, что-то делалось и вне его стен. Допустим, не все клоуны проходят на представления. Вот, чтобы ребята не теряли квалификацию, отец иногда ездил с ними по школам и детским садикам.  

Мои родители – заслуженные деятели культуры. Оба оканчивали консерваторию. Папа умер в апреле прошлого года. Мама до сих пор работает. Преподает в музыкалке на Камвольном комбинате у детишек домру, гитару и фортепиано.

– То есть твое детство прошло в цирке?

– Не то чтобы в цирке. Но за кулисами я появлялся довольно часто. Папа водил. Запомнилось, что цирк – это постоянная работа. Тренировки-тренировки-тренировки. Меня научили жонглировать тремя мячиками. Но я не очень увлекся. Помню, как-то повели знакомить с медведем. Я весь перепугался. А медведь мне лапу протягивает. Здороваться :). Мило. Животное обученное, привыкшее к людям.

Нам даже однажды отправили домой пятиметрового питона. Перекантоваться. Огромный такой аквариум посреди зала, а внутри – эта змея. Меня еще сфотографировали с ним. Я совсем покраснел, страшно было. Ну, представь – такое существо пятиметровое по тебе ползает. Но намного более яркие воспоминания оставила его кормежка. Как-то питону кинули в аквариум цыпленка… Я чуть с ума не сошел. Душещипательное зрелище. Вроде спокойная змея, а как только жертву видит, срывается. А потом еще пока прокрутит этого цыпленка через все свои пять метров… Попросил родителей кормить питона без меня. Я просто очень трепетно отношусь к животным. А тут такая расправа…

Да, животных я люблю. У меня дома две кошки. Одна породистая, ангорская, А вторая – со двора. После смерти отца выезжал на тренировку на машине. Жена с ребенком вышли погулять. Рядом находились. И тут под колеса мне побежал котенок. Думал, он сманеврирует. А оказалось, совсем маленький – еще слепой. Мы его подобрали. Хотели вечером маму отыскать. Но не нашли. Оставили.

Я еще в Вильнюсе уличных котов подкармливаю. Их пять. Покупаю им еду, молоко подливаю. Эта свора, как видит, что я с тренировки иду, так вылезает сразу из укрытия :). Ребята меня подтравливают, говорят: «Тебе двух домашних мало? Этих еще в Минск увезешь? :)»

– Как ты вообще оказался в Литве?

– Понимал, что с двумя голами за сезон много кто интересоваться мной не станет. Был согласен на любой просмотр. По нашей высшей лиге имелись варианты. Но не особо конкретные. Я понимаю, два гола – мало для нападающего. В первую лигу идти не хотелось. И вот как-то позвонил знакомый тренер, предложил вариант в Литвой. Я съездил, сыграл спарринг, победили 4:0, забил, подписали контракт по схеме «1+1». Доволен всем. Одиннадцать матчей, забил пять, две отдал. Вернул чувство гола. Это важно.

Празднование одного из твоих голов получилось очень классным.

– Мы как-то сидели на базе «Днепра» с ребятами. Саня Былина в интернете наткнулся на какое-то видео. Говорит, посмотри. А там старая запись. Годы 80-е, может. Игрок забил, перепрыгнул ограждение и стал аплодировать себе. Мы с ребятами посмеялись. Быля говорит: «Если забьешь, сделаешь так?» – «Сделаю, если вспомню». И вот вспомнил :).

Просыпаюсь утром. Сосед, вратарь-литовец, говорит: «Дима, смотри, что в YouTube делается». Е-мое! А просмотров действительно много. Букаткин писал. Саня Былина звонил: «Сумасшедший :)». Так получилось. Хорошие эмоции. Футбол ими и прекрасен.

– «Тракай» тренирует Эдгарас Янкаускас, который играл в «Порту» Жозе Моуринью.

– Янкаускас – довольно скромный человек. Спокойный, адекватный, взвешенный. Наверное, не рассказывает о Моуриньо, думая, что это может быть воспринято хвастовством. Не знаю. Но еще раз – мне наш тренер очень нравится. Мы однажды проиграли 1:4. Получили два странных пеналюсика от судей. Янкаускас после пришел, говорит: «Смысл мне на вас кричать? Как будто от моего крика до вас лучше дойдет». При этом человек в Литве уважаемый. Если с Беларусь сравнивать, то это их Саша Глеб.

Мне и коллектив нравится. У нас как-то не принято собираться после матчей. А литовцы стабильно куда-то едут командой. Пиво, сок, обсуждение матча. Тимбилдинг.

– Давай запозитивим концовку, пока счет несут.

– История… История… Ребята из «Шахтера» выбрались на шашлыки. Ну, как выбрались. Недалеко от базы в лесочке развели костер. Нас – молодых – с собой позвали. Вечер. Почти полночь. Мясо еще есть, а дров – уже нет. У Андрюхи Порываева недалеко была припаркована машина. Старый Citroën ZX. Он говорит: «Бери, дуйте за дровами». Мы с Риосом и Букой понеслись. На выезде в Минск заправка. Но там все дрова уже разобрали. Мы смекнули, что надо в деревню ехать. Это недалеко.

Приехали. Слышим, музыка играет. Пойдем, думаем, попросим дров. Подходим. А там «Король и Шут» ревет на всю округу. По двору море людей в капюшонах прыгает. К нам выходит какой-то парень, похожий на Горшка. В носу у него дикий пирсинг. Ночь, «КиШ», зубов у человека нет. И я ему: «Ммможет, дрова есть?» – «Что?!» – «Да не, ннничего».

Пошли в другой дом. Там ребята тоже отдыхали. Но ребята попроще. Разрешили дров набрать. А у нас страх не прошел. Мы явно с дровами перебрали. С Лехой руки держим. Бука накладывает. А там ребята немного подгашенные уже. Вот и думали: «Как бы по голове не получить». Но не получили. Все нормально закончилось. Может, потому что мы малые совсем были. Не знаю…

Вот еще. Паша Беганский. Личность. Нам после выходных давали беговую нагрузку. Нужно было пульс набивать. Полар его считывал. Паше давали задание на большой пульс. Вроде 170 ударов. Так Беганский звал менял и, заботливо надевая прибор, говорил: «Димка! На тебе. Не ниже 160, не больше 170». И я пер :). А они со стариками спокойно прогуливались по лесу.

Фото: fkt.lt, Иван Уральский, Юлия Чепа

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья