Реклама 18+
    Реклама 18+
    Реклама 18+
    Реклама 18+
    Блог Heavy bald

    Игорь Шлойдо: «Слово «деградация» точно описывает наши игровые процессы»

    Генеральный директор «Минска» объяснил Никите Мелкозерову причины кадровых перемен в главной команде клуба и рассказал о его финансовом положении.

    – Весело живете, событийно.

    – Ну… Событий хватает. Но они не всегда веселые. А так…

    – Что в последнее время расстроило вас больше всего?

    – Конечно, наша главная команда. У этого расстройства, на мой взгляд, две явные составляющие. Первая – результат. Вторая – игра. К сожалению, результат далеко не тот, который ожидался. Ведь футболисты перед сезоном согласились с поставленными целями. Это выигрыш Кубка, как минимум выход в финал, и попадание в первую шестерку...

    Традиционно накануне старта сезона журналисты опрашивали руководителей футбольных клубов про цели, задачи, финансы, кадры и много чего еще. Тогда я заявил, что «Минск» будет менять концепцию. Что «Минск» будет комплектоваться более молодыми футболистами. Что «Минск» будет привлекать большее количество выпускников своей детской школы.

    В итоге мы действительно расстались с наиболее возрастными игроками вроде Андрея Разина, Романа Василюка и Сергея Сосновского. Нынешний состав команды в целом моложе прошлогоднего. Плюс выправился крен наших затрат. Сейчас зарплаты игроков «Минска» меньше, чем раньше.

    Но с другой стороны вырисовалось одно явное противоречие. Я говорил о привлечении своих воспитанников, которых ныне в главной команде не очень много. Просто по ходу межсезонья мы стали думать о складывавшейся ситуации. Указ президента мотивирует на результат. Чем выше место, тем больше поддержка со стороны государства на следующий год. Это раз. Два. Еврокубки. Мы узнали, что это такое. Понравилось. Очень. Окунулись в прекрасную атмосферу. Да и денег заработали. Захотелось повторить.

    Насколько я знаю, на сегодня «Минск», если не считать «Динамо», – единственный в столице представитель игровых видов спорта, выполнивший указ президента. Честно скажу, сделано это было во многом благодаря еврокубкам.

    – УЕФА дал вам 420 тысяч евро.

    – Да. И сами мы заработали порядка 4 197 миллионов рублей. Хозяйственной деятельностью.

    – Сдача полей в аренду, лыжероллерная трасса…

    – Стадионы «Трактор» и «Торпедо». «Трактор» мы сдаем соседям из «Динамо». Ну, и коммерсанты там есть. Ребята арендуют под кафе помещение на втором этаже. Есть автомастерская на два бокса. Это тоже аренда. На «Торпедо» функционирует секция культуризма, женщины йогой занимаются. Там немного, тут немного, а в целом набирается неплохая сумма.

    Это без всякого спонсорства. В общем, мы выполнили указ, за исполнение  которого серьезно спрашивают.

    – Что происходит, если клуб не выполняет указ?

    – Клуб лишается права пользоваться поддержкой государства. Скажу как чиновник городской структуры, в Минске ситуация следующая. Сегодня клубы, которые не выполнили указ, лишены этого права. От них требуется изыскивать другие источники финансирования. Применительно к нашей команде, выступающей в высшей лиге, это просто смерть.

    Понимая ситуацию, я все-таки не рискнул идти в чемпионат молодежью. Это мое решение. Меня никто не наставлял. Достижение поставленных целей позволило бы нам обеспечить себя на следующий год господдержкой в желаемом размере.

    Но, к сожалению, первая цель уже точно не выполнена. А на Кубок мы, честно говоря, больше всего надеялись. Выполнение второй цели находится под ощутимой угрозой. И вышло так, что с каждым туром ситуация ухудшалась. Ни развития молодежи, ни результата, ни игры. А ведь сезон мы начали довольно живо. И это не только мое мнение. Вспомните пару матчей с БАТЭ. Да, «Минск» проиграл. Но никто не говорил после, что команда была никакой. Потом мы на классе победили «Городею» и брестское «Динамо».

    А затем случилась встреча со «Слуцком». Мое мнение – абсолютно ничейный матч. Мы играли ровно до гола Макася. После все перевернулось с ног на голову. «Слуцк» стал смотреться предпочтительнее. И понеслась! Из последовавших игр могу выделить только матч в Могилеве. Там были моменты, был удар в штангу. Сыграли 1:1, но выглядели лучше соперников. В остальном… Может, я был чересчур резок, но на одной встрече с тренерами мною было произнесено слово «деградация». Считаю, оно точно описывает наши игровые процессы.

    – Вы не видите работы тренера в игре команды?

    – Стоп. Работу тренера я вижу. Но работа бывает разной. Ну, допустим, кто-то может просидеть неделю над компьютером и написать текст. А кто-то ввиду своего таланта и способностей сделает такую же работу за час.

    Наши тренеры работают. Работают много. В структуре нет лодырей, нет равнодушных. Люди стараются работать по-современному, отдаются футболу полностью. Но их работа не приносит результат. Игра и результат – мерило успешности в любом игровом виде спорта. Все. Старания тренеров не идут в расчет, когда команду оценивают болельщики и руководители.

    Да, что касается второй шестерки, не все еще потеряно. Но реализация плана под большой угрозой. Становится ясно, что что-то нужно менять.

    – Поэтому вы выдвинули ультиматум?

    – Формулировка может быть любой. Ультиматум там, условие… Я высказался следующим образом: «Если в матче с «Гомелем» не будет улучшения результата, если не будет улучшения игры, вам, ребята, наверное, придется подавать в отставку».

    Если сравнить матчи с «Торпедо-БелАЗ» и «Гомелем», то можно говорить о совершенно разных «Минсках». В последней встрече появились скорость, самоотверженность, желание. Даже после удаления ребята сумели забить, создавали моменты. Да, пропустили на 91-й минуте. Да, результата нет. Но команда играла. И если бы такой же футбол ребята демонстрировали в предыдущих матчах, дело не дошло бы до ультиматумов…

    Есть статистика. В матче с «Торпедо-БелАЗ» игроками «Минска» не было произведено ни одного удара по воротам соперника. А ведь это для нашей команды едва ли не ключевая игра в плане попадания в шестерку. «Минску» не обязательно бодаться с БАТЭ и столичным «Динамо». Это другой вес. А мы, принимая жодинцев у себя дома, ни разу не бьем по воротам… Я считаю, что-то здесь неправильно. То ли в подготовке, то ли еще в чем-то, это мое мнение.

    – При этом ваше «мне не нравится игра» может повлиять на отставку тренера.

    – Понимаю вопрос. Игра… Вот пример. Человек, который периодически смотрит хоккей по телевизору, решает выбраться на арену. Он не специалист. Он просто хочет поддержать свой условный «Метеор» и весело провести время. Но условный «Метеор» за все три периода ни разу не бросил по воротам условного «Вымпела». И даже не продемонстрировал стремления сделать это. Как люди говорят, катал вату. И что? Для того чтобы дать негативную оценку увиденному, надо быть специалистом? Нет. Если после матча вы скажете про хоккеистов «Метеора»: «За что они получают деньги?», то в какой-то степени окажетесь правы.

    Это про нашу игру с «Торпедо». Такое ощущение, что в черной форме в Минск приехали не жодинцы, а ребята из донецкого «Шахтера». Нас полностью переиграли во всем. Хорошо, что еще 0:2 закончили. Считаю, преимущество соперника должно было оказаться большим.

    Набор наших нынешних минусов очевиден для всех. Не нужно быть специалистом, чтобы его определить. Я ведь не лезу в тренерские моменты. Я не вызываю Скоробогатько и не предъявляю ему: «Какого ты поставил Сачивко опорным полузащитником?!» Я не касаюсь этих нюансов.

    – У вас есть с кем проконсультироваться по футбольным моментам?

    – С Алексейчиковым консультируюсь, но в тренерские дела все равно не лезу. Савостиков, Яромко, Тараканов, Довнар, Скрипченко, Скоробогатько – никому не мешал. Потому как я считал, считаю и буду считать, что тренеры лучше меня разбираются в тонкостях. Им лучше известно, на какой позиции должен играть тот или иной футболист.

    Единственный участок тренерской работы, к которому мне, считаю, стоит подключиться, – работа с молодежью. Тренеры приходят и уходят. Это жизнь. Это нормально. Им нужны результат, зарплата, реноме. Эти люди нанимаются, чтобы реализовывать клубную политику. А формулировать ее принципы должны руководители. Думаю, генеральный и спортивный директоры имеют право требовать о т тренеров привлечения молодежи.

    ***

    – Вы все-таки произвели кадровые изменения в тренерском штабе.

    – Да, изменения произошли. Было принято решение об отставке главного тренера Андрея Скоробогатько, а также его помощников Дмитрия Клецова и Владимира Рыжченко. Исполнять обязанности главкома поручено Андрею Пышнику, возглавлявшему наш дубль.

    – Правильно думать, что отсутствие результата ставит под вопрос будущее сербов в вашем клубе?

    – Ну… Есть вопросы. Вот Ранджелович мне очень нравится. Скоростной, мобильный.

    – Свои деньги отрабатывает.

    – Да. Что касается Мирича, я ожидал большего. Видно, что футболист квалифицированный. Но лишь эпизодически. Да, с учетом Кубка Марко забил два раза, но все равно этого недостаточно. Мы подписывали его как потенциального лидера. Человек играл за «Црвену Звезду», вызывался на товарищеские матчи своей сборной.

    – У сербов самые высокие зарплаты в клубе?

    – Относительно других наших игроков – да.

    – Какой зарплатный максимум в «Минске»?

    – Порядка четырех тысяч долларов.

    – Сколько в нынешнем составе игроков, которые имеют такую зарплату?

    – Мы еще оплачиваем аренду жилья – 500 долларов. С учетом этих денег максимум получается 4500. Такая зарплата у Бушмы, у Коркишко, у Мирича, у Ранджеловича, у Сачивко. Кибук, Рнич, Ленцевич – ниже. Бегунов, Пушняков, Сверчинский – еще ниже. 

    – В каком году в клубе действовала рекордная зарплатная ведомость?

    – В прошлом. Пять с половиной тысяч, если брать с учетом затрат на аренду жилья, – максимум.

    – Такие деньги получал Роман Василюк…

    – У Василюка не было пяти тысяч. Роман получал что-то около этой суммы.

    – Рекордсмен в истории «Минска» по зарплате?

    – Андрей Разин. Он имел зарплату в районе шести тысяч. И полностью заслуживал этих денег. Андрей был нашим безоговорочным лидером. Думаю, если бы в бронзовом сезоне Разин не получил травму, то стал бы самым полезным игроком чемпионата, опередив Брессана.

    Свои деньги Андрей отработал. Мы не имеем к нему никаких претензий. Сегодня Разин работает в структуре клуба. Это знак доверия. Не знаю, как все обернется, но, возможно, Андрей скоро станет работать в главной команде. Сегодня он ассистирует в первой лиге. И если продолжать говорить о деньгах, делает это за символическую плату.

    Вообще, это история о профессионализме и нормальных человеческих взаимоотношениях. Разин – один из примеров должного отношения к делу.

    ***

    – В прошлом году при Вадиме Скрипченко команда оказывалась в ситуациях хуже нынешней. Но вы ни разу не заговорили об отставке.

    – Скрипченко – автор двух исторических для клуба достижений. Выиграл Кубок и почти квалифицировался в группу Лиги Европы. Сейчас этого нет. Вот почему свои нынешние претензии я считаю обоснованными.

    Что до прошлого года, то нас разорвало множество фронтов. В чемпионате ведь долгое время все шло неплохо. Перед нами маячила шестерка. А потом Кубок, еврокубки… Понятно, где-то не хватило тренерского опыта, длины скамейки, эмоций. Ключевой матч в плане попадания в шестерку команда проиграла на стадионе «Торпедо» «Нафтану». Вроде бы все было в наших руках. Но возникало ощущение, будто ребята вышли на поле тупо выполнять свою работу, работу каторжную и неприятную.

    Нам не хватило опыта. Однако про Вадима Викторовича я могу сказать только хорошее. «Минск» ведь не был сильнее «Динамо». Но Скрипченко настроил ребят на финал Кубка. Если бы я был игроком «Динамо», то, посмотрев на Сосновского, побоялся бы приближаться к штрафной «Минска». И это касается не только Сергея, всех. Вадим Викторович смог сплотить ребят на главный матч сезона.

    А теперь что? Я говорил ребятам после кубковой игры с «Неманом»: «Дай Бог, чтобы я ошибся, но, скорее всего, это была главная игра нынешнего сезона. Возможно, мы еще пожалеем». Мы не проиграли ту встречу… Мы ее провалили! Просто провалили. Полуфинал Кубка. Бездарно. Да, ребята из «Немана» – молодцы. Им не зазорно проиграть. Но как? 0:3 по ходу дела… А Скрипченко смог всех сплотить. Хотя, ясное дело, у Вадима тоже есть недочеты. Он этого не скрывал. Думаю, если бы Скрипченко продолжил работать, у нас были бы неплохие шансы улучшить свои показатели.

    – Вы пытались сохранить тренера?

    – Все очень быстро получилось. Я находился в загранкомандировке. Вроде бы, на воскресенье был запланирован спарринг с БАТЭ. Вадим позвонил в пятницу. Сказал: «Игорь Михайлович, тут такое дело, надо пообщаться». – «Так давай после спарринга переговорим». – «Я сегодня должен принять решение. Уже завтра нужно уезжать. Гончаренко пригласил меня в «Кубань».

    У меня случился шок, конечно. Но в итоге я решил пойти ему навстречу. Вадим работал честно, заслужил. О нем в клубе все хорошего мнения. Скрипченко – улыбчивый, всегда готовый ответить на вопросы. Объяснял, почему команда выиграла или проиграла. Находил минуту для каждого работника. А ведь не все тренеры считают возможным общаться таким образом с, допустим, клубными медиками или бухгалтерами.

    – Понятно. Недовольство Никиты Букаткина. Что не так?

    – Наши игроки, то есть те футболисты, которые выступали за «Минск» в прошлом году и выступают сейчас, получили все премиальные. Есть ряд игроков, которые выступали за «Минск» в прошлом году, но не выступают сейчас. Они не получили премиальные только за последнюю игру чемпионата. Победу над «Днепром».

    Если говорить конкретно о Букаткине, он поднял шум из-за тысячи долларов. Хотя получал каждый месяц порядка пяти тысяч долларов, думаю, на жизнь ему хватало. Мы, конечно, отдадим эти деньги Никите в ближайшее время, как только появится возможность это сделать.

    – Сколько в «Минске» давали за победу в прошлом году?

    – Тысячу долларов.

    – Вне зависимости от контракта?

    – Премирование в «Минске» происходит следующим образом. Главный тренер пишет служебную записку на мое имя, в которой указывается, что проведена игра. Он же обозначает, каким образом тот или иной футболист способствовал победе. Все же игрок может выйти на 15 минут, сравнять счет, а потом вывести команду вперед. Это надо учитывать. Футболист может получить тысячу или до тысячи долларов премии.

    – Вы говорили, что сейчас на счету клуба есть 800 миллионов…

    – Больше уже. Но я не могу отдать их на премиальные. Потому что в законе написано, что эта сумма должна пойти на зарплату. Только 12 миллионов и только на зарплату. А премиальные я буду отдавать из внебюджетных поступлений. Вот я их и жду.

    – А деньги от еврокубков?

    – Могу ответственно заявить, что никто из работников клуба, кроме футболистов и представителей тренерского штаба, не получил этих денег. Весь транш, все 420 тысяч евро до евроцента пошли игрокам и тренерам. Деньги пришли ближе к Новому году. Тогда же мы произвели почти полный расчет с игроками. Им на счета поступили огромные суммы. Зарплаты, премиальные за пять-шесть побед. Все деньги от выступления в Лиге Европы пошли им. Денег не хватило только на премиальные за победу над «Днепром». И то только некоторым ребятам. Просто я отдал приоритет оставшимся в команде игрокам.   

    И еще. Главное – у нас не было прописанной договоренности по еврокубковым премиальным. Да, ко мне подходил Скрипченко: «Игорь Михайлович, думаю, дадим ребятам тысячу за проход первого раунда и две за проход второго». Наверное, Вадим Викторович что-то обещал футболистам. Я согласился с его предложениями. Но ни о чем не заявлял игрокам.

    – Давайте заканчивать. Объясните, каким вы хотите видеть «Минск» через три года?

    – Легче жить не станет. Думаю, всем придется сложно. Сейчас я, будучи руководителем большой детской школы, надеюсь на кардинальное улучшение работы детских тренеров. И надо отметить, хороших детских тренеров у нас не хватает. При этом, побывав за границей, например, в академии «Аякса», я решился на перемены. Перемены в пользу наших специалистов. Им увеличена зарплата. Оклад в районе девяти миллионов – это довольно неплохо по меркам Минска. Плюс я хочу, чтобы один тренер работал с одной командой. То есть зарплата стала большей, а загруженность – меньшей. С сентября мы можем менять тарификацию. Тогда и займемся изменением загрузки наших тренеров.

    Раньше они жаловались на маленькие оклады. Сейчас жаловаться вроде бы не на что. Но я уже начал слышать фразу вроде «У нас дети не те после Чернобыля». Отговорки. Полей не хватало, мячей не хватало, турниров не хватало. Теперь все есть. И талантливых детей в двухмиллионном городе хватает. Убежден. Меня можно критиковать за отсутствие результата главной команды, отсутствие зрителей на трибунах. Принимаю. Но в плане детского футбола сделано очень многое. Тренерам, от которых зависит будущее клуба, созданы все условия.

    В идеале я вижу главную команду «Минска» составленной на 80-90 процентов из собственных воспитанников. Да, надо стремиться к тому, чтобы стать сильнее БАТЭ и минского «Динамо». Но в ближайшее время это очень сложно для реализации. А так… Важнее наладить работу школы, начать уделять ей большее внимание. Идея не нова. Это, по сути, белорусский «Аякс».

    Фото: Надежда Бужан

    Автор

    Комментарии

    • По дате
    • Лучшие
    • Актуальные
    • Друзья
    Реклама 18+
    Реклама 18+
    Включите уведомления,
    чтобы быть в курсе самых важных новостей