Блог Heavy bald

Андрей Яковлев: «Когда собирался в Беларусь, думал, что еду в Совдепию»

Самый яркий игрок высшей лиги дает Никите Мелкозерову драйвовое интервью о полуночных кроссах, качалке, рэпе, татуировках, Юрии Кроте и последних украинских событиях.

Уручье, жабки, Шварценеггер

– Почему ты обижаешься, когда говорят, что Яковлеву повезло с переходом в БАТЭ?

– Потому, что не считаю, будто мне повезло. Да, понимаю, переход из «Слуцка» получился очень резким и неожиданным. Но я ведь каждый день стараюсь становиться лучше.

– Как?

– По вечерам тренируюсь дополнительно. Бегаю кроссы. Делаю прыжковую работу. Получается, днем работаю с командой. А, возвратившись домой, перед сном иду на стадион. Так было в Слуцке. Так было везде, где я играл. Полночь, час ночи – нет разницы.

Сейчас живу в Уручье. Бегаю по району. Обычно 45 минут. В среднем темпе. Конечно, не на сто процентов выкладываюсь. Потом нагружаю ноги. Делаю «жабки». Концентрируюсь на чисто футбольных моментах, нужных мне для игры. В этом смысле я фанатик. Плюс в тренажерку хожу. За питанием слежу.

Понимаешь, есть спринтерский бег. Есть монотонный бег. Вот для того чтобы легче взрываться на поле, и посещаю зал. Я не качок, мне не нужны тяжелые веса. Делаю быструю работу. Думаю, все футболисты, которые заботятся о себе, занимаются подобным.

– Твой пресс видели более-менее все. Такой ведь не делается за год.

– Конечно. Но тут все зависит от питания. Не надо хавать много всего вредного – шоколадки, мороженое, пирожное. Я слежу за этим. Мучного вообще не ем. Но живу без всяких порошков и капсул. Аминки, протеин, гейнер – нет. У меня с детства нелюбовь ко всему этому. Максимум – витаминки «Дуовит» :).

Просто если я начну получать дополнительный белок, то сразу стану Шварценеггером. У меня тело распухает моментально. Один протеиновый коктейль – и все, машина :). В общем, питание – это важно. Плюс тренажерка. Ну, и бег. Он сушит.  

– Тренеры знают о твоих факультативных занятиях?

– Я в БАТЭ только две недели. Пока никого не посвящал в это. Но думаю, моя работа не идет во вред. Ясное дело, я не враг себе. Не стану вечером убиваться, чтобы утром ползать на тренировке. В этом плане все контролируется. Я знаю, что мне нужно. Могу 30 минут побегать, могу полтора часа. Фанатик... После плохого матча могу пробежать какой-нибудь сумасшедший кросс. Наказать себя.

– И когда ты в последний раз себя наказывал?

– Со «Слуцком» сыграли выездной матч с минским «Динамо». Совсем печально получилось. Вернулись где-то в половину первого ночи. Я был расстроен. Пошел на стадион бегать. 

– В полпервого ночи?

– Я и в два однажды бегал. Это нормально для меня. Может, такое поведение со стороны покажется кому-то неадекватным, но я привык к подобной реакции. Все в порядке. Мне плевать по большому счету. В Украине, помню, как-то бегу по улице в два ночи. Бухие ребятки уже идут с дискотеки домой, смеются с меня, думают, какой-то дурачок, а я кросс херячу. Музыку слушаю, улыбаюсь :).

Просто люди многого не знают. Может, смотрят на меня и думают: «Пижон какой-то. В татуировках весь…» И в том же духе. Но это лишь обложка. На самом деле я очень много работаю ради своего прогресса. Поэтому нынешнюю возможность сыграть в Лиге чемпионов считаю заслуженной. Бог все видит. Конечно, я благодарен руководителям БАТЭ и главному тренеру команды за приглашение и предоставленные шансы. Но надеюсь, это только начало. Неправильно кричать, что хочет стать лучшим футболистом на свете и сидеть, ковыряясь в носу. Нужно что-то делать. Однозначно. Вот я и делаю. И готов много работать.     

Думал, что Слуцк – это в России :)

– И откуда в тебе этот фанатизм?

– Да из детства, наверное. Мне кажется, у каждого пацана была мечта услышать гимн Лиги чемпионов на стадионе, а не по телевизору. Это смысл существования футболиста. Да, я уже услышал. Но услышал со скамейки запасных. Само собой, следующая цель – оказаться в старте на матч Лиги чемпионов. Вот теперь с ребятами будем стараться пройти как можно дальше.

Крот, канава, фейк      

– Как бы ты отреагировал на слово «Слуцк» год назад?

– Я не знал, что это такое. Вообще все быстро получилось. Позвонил человек, сказал: «Если хочешь, приезжай. В «Слуцк» нужен крайний хав». Я ответил: «Окей». Но, честное слово, даже согласившись, не знал, куда еду. Думал, это в России :).

Приехал. Оказалось, это не русская ФНЛ, а высшая лига Беларуси. Я не расстроился. Мне хотелось играть. Тем более в Украине следят за Беларусью. У вас много наших футболистов выступает. Правда, «Слуцк» мне не был известен. В итоге оказался хорошим клубом. Серьезно. Кто бы как бы ни критиковал «Слуцк», там ко всем процессам подходят ответственно. Фанатики работают. Молодцы. Мне нравится. Стадион вон сделали. Зарплату отдают вовремя. А это важно. А то читаешь про белорусский футбол – катастрофа. У людей жены, дети, а они без денег живут. Очень неприятные моменты. Но в Слуцке их, слава Богу, нет. Плюс болельщики – люди позитивные. На матчи ходят, активно поддерживают, в городе узнают.

– Ты и для Минска выглядишь довольно ярко, а для Слуцка…

– Не-не-не. Нормально все. В Беларуси на меня реагируют спокойно. Не то, что в Украине. Я родом из Харькова. Большой город. По населению чуть-чуть меньше Минска. Но все равно дома моя внешность, как красная тряпка для быка. У вас, в Беларуси, люди более интеллигентные, что ли. Потише, поспокойнее. Наверное, от президента все это идет. А у нас, в Украине, все как-то свободнее. Все говорят, что хотят :). Вот на меня и реагируют бурно.

– Погоди, так если у вас больше свобод, почему ты не можешь быть татуированным?

– Потому, что все в основном выглядят серой массой. Да, в Харькове я не один такой. Много татуированных. Но люди почему-то до сих пор не могут привыкнуть к такому внешнему виду.

– Когда ты сделал первую татуировку?

– Я человек такой: если чего-то хочу, то делаю. Но делаю осмысленно. Все мои татуировки со смыслом. Первую сделал в 17 лет. На груди. Фраза «Играй красиво» на португальском. Мой лозунг по жизни. А дальше понеслась. У всех так. Набил первую татуировку – и скоренько появляются вторая-третья-четвертая. 

У меня много рисунков на теле. Ни об одном не жалею. Честно. Да, первые рисунки, та же надпись на груди, выполнены менее качественно. Делал плохой мастер. Поэтому свою первую татуировку я буду перебивать. Думаю,  в Слуцке. Человек набивал мне татуировку на шее сзади. Хорошо сделал. Мне понравилось. Съезжу в ближайшее время. А то в Минске, говорят, очереди. Да и за большие татуировки у вас берут сумасшедшие деньги. Даже в Украине дешевле.

Хотя, знаешь, не суть. На этом нельзя экономить. Как и на бутсах. Вот, кстати, в плане профессиональной обуви тоже никогда не жалел денег. Я лучше себе джинсы не куплю, чем зажму на бутсы. Во всех командах, в которых выступал, ребята удивлялись стоимости моей обуви. И знаешь, дело не в том, что я пижон, и хочу красиво выглядеть. Нет. Комфорт на первом месте. А мне комфортно в облегченных бутсах. А они, так уж получается, стоят дороже. Заказал себе недавно на ProDirecte новую парую. Жду, когда придет. А то весь Минск оббегал, таких нет.

– Глядя со стороны на твои змеиные бутсы, меньше всего думается, что они куплены ради комфорта.

– Понимаю. Я бы с удовольствием поменял раскраску. Но другой нет. Я вообще черный цвет люблю. Желтые бутсы, белые – мне не нравятся. Но играю в зеленых :). Приходится за неимением других.

– И сколько стоят эти бутсы?

– 300 долларов.

– А сколько стоят все твои татуировки?

– Не буду врать, не знаю. Не считал. Но конечно, нормально денег оставил. Восемь лет забиваюсь. Когда делаю новую татуировку, уже думаю о следующей. Это нескончаемый процесс. Правда, из-за игр и тренировок не всегда получается реализовывать задумки. Я максимально сконцентрирован на футболе. Потому набиваю все татуировки в основном в отпуске или в паузах на матчи сборных. Просто футбол должен стоять на первом месте. Я так считаю. А тату подождут.

Понимаю, мой внешний вид не заставляет людей думать о работе, ответственности и подобных вещах. Но я не страдаю от этого. Я по жизни пофигист, что касается сторонних мнений. Есть футбол – и на этом все. А рассказы доброжелателей… Это левые дела. Мне все равно.

Больше всего меня раздражает, когда кто-то говорит: «Хочу себя рукава, как у тебя»

– Самая сложная твоя татуировка?

– До слез дошло, когда бил рисунок на ребрах. Блин, адская боль. Часа четыре с перерывами мучился. То тату даже до сих пор недоделано. Очень больно. Надо как-то собраться и дорисовать в отпуске :).

Знаешь, просто у каждого свой болевой порог. Есть люди, которые ничего не чувствуют. Таким хоть на носу бей – только поморщатся. А мне приходится терпеть при нанесении каждой татуировки. Вроде бы забитый. Вроде должен был привыкнуть, но ни хрена подобного. Как было больно, когда делал первую татуировку, так и сейчас вынужден терпеть.

О, кстати, еще пальцы супербольно делать. Там же вообще ноль мяса. Игла бьет по костяшкам… А мне хочется четких рисунков. Поэтому прошу мастера бить глубоко. А то некоторые наносят тени какие-то. Помнишь, в детстве жвачки с переводками? Слюнявишь ее, клеишь на руку – остается рисунок. А потом он сходит такими катышками. Несолидно. Вот некоторые как бы мастера делают татуировки, которые больше похоже на переводки. Ужасаюсь таким вещам.

– А что у тебя на пальцах написано?

– «Со мной удача». По-итальянски. Португальский, итальянский, русский, латынь – все языки, которые на мне. Но я очень серьезно к этому отношусь. Индейские войны в древние времена били себе татуировки в качестве оберегов. Черепа, например. У меня тоже их много.

Понимаю, для кого-то это дико и странно. Но я спокоен. И родные тоже. Помню, когда набил первую татуировку, пришел к маме, рассказал. Она посмотрела на меня и спокойно ответила: «Ну, и молодец» :).  

Вообще в последнее время татуированных людей стало очень много. Неприятно попадать в тренд, когда ты идейно во что-то вкладываешься, а не забиваешься тупо ради красоты. Но знаешь, больше всего меня раздражает, когда кто-то говорит: «Хочу себя рукава, как у тебя». Жутко неприятно. У людей же другие рисунки, другие смыслы. А когда они хотят стать таким же, как я, создать фейк, это плохо. Каждый человек особенный. Не нравится мне, когда люди забывают про это и перестают себя ценить.

– Мы про Слуцк недоговорили. Как на тебя реагировали в городе?

– Как на меня реагировали… Ну, дико, наверное, людям было :). Хотя я не могу вспомнить чего-то особенного. Честно, в Слуцке мне было обычно. Жители города больше любят Сайто. Вот японец для них – это все. Это экзотика. Это интересно :). Останавливают, фоткаются. Идол :).

– Что удивило тебя в Слуцке?

– Специфический подход главного тренера. Многих упражнений я раньше никогда не выполнял. Да и вообще не знал об их существовании. Например, мы иногда ходили с закрытыми глазами. Тренировка-тренировка – оп, пауза. И вот ты заполняешь ее тем, что идешь по кругу с закрытыми глазами, расслабляя тело. Хорошо ли это, плохо ли – никому неизвестно.

Пойми, мы не, что чтобы лучшие друзья с Юрием Михайловичем Кротом, но я благодарен Слуцку. Об этом городе у меня остались замечательные воспоминания. Мы хорошо расстались с работниками клуба. Меня в Слуцке все устраивало. Места мало, концентрация на футболе предельная. Болельщики его любят. Работники клуба им фанатеют. Так что, всем футболистам советую ехать в Слуцк :).

В Украине Беларусь воспринимают, как последний кусочек СССР

– Что тебя удивило в Беларуси?

– У вас о президенте мало кто говорит. А если и говорит, то с какой-то опаской. Некоторые люди как будто перепуганные. Но в целом все такие, спокойные, плавные. Украинцы другие. «Эй! Оу!», шум-гам. Выпивка продается ночью. Дискотеки гремят. А у вас санаторий. Тихо. Мне нравится… Правда, я не ожидал, что в Минске такие пробки. Не Москва, конечно, но напрягает.

В Украине Беларусь воспринимают, как последний кусочек СССР. Когда я собрался к вам, то думал: «Все, еду в Совдепию». Но приехал, а тут все по-другому. Чисто. Красиво. Убрано. Новостройки симпатичные. А Совдепией вас, наверное, считают из-за президента. Людям в других странах он кажется немного советским руководителем. Типа Сталина или Брежнева… А так, я приехал и мне у вас все нравится. Очень нравится.

В футбольном же смысле удивила только раздевалка в Новополоцке. Команда хорошая, про тренера с уважением говорят, вроде бы все окей. Но я в жизни никогда на таком ужасном стадионе не играл. Честно. Не думал, что в Беларуси могут быть подобные условия. Два раза играл в Новополоцке – за «Слуцк» и БАТЭ. Оба раза в раздевалке не было горячей воды. Это ненормально. Может, кому-то и мелочь, но на самом деле нет. Футболист после матча перенапряжен, ему нужно плавно остывать. А тут холодная вода. Это неправильно… Канава какая-то.  

Плов, денс, флирт

– Чем занимаются твои родители?

– Папа мой бокс любил. Мама заботилась о доме. Ни одного футбольного человека :). «Мама, мы сегодня выиграли 1:0!» – «Молодец» :). То есть вообще ноль эмоций. Мама не очень понимает футбол. Спрашивает только: «Ты счастлив?» «Да», – говорю. – «Ну, и хорошо» :).

Правда, с недавнего времени начала следить. После «Слована» смотрела обзор. Потом сказала мне: «Там тебя хвалили. Мне приятно, ты – молодец». А Батя чисто по-мужски – смс написал: «Поздравляю, красавчик!» :). И больше ничего. Он любительски занимался боксом. А потом пошел в бизнес. Туристический.

У меня родители разведенные. Я, считай, всю жизнь прожил с женщинами. С сестрой и мамой. Батю по детству толком не видел. Мама пахала то на двух, то на трех работах, чтобы нас с сестрой кормить. Я с утра до вечера на улице пропадал. А тогда на улице в основном в футбол играли. Вот пацаны как-то и предложили мне в секцию записаться. Я сказал: «Ну, можно попробовать».

Сперва играл в миник. Правда, быстро понял, что мини-футболом свою семью не прокормлю. А тогда жизненная ситуация была не самой простой.

– Создается впечатление голодного детства.

– Правильное впечатление. Так и было. Две женщины в семье. Потому я и хотел зарабатывать как можно больше, чтобы обеспечивать их. Мама на автомойке что-то делала. Челночила заграницу – что-то продавала. Была сиделкой у каких-то дедушек. Нянькой работала. На пляже убирала... Неприятные моменты. Но я этого не стыжусь. От этого моя любовь к маме с каждым годом крепнет. Она ради нас с сестрой шла на многие жертвы, забросив свою личную жизнь. Так что теперь моя задача – сделать свою семью как можно более счастливой. Видимся, правда, с мамой редко. Но она у меня простая. Ей нужно всего-то, чтобы я был жив-здоров, счастлив и покушал :).

Знаешь, такое детство повлияло на меня. Придало спокойствия. Вот меня после «Слована» спрашивали: «Какие у тебя ощущения? Ты же дебютировал в Лиге чемпионов». А у меня ноль страха. Что пуля с пацанами во дворе, что Лига чемпионов – нет никакого мандража. В жизни его не испытывал. Я вообще считаю, что человек должен быть в себе уверен. Это главное.

Насмотрелся на Роналду, Месси, Руни, которые уже в 16 лет играли на топ-уровне. Стал думать: чем я хуже

– Как состоялся переход в «Шахтер»?

– Мы с пацанами из Харькова играли за одну деревню. Шаровка называется. Играли на чемпионате Украины среди детей. Были городскими легионерами :). Встречались с «Шахтером». Я вроде хорошо отыграл. Позвали в Донецк. Я приехал. Так началась моя профессиональная карьера.

Впоследствии несколько раз тренировался с первой командой. Это, конечно, уровень. Смотрел на ребят и думал: «Как вообще можно столько бегать? Откуда у них столько здоровья?» Теперь сам пришел к этому. Уже понимаю.   

Детьми в «Шахтере» занимались голландцы. Нам лет по 16 было. Помню, отыграли матч. Победили. Поехали с ребятами на дискотеку. Смотрю, какая-то мадам. Ну, мы с ней что-то флирт-флирт-флирт, обнимания, все путем. И тут ко мне подходит директор нашей детской школы. Голландец. Мы, конечно, не знали, что он на том же денсе. Ситуация, в общем… Директор говорит мне: «Андрей, ты вообще видел сколько времени?» Я стал что-то про выходной объяснять. Ну, ладно, это он спустил, а потом говорит: «Знаешь, с кем ты танцевал?» – «Нет». – «Это моя девушка»… Или жена, я уже не помню. В общем, было стыдно :).

Утром он меня штрафанул. На 500 долларов. Большие деньги. Я тогда столько не получал. Но голландцы – позитивные люди. Директор посмеялся, а потом сказал: «Тебя штрафанул, пойду теперь еще и жену штрафану :)».

Самый серьезный мой штраф за карьеру. Больше особо не наказывали. Не за что. Красных карточек не получал ни разу. И вообще, не понимаю людей, которых удаляют. Я вот лично хочу играть. Всегда хочу. А красная карточка – ну, как так? Во-первых, это стыдно, как мне кажется. Ведь человек, получается, подводит партнеров и тренеров. А во-вторых, ну, зачем? Что, играть не хочется? Ты футбол не любишь? В моем понимании нужно дорожить каждой минутой, проведенной на поле.

– Почему ты не остался в «Шахтере»?

– Голландцы хвалили. Хвалили-хвалили, но у меня был ужасный максимализм. Насмотрелся на Роналду, Месси, Руни, которые уже в 16 лет играли на топ-уровне. Стал думать: чем я хуже. Начал просить, чтобы меня отпустили бесплатно в другую команду. Голландцы говорили: «Нет, ты что?! Мы в тебя столько сложили, мы в тебя верим». Туда-сюда, что-то непонятное.

В итоге отпустили меня в первую украинскую лигу. Поиграл-поиграл – переехал в рижский «Олимп». Латвия – это Европы, во-первых. Во-вторых, мне предлагалось выступать в высшей лиге. Это сейчас отношение к латвийскому клубному футболу скептическое. Клубы распадаются, денег не очень – ситуация патовая. А раньше «Сконто» было в порядке. А «Олимп» являлся его фарм-клубом. Поэтому хороший вариант.

Но отношение к футболу в стране несерьезное. Это первое, что вспоминается, о Латвии. Организация очень слабая. Такой больше нигде не встречал. Подготовка, судьи, мячи – все никак. Автобусы – какие-то «Икарусы» древние. Экипировка – один в Nike, один в Adidas. Для меня это показатель, который не свидетельствует о высоком уровне чемпионата. Не знаю, как сейчас. Может, все поменялось в лучшую сторону...

– Уехал, в общем.

– Да. Потом в моей жизни появился Узбекистан. Это вообще отдельная история. Специфическая страна. Но с командой повезло. В «Насафе» все были фанатиками футбола. Маленький кишлак. Футболистов знали все жители. Помню, у меня на плече тогда была маленькая-маленькая татуировка. Рукава еще не забил. Цветная татуировочка. Звездочка малюсенькая. Красненькая капелька с горошинку. Из-за нее меня узбеки воспринимали… Ну, не знаю, им казалось, будто голая баба идет по улице. Когда видели мою татуировку, ссались просто. Выходили меня рассматривать.

Кишлак. Бедное место. Маленькие домики. Основной заработок местных жителей – сбор пуха. С утра до ночи. Все очень жуткое. Часто встречались немытые люди. Понимаю, сидя в центре Минска, трудно представить подобное. Но это было. Ты идешь по улице, а тебе навстречу движется немытый человек в нестиранной одежде. При этом футболисты жили на шикарной базе. Вот просто шикарной. Мне очень нравилось. Я там реально пахал. Каждый день – тренажерка, поле, бассейн. Круглыми сутками работал. 

В Узбекистане с женщинами все строго. Они замуж должны выходить девственницами

За «Насаф» болели местные авторитеты. Как-то они меня заприметили. Вышел однажды из раздевалки, подошли люди. Познакомились. Стали звать меня на плов. Интересные были тусовки. Собирается куча мужиков. Женщины только «Принеси, подай, иди нафиг, не мешай». Принесла хавчик – ее сразу отправляют. Женщин в Узбекистане вообще ни во что не ставят. Они там, как домработницы.

Большой зал. Столов нет. Все на корточках сидят. И обязательно хавают плов. Он в казане. Такая конусообразная чаша. Когда плов съедается, в казане до половины емкости остается жир. Узбеки его выпивают. Ужасное, конечно, зрелище. Для меня это просто… Вот жир от плова – это же вообще катастрофа! Плов сам по себе жирный! Просто нереально жирный! В Украине и Беларуси такого не готовят. Да, узбекский, конечно, тает во рту. Но калорий там нереальное количество. И после они еще и пьют жир… Знаешь, самое смешное, что все узбеки – сухари. Ни одного толстого. И они делают по глотку, по два из этого казана. Еще и кайфуют… Ой, никогда не забуду.

Сами по себе узбеки нормальные. Любят своих. Брат за брата. Но к легионерам местные игроки относились так себе. Зловатенькие люди. Мол, ты иностранец, тебе больше платят. Завидовали. А платили там хорошо. Очень хорошо. Средняя зарплата выше, чем в Беларуси сейчас. В «Насафе» я получал тысяч восемь. Плюс премиальные. Совсем молодой был. Поехал подзаработать. Заработал. Дела поправил. Но проявить себя в Узбекистане было невозможно. Тем более с моим максимализмом. Поэтому и уехал.    

Мы там в основном с сербам тусовались. На выходные выбирались в столицу – Ташкент. Приезжали сербы из других команд. Средненьких. Рассказывали, что жили в одноэтажных зданиях. В комнате помещалась только кровать. Туалет на улице. Кошмар, конечно. Сербы плевались. Но терпели. На заработки-то приехали. Чего только не сделаешь ради денег.

Но нам повезло. Я играл в одной из лучших команд страны по условиям. Очень серьезный уровень. На базе было много обслуживающего персонала. Помню, одна уборщица влюбилась в меня :). Писала записки каждый день. Писала, что любит меня, хотя мы с ней даже ни разу не разговаривали. Просила кого-то переводить на русский. Хотела, чтобы я забрал ее в Украину. Той уборщице 25 лет было, мне – 20. Рыдала, когда я уезжал. Так ей хотелось уехать из Узбекистана.

Там вообще с женщинами все строго. Они замуж должны выходить девственницами. Страшно, конечно. У нас на базе работала 35-летняя женщина, которая ни разу не была с мужчиной. Ждала, пока на ней кто-то женится… Конечно, в Узбекистане я повидал все :). Есть, что детям рассказать.

Рэпчина, мова, офигенный

– Ты так и не заиграл на Родине.

– Украина в плане футбола – это папин дом. Все по знакомству. Если ты лет в 18-19 не попал в высшую лигу, то сделать это потом практически нереально. Ужасно. Ведь в первой и второй лигах есть очень много хороших ребят. Дико все это. Но это есть. В высшей лиге играют одни и те же. Из новых лиц – только молодежь.

Я поэтому и поехал в Словакию. Дома натерпелся. Несколько раз почти подписывались с командами из высшей лиги. Тренеры рассказывали мне, какой я офигенный, какой у меня потенциал сумасшедший. Но тут приезжал именитый футболист и начиналось: «Ну, ты же понимаешь… Он в высшей лиге поиграл…» А я ничего не понимаю. И не хочу понимать. Вижу, что этого человека полностью перебегаю, вижу, что технически сильнее его… Это ужасно. Это неправильно. От этого футбол не будет расти.

Вот и уехал. И от Словакии у меня – только положительные эмоции. Попал в «Татран». Классная команда. Европа. Все чисто и спокойно. Болельщиков много. Узнавали на улицах. Прикольно было. Дедушки-бабушки переживали за команду, в атрибутике по городу гуляли. Приятно.

За все время, что выступаю у вас, слышал местный язык всего раз

Горбылей хватало. Командные традиции сильные. Тренировка. Квадраты. 5-1 или 4-1. И кого в этих квадратах возили дольше всех, потом выступал на ужине. Человек вставал посреди столовой и на словацком говорил: «Извините, что я такой «мертвый». Спасибо, что поддержали меня :)». Мне пару раз приходилось благодарить команду подобным образом.

Еще новички пели песни. Я не помню, что исполнял. Кажется, какую-то украинскую попсу. Хотя вообще слушаю рэпчину. Тупака, Басту. Вот Коля Сигневич больше русский рэп слушает. А я – Тупака. Очень нравится. Это мой мотиватор. Музыка, энергетика, я много про него читал, смотрел. Пацан с улицы, со сложной жизнью – очень нравится.

– Каким языком ты пользовался в Словакии?

– Английским в основном. На примитивном уровне – словацким. Он чуть на украинский похож. Мы с местными ребятами понимали другу друга. Вообще, мой родной Харьков – исключительно русскоговорящий город. Но я хорошо знаю украинский. Красивая у нас мова. В нашей стране дела в данном отношении обстоят не так, как в вашей. Честно, я очень удивлен. У нас ведь украинский используется в кинотеатрах, в рекламе, в новостях. Все на украинском.

Когда ехал в Беларусь, думал, тут люди будут общаться на белорусском. Но за все время, что выступаю у вас, слышал местный язык всего раз. В Слуцке однажды какой-то дед что-то ляпнул. И знаешь, говорят, языки похожи, а я ничего не понял. Что он от меня хотел?...

– Наверное, надо задать этот вопрос. Что скажешь о нынешней ситуации в Украине?

– Меня это трогает. Каждого украинца это трогает. Страшно. Страшно, что в 21 веке мы докатились до того, что воюем. И с кем? Это страшно. Что еще сказать?... До Харькова двести километров, но я все равно опасаюсь за маму. Страшно… И с кем воюем? С русскими. Беларусь, Россия, Украина считались братскими странами. А теперь у украинцев и россиян конфликт…

– После произошедшего ты можешь назвать россиян братьями?

– Честно… Нет. После всех событий – нет. Не знаю, почему. Просто на уровне ощущений. Наши люди умирают. Страшно смотреть. Я не радикальный националист, у меня нет желания идти на русских с ножом, но все происходящее неприятно… Хотя думаю, русские сидят у себя и тоже обижаются на нас. Правда, зачем им обижаться? Забрали себе Крым и обижаются… Быстрее бы все это закончилось.

– Давай о приятном. Как тебя представили в БАТЭ?

– Песен дебютанта исполнять не требовалось. Все получилось очень быстро. Я приехал, отправился на тренировку, меня представили, пацаны похлопали – побежали работать. Очень приятно и позитивно. Все меня хорошо приняли. И тренеры, и массажисты, и администраторы, и игроки. Все веселые. Все на горбылях. Все шутят. Живем с Димой Багой – позитивно. Красавчик.

Главный тренер очень позитивный. Большинство моих главных были сердитыми, жили на негативе. А тут легкость. В этом плане все здорово. Да, есть некоторые строгости, но и они легко переживаются. Допустим, на заезде надо ложиться спать в одиннадцать вечера. Это нестрашно.

Я попал в нужную для себя среду. В БАТЭ все профессионалы. Все сконцентрированы на максимальном результате. Мне это очень нравится. Это новый вызов. Плюс «Борисов-Арена». Выступать на этом стадионе в качестве принимающей стороны – просто бомба. Я серьезно. Зрители реально гонят тебя вперед. Появляется дополнительное желание стараться для них. Да, результат на первом месте. Но когда получается играть красиво, играть для болельщиков, это здорово.

Такой футбол я и сам люблю смотреть. Хотя почти за любым могу наблюдать. Вот сейчас договорим с тобой, поеду домой смотреть. У меня телеканал «Наш футбол» сутками работает. Смотрю, анализирую: «А как бы я сыграл на месте этого парня?»… Может, это страшно звучит, но я уделяю футболу больше времени, чем семье. Благо, родные не в обиде. Я ни на что не отвлекаюсь. Есть только футбол.

Фото: ex-press.by, fcbate.by, kurjer.info, sfc-slutsk.by, Сергей Гудилин

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья