Блог Heavy bald

Александр Глеб: «Все ходили при Кондратьеве, как зомби. Атмосферы в сборной толком не было»

Главный футболист Беларуси поделился с Никитой Мелкозеровым мыслями об отставке Георгия Кондратьева и информации о своем отчислении из сборной за нарушение режима.  

– Вы видели последние матчи сборной?

– Да, оба видел.

– И как?

– После провальной игры в Люксембурге сборной были нужны победы. А мы выставили пять защитников. Ну… Я не знаю. Со стороны сложилось ощущение, будто команде не хватает двух очков для выхода на Евро, вот она и закрывается в надежде на ничью в каждом из матчей… Но я не тренер. Кондратьев был ответственен за результат. Он и выбирал тактику… Правда, считаю, играть дома в пять защитников – это глупо. Нам наоборот надо было забивать, демонстрируя атакующий футбол.

Игроки сборной практически не общались с тренером. Я знаю только одного человека, с которым Кондратьев разговаривал постоянно

А тут пять защитников… Честно, я сам особо не знаю, что это за схема такая. Но Кондратьев придумал ее использовать. По такой тактике я играл только в сборной. Честно, это тяжело. При подобном построении ты тупо отбиваешься и ждешь своего шанса: получится или не получится. Но мы ведь с украинцами и словаками еще и без нападающих играли. Потому я вообще не понимаю, кто эти шансы должен был использовать… Хотя снова-таки: есть тренер. Ему отвечать за результат. Он, наверное, знает лучше всех остальных, как нужно играть сборной.

– Игроки сборной могли обсуждать с тренером его решения?

– Игроки сборной практически не общались с тренером. Я знаю только одного человека, с которым Кондратьев разговаривал постоянно. Это Стас Драгун.

– Почему так?

– Ну, ты задай этот вопрос Кондратьеву или Драгуну. Я не знаю. Серьезно. Они со Стасом могли и созвониться. Драгун сам об этом рассказывал. Не знаю, о чем они там общались… Но чтобы все понимали, у нас со Стасом хорошие отношения. Просто я говорю о том, чего никто и не скрывал.

Мы же с Кондратьевым разговаривали персонально один раз. В предыдущем цикле. Когда он возвращал меня в сборную. Нормальный разговор получился. Встретились, сели, побеседовали. Он спросил: «Хочешь играть в сборной?» Я сказал: «Хочу». Он продолжил: «Вот, я мужик. Все говорю в глаза. Если мне что-то не нравится, скажу прямо». Я ответил: «Отлично». На этом разговор закончился.

Тогда мне все понравилось. Ну, это же отлично, когда общение искреннее, честное и прямое. Правда, после этого мы толком не говорили один на один с Кондратьевым. «Привет», «Доброе утро», «До свидания» – вот и все общение. И так почти со всеми пацанами. Затем, когда Георгий Петрович решил меня не вызывать, мы тоже не объяснились. Странно как-то. До сих пор не понимаю, что случилось.

Кондратьев на каждом собрании повторял: «Ребятки, это просто «Барселона»! Если мы так будем играть против испанцев, то и их тоже загоним!»

Вообще, перед поездкой в Люксембург Кондратьев говорил: «Играть будет тот, кто хорошо выглядел против Таджикистана»…

– И как вы отреагировали?

– Я очень рад, что мы здорово сыграли с Таджикистаном… Как я мог отреагировать… Возникло ощущение, что для Кондратьева игра с таджиками была просто важнейшей. Мысли об этом матче его еще долго не отпускали. Человек на каждом собрании повторял: «Ребятки, это просто «Барселона»! Если мы так будем играть против испанцев, то и их тоже загоним!» Серьезно, второй тайм матча с таджиками мы просматривали раза два. Георгий Петрович наслаждался. Ему ну прям очень понравилось. Все говорил, что мы получаем удовольствие и играем здорово.

В общем, Кондратьев сделал выводы по матчу с таджиками. Тут больше нечего комментировать. А что до Люксембурга… Георгий Петрович, как всегда обиделся на весь свет. Ушел в себя. Молчал. Сидел в самолете впереди салона. Никто его не трогал. Мы с Сашей Кульчием посидели, немножко обсудили матч – и все. А больше никто из тренеров ко мне не обращался.

Ну, я, конечно, ожидал, что Кондратьев наберет и объяснит, в чем проблема, а не станет играть в «кошки-мышки». Но началось: «Я не буду комментировать ситуацию с Глебом»… Так позвони мне, скажи, в чем дело… Ну, я не знаю. Мне кажется, это глупо.   

– Что скажете о словах Кондратьева, прозвучавших на пресс-конференции после матча со словаками?

– Со стороны это выглядело… Даже не глупо… Приходит тут одно слово на ум, но я не хочу его произносить. Понимаешь, в чем ситуация. Он этих игроков воспитывал в двух «молодежках», они сделали его бронзовым призером чемпионата Европы, участником Олимпиады и тренером национальной сборной, он их выбирал, он их хвалил, а потом… Вдруг пацаны перестали играть, а после его ухода лучше якобы не начнут… Честно, я думаю, всем и так все понятно. Нечего мне комментировать.

– Как вы восприняли отставку Кондратьева?

– С любым другим тренером хуже точно не будет. Единственное – жалко, что у сборной остался лишь призрачный шанс на выход… Если реально смотреть на вещи, то шансов практически нет. Если оставаться оптимистом, то они именно «призрачные». Вот это вызывает сожаление. А так… Нехорошо получилось.

У нас не просто были шансы выйти из группы, а были хорошие шансы выйти из группы

Понимаешь, я считаю, что у нас не просто были шансы выйти из группы, а были хорошие шансы выйти из группы. Естественно, в условиях нормального подхода. Больше шансов на проход у нашей сборной не было никогда, ни в одном другом цикле. Испания выделяется на общем фоне, в остальном все равные. При нормальном подходе и Люксембург должны были обыгрывать. Да и Украину цеплять. Тем более даже при странной схеме наши ребята нормально бились, вот только не повезло в концовке. И, кстати, со словаками можно было брать очки. Там тоже не космонавты играют.

Но с таким подходом… Когда нужна победа, выставляем пять защитников без нападающего… Не знаю, жалко мне. Жалко. Конечно, не один Кондратьев виноват. Все виноваты. Но ничего не поменяешь уже.

– Кого бы вам хотелось видеть в должности нового главного тренера сборной?

– Мне бы очень хотелось, чтобы сборной занялись Александр Хацкевич и Александр Кульчий. Считаю, их тандем – то, что нам нужно. У ребят большие амбиции. Они отлично знают пацанов. Все игроки их уважают. Росли на матчах Хацкевича и Кульчия. Я уверен, если у ребят будет карт-бланш в половину того, который дали Кондратьеву, у них все может получиться. По крайней мере, я в этот дуэт верю.

– Хацкевич и Кульчий все же не самые опытные специалисты.

– Хацкевич и Кульчий, сто процентов, входят в число лучших футболистов в истории страны. Они работали с большим количеством классных тренеров. Разные ментальности, методики, схемы. Я не считаю, что ребята такие уж неопытные. Понимание у Хацкевича и Кульчия огромное.

Штанге общался с ребятами, слушал их. Если что-то кого-то не устраивало из игроков, мог сменить свое решение

И вообще, главное в сборной – это атмосфера. Главное – чтобы у игроков были эмоции. Чтобы они не ходили с кислыми лицами. Вот, что требуется от тренера сборной. Уверен, Хацкевич и Кульчий с этим справятся.   

– Расскажите про кислые лица.

– Ну, так и было. Все ходили при Кондратьеве, как зомби. Атмосферы в сборной толком не было. Мы сперва тренировались, а потом шли спать. И все.

Тот же Штанге акцентировался на атмосфере. Умел ее создавать. У немца все было весело. Эмоции, мелочи – все бралось в расчет. Он общался с ребятами, слушал их. Если что-то кого-то не устраивало из игроков, мог сменить свое решение. Человек старался вести диалог. Не боялся дискуссии. Не боялся просить совета у опытных игроков. Не напрягал. Ты поспрашивай пацанов, так никто ничего особо плохого про Штанге не скажет.

– А у Кондратьева как было: отдельно тренеры, отдельно игроки?

– Скажу тебе честно, надо назначать Хацкевича и Кульчия. Вот и все. При нормальной атмосфере эмоции становятся позитивными. А это помогает на поле. Получается, во-первых, ты играешь за страну, во-вторых, за тренера. Саня Хацкевич возглавлял минское «Динамо». Знаю, что все ребята, которые тогда были в команде, остались о нем хорошего мнения. Хацкевич же умеет общаться с людьми. Умеет объяснять свои мысли. Это важно.

Хрен с ним, с моим невызовом. Мне обидно только за то, что мы профукали старт отбора

Я Сашей восхищаюсь с того момента, как меня начали вызывать в сборную. Настоящий лидер команды. Хацик, Валик, Куля, Гуренко – все молодые равнялись на них. Реально смотрели на этих людей, рот открывши. Мало того, что футболисты классные, так и люди сильные.

Им даже пихать не надо было молодым. Ребята моего возраста просто летели в ту сборную. Удовольствие получали огромнейшее.

Вообще, при Байдачном нам работалось здорово. Тогда и коллектив был бомба, и тренерский состав соответствующий. Анатолий Николаевич никогда не мешал футболистам. Умел создать атмосферу в команде. Не выпячивал себя. Не стремился нас загнать. Физически подтянуть. Давал упражнения для эмоций. Пульку забить, квадратики. Все, чтобы у ребят настроение перед игрой было нормальным.

Честно, не хочу говорить про недавние события. Ты пойми, хрен с ним, с моим невызовом. Мне обидно только за то, что мы профукали старт отбора. Только за это. Мне ж дико хочется, чтобы наша страна хоть раз попала на какое-нибудь нормальное соревнование футбольное. Это я про сборную национальную говорю. Клубы вон стараются. А невызов… Он главный. Он музыку заказывает. Чего обижаться? Я что, маленький мальчик? Нет. Плакать и переживать не буду. Я после ссоры с Гвардиолой понял, что смысла в конфликтах с тренерами нет. Зачем психовать? Я же не могу что-то поменять. Я спокоен.

Все эти «приходите на сборную, поддержите нас» в сложившейся ситуации – это детский сад

Вот в Кондратьева все поверили, назначили. Он вызывал нужных себе игроков, которые, по его же словам, после оказались плохими… Честно, чтобы всем было понятно, если бы пацаны взяли шесть очков в матчах с украинцами и словаками, я бы сидел себе в Турции перед лэптопом и радовался за них. И вообще бы не обращал внимания на свой невызов. Хотя и сейчас не обращаю.

– В сети была информация, что вас отстранили от сборной из-за нарушения режима.

– Знаешь, Кондратьев об этом не сказал ничего журналистам. Не сказал ничего и мне. Хотя я не понимаю, почему он не позвонил и не объяснился. Ну да ладно.

По поводу информации о нарушении режима, мне сказать нечего. У кого-то есть факты? Видео? Снимки? Подтвержденная информация, что я бухал, возвращался в гостиницу только под утро и выползал на тренировки?

Вся информация о моих нарушениях голословна. «Источник близкий к сборной сообщил.» Так я тоже источник близкий к сборной. Давай, я тебе наговорю какого-нибудь бреда неподтвержденного, а ты это опубликуешь. Тоже ерунда получится. Бред, блин.

За два или три дня до матча с таджиками всех сборников отпустили по домам. Я повидался с родителями, с братом, заехал к другу поздравить его с днем рождения, выпил бокал вина – все. Если кому интересно, ночевал у брата дома. В остальное время постоянно находился на базе. Если это нарушение режима, то надо было всю сборную разогнать. Пусть бы с Люксембургом «Динамо-82» сыграло.  

– Если вас позовут в сборную, приедете в ноябре?

– Я всегда готов играть за сборную. Всегда. И никогда не говорил, что не хочу выступать за нее. Какой бы тренер ни пришел, если позовет, приеду с удовольствием.

– Добавите что-нибудь?

– А что мне добавлять? У нас же обычно в конце что-то мотивирующее людям говорят. Но я не буду. Зачем? Народ сам все понимает. На Словакии было мало людей. Почему? Потому, что народ все чувствует. Люди не видят игры, не ощущают атмосферы. Вот и не идут. Я их понимаю. Они злые на все. Так что говорить не о чем. Мы в белорусском футболе любим давать обещания, которые потом ничем не подтверждаются. Так что лучше подумать о результате. Будет результат, тогда и вера в команду вернется. Все эти «приходите на сборную, поддержите нас» в сложившейся ситуации – это детский сад. Сейчас же мы имеем то, чего заслужили.

Фото: Надежда Бужан

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья