android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьsports_on_siteplususeric_avatar_placeholderusersview
Блог Heavy bald

Сергей Кривец: «У моей собаки европейский паспорт. Ей в этом плане проще, чем мне»

Полузащитник «Метца» поговорил с Никитой Мелкозеровым о спокойствии Флорана Малуда, жене Роберта Левандовски, французских бульдогах, гугле и лучшем футболисте Беларуси нынешнего года.

Кривец назван лучшим футболистом Беларуси в 2014 году

Как Сергей Кривец играет во Франции

Сморгонь, гуглил, психи

– Как тебе Испания?

– Ну, я чего-то особенного не скажу. Мы ведь жили в отеле за городом. Возле океана. Вот, сходили, посмотрели на воду. Красиво, приятно. Если есть такая возможность, надо ее использовать, я считаю. В остальном ничего запоминающегося. Честно, я бы не сказал, что, находясь в отеле на берегу океана, ты прям чувствуешь, какая Испания футбольная страна. Никаких явных признаков.

Но перед матчем, естественно, началось движение. Очень-очень много болельщиков на подъезде к стадиону. Видно, люди ждали автобуса с испанской сборной. В итоге заполнили трибуны. Тысяч 20 получилось. Вообще, Уэльва, насколько я понял, – маленький курортный городочек. Правда, для Европы нормально, когда даже у команд из маленьких деревень хорошие вместительные современные стадионы с какими-то категориями. Могу судить по чемпионату Франции. Это для нас, наверное, будет дико, если завтра в Сморгони там или Жлобине построят суперсовременную арену. А в Европе почти в каждом городе есть футбольная команда с традициями.

В общем, чего-то суперяркого о последней поездке в Испанию мне не запомнилось. Все-таки не первый раз там был.

– Каким был первый раз?

– 2008 год. «Реал». Лига чемпионов. Моя самая яркая поездка в Испанию. Все в первый раз. Эмоции какого-то нереального уровня. Мне было 20 лет. Пацан совсем. И знаешь, больше всего меня поразил даже не тоннель перед выходом на поле, когда люди из телевизора оказались на расстоянии метра-полуметра от нас. Да и вообще игровой день я практически не помню. Поразила предматчевая тренировка. Мы переоделись и вышли в чашу «Сантьяго Бернабеу». Вышли и обалдели. Вот это был культурный шок. Смотришь вверх – а там трибуны-трибуны-трибуны. И так до небес.

А предыдущий матч мы проводили в Новополоцке. На стадионе «Атлант». То есть ты можешь себе представить, какой дикий контраст. Я таких трибун, как на «Сантьяго Бернабеу», раньше никогда не видел. Естественно, какое-то время стоял и смотрел: «Аааах, ни фига себе».

Но это было чуть ли не десять лет назад. Сейчас меня труднее удивить. Испанией, по крайней мере. Да и вообще, я люблю путешествовать, люблю открывать новые места. Уже много где побывал. Потому каких-то взрывов во мне не происходит. Хотя и черствым себя не назову. В каждом месте есть что-то, что может зацепить.

– Последнее место, которое заставило тебя ахнуть?

– Ну… Мне, например, Метц понравился. Очень красивый город. Я ведь не оказался в пожарной ситуации, когда ко мне сегодня прибежал агент и сказал: «Завтра срочно выезжаем!» Нет. Я знал об интересе команды за достаточное время до перехода. Гуглил город. В Google maps виртуально гуглял по улицам Метца :).

Потом увидел все в реальности. Городок маленький. Очень красивый. Много старых улочек. Много истории. Все сохранено. Жители города говорят: «Когда во Вторую мировую сюда пришли немцы, мы все отправились на обед. Фашисты оказались в городе и поняли, что им нечего завоевывать». Потому ничего и не пострадало. Соборы, замки, замечательные старинные домики удивительной красоты – просто учебник по истории. Приятно пройтись. Я родом из Гродно, в котором к истории относятся бережно, поэтому мне в Метце очень нравится.

С жизнью там все нормально. С футболом – вроде бы тоже. Только пойми правильно, я не впадаю в эйфорию. Хватает моментов, которые надо исправлять. Не все так гладко в игре команды. То же самое можно сказать и о моей игре.

Такого, чтобы я сидел в Метце весь на куражах, нет. Вообще в последнее время стараюсь меньше думать на отстраненные темы. Много тренируюсь, занят мыслями, как помочь команде, как самому не остаться на месте. Хотя в целом мне, естественно, все нравится. Я играю в топ-чемпионате. Вот он, главный момент. А топ-чемпионат – это автоматически серьезный уровень игры, большое число болельщиков, их отношение к команде, развитое телевидение и много других вещей, которых мне не хватало дома. Вот маленький пример, чтобы почувствовать разницу. Честно, я с трудом вспоминаю тренировки «Метца», которые прошли без болельщиков. Люди каждый день приходят и смотрят на нас. Это приятно.

А неприятно, конечно, что у команды есть проблемы с игрой. Особенно на выезде. В Беларуси я выступал в составе лидера чемпионата. Вот мы и играли в атаку постоянно, много побеждали. Это, естественно, сформировало привычку. А во Франции приходится терпеть поражения, иногда разгромные. Это, конечно, не очень. Психологически тяжело.

Тем более я поражения вообще трудно забываю. Занимаюсь самоедством. Хотя поражения разные бывают. Одно дело – когда ты проиграл без шансов. Другое – когда мог исправить ситуацию, но не сделал этого. Обидно. Потом начинаешь думать, где ты недоработал, где не добежал. Мысли цепляются одна за одну – и понеслась. Так рождается загон. Наверное, психологически проще переживать разгром. Осознание того, что соперник просто выше уровнем и у вас не было шансов, приходит еще на поле.

Честно, годы идут, я меняю некоторые привычки, но до сих не научился быстро отходить от неудач. Весь букет: анализ, самокритика, психи, срывы. Все есть. Вот после игры с Испанией звонили родители. Настроение не очень. Папа и мама успокаивают, заботу проявляют, и я это понимаю, но общаться совершенно не хочется. В таких ситуация просто стараешься вести себя в рамках приличия и как можно быстрее свинтить разговор или отложить его на потом. Через день-два все равно должно отпустить. Но это время очень тяжелое. Особенно если нет тренировок. Тогда остаешься наедине с собой и все – это край.

– Когда тебя накрыло сильнее всего?

– Из свежих примеров… Что-то подобное со мной происходило после Караганды. Теперь я уже могу улыбнуться по этому поводу. А сразу после было совсем плохенько… Сейчас моя жена уже привыкла, что атмосфера в доме после игры непредсказуемая :). Иногда даже после побед может случиться резкая перемена настроения. В общем, матчи меня долго не отпускают.

Карате, суперстар, залипаю

– Ты говорил о плюсах топ-чемпионата.

– Давай продолжу. У меня возникло ощущение, что во Франции о футболе говорят семь дней в неделю. Огромное количество спортивных каналов. Там говорят, показывают, повторяют что-то круглосуточно. Информации просто огромное количество. Я иногда залипаю перед телевизором. Щелкаю-щелкаю – о, спорт. И начинаю смотреть.

– Помнишь, когда впервые увидел себя в телевизоре?

– Помню. Ждал передачи, как Нового года. А потом увидел себя на экране. Первая мысль: «Ой-йой… Елки-палки, что ж это такое? Зачем меня вообще показали? Стыдно-то как…» Мне же казалось, что я буду выглядеть, как голливудская звезда, а получилось совсем никак :). В общем, я многие годы работал над этим, и теперь намного проще воспринимаю себя в телевизоре.

Смотрю его во Франции периодически. Уровень спортивного ТВ, конечно, просто космический. Плюс газеты. Такого, чтобы матч состоялся в пятницу, а написали о нем ко вторнику, как это происходит в Беларуси в случае «Прессбола», нет. Игра проходит в субботу – в воскресенье я читаю о ней в газете. Ну, как читаю… Читать по-французски я пока не умею. Так что с увлечением смотрю картинки :).

– Как тебе давался язык, когда ты впервые уехал за границу?

– Я не знал польского, пусть в детстве и слышал его довольно часто. Все же рос в Гродно. Когда переехал в Познань, ничего не понимал. Вообще. Но белорусский и польский похожи, потому через месяцев семь-восемь я уже почти все понимал. Через год начал говорить.

Моя жена – носитель польского языка – считает, что я говорю неплохо. Может, поляки мне льстят, но они сильно удивляются, когда оказывается, что я иностранец. Правда, пишу смс-ки с ошибками :). Не то, чтобы жена меня стебет по этому поводу, просто иногда приходит и говорит: «Ты мне тут смс прислал, так я вообще ничего не поняла из написанного».

Жена почти овладела русским. Может, не все способна сказать, но понимает отлично. В Минске точно не потеряется. Получается, она знает русский, польский, английский и немецкий. Родилась в Германии, там ходила в школу, вот и выучила язык.

Теперь мы вместе изучаем французский. Тяжело идет. Плюс мало занятий и времени на них. Постоянно тренировки, игры и разъезды. Кстати, вот еще отличие от Беларуси. На выезды с «Метцем» мы в основном добираемся самолетом в день матча. Ни разу пока на автобусе не ездили.

В плане изучения французского еще сказывается, что сборная проводит матчи каждый месяц. Получается, практически две недели меня нет во франкоговорящей среде. Ты накопил какие-то знания, а потом едешь в Беларусь, где говоришь по-русски, и их вообще не закрепляешь. Вот обучение и замедляется.

– Легионеры, которые приезжают в Беларусь, рассказывают, как партнеры из числа местных учили их мату.

– Даже если ты этого не хочешь, то все равно первым делом выучишь местные маты. В любой стране. Идет тренировка – в памяти откладываются слова, которые звучат чаще всего. Это футбольные термины вперемешку с матами. «Kurwa», «pierdoli» и далее по списку. Пару тренировок – и эти слова в твоем лексиконе.  Но только я никого не призываю их использовать :).

Просто на поле иногда идет эмоция. Тогда я могу выругаться. На разных языках. Иногда по-русски, иногда по-польски. Порой у меня и английское «fuck» проскакивает.

Скоро французский подучу, может, еще что-то появится. Пока же многого не понимаю. Хотя, допустим, установки у нашего тренера такие, что не обязательно знать язык. Просто у тебя от его энергетики все начинает приходить в движении. Ух – и уже настроен. Очень эмоциональный мужчина. Умеет красиво говорить. Да и вообще, я не понимаю, как по-французски можно говорить некрасиво :).  Заслушиваюсь постоянно, наслаждаясь, оттого и ничего не могу запомнить. Вот мы с женой пока и разговариваем на французском одинаково плохо. Но, думаю, справимся.

С одноклубниками же я в основном общаюсь по-английски пока. И то с некоторыми. Мне кажется, во Франции вообще мало людей, которые хорошо владеют английским. Хотя думаю, что в футбольной команде можно быть понятым и без знания языка. Несколько слов по-английски знает почти каждый. Плюс есть жесты. А еще помогает доброжелательность. Мне кажется, это даже самый важный фактор. То есть надо улыбаться и нести людям какой-то позитив. Тогда у них возникнет естественное желание помочь тебе.

– Некоторые считают частую европейскую улыбку пустой, дежурной, а редкую славянскую – настоящей.

– Вот смотри, есть два варианта. Быть встреченным в магазине улыбкой или оценивающим взглядом типа «Какого хера ты приперся». Что тебе больше нравится? Я так понимаю, улыбка. Мне – тоже. Приятнее же зайти в магазин к улыбающимся людям. А эти наши взгляды: «Кто ты вообще такой?», «Сколько ты у нас сможешь потратить?» Нет, это мне не нравится.

– Один из твоих англоговорящих одноклубников – Флоран Малуда.

– Да. Знаешь, со стороны совершенно спокойный человек. Не могу сказать, что мы много контактируем. «Привет-пока» – все. Опытный игрок. Как это часто происходит в командах, может перед матчем встать и дополнить установку тренера, когда тот закончит. И никакого нездорового пафоса, ничего такого, чтобы говорило: «Вот этот парень выигрывал Лигу чемпионов». Малуда довольно скромен. Тысячу раз говорилось: «Чем выше квалификация игрока, тем он спокойнее». И правильно говорилось. Так и есть.

– Вы играли с еще одним топовым футболистом – Робертом Левандовски. Что он из себя представляет?

– В мою бытность игроком «Леха» Роберт еще не стал суперстаром. Но все понимали, что у него большой потенциал. На тот момент молодой перспективный пацан. Было заметно, что он целеустремленный, что не раздолбай, что хочет достичь чего-то. При этом в быту особо не выделялся. Вел себя тихо. Правда, на поле менялся совершенно. Мог напихать кому угодно: партнеру, судье, сопернику, тренеру. Но это нормально. Очень многие футболисты ведут себя по-разному в раздевалке и на поле.

Помню, как мы праздновали чемпионство. Во время торжества на баре познакомились с девушкой Роберта. Она карате занимается. По-моему, чемпионка мира. Вот она мне и рассказывала долго-долго про свое карате на польском. Они с Робертом недавно поженились. Левандовски в Польше теперь суперстар, поэтому она словно первая леди. Тоже мегакрута.

Знаешь, мне вообще в карьере везет на партнеров. И в БАТЭ, и в «Лехе», и в «Меце», и в сборной хватало классных ребят. Да, если говорить об именах, то можно составить топ-3 из Малуда, который выигрывал Лигу чемпионов, Глеба, которые ее почти выиграл, и Левандовски, который ее скоро выиграет. Но для меня и Дима Лихтарович, у которого 11 белорусских чемпионств, – тоже величина.

Когда я приходил в БАТЭ, жизни давали Близнюк, Ермакович и Молош. Реально, в моей карьере было очень много хороших партнеров. Я же не совсем молодой игрок. Я еще видел, как Александр Владимирович Ермакович, модный парень, надевал на гетру белый носок. Помню-помню – майка с седьмым номером :). Центр поля – Ермакович и Лихтарович. Диму тогда еще Дедушкой не называли. Приятно, что мы поиграли с этими ребятами. Очень приятно. Я действительно благодарен им.

И, кстати, работать с Ермаковичем в режиме «игрок-тренер» мне тоже понравилось. Тренерство его, конечно, изменило. Но несильно. Журналистам Ермакович кажется молчаливым. Вы его еще часто с Лихтаровичем сравниваете. Но это неправильно. Дедушка – да, действительно молчаливый. А Ермакович – более активный, совсем не молчаливый. Но больше я ничего не скажу, Владимирович теперь тренер. Мне нельзя :).

– Тебя узнают во Франции?

– Да. Ненавязчиво. Культурно. На улице могут подойти, что-то сказать. Это нормально. Некоторые болельщики специально приходят на тренировки, чтобы пообщаться. Получается, каждая тренировка открытая. Я вот только думаю, как люди узнают время их начала… Наверное, на клубном сайте. И после тренировки каждый может подойти, пока мы идем в раздевалку грязненькие, попросить автограф, сфоткаться, переговорить.

Кстати, интересный был момент. Когда я в предыдущий раз вернулся из сборной, довольно большое количество журналистов хотело со мной пообщаться. Клуб устроил пресс-конференцию. Эксклюзивное общение с футболистами в Европе проходит довольно редко. Допустим, за время, проведенное в Польше, я дал только одно большое эксклюзивное интервью.

Так вот, наверное, человек шесть журналистов собралось на пресс-конференцию, которую организовал «Метц». Радио, телевидение, пишущие. Общались минут 40. Вопросы стандартные: «Как нравится?» «Как обосновался?» «Как себя чувствую?» «Как игра команды?» «Как тренер?»

И среди всего этого прозвучал вопрос о кухне. Я сказал, что мне нравится Киш лорен. Это их местное блюдо. Такая прокачанная яичница с сыром, грибами, колбасой. Я попробовал – вкусно. Болельщики прочитали, а потом ходили, улыбались мне и говорили: «Киш лорен». Показывали большой палец, типа спрашивали: «Понравилось?» Почему-то их это очень зацепило.

Видишь, как получается, провел три месяца во Франции – принял участие в двух пресс-конференциях. Это, наверное, тоже свидетельство интереса к футболу.

– Почему ты не называешь песню, которую пел на своей первой тренировке в «Метце»?

– Потому что… Не скажу :).

– В чем причина?

– Просто не хочу озвучивать название песни. Куплетик исполнил. Ребятам вроде понравилось. Пел на белорусском. Хотя французы, насколько я понял, не особо разбираются. Живут по давнему стереотипу и почти всех восточных славян называют русскими. Хотя меня это как-то обошло стороной. Во всех моих профайлах написано «Biélorussie», чем я очень доволен.

То есть я не соглашусь, если меня вдруг начнут называть русским, но и говорить, будто стараюсь своей игрой во Франции продвигать Беларусь, не стану. Мне кажется, страну должна продвигать сборная, а не отдельные футболисты. А в остальном… Ну, если человек не знает, где Беларусь находится, я же не стану носиться за ним с глобусом. Ну, необразованный он, что я с ним поделаю? Надо было учить географию в школе.

– Во Франции у тебя есть какие-то вещи, которые напоминают о Беларуси?

– Какой-то сувенирной мелочи я с собой не вез. К тому же сборная не дает мне заскучать по Родине. Не успеваю. Приезжаю каждый месяц почти на две недели. Во Франции мне всего хватает. Даже русскоязычного общения. Как оказалось, в Метце много русских девушек, которые вышли замуж за французов. Они периодически приходят на тренировки. Поляков, кстати, тоже много. Общаемся.

Плюс жена рядом. Собаку мы тоже перевезли. Посадили в машину – и поехали. У пса паспорт есть, как полагается, с визами, все отлично. И вообще, у собаки европейский паспорт, ей проще в этом плане, чем мне :). К тому же французский бульдог. Считай, на историческую Родину вернулся. Вот сидит сейчас, наверное, в Метце и думает, какое ему принять гражданство :).

Агитация, Лихтарович, википедия

– Ты являешься одним из кандидатов на звание футболиста года в Беларуси. Что скажешь?

– Если честно… Не знаю даже. Сказать: «Голосуйте за меня»? Я, конечно, хочу стать лучшим футболистом страны, но агитацию устраивать не собираюсь. Как будет, так будет. Я не загоняюсь.

Хотя я из тех футболистов, которым медали и статуэтки важны. Это оценка работы, какой-то этап карьеры, новая строчка в википедии :). Плюс любые награды чисто по-человечески приятны. Не скажу, что я себялюбивый, но персональные призы меня радуют. Я становился лучшим игроком чемпионата Беларуси. Обладателем приза имени Александра Прокопенко. В обоих случаях было приятно. Я доволен.

Знаешь, я часто слышал от знакомых ребят, мол, медали не так важны, важно заработать на жизнь после футбола. Типа, какой толк с твоих чемпионств, если сидишь без денег? Честно, с подобной точкой зрения я сталкиваюсь очень часто. Причем с тех времен, когда был еще совсем пацаном. Мне такой подход кажется неправильным.

Естественно, в заработанных деньгах нет ничего плохого. Но, думаю, в первую очередь надо стремиться к победам. Это ведь взаимосвязанные процессы. Футболист, который много выигрывает, по-любому сумеет заработать. И вот еще что важно. Люди, которые говорили мне о главной роли денег в карьере футболиста, в итоге ничего не выиграли и заработали не особо… Но это мой личный пример. Я никому ничего не навязываю.

Вот Дима Лихтарович. Может, он не заработал каких-то миллионов, которые мог заработать в других чемпионатах и командах, но зато провел замечательную карьеру. Стал легендой. Мне кажется, человек теперь обладает такой репутацией, что в дальнейшем не останется без уважения и предложений по работе. Это показатель.

– Лучший игрок чемпионата Беларуси нынешнего года?

– Несколько вариантов. Если бы голосовал, то выбирал бы между Поляковым, Филипенко и Стасевичем. Хотя БАТЭ стал чемпионом, поэтому между Филипенко и Поляковым. Мы в чемпионате проиграли всего раз. В этом огромная заслуга защитников. Вот и называю Деню и Егора.

– Лучший футболист Беларуси нынешнего года?

– Ты меня провоцируешь :)?

– Да.

– Ну, не знаю… Если бы не разгромы БАТЭ в Лиге чемпионов, было бы проще, конечно… Хотя те же Филипенко с Поляковым много играли и в чемпионате, и в Лиге чемпионов, и в матчах сборной, так что надо выбирать между ними. В общем, Поляков – лучший игрок чемпионата Беларуси. А Филипенко – лучший футболист страны :).

Фото: fcmetz.com, frenchfootballweekly.com, mosellesport.fr, peuplegrenat.wlsport.fr, sport-express.ru, Сергей Гудилин, Надежда Бужан

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы