Блог Heavy bald

Людас Румбутис: «Став тренером, Шуканов хотел продать Павлюковича. Говорил, он нам не нужен»

Миллион за Сергея Корниленко, зачищенная общага футболистов и хоккей с владельцем клуба – главный литовец белфутбола рассказывает Никите Мелкозерову, как создавалось чемпионское «Динамо».  

В 2004-м Людас Румбутис дебютировал в большом футболе на тогда непрофильной для себя должности. Пауза в тренерстве была сделана в пользу работы генеральным директором столичного «Динамо». Румбутис ввязался в дело и стал активным участником суперселекционной кампании команды, которая в итоге выиграла ЧБ. Спустя десять лет Румбутис, вспоминает, как это было.    

1.

– Я заканчивал работу главным тренером в Бобруйске, когда позвонил Юрий Саныч. «Белшину» я принял в конце мая. Команда почти протянула ноги в первую лигу. После мы на эти ноги встали. Причем довольно уверенно. По ходу дела даже занимали шестое место. Правда, на ситуацию повлияли финансовые вопросы. Чем выше место, тем больше бонусы. Вот никто и не хотел их выплачивать. Когда выправили свое положение, когда поняли, что никуда не вылетим, мотивации стало меньше. Заканчивали год в режиме «как есть, так есть». Хотя весело было. В последнем матче вон проиграли «Днепру» со счетом 4:5. Дикая была заруба.

После сезона встретились с Чижом. Он объяснил ситуацию. Предложил работать генеральным директором. Со спортивной на административную должность – серьезное вроде бы переключение, но не для тренеров из Беларуси. Таково наследие СССР. Главный тренер у нас – это все. Начальник команды – чистейшей воды исполнитель. В советские времена Малофеев ходил в ЦК партии и решал все вопросы. А Гарай исполнял. Когда начались суверенные времена, ничего не поменялось. Будучи тренером, я решал кучу неспортивных вопросов в «Динамо-93», «Молодечно» и других своих командах. 

Сейчас в хороших клубах такого универсализма уже нет. Когда я работал генеральным директором в «Динамо», тренер не влиял ни на клубные решения, ни на хозяйственные. В общем, мне было не очень трудно переходить на административную должность. Тому же Сергею Павлюковичу сейчас намного сложнее. Когда я начинал работать генеральным директором, мне было сорок… Даже сосчитать не могу. Сорок с копейками. 48, что ли. У меня имелся жизненный опыт, да и профессиональный – тоже. Белорусским реалиям вообще не удивлялся.

2.

– Впрягся в работу. Месяц просидел в кабинете у Саши Алексейчикова, который был моим предшественником. Знакомился со спецификой работы. Ведь, допустим, многие договоренности с футболистами заключаются устно. Кому-то клуб обещал оплачивать жилье и переезды, кому-то еще что. Я не знал этих мелочей. После втянулся.

Как сейчас помню, к началу чемпионата 2004 года мы провели масштабную чистку состава, которая разгрузила клубную платежку. Кого-то отчислили, кого-то отдали, кого-то продали. Всего 39 человек. 39 – это очень много. Люди просто болтались на балансе клуба. Они накопились очень простым путем. В какой-то момент в «Динамо» решили собрать всех лучших игроков 1984 года рождения. 20-25 человек. Идея была реализована. Клуб поселил всех ребят в общежитие БНТУ, которое расположено около трассы на Москву.

Когда я впервые побывал в той общаге, понял, что в ней живет не команда, а просто банда. И в этой банде очень мало футболистов. Воспитатели дали понять, что спорт большинству из ребят откровенно по барабану. Были пьянки, было недостойное поведение в быту, а статистики не было. Они же все числились в «Динамо-Юни» и мало чего там показывали. Почистили ребят очень хорошо. Оставили только Рябцева и, по-моему, Трубило. Больше не помню.

Плюс ранее купленные игроки. При Байдачном в «Динамо» играли два хохла, центральные защитники. Взяли их в спешке. В 2003-м команда не стала чемпионом. Тренер ушел. Пришел новый и сказал, что ребята ему не нужны. Стали их устраивать. Слава Богу, без финансовых потерь. Пристроили в Казахстан.

Ввиду затеянной чистки болельщики стали шуметь, мол, кем мы будем играть сезон. При этом лично я был спокоен. Подписная кампания получилось неплохой. Пригласили Чалея. Вернули Разина, который принадлежал «Динамо». Андрей сперва не хотел уходить из «Торпедо». Но я знаю его с малых лет. Они с моим сыном дружили. Договорились встретиться втроем – Разин, отец его и я. Начал объяснять: «У нас серьезные задачи. Надо становиться чемпионами. Я уважаю «Торпедо», но в этой команде серьезных задач ты решать не будешь». Андрей послушал и согласился. Быстро договорились. Оформили все за три-четыре дня.

Подписали Зоубека. За деньги. Его трансфер обошелся в, кажется, 60 тысяч долларов. Честно, раньше не знал этого футболиста. Получилось, что команда отправилась на сборы в Чехию. Пошла работа. И тут мне звонит Шубин, который тогда являлся главным тренером, говорит: «Очень интересный человек. Подъезжай, посмотри». Я подъехал, посмотрел. Объяснил ситуацию Юрию Санычу. Он согласился. 60 тысяч – нормальная цена. Не такая уж заоблачная, учитывая, что был приобретен игрок из высшей лиги Чехии.

При этом хохлы, про которых я рассказывал, уходили за 70-80 тысяч. Корниленко мы продали за довольно большие деньги. Около миллиона. Вернули Павлюковича за 40 тысяч. Примерно за те же деньги подписали Шуканова.

3.

– Да, в то межсезонье у нас были хорошие продажи. Выручили большие деньги, но все равно тратили их с умом. Брали далеко не всех. В феврале-месяце позвонил агент: «Есть хороший свободный игрок». – «Кто?» – «Вася Баранов». – «Пусть приезжает, поговорим». Мы встретились в нашем офисе на Витебской. Вася был одет с иголочки. Костюм, галстук, белая рубашка. Редкость для футбола. Сели разговаривать. Но ни к чему не пришли. Ни мне, ни Юрию Санычу Вася не понравился.

Показалось, Баранов не готов пахать, как Папа Карло. У Павлюковича, Шуканова, Зоубека, Разина горели глаза. Это было заметно. А Вася, кажется, сидел на встрече с мыслями типа: «Ребята, что вы мне тут рассказываете? Я из «Спартака приехал»». Плюс человек хотел нереальную для тогдашнего «Динамо» зарплату. Больше пяти тысяч. А мы в среднем платили… Двушка была нашим потолком. И в итоге мы не ошиблись. Разин провел сезон на позиции Баранова и стал лучшим игроком чемпионата. Отработал просто шикарно.

Еще помню, что пришлось трижды переписывать контракт Павлюковича. Сейчас объясню. Когда Сережа стал тренироваться, у него начала расслаиваться передняя часть крестообразной связки. Врач не думал ничего хорошего о будущем игрока. Но Сергей – суперпрофессионал. Закрепил себе связку специальными упражнениями. Чтобы развить компенсирующие мышцы, очень тяжело работал. Потом человек стал лучшим защитником чемпионата. Практически без колена. Из-за постоянных изменений формы Павлюковича мы и редактировали документы. В итоге все подписали. Что касается денег, Сергей получал не больше полутора тысяч. 

4.

– Я не помню, чтобы у нас возникали серьезные проблемы при подписании контрактов с кем-то из ребят. Все проходило довольно быстро. В ходе межсезонья понимали, что собирается хорошая команда. Плюс стало заметно, как в офисе установилась очень добрая атмосфера. В общем, получилось так, что весь клуб принялся работать ради общей цели. Ни злорадства, ничего такого. Только позитивная энергетика.

Мы базировались в двухэтажке на улице Витебской. Старое здание напротив ресторана «Раковский Бровар», которым владеет Чиж. Деревянные скрипучие полы. Неожиданные лесенки в три-четыре ступени. Но мне нравилось. Нормальный офис. Надо понимать, в то время многие клубы ютились в маленьких комнатках, где даже нельзя толком поговорить с футболистом тет-а-тет. А у нас все имелось.

Главным хохмачем в офисе был спортивный директор Алексейчиков. Зимой я спрашивал его: «Саша, а чего ты без шапочки? Холодно ведь». Алексейчиков тер свою лысину и отвечал: «А че, кость не мерзнет» :).

Хотя вот, что вспомнил по поводу проблем с заключением контрактов. С Мартешкиным пришлось сложно. Тоже, кстати, пришел на встречу в костюме. Все говорил: «Вот в «Шахтере» я получал столько. А у вас столько». Что-то калькулировал. В итоге по ходу сезона его из стартового состава вытеснили молодые ребята.

В 2004-м как раз заиграл Артур Лесько. Честно, скажу, я лично пропихивал его на сборы четвертым вратарем. Шубину Артур был не нужен. Мартешкин, Цыгалко, Копанцов – Лесько выпадал. Но Юрий Саныч мне доверял, поэтому Артур и прошел нормальную предсезонку, впоследствии заиграв в стартовом составе.

5.

– Агенты предлагали на должность главного тренера Витезслава Лавичку. Чех прилетал в Минск. Они общались с Юрием Санычем. Лавичка просил годовой оклад под 80 тысяч. Что-то очень заоблачное. В 2004-м совершенно не белорусские запросы. Естественно, не договорились.

Вообще тренерским вопросом полностью заведовал Чиж. Как-то подошел ко мне, спрашивает: «Что думаешь о Шубине?» Я ответил, что думаю хорошо. Человек работал с Бесковым в «Спартаке», самостоятельно тренировал в «Шиннике», был на хорошем счету, в общем. Пригласили в итоге. Обо всем договорились. Подписали контракт.

Но потом началась работа. Правда, такая работа… Называется «Не наступи на лежачего». Нагрузки никакой нету, полустоячие квадратики, все аэробном режиме. Ребята стали жаловаться на недонагрузку. Помню, кипрский сбор. Отыграли – выходной, один или два. Сильной работы нет. Мы поговорили с одним игроком, со вторым, с третьим. Никто ничего не понимает. Зима, организмы настроены на пахоту, люди привыкли. Спрашиваю Шубина: «Так, а в чем дело?» – «Спокойно, мы в чемпионате наберем».  

Чемпионат начался. Мы шли на втором месте. Но было видно, что только за счет подбора игроков. Победы одерживались на нереальных потугах. Запаса прочности не было вообще. Заходишь в раздевалку после матча и видишь, что у ребят пустые глаза. Человек отдал на поле всего себя. В раздевалку еще зашел, а в автобус, скорее всего, будет ползти.

Мы начали обсуждать это с Юрием Санычем. Он попытался поговорить с тренером. Разговоры ни к чему не привели. Игры все не появлялось. Мы забеспокоились и все-таки решились на изменения. И тут Чиж меня удивил. Конкретно так удивил. Назначение Шуканова играющим тренером – чисто его находка. Я обалдел. Но потом осмыслил все, стал наблюдать за действиями Юры. Он сразу же пригласил опытного Остроушко. И это было классное решение.

Остроушко – человек от старой школы. Дисциплина на первом месте. Начал гонять пацанов по советским конспектам. Давал упражнения, которые явно не подходили тому поколению игроков. Некоторые ребята стали жаловаться на боли в спине. Но Остроушко ничего не хотел слышать: «Что вы мне рассказываете? «Кайрат» это прошел и вы пройдете!» Хохму одну про него помню. Человек все рассказывал про свой этот «Кайрат». И вот команда выходит на разминку. Остроушко командует: «Играем два «кайрата». – «Чего играем?» – «Ах, да, играем два квадрата». Пацаны полегли на поле :).  

Шуканов перевел команду на двухразовый режим тренировок. Упор делался на скоростно-силовую работу, короткую, интенсивную, мощную, на взрыв. Все шло правильно. Тогда я окончательно успокоился.

Другое дело, что возникали некоторые кадровые вопросы. Юра, допустим, вообще не хотел использовать Павлюковича, сказал: «Он нам не нужен. Давайте его продавать». Сели разговаривать с Шукановым, искать варианты. В итоге все успокоилось. Павлюкович стал нашим главным защитником. Еще у Юры поначалу были вопросы к Зоубеку. Двигали его по полю, как могли, все не находили позицию. Ставили даже на фланг обороны. Но это не его. После вернули в профильную позицию, на фланг атаки. И все стало отлично. Давид, пусть и не нагнетал обстановку, но обладал шикарным пасом. Мог разрезать любую оборону.     

6.

– При Шуканове заиграл Леня Ковель. Помню, как его только-только начали ставить. Мы играли в Гомеле. Леня исполнял нападающего, но отрабатывал даже в обороне. Да, умер спустя тайм, но желания было море. И Шуканов окончательно в него поверил.

Есть пуганые деревенские ребята. А Леня был непуганым. Очень смешной мальчик. Но авторитетов у него вообще не существовало. Может, от шока. Может, еще почему. Защитники разобрались с Ковелем только через год. Никто не мог понять его прямолинейность. Вроде бы так себе качество. Но в команде было много ребят с классным пасом. Шуканов, Зоубек, Разин принимали мяч и ждали, пока Леня наберет скорость. Шла передача за спины защитникам, которым уже ничего хорошего не светило. В общем, Ковелю повезло с окружением. Можешь бегать, сколько хочешь, но без классных ассистентов ты станешь разве что только легкоатлетом.

Еще помню, что Леня был полушкольником, когда попал в основу. Контракт мизерный. Начал играть – переписали. После сезона – еще раз.

7.

– Иногда мы очень легко договаривались с Чижом. Иногда сделать это было крайне сложно. Юрий Саныч чует нутром некоторых игроков. И если что-то не так, начинает сомневаться. Безусловно, как владелец, он знал о ходе всех клубных дел. Знал наши трансферные цели, знал условия наших контрактов, знал содержание переговоров. Ну и, безусловно, визировал все документы. Если видел, что я договорился на слишком большие условия, отправлял к игроку передоговариваться.   

При этом Чиж мне полностью доверял. Не знаю, как он перенес ту массовую чистку, которой мы освободили место для новой команды, но добро на нее дал. В 2003-м «Динамо» вело у «Нафтана» 2:0, но в итоге скрутилось и не стало чемпионом. Ясное дело, владелец клуба был настроен на максимум в 2004-м.

Люди всякое говорят о Чиже. Но я вот, что думаю. Он ведь не единственный белорусский миллионер. В стране есть и другие. Но Юрий Саныч один из очень-очень немногих состоятельных людей, которые занимаются спортом. Поэтому Чиж имеет полное право поступать с клубом так, как хочет.

Да, иногда он ошибается. Это сто процентов. Лично я до сих пор не могу понять, как Чиж поставил на должность главного тренера Петю Качуро. Сейчас – да, человек поварился в профессии, накопил опыт, что-то знает. Тогда же он из себя вообще ничего не представлял. Думаю, если бы Юра Шуканов в 2004-м принялся работать самостоятельно, у него не ничего получилось. Благо, позвал Остроушко.

8.

– Чиж воспринимается большинством очень суровым человеком, но ни фига подобного. У него очень классный ситуационный юмор. Живая реакция. Начинается разговор, Юрий Саныч вставляет реплику – и вся раздевалка катается от хохота. Мы вместе играем в хоккей, потому в основном и пересекаемся в раздевалках.   

Правда, в 2004-м нам было не до веселья. Пришлось меняться по ходу сезона. Команда стала получать бОльшую нагрузку. Боялись, что пойдут травмы. Но по большей части это нас миновало. Что-то было у Вити Сокола, плюс Разина немного побеспокоила спина.

Сложности создавало выступление в Европе. Это визовые и организационные проблемы. В первом раунде играли с «Одрой». Договорились с Шукановым, что я поеду смотреть на соперника. Интернет тогда был не особо развит. Вся эта морока с кабелями. Заходишь в интернет – и домашний телефон перестает работать. Сейчас уже даже не верится. В общем, поехал. Заприметил в составе соперника «Одры» классного нападающего. Фамилия – Елень. Когда вернулся, сказал Шуканову: «Юра, надо забирать его». Но не срослось. Через год поляк перешел в «Осер». Очень хорошо смотрелся, когда его команда в 2010-м проходила «Зенит» в Лиге чемпионов.

И вот мы поехали играть в Польшу. В разгаре какой-то местный праздник. Пока нашли гостиницу, чуть с ума не сошли. На выезд отправились и наши болельщики. Устроили такую заваруху, что поляки стали на уши. До матча мы с директором «Одры» договорились о бесплатном проходе для фанатов. Все было хорошо. Но потом… Помню его бешеные глаза после игры: «Вы что?! Устроили тут хрен знает что». Файеры, полиция – в общем, все разрулилось.

9.

Я ушел из «Динамо» в конце июля. Принимал все близко к сердцу. И в определенный момент понял, что мне стало тяжело. К тому же перестало нравиться, как в клубе происходят некоторые процессы. В межсезонье я пригласил в «Динамо» чешского видеооператора (на самом деле речь о российском тренере-аналитике Владимире Поторочине, который до «Динамо» работал в пражской «Спарте» – Tribuna.com). По тем временам он считался прогрессивным специалистом. Человек делал картинку, потом анализировал ее, производя подсчет технико-тактических действий. Разбирал игры соперников, нарезал материал. А потом как-то так получилось, что этот оператор стал советовать Юрию Санычу, чуть ли не больше меня. И Юрий Саныч прислушивался. Я подумал: «А зачем тогда нужен генеральный директор? Ну, и работайте без него». Это не ревность. Просто были и другие моменты, которые повлияли на мое решение уйти. Правда, я не хочу о них говорить.

Надо понимать, я восемь месяцев проработал под постоянным прессом. Многие вопросы хорошо и быстро решались, система функционировала. Когда Шуканов узнал о моем уходе, был в шоке. Я стал его успокаивать: «Юра, все нормально, мы станем чемпионами». Клуб на всех уровнях – спортивном, административном и проч. – нашел баланс. 

В итоге мы нормально расстались. Правда, меня не пригласили на празднование чемпионства. Вот это не понравилось. В остальном же никаких обид. Да и времени уже прошло довольно много. Мы как играли в хоккей с Чижом, так и продолжаем. Интересное мероприятие. Юрий Саныч, кстати, слабо катается, но у него хороший бросок.

После моего ухода из «Динамо» мы сели в раздевалке и поговорили обо всем. Чиж высказался в прессе мол, он уволили Румбутиса. Я спросил его об этом: «Кого ты уволил? Я же писал заявление. Ты меня не просил его писать». При людях мы на «вы», личном общении на «ты». Он стал отвечать, в итоге поняли друг друга.

10.

– Оглядываясь назад, могу сказать, что в 2004-м «Динамо» достигло абсолютной гармонии. На всех уровнях. Все было здорово. Спустя десять лет в клубе наблюдалась практически та же ситуация. Правда, на итог повлияли мелочи. «Динамо» не хватило забивного нападающего. Такого Лени Ковеля в варианте сезона-2014. Думаю, если бы Джа-Джедже был куплен в начале года, то разыгрался бы. А так, всем ясно, что с Диоманде «Динамо» промахнулось.

Команда упустила реальный шанс стать чемпионом. БАТЭ провел год далеко не образцово. Думаю, если бы Бангура не пропустил несколько важных матчей, а Журавель (при всем моем уважении к этому классному тренеру) выставлял бы порой более смелый состав, динамовцы выиграли бы чемпионат. С другой, стороны 2014 год можно воспринимать серьезным шагом к успеху. Клуб проделал колоссальный объем работы. Я не люблю прогнозов, но кажется, в 2015-м «Динамо» станет сильнее. 

Фото: «Прессбол», Надежда Бужан, Иван Уральский

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья