Реклама 18+
Реклама 18+
Блог Heavy bald

Как стать самым успешным агентом белорусского футбола

За три недели нового года Евгений Гайдук перевез Егора Филипенко в Малагу, вернул Игоря Стасевича в Борисов и дал Никите Мелкозерову интервью о своем ремесле.

Шанхай, Филипенко

Переход Егора Филипенко в «Малагу» – самый большой ваш трансфер?

– На сегодня да, если брать значимость чемпионата, в который переехал белорусский футболист. Но порой удовлетворение можно получить и от не столь больших переходов. В качестве примера приведу случай Андрея Горбунова. Игрок пребывал в Беларуси без команды. В итоге же все получилось очень хорошо, на мой взгляд. Теперь Андрей играет в Греции и является одним из самых сильных вратарей довольно сильного европейского чемпионата. Думаю, у него есть очень хороший шанс продолжить поступательное движение и перебраться в более серьезный клуб.

Самый надежный. Жизнь Андрея Горбунова после БАТЭ

Разве Горбунов не клиент Валерия Русецкого?

– Мы с Валерой – партнеры. У нас есть общие клиенты и иногда мы работаем вместе. Так получилось, что устроиться в Грецию Андрею помогал я. Ситуации ведь разными бывают. Иногда ведешь футболиста самостоятельно, и в какой-то момент люди со стороны предлагают помощь по его трудоустройству на основе своих возможностей – опыта, знакомств. Так, допустим, было с Игорем Стасевичем. Я устраивал игрока в «Волгу» и «Гомель». А по минскому «Динамо» уже работали совместно. Просто у Валеры хорошие отношение с динамовским клубом. Переговоры вел он.

Это не мешает?

– Иногда помогает. У каждого агента есть свои определенные возможности, которые определяются базой контактов и знакомств. В связке агенты могут предложить футболисту более широкий выбор вариантов трудоустройства. Все просто.

И как вы трудоустроили Филипенко?

– В сентябре случилась наша встреча с Анатолием Капским, на которой Егор объяснил свое желание уйти. Всем было понятно, что игрок уже перерос уровень чемпионата Беларуси. Мы нормально пообщались. Анатолий Анатольевич дал добро на переход. Пообещал не чинить препятствий. Все же у Филипенко заканчивался контракт и теоретически клуб мог как-то на него повлиять. В белорусском футболе хватает подобных примеров. Ребятам не дают играть, отправляют в дубль и т.д. Поэтому я благодарен Капскому за понимание.

Испанский вариант по Филипенко появился в последний момент

Получив одобрение от Анатолия Анатольевича, стал искать Егору новое место. Определенную базу за десять лет наработал. Есть партнеры, есть знакомые, есть команды, которым можно предложить футболиста напрямую. Изначально испанского варианта не существовало. Был интерес со стороны турецких команд, не только «Фенербахче». Имелись хорошие варианты по Бельгии, Польше и Израилю. В общем, предложений хватало. А Испания появилась едва ли не в последний момент.

Каким образом?

– Стало известно, что «Малага» ищет центрального защитника. Клубу была предложена кандидатура Филипенко. Испанцы посмотрели несколько матчей Лиги чемпионов, навели справки. Все сошлось. «Малаге» как раз нужен был игрок такого плана: высокий, быстрый. Начался процесс переговоров по условиям контракта.

Егор Филипенко: «Захожу в интернет – а там везде я. Уже даже как-то неудобно»

Новостные потоки агентов и болельщиков – это одно и то же?

– Они часто пересекаются. Просто наш поглубже. Правда, степень скрытности любого процесса все равно зависит от агента. Кто-то предпочитает молчать. Кто-то наоборот делится информацией, не задумываясь. Я по большей части веду себя осторожно. Ничего не афиширую до последнего момента. Просто иногда новости о возможном переходе игрока не приносят пользы. К тому же сейчас многие клубы очень ревностно относятся к информации о своих подписаниях. Всем хочется быть первыми. Вот «Малага», например. Работники пресс-службы несколько раз предупредили меня во время переговорного процесса, что именно они должны первыми опубликовать новость о переходе Егора. В общем, когда в Беларуси за день до подписания контракта сообщили, будто бы все свершилось, было неприятно. Думаю, испанцы тоже остались не особо довольны.

В целом же «Малага» – очень организованный клуб. Да, там свои законы, и люди хотят, чтобы под них подстраивались. Но это оправдано. Ведь в случае с Филипенко мы разобрались со всеми организационными нюансами очень быстро. А детали определяют общее мнение о клубе. В Испании, например, иностранцу довольно непросто получить телефонный номер. Объясню. Требуется пройти регистрацию, закрепиться под определенным полицейским номером, который дает право легального пребывания на территории страны и возможность работать. Также необходимо открыть счет в банке. И только после этого на тебя можно будет зарегистрировать телефонный номер.

С формой у Филипенко все уже хорошо. Просто необходимо быстрее обрести игровой ритм

Скорость решения всех бытовых вопросов зависит от уровня клуба. Где-то проблемы не устраняются и за месяц. В Малаге же все решилось очень быстро. Менее, чем за сутки. Хороший клуб отличает способность как можно быстрее сделать все возможное, чтобы игрок начал думать только о футболе и почувствовал себя своим на новом месте.

Какого вы мнения о дебюте Филипенко в «Малаге»?

– Это был не лучший из возможных дебютов. Но произошедшее легко объяснить. Филипенко тренировался всего десять дней. А после дебютировал в матче, который складывался для «Малаги» настолько хорошо, что ребята просто перестали играть. В итоге все вышло для Егора не очень. Но я в этом вижу только позитив. Странно, конечно, но именно такие у меня ощущения. Когда увидел кадры матча, подумал: «Может, оно и к лучшему». Предчувствие, что у Егора в Испании все получится, окрепло. Хотя на ближайший матч он не попал в заявку...

Как Филипенко дебютировал в составе «Малаги»

Но ничего. Надо учитывать множество факторов, которые играют против Филипенко. Был на травме, восстановился, провел матч Лиги чемпионов в Бильбао, отправился в отпуск, после сразу начал форсировать набор формы. Очень много событий на довольно коротком временном промежутке. И надо понимать, с формой у Егора все уже хорошо. Просто необходимо быстрее обрести игровой ритм.

Объясните, чем контракт футболиста отличается от любого другого.

– Есть специфические детали, конечно, но в, принципе, ничем. Абсолютно тот же документ. А специфика везде разная. Допустим, испанский контракт отличается от белорусского множеством пунктов имиджевого свойства. Смысл примерно следующий: если футболист заиграет и начнет получать предложения от спонсоров и телевидения, все это должно должно быть подконтрольно клубу. Но глобальных отличий от Беларуси действительно немного. Наказания и запреты теперь везде плюс-минус одинаковые.

Если говорить о структуре иностранных контрактов, то самые простые в плане содержания предлагают турки. Они прописывают основные общие моменты. Очень большой контракт у испанцев. Сильно замороченные соглашения у китайцев. Я в свое время устраивал в «Шанхай Шеньхуа» Вячеслава Глеба и Янко Вылканова, и до момента подписания ими контрактов проделал огромную работу. У китайцев очень много нюансов, связанных со штрафами. Они наказывают чуть ли не за все. Страна коммунистическая, поэтому соглашение расписано суперподробно.

Ваши футболисты читают контракты при подписании?

– По-разному. Если контракт напечатан на английском, читаю сам и объясняю все тонкости игроку. Если на русском, даю ознакамливаться футболисту, жду от него вопросов. Допустим, свой контракт с «Малагой» Филипенко не читал. Документ написан на английском и испанском. У Егора с этими языками пока не очень. Я же перед подписанием объяснил ему все ключевые моменты. После Филипенко поставил свою подпись.

Хороший агент не сможет вытянуть плохого футболиста

Допустим, Слава Глеб никогда не читает контракт. Полностью доверяется мне. Саша Глеб смотрит ключевые пункты. Наиболее принципиально подходит к этому вопросу Андрей Горбунов. Вникает в каждую деталь, задает вопросы, иногда просит что-то поменять. Желание футболиста – закон для агента. Конечно, реагирую. Но, естественно, только когда это желание находится в пределах разумного.

Как вы нарабатывали свою базу?

– Постепенно. На стартовом этапе работы нужно подобрать правильных партнеров, которые имеют вес в своих странах. К нынешнему моменту у нас сформировались хорошие отношения с людьми из России, Германии, Испании, Италии, Франции, Турции, Китая, Греции и многих других мест. И я уверен, что они реально способны помочь трудоустроить моего футболиста. Хотя в плане интереса все зависит от игрока. Если в Беларуси вдруг выстрелит мегаталантливый парень, клубы сами начнут выходить на агента с предложением оформить переход. Это отличный вариант. Поисковой работы никакой, нужно только обговаривать личные условия. Но, как правило, у нас такого не происходит. Уже не происходит. Намного чаще приходится искать футболисту клуб самостоятельно. Предлагать его, пытаться заинтересовать работодателя.

На первых испанских фотографиях Филипенко виднеетесь вы и Андрей Степанов, который раньше выступал за «Гомель», а теперь работает агентом.

– Да, Андрей – связующее звено между клубом и мной. Его агентская карьера развивается очень быстро. Думаю, у Степанова большое будущее. Андрей старается, работает, развивается, много летает, знакомится с людьми, ищет новые контакты и возможности для своих футболистов. Но повторюсь, все во многом зависит от самих игроков.

Хороший агент может вытянуть плохого футболиста?

– Я считаю, что нет.

Чикаго, Глеб

Как вы пришли в футбол?

– Играл в РУОРе. Команда из ребят 1983 года рождения. Старший Концевой, Дима Ленцевич, Миша Горбачев, Валера Макаревич. Я очень хотел стать профессиональным футболистом, правда, при этом мне всегда была интересна юриспруденция. Странное сочетание, конечно. Может, кто-то не поверит, но так и было. Вот я и поступил на юрфак БГУ. Учился, параллельно вызывался в юношескую сборную, играл за дубль «Звезды». Проработал в клубе буквально полгода – и сломался. Поехали в Бобруйск играть с «Белшиной». В одном из эпизодов я выпрыгнул. В момент приземления соперник врезался мне в колено. Помню, что нигериец. То ли на просмотре находился, то ли еще что. Видно, пытался понравиться тренерскому штабу. В общем, порвал мне крестообразную связку. Требовалась операция. Обеспечить качественную хирургию не было возможности. Так что пришлось закончить с футболом.

Братьями Глебами занимался Николай Шпилевский. Вот на его примере я и решил стать агентом

Продолжил учиться. В какой-то момент появилась возможность полететь в Америку. Сдал экзамены наперед – и полетел. Жил в США полгода. Работал в Чикаго. Много кем. Понятное дело, не на топ-должностях самого разного характера. В итоге подтянул язык, чуть заработал и увидел что-то новое.

Что вас поразило в Америке?

– Америка вообще другая. Там нет ничего общего с Беларусью. Нужно прочувствовать самому. Чикаго, кстати, красивейший город. Шикарный даунтаун. Там снимаются многие американские фильмы. Но вообще в городе наблюдается большой контраст. Его определяет цвет кожи людей, которые там проживают. Центр – белый. South side – черный. Бывать там опасно. Друзья однажды завезли меня туда. Показали буквально чуть-чуть. Действительно жутко. Электричества нет. Светофоры не работают. После жизни в белой части города реально другой мир.

По возвращении из США окончил юрфак. Продолжал поддерживать дружеские отношения практически со всеми футболистами, с которыми играл. В том числе с братьями Глебами – мы знакомы с детства. Со Славой, допустим, делили комнату в гостинице, когда играли за юношескую сборную. После познакомились с Сашей и их семьей. Братьями тогда занимался Николай Шпилевский. Вот на его примере я и решил стать агентом. Получил лицензию и начал работать. Было мне тогда 22.

Это рекордный показатель?

– Не знаю, не задумывался.

Вы бы доверились 22-летнему агенту?

– Все зависит от человека.

Ваш первый клиент?

– Дмитрий Ленцевич. Я получил лицензию в сентябре, а уже в декабре поспособствовал его переходу в московское «Торпедо». У Димы заканчивался контракт. «Динамо» стало вторым в Беларуси. Ленцевича вызывали в сборную. Я вышел на более опытного агента, у которого имелись связи в России. В итоге подписали все очень быстро. Для старта карьеры, конечно, довольно большая сделка. Но все равно надо было нарабатывать базу. Этим я и занялся.

Плюс на старте агентской карьеры мне сильно помог РУОР. Все-таки раньше там собирали всех самых способных детей страны. Многие стали футболистами. И те знакомства пригодились в работе. Допустим, с Артемом Концевым мы учились в одном классе. А позже я участвовал в его переходе в нальчикский «Спартак» из МТЗ-РИПО.

Получается, теперь ваш главный клиент – Александр Глеб.

– Получается, да. Но надо добавить, что Саша – не только мой клиент, но и мой очень близкий друг и товарищ. По Глебу-старшему я работаю совместно с Ули Фербером и немецкой компанией FairSport. Фербер очень сильно помог Александру в жизни. «Штутгарт», «Вольфсбург», «Арсенал», «Барселона» – его работа. Поэтому я не могу назвать себя агентом Глеба. Мы сотрудничаем с Фербером по этому игроку. Просто так получается, что в последние годы команды Глебу нахожу я. То есть у меня есть какой-то вариант. Я звоню Саше. Он принимает решение.

22 самые влиятельные персоны белфутбола. Топ-11

Ваша самая сложная сделка в карьере?

– Работа с «Шаньхай Шеньхуа». Действительно получилось трудоемко. В Турции мы, наверное, неделю просидели безвылазно в отеле, обсуждая условия контракта младшего Глеба. С китайцами вообще тяжело. Суммы, детали, сроки – очень много нюансов. Но надо понимать, что это люди совершенно другой ментальности, и относиться ко всему спокойно.

Вы ведете переговоры на английском?

– Да. Живя в Америке, выучил английский язык. Хорошо, что работа предоставляет мне постоянную практику, и я не теряю знаний. Еще чуть-чуть говорю по-турецки. Команды проводят в Турции очень много предсезонного времени, поэтому я освоил некоторые обороты. Да, зимой на Юг едут не только футболисты, но и агенты. Это нормальная и полезная практика. Если твой игрок на просмотре, нужно ему помогать с адаптацией.

На данный момент я работаю исключительно с белорусскими футболистами

К тому же зимой Турция похожа на футбольную конференцию. Агенты, тренеры, игроки, директора – все в одном месте. Все очень удобно. Серьезно, с некоторыми людьми мы можем месяцами не пересекаться в Беларуси, но встретиться в Турции и быстро решить свои дела.

Какую часть зимы вы проводите в Турции?

– Год на год не приходится. Но, допустим, когда мы договаривались с «Шанхаем», я пробыл в Турции очень долго. Больше месяца. Получилось так, что сперва десять дней проходил просмотр Янко Вылканова. Длительно общались с китайцами по нему. В итоге договорились. Потом сразу на контракт приехал Слава Глеб. Стали долго обсуждать условия контракта. Вот и набрался примерно месяц переговоров.

Вылканов – один из немногих ваших иностранных клиентов.

– Сейчас у меня нет иностранных клиентов. Просто Янко играл в МТЗ-РИПО. И однажды попросил о помощи. Я согласился. Плюс однажды в качестве исключения устроил в «Сморгонь» Эдика Курскиса. Курскис через других людей обратился ко мне за помощью. В «Сморгони» тогда как раз сломался вратарь. Заявка закачивалась. Я предложил им Эдика. Решили все буквально за два дня. Понимаю, «Сморгонь» – не топ-клуб. Но Эдик сидел без работы. Плюс находился в уже не юношеском возрасте. Потому рассматривал любой вариант. В итоге Курскис выступал в Беларуси еще несколько сезонов. Думаю, он остался доволен нашим сотрудничеством.

Вообще же, хочу подчеркнуть, что на данный момент я работаю исключительно с белорусскими футболистами. Поверьте, на рынке очень много иностранных игроков, которые просят о сотрудничестве. Но мне интересно работать с отечественными ребятами, так как я хочу помогать нашим игрокам и таким образом способствовать развитию белорусского футбола. Я за него действительно переживаю.

Борисов, Капский

Насколько сейчас востребованы белорусские футболисты?

– Все зависит от самих игроков. Нашим футболистам ментально ближе Россия и Украина. Но там сейчас настали сложные времена. Белорусы, как и любые другие игроки, стоят денег, но мало кто хочет за них платить. Вообще же, сделка по футболисту – это кропотливая работа и где-то удача. Если все сходится – форма игрока, желание клуба, финансовые условия – контракт подписывается.

Как вам работается с Анатолием Капским?

– У нас нормальные деловые отношения.

При этом Капский использует любую возможность публично пнуть агентов.

– Это, наверное, вопрос к Капскому.

Почему вас он терпит?

– Это некорректный вопрос. У нас с Анатолием Анатольевичем случались сложные ситуации, но мы всегда находили общий язык. Наши отношения, еще раз, совершенно нормальные. Носят деловой характер. На мой взгляд.

Нормальности отношений с Капским способствует ваше выступление за пляжный БАТЭ?

– Думаю, нет.

Вы придумали пляжный БАТЭ?

– Нет. Это полностью инициатива Капского. Мы с ребятами затевали весь пляжный футбол в стране. Пошло какое-то движение. И вот однажды мне позвонил Анатолий Анатольевич и спросил, есть ли у меня желание поучаствовать в развитии пляжного подразделения в структуре БАТЭ. Я сказал, что готов помочь.

Я не вхожу в структуру БАТЭ. Играю за пляжную команду на добровольных началах

И сейчас по прошествии четырех лет, думаю, борисовский клуб не жалеет о принятом решении. Пляжная команда БАТЭ за время своего существования выиграла все титулы, разыгрываемые в стране: четырежды стала чемпионом и обладателем Кубка страны, а в минувшем сезоне завоевала Суперкубок. Подобный матч проводился впервые. И надо отметить, наши победы были добыты исключительно с помощью белорусских пляжников. В то время как другие команды активно привлекают легионеров.

В этом году постараемся успешно выступить в Лиге чемпионов по пляжному футболу. Уже дважды участвовали в этом турнире, преодолевали групповой раунд, но достичь пьедестала не получалось. Надеюсь, в 2015-м нам покориться и эта вершина.

Получается, вы подчиненный Капского?

– Нет, я не вхожу в структуру клуба. Пляжный футбол – сезонный вид спорта. Ребята из нашей команды подписывают договоры подряда с БАТЭ на четыре-пять месяцев. Я же выступаю за команду на добровольных началах. Из любви к искусству. Ничего от этого не имею. Зарабатываю основным профилем.

Между белорусскими агентами существует какая-то конкуренция?

– Я ее не ощущаю. Мы со всеми хорошо знакомы, нормально общаемся. На сайте ФИФА написано, что нас в стране десять, ну, пусть будет так. Я не пересчитывал. Плюс есть люди, которые работают без лицензии агента. Я отношусь к этому совершенно спокойно. Со многими ребятами нормально общаемся. Личное дело каждого – получать лицензию или нет. Если игроки готовы сотрудничать с не лицензированными агентами – это их право.

Человек без лицензии не может навредить вам, перехватив какого-то игрока?

– Я не могу заставить футболиста сотрудничать со мной только потому, что обладаю лицензией. Плюс легальным трудоустройством игроков, по нормативам ФИФА, могут заниматься не только агенты. Исключения делаются для родителей и близких родственников, а также юристов. Я, получается, подпадаю под две категории.

Система бонусов, которая прописывается в контрактах, предлагается клубом или агентом?

– У клубов есть годами наработанные системы бонусов. Везде разные. Хотя бывает, что из собственного опыта я предлагаю для клиента систему бонусов, которая практикуется в других командах. Иногда реакция положительная. В Европе бонусы по большей части платятся за выходы на поле. Принял участие в матче – получи дополнительные деньги. Иногда зарплата делается поменьше, бонусы за выход на поле – побольше. Эта система работает против ситуации, когда игрок постоянно находится на скамейке и получает серьезные деньги. Она мотивирует на борьбу за место в основном составе. При этом во многих европейских командах отсутствует система премиальных. У нас же на количество появлений на поле не особо обращают внимание.

У вас был негативный опыт сотрудничества с футболистами?

– Конечно, как, думаю, и у всех.

С кем?

– Думаю, лучше обойтись без подробностей. Если я озвучу фамилии, это не пойдет на пользу ни игрокам, ни мне. Иногда действительно бывает, что найти общий язык с футболистом не получается.

Когда агент может считать, что уже состоялся?

– Сложный вопрос. Кто-то проводит одну большую сделку и считает себя состоявшимся. А кто-то постоянно находится в успешном процессе и стремится к большему.

Футболист, который не соответствует уровню своей зарплаты, зачастую лишен мотивации развиваться и ехать в чемпионат сильнее

Какой кайф вашей работы?

– Самое главное – что я в футболе, который очень сильно люблю. Когда ты помогаешь человеку уехать из белорусского чемпионата и в новой стране он повышает свой статус, это радует. Когда игрок, с которым вы сотрудничаете, способствует большим победам своей команды, выходит с ней в групповые стадии Лиги чемпионов, Лиги Европы, это тоже приносит удовольствие. И вообще, наблюдать за прогрессом клиента со стороны здорово.

Сколько у вас сейчас клиентов?

– Около 20. На мой взгляд, больше не надо. Для того чтобы контролировать все процессы, происходящие с твоими игроками, необходимо много времени и усилий.

Какие процессы станут происходить в белорусском футболе в ближайшее время?

– Ситуация сложная. Падение зарплат в белорусском футболе связано с непростой экономической ситуацией в стране. Считаю, что футболисты в целом заслуживают высоких окладов. Но нужно подходить к этому вопросу персонально. Футболист, который не соответствует уровню своей зарплаты, зачастую лишен мотивации развиваться и ехать в чемпионат сильнее. Мне такие люди неинтересны. Я хочу сотрудничать с амбициозными ребятами.

Как вы реагируете, когда слышите фразу, мол, футболисты зажрались и получают слишком много?

– Не мне судить. В целом на данный момент зарплаты белорусских футболистов соответствуют уровню развития нашей экономики.

Вы самый закрытый белорусский агент. Чем это объясняется?

– Желанием не навредить футболисту. Я считаю, в нашей профессии... Нет, словом «профессия» это не назовешь... В нашем деле должна присутствовать некоторая конфиденциальность. На мой взгляд, агент должен быть немного в стороне. Не зря ведь говорят, что главные действующие лица в футболе – игроки.

Фото: Анастасия Жильцова, из личного архива Евгения Гайдука и фейсбука Виталия Крупицы

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Реклама 18+
Реклама 18+