Блог Heavy bald

«Однажды столы в суде обрызгали «мертвой» водой». Как экс-помощник прокурора возглавил «Шахтер»

Никита Мелкозеров знакомится с новым председателем «Шахтера» Вадимом Шумаком, убежденным, что солигорский клуб должен бороться за чемпионство.

Вы ведь были заинтересованы в футбольном назначении.

– Конечно, все же я болею за команду. С 2006 года, когда переехал в Солигорск из Пинска.

А как же «Волна» из родного города?

– «Волна» – это моя боль :). Вообще, после переезда в Солигорск я становился все ближе и ближе к местному клубу. Со временем начал помогать по юридической части. Допустим, разобраться со всем известным 191-м указом. К моменту его публикации в клубе уже были сформированы состав и бюджет. Требовалось в срочном порядке привести в соответствие с указом штатную структуру и зарплаты. Намучились, но справились. Начали работать в рамках законодательства.

Так получилось, Владимир Федорович Кучеров, который раньше являлся председателем «Шахтера», ушел на пенсию. И когда генеральный директор «Беларуськалия» предложил мне занять освободившуюся должность, я с удовольствием согласился. Принял на себе дополнительную общественную нагрузку. В принципе, ничего нового для меня в «Шахтере» нет. Последние два года мы принимали решения с Кучеровым сообща. Задачи понятны, цели ясны. Все нормально. Мы и до моего вступления в должность много и активно общались с Юрием Васильевичем Вергейчиком.

Собираетесь и дальше активничать?

– Я – председатель собрания акционеров футбольного клуба «Шахтер». Если подходить к вопросу юридически, то мои функции чисто номинальные. Это организация и проведение общих собраний акционеров. То есть одна встреча в конце сезона, во время которой подводятся его итоги и утверждается бюджет на следующий год. И еще одна встреча в начале сезона, во время которой заслушивается отчет главного тренера о работе в подготовительный период, утверждаются положения по оплате труда и премированию, а также ставятся задачи на год. Формальные функции, согласно которым я мог бы обозначать себя в жизни клуба два раза в год :). Но это не по мне.

На собрании акционеров я буду вносить предложение по утверждению чемпионской задачи. Все в клубе считают, что мы движемся правильным путем

Плюс в процессе сотрудничества «Беларуськалия» и «Шахтера» сложилась практика, при которой избранный председателем клуба представитель предприятия серьезно углубляется в футбольные вопросы. Я участвую практически во всем: от формирования состава (хотя главное слово в этих вопросах, конечно же, за тренерским штабом) до устранения каких-то бытовых проблем. В основном, конечно же, занимаюсь принятием различных организационных решений. По самым серьезным советуемся с генеральным директором «Беларуськалия» Иваном Ивановичем Головатым, который уделяет развитию спорта в городе очень много внимания.

Как вам работается с Вергейчиком?

– Нормально. Что касается характеров, мы диаметральные противоположности. Но это хорошо. Мы дополняем один одного. Кто-то должен быть более активным и по-хорошему злым. Кто-то – уметь находить компромиссы. Я считаю, что такие люди, как Юрий Васильевич, Анатолий Анатольевич Капский, Юрий Александрович Чиж, нужны белорусскому футболу. Без них было бы скучно. Их часто критикуют, но всегда легко критиковать тех, кто что-то делает, а не сидит сложа руки. Если спросить критиков, что же они лично сделали для развития белорусского футбола, ответом будет тишина, в лучшем случае. И лично мне с Вергейчиком очень интересно. Да и в целом интересно. Все же новый род деятельности. Плюс амбиции. Существует большое количество планов, которые хочется реализовать.

Каких?

– Генеральный директор «Беларуськалия» определил задачи для клуба. Да, они пока не положены на бумагу, но все в «Шахтере» уже настроены на борьбу за максимальный результат. Признаться, лично мне кажется, нет смысла ввязываться в профессиональный спорт, если ты не собираешься становиться первым. Нет амбиций – занимайся физкультурой, работай без задач.

Это способ психологического воздействия на команду посредством громких слов или обдуманная декларация чемпионских планов?

– Все это в компетенции акционеров, но на их собрании я буду вносить предложение по утверждению чемпионской задачи. Все в клубе считают, что мы движемся правильным путем. Формирование состава позволяет думать позитивно.

Объясните, почему «Шахтер» должен стать чемпионом?

– Отвечу вопросом на вопрос: а почему нет? Предпосылки следующие. В белорусском футболе клуб имеет лидерский имидж. В последние пять лет команда не выпадает из тройки призеров. А топтаться на месте – это неправильно. Нужно двигаться вперед. К тому же в прошлом году мы улучшили свой статус на международной арене. Сейчас в «Шахтере» имеются прекрасные условия для проживания и тренировочного процесса. Футболистам не нужно думать, кто приготовит обед, отвезет на тренировку и постирает форму. Клуб берет на себя эти вопросы. Футболистам остается только тренироваться и играть. Да, у «Шахтера» не самый большой в Беларуси бюджет, но он стабильный. Даже в крайне трудные времена мы перед всеми выполняем контрактные обязательства.

Есть литовец, есть поляк, есть эстонец, которым немного сложно объяснить особенности наших законодательства и экономики

К тому же, у «Шахтера» прекрасный тренерский штаб, который обкатал команду в дебютный год своей работы. У Сергея Владимировича Боровского есть мнение по усилению состава, которое мы разделяем. В прошлом году контракт с тренером был подписан несколько поздно. И это сократило время системной подготовки команды. Но в нынешнем году «Шахтер» одним из первых вышел из отпуска и принялся усиленно работать. Команда уже сформирована на 90%. Нужно только усилить две-три позиции. Пока мы в поиске.

Какие проблемы пришлось решать из-за скачка курса?

– Ясное дело, легионерские в основном. Есть литовец, есть поляк, есть эстонец, которым немного сложно объяснить особенности наших законодательства и экономики. Ребята хотят привязать зарплату к валюте. Мы же можем прописывать суммы в контрактах только в белорусских рублях. Ввиду изменения курса зарплата легионеров в валютном эквиваленте уменьшилась. Но мы договорились с Юрием Васильевичем и ребятами, что в феврале-марте, когда денежная ситуация с нормализуется, сядем все вместе и подумаем, как решить возникшую проблему и выполнить данные игрокам обещания, исходя из сформированного бюджета.

Ситуация контролируется?

– У нас, да и у наших соседей с ее контролем пока никто не справляется :). Но мы настроены позитивно и не считаем, что курс валюты может оказать какое-то существенное влияние на планы «Шахтера».

***

Почему вы выбрали юриспруденцию?

– Не знаю, если честно. Дети в мое время мечтали стать кто космонавтом, кто милиционером. А я почему-то жил без мечты. И немного даже переживал по этому поводу: «Брат летчиком мечтает стать. А я кем?». Но в седьмом-восьмом классе, когда уже чуть-чуть сформировалось сознание, мне захотелось стать адвокатом. Просто озарение. Не могу вспомнить, по какой причине заинтересовался юриспруденцией. Вот с тех пор я и шел к своей метче и фактически реализовал ее.

В 1997-м окончил пинскую школу №2. В аттестате стоят одни пятерки. Но медали не получил. В расчет брался и десятый класс, а я тогда немножко хулиганил и не задумывался о ближайшем будущем :). Получил тройку по химии. Не любил этой дисциплины и не понимал. А теперь работаю на химическом производстве. Вот такая жизнь. В том же 1997-м я поступил в БГУ. На юрфак. Окончил его со средним баллом, по-моему, 4,6. По пятибалльной системе. Это важно :).

Чуть-чуть не хватило до красного диплома. Хотя он абсолютно ничего не решает, как мне кажется. У нас на курсе учились около 300 человек. Средний балл диплома определял место в очереди на распределение. Я попал всего только в первую сотню. И, честно, не особо расстроился. Все-таки многие наниматели принципиально отказываются от отличников. Эти ребята – перфекционисты. Они во всем хотят быть лучшими. Правда, когда люди без особого опыта приходят на работу, суровая действительность ломает многих из них психологически. Студенты-отличники не всегда становятся хорошими профессионалами.

Когда работал в прокуратуре, иногда приходилось по четыре раза за ночь отправляться на выезд, а к 9:00 идти на работу

Понимаю, для многих учащихся распределение оборачивается драмой. Но это абсолютно не про меня. Два курса мы отучились на общем отделении. На третьем началась специализация. Я выбрал «Судебно-прокурорско-следственную деятельность». К пятому курсу стало предельно ясно, что в Минске остаться не получится. Да, первые четыре года учебы я только и думал, что о работе в столице. Но после пришло осознание: надо быть реалистом. После распределения в резерв Генеральной прокуратуры мне предложили работать в Каменце, в Беловежской пуще, как шутили однокурсники, зубров судить :). Но я не рискнул туда ехать. Отказался. И через пару недель получил предложение о работе на родине. Из того, что было, идеальный вариант.

Честно, доволен. Прошел хорошую школу. И в профессиональном, и в человеческом плане. Моя работа предполагала общение с совершенно разными категориями людей. От интеллигентов до самых низших слоев. Со всеми ведь нужно уметь разговаривать. Я работал помощником прокурора города Пинска. Это стандартная должность для выпускника. Структура была такая: прокурор, два зама, два старших помощника, четыре помощника, три следователя и технический персонал. Получается, я был на передовой правоохранительной работы, «в окопах» так сказать. Это предполагало самую разную работу. От ночных дежурств с выездами на места криминальных происшествий до поддержания обвинения в суде по разным категориям дел вроде мелких краж, убийств и всего прочего. Много всего, в общем. Иногда приходилось по четыре раза за ночь отправляться на выезд, а к 9:00 идти на работу.

Ваш самый памятный выезд?

– Много было разных случаев. Но они в любом случае подразумевают трагедию людей. Не хотелось бы выставлять этот негатив на общее обсуждение. «Не для протокола» расскажу пару историй... Вот в фильмах показывают, как опера перетаскивают убитого на территорию соседнего района, чтобы не заниматься «висяком». У нас такого, конечно же, не было. Но если был выезд на пограничную с районом территорию города, после осмотра ехали в дежурную часть – изучать карту. Было большой удачей отправить материал в районную прокуратуру :).

Да, плохого было больше. Но со временем учишься выстраивать вокруг себя защиту от негативных эмоций. Безусловно, видишь много людского горя, но его нужно воспринимать как часть работы. Эмоции требуется закалять. И абстрагироваться от всего. Потому как для неподготовленной психики моя работа была губительна. На первых порах даже снились все выезды. Честно, просыпался с мыслью: «Зачем мне это все нужно?» Благо помогали более опытные сотрудники. Я просто смотрел на их поведение и старался повторять. Учился.

А в суде вы доказывали вину обвиняемых.

– Да. И предлагал меру наказания. Тоже сложно в психологическом плане. Помню, одно из моих первых дел. Два мальчика 14 лет приехали в Пинск из украинского приграничного городка погулять. Пока гуляли, выхватили у пенсионерки сумку с продуктами. Ничего ценного: батон, масло подсолнечное еще что-то. Глупость, конечно, но это называется «грабеж». Детей задержали прохожие. Милиционеры взяли их под стражу. И когда мы с судьей пытались найти ребятам наказание с учетом юношеского возраста, оказалось, что ввиду их статуса иностранных граждан есть только две меры. Либо штраф, либо лишение свободы. Родители одного из мальчиков смогли найти необходимую сумму для уплаты штрафа и внести ее на депозит суда. Это небольшие деньги. Но у родителей второго их не имелось. Мальчика пришлось посадить. Прямо в зале суда люди прощались со своим несовершеннолетним сыном со слезами на глазах. Ему пришлось отправиться в места лишения свободы на шесть месяцев. Смотреть на это было откровенно тяжело. И как мы ни пытались помочь парню, закон не оставил других вариантов. Ребенку пришлось пойти по этапу.

Пинск, Солигорск, Светлогорск – города, которые находятся примерно на одном уровне по распространению наркотических веществ

Еще случай. Парень был задержан за хранение наркотиков. Пока шло следствие, он незаконно покинул территорию Беларуси. Попал в Почаевский монастырь на Украине. Долго там служил. И когда пришло время постригаться в монахи, парень покаялся наставнику во всех грехах мирских. Духовник сказал: «Ты должен поехать в Беларусь и отбыть наказание. После можешь вернуться, мы тебя примем». Парень отправился домой (хотя мог совершено спокойно остаться на территории другой страны и прекрасно себя чувствовать без отбывания наказания) и абсолютно добровольно сдался милиции. Пришел на суд. Рассказал нам всю свою историю. Было видно, как человек раскаивается, как он изменился. Совершили максимальные ухищрения, чтобы применить к обвиняемому максимально мягкую меру воздействия (использовали промежуточный закон – юристы поймут). Назначили в итоге минимальный штраф и вернули к выбранной им духовной жизни. Вот такие моменты, когда можешь использовать свои опыт и знания, чтобы помочь человеку продолжить путь раскаяния, доставляли удовольствие. Но, к сожалению, они происходили редко.

В вашей практике были угрозы?

– Я всегда старался вести себя корректно. Какие-то проклятий за четыре года, слава Богу, ни разу не слышал. Но был случай, когда столы в зале заседания посыпали могильным песком и обрызгивали какой-то водой, якобы «мертвой». Есть поверие, будто подобное наносит вред людям, которые сидят за этим самым столом. Лично я реагировал на такие вещи спокойно. Не суеверен. Но судья решил поменять зал судебного заседания.

Пинск ведь считается наркоманским городом.

– Пинск, Солигорск, Светлогорск – города, которые находятся примерно на одном уровне по распространению наркотических веществ. У суда хватало соответствующих дел. Во время моей работы была раскрыта деятельность группы лиц с Украины, которые возили в Беларусь маковую соломку. Сумками. Причем люди в возрасте. Две сестры и муж одной из них. Всем около 50 лет. Люди считали, что это вполне легальный бизнес. Вроде продажи привезенных специй на городских рынках. Хотя в Пинске задержанные принимали определенные меры конспирации, меняя съемные квартиры. Заселялись на месяц, сбывали привезенное и уезжали. Правда, в итоге их выследили, взяли с поличным и осудили на длительные сроки... Давно все это было. Девять лет уже прошло.

***

Почему пинская «Волна» – ваша боль?

– Не скажу, что был активным болельщиком, но некоторые игры посещал. Помню эпический матч с бобруйским «Шинником» за право выступать в высшей лиге. Наверное, 1995 год. Заснеженное поле пинской «Припяти», огромные сугробы вдоль поля. Да, тогда еще на «Припяти» играли. А клуб назывался «Коммунальником». Я в школе учился. Полная трибуна болельщиков. Если не ошибаюсь, «Коммунальник» победил 2:0. Но в гостях команда попала 0:3. Это был самый реальный шанс квалифицироваться в высшую лигу в истории пинского клуба.

Жаль, после команда никогда не была столь близка к «элите». Хотя город в футбольном плане уникальный, дал стране много игроков и специалистов. Островский, братья Ясковичи, Радушко, Левников, Мазур, Кутузов, Страханович, Гаврилович, Баланович. Обидно, когда команда не борется за высокие места хотя бы в первой лиге, а вылетает из нее. Да, радует, что сейчас выходец из Пинска обратил внимание на родной город и инвестировал большие деньги в создание футбольной академии. Плюс в свое время Петр Петрович Прокопович, будучи главной Нацбанка, способствовал реконструкции стадиона «Волна» и построению ледового дворца, который очень активно использует хоккейное «Динамо» из Москвы в своих тренировочных сборах. Насколько слышал, россияне оплатили аренду на годы вперед. Их там все утраивает.

То есть инфраструктурно в городе уже сделано многое. Осталось только вдохнуть жизнь в команду. Тогда все будет в порядке. Просто Пинску нужен свой Вергейчик :). Такого человека в городе не хватает. Кстати, Юрий Васильевич любит шутить надо мной по поводу Балановича. Смотрим, бывает, футбол, кто-то из ребят из «Шахтера» сделает хорошую подачу, а Вергейчик тут же: «Вот, чувствуется класс. А у Балановича его не было :)». Это его бытовой юмор. Я не обижаюсь. Просто улыбаюсь в ответ. К слову, из-за Сергея я и полюбил солигорский «Шахтер». Одно дело – смотреть на команду незнакомых тебе игроков. Совершенно другое – поддерживать кого-то персонально. Когда Баланович перешел в «Шахтер» и стал игроком основы, мне было приятно за земляка. Первое время я действительно ходил исключительно на него. И, честно, продолжаю следить за карьерой Балановича, которая меня радует. Сергей – это один из лучших игроков в истории пинского и солигорского футбола.

Ваш любимый игрок «Шахтера» прямо сейчас?

– Сложно сказать. Я несколько раз задавался этим вопросом и, честно, не нашел ответа. На сегодня «Шахтер» в первую очередь хорош командой. Я люблю, ценю и уважаю всех ребят. Кстати, недавно с игроками посетили «Минск-Арену». «Динамо» играло с «Локомотивом». Поездку инициировали футболисты. Генеральный директор организовал им ложу: вместе и смотрели. Поздравили Лешу Янушкевича с днем рождения – подарили джерси минского «Динамо» с пятым номером и надписью «Янушкевич» на спине. Юрий Васильевич бы не оценил. Насколько мы знаем, футбольное «Динамо» проявляло к Алексею интерес в этом году, но он выбрал «Шахтер». Именинник был удивлен вниманием. Но особо бурной реакции не проявил :). Кстати, наши ребята часто посещают хоккей и в Солигорске.

Это ведь одно из немногих массовых развлечений в городе?

– Спортивных – да. Мотобола, к сожалению, в Солигорске нет :).

Почему тогда на довольно успешную футбольную команду почти не ходят?

– Проблема посещаемости касается не только Солигорска, но и всех городов чемпионата. На мой взгляд, на нее влияет недостаточное внимание к околофутбольным моментам. Всем известно, что из-за солнца в Солигорске невозможно смотреть некоторые матчи. Как шутят, в такие дни стадион можно переименовывать из «Строителя» в «Солярий». С этим надо что-то делать. Как вариант – строить теневую трибуну напротив нынешней. Будем думать. Туалеты и гаражи спрятали, теперь попробуем решить проблему с солнцем. Его, конечно, не спрячешь, но надо начинать спор с природой :).

Надо отметить, акционерами поставлена задача по увеличению посещаемости домашних матчей и увеличению доходов от предпринимательской деятельности. С этой целью мы и предложили Андрею Леончику остаться в структуре клуба. А, прошу прощения – теперь уже Андрею Ивановичу Леончику :). Основной статьей доходов я вижу продажу игроков. К сожалению, со времени перехода Дениса Полякова в БАТЭ «Шахтер» особо ни на ком не заработал. Да, произошел трансфер Сергея Балановича в «Амкар». Но в контракте была прописана номинальная стоимость перехода. Еще бы нам хотелось, чтобы клубу передали часть доходов от реализации билетов на домашние матчи. Мне кажется не совсем правильной ситуация, когда деньги идут только городу. Ведь это не оставляет мотивации клубу увеличивать аудиторию. В общем, надо работать в данном направлении.

Хотя при этом у нас есть тысяча болельщиков, которой ничто не помешает посетить стадион. Так происходит везде. Аудитория того же ХК «Динамо», на мой взгляд, процентов на 80 состоит из людей, довольно далеких от спорта. Это любители шоу. И так получилось, что в конкретный вечер этим шоу оказался хоккей. Мне понятен подобный принцип. Хотелось бы реализовать его в Солигорске и создать некое конкурентное преимущество футбола перед другими видами городского и загородного отдыха, чтобы привлечь не только тысячу наших самых преданных болельщиков, но и других зрителей.

Кстати, как состоялся ваш переезд из Пинска?

– С лета 2005 года моя супруга по распределению попала на «Беларуськалий». Стала работать экономистом. Мы жили на дистанции. Она в Солигорске. Я – в Пинске. Встречались по выходным. На семейном совете решили обосноваться в Солигорске. Но мест в прокуратуре города не было. Пришлось полгода ждать другого варианта. Когда в юротделе «Беларуськалия» возник кадровый вопрос, жену довольно неожиданно вызвали к руководству и сказали: «Ну, где там твой муж? Пусть завтра подъезжает, переговорим». Я подъехал. Решили все за пять минут. На прежней работы я заранее предупредил о возможном уходе, поэтому проблем с увольнением не возникло. Был назначен заместителем начальника юридического отдела. Хотя опасался, ведь раньше не работал в сфере промышленности. Но после во все вник, привык. Так что теперь не жалею о своем выборе.

Должность председателя в клубе – не штатная единица, зарплата не полагается. Чистая общественная нагрузка

А что касается разницы с предыдущим местом работы, то больше никого не обвиняю. Чаще обвиняют нас :). И это самое интересное в работе. Приходится спорить с контролирующими государственными органами, у работников которых очень высокий уровень квалификации. Нас могут обвинять в каких-то нарушениях, причем не просто так в духе «ты дурак», а грамотно, четко и аргументировано. В ответ выстраиваем свою линию защиты. «Беларуськалий» – большая компания, которая пользуется немалым уважением, и когда дело доходит до суда, то слушание можно назвать битвой титанов. Это чисто юридический спор безо всяких административных ресурсов. Это очень интересно. А когда побеждаешь, еще и приятно. Можно сказать, что детская мечта стать адвокатом–реализована.

Насколько ваш рабочий график изменился из-за футбольного назначения?

– Футбол – не работа. Должность председателя в клубе – не штатная единица, зарплата не полагается. Чистая общественная нагрузка, которой я занимаюсь в основном в нерабочее время. Хотя иногда срочные вопросы приходится решать и в рабочее. В целом же по большей части занимаемся клубом на выходных.

Какие у вас отношения со спортом?

– Выступаю в команде управления «Беларуськалия» по четырем видам спорта. У меня четвертый разряд по шахматам. В детстве занимался четыре года и выиграл какой-то турнир. Дали пусть и не самый высокий, но взрослый разряд. Еще играю в шашки, баскетбол и немного футбол. Сижу на скамейке, точнее, стою у бровки, если кто-то устал, могу выйти на поле, побегать минуту-другую :). К слову, в прошлому году по итогам спартакиады из одиннадцати видов спорта наша команда неожиданно для многих заняла первое место в своей группе.

Фото: Кирилл Павлович, фейсбук Вадима Шумака

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья