Блог Heavy bald

Максим Витус: «Когда увидел Халка в сауне, подумал, что у нас его по-любому штрафанули бы за лишний»

Защитник минского «Динамо» и Никита Мелкозеров нашли время, чтобы встретиться и поговорить о жестком юморе Солодовникова, широкой душе Тиагу Силвы и действенном способе стать счастливым.

Шон Коннери, Новолукомль, литовский Бекхэм

– Просмотр в «Динамо-Минск» – самый долгий в твоей жизни?

– На самом деле по мне определились еще после первого сбора. Узкий круг людей был в курсе, что мы подпишемся. Угрин сказал да, но попросил подождать второго сбора, на котором планировалось появление Рашовича. В итоге Вук посмотрел на меня и после первого же матча успокоил: «Не волнуйся. Мы предложим тебе контракт». По прилету в Минск начались какие-то накладки – все просто не могли вместе собраться в офисе. Но после третьего сбора таки подписались. Все нормально. Никаких проблем.

– Сколько в твоей жизни было просмотров?

– Как таковых только два. В «Немане» и «Динамо-Минск». Когда был совсем малым, ездил в «Хартс». Но та поездка изначально заявлялась как стажировка. Хотя, честно, я надеялся себя проявить и получить возможность поиграть в Шотландии. В принципе, получилось. Люди из «Хартса» хотели оставлять меня в детской академии. Но то ли Пунтус, то ли Юферев решил, что лучше мне побыть в основной команде МТЗ-РИПО, потом отправиться в «Каунас», а затем уже и в «Хартс». Не в детскую, а первую профессиональную команду клуба. Так что пришлось вернуться в Беларусь.

Возможно, меня просто хотели задобрить, чтобы я не думал о других командах. Ведь тогда наша юношеская сборная выступала довольно неплохо. Юрченко, Гомелько, Воронков – хорошая команда. Мы всех бахнули на мемориале Гранаткина, а после поехали на турнир в Швецию. Я там вроде как неплохо сыграл. Ко мне стали подходить селекционеры разных команд. Люди из МТЗ-РИПО сразу же активизировались и придумали поездку в Шотландию. Я был не против. Мне понравилось.

Первый раз в жизни летел в одиночку на самолете. Перед отправлением получил пророческий совет: «Макс, возьми с собой денег, потому что могут не встретить». – «Как «не встретить»? И что мне там делать?» Все так и вышло. Никто меня не встретил. Прилетел в Шотландию, зная три слова на английском, и два часа проходил по аэропорту. Туда-сюда-туда-сюда. Ни телефонов, ничего. В итоге ко мне совершенно спокойно подошел мужик и спросил: «Максим?» – «Максим». – «Поехали». Как будто ничего не произошло. А у меня была реальная паника. Хотел ему напихать, но после успокоился.  

Казахи предложили условия. Мы послушали, офигели, но отказались. Мне, допустим, предлагали 12 тысяч чистыми плюс какую-то смесь из бонусов и надбавок

Поселили меня в семью. Нормально жили. Тогда в «Хартсе» как раз работал Эдуард Малофеев. На одной из тренировок Эдуард Васильевич подошел ко мне, стал успокаивать: «Ты, – говорит, – не волнуйся. Я когда в «Спартак» уезжал, мне тоже было тяжко. Только не стесняйся, не бойся никого. Знаю, хочется к маме, но ты перетерпи». Мы в МТЗ-РИПО пересекались, так Малофеев запомнил мое лицо. Но терпеть было нечего. Мне наоборот все нравилось. Кстати, помню, как Эдуард Васильевич подходил к шотландцам и начинал им читать стихи. На русском. Сильно, конечно. Ребята стоят, глаза круглые, вообще ничего не понимают. А Эдуард Васильевич настаивает: «Слушай! Слушай внимательнее!»

В «Хартсе» я впервые в жизни сдавал бип-тест. Крытый манеж, специальное покрытие для бега, а на втором этаже офисы. Мы с парнем из Исландии задержались на дорожке дольше всех. Парня того зовут Эггерт Йоунссон. На молодежном Евро был капитаном сборной Исландии. Тест на выносливость. Чем дольше бегаешь между фишками – тем лучше. И вот мы челночили, насколько хватало сил. Неплохо получилось. Под конец нашей беготни из офисов даже вышли работники клуба и, когда тренеры отключили всю аппаратуру, начали аплодировать. Я стоял и ничего не понимая думал: «Блин, так, а что тут сложного?»

Пока находился в Шотландии, побывал на концерте Pussycat Dolls, которые тогда переживали пик своей славы. А я, если честно, даже не знал, что это за группа. Просто в Эдинбурге праздновался день города. Вот городская администрация и позвала известных людей. В итоге перед концертом выступал Шон Коннери. Толкал какую-то речь. Потом приехал в Минск и как-то услышал знакомый мотив. «Что это?» – «Ты что, дурак? Это же Pussycat Dolls». Вот только тогда и понял, как мне фартануло :).

Еще очень сильное шотландское воспоминание – Саулюс Миколюнас. Он был дико популярен. Каждый магазин, каждая витрина – Миколюнас. Вот просто какой-то литовский Дэвид Бекхэм. Ростовые фигуры, реклама – болельщики на руках носили. Когда в МТЗ-РИПО приезжали литовцы, постоянно их спрашивал: «Как там Миколюнас?» Очень удивился в прошлом году, узнав, что Саулюс перебрался в Солигорск.

Саулюс Миколюнас: «В Шотландии некоторые девушки бухают больше мужиков. Вот просто телки, а не девушки!»

Что касается просмотров, то еще ездил в Казахстан. Чисто технически – да, просмотр. Но я его так не воспринимал. Ездил больше для себя. Люди намекнули, что интересуются. Ну, ок. Я решил воспользоваться возможностью. Было любопытно, что это за Казахстан такой, в который все уезжают. Август, по-моему. Еще раз: я не стремился к подписанию. Интерес чисто туристический. Хотя мы с Саней Сверчинским, в принципе, неплохо себя проявили. Принимающая сторона предложила условия. Мы послушали, офигели, но отказались. В Беларуси таких денег повсеместно нет. Мне, допустим, предлагали 12 тысяч чистыми плюс какую-то смесь из бонусов и надбавок. Милан Яблан, с которым мы играли в Гродно, говорил мне во время нашего с Сашей просмотра, что таких условий не видел нигде. В «Кайсаре» зарплата падает на карточку день в день. Плюс премиальные по три-пять тысяч. За две победы можно получить свою зарплату.

– Тяжело Яблону было в Беларуси с такой фамилией?

– Мы долго пытались объяснить Милану, почему все смеются с его фамилии. Но Яблан так и не понял. Ему же лучше. Может, когда слышал крики с трибун, думал, что люди орут про яблоки. Не знаю. Плюс он очень спокойный парень, и вряд ли бы стал взрываться по этому поводу.

– Почему все-таки отказался от 12 штук «Кайсара»?

– Так получилось. Честно, банальная история. Я же футболом начал заниматься поздно и во многом случайно. Школа МТЗ-РИПО приезжала в Гродно на турнир. Тренер предложил мне отправиться туда в надежде светануться. Хотя я даже не занимался футболом. Ходил на настольный теннис. Не знаю, как тот тренер во мне что-то разглядел. Ведь в футбол я только за школу играл. В итоге приехали в Гродно с парнем из Новолукомля, стали пробовать понравиться – и понравились. МТЗ на том турнире представляли два тренера. Первый захотел забрать парня из Новолукомля. Но второй подошел к нему и сказал: «Хочешь, чтобы у тебя вырос футболист, бери малого из Волковыска». Так мой футбол и начался. То есть школы у меня вообще нет.

Благо старший брат занимался футболом, и я периодически появлялся на его тренировках. Потому имел понятие об элементарных вещах вроде квадратов. Так что, переехав в детскую школу МТЗ, избежал неловких ситуаций. Хотя дорабатывать пришлось много чего и не все пробелы получилось закрыть. Допустим, сейчас я часто думаю, что в моей жизни не было тренера, который бы давал возможность улучшить дриблинг. В этой графе у меня совсем пусто.

Но вообще я ушел от темы. Мне не хотелось в «Кайсар» из-за давней цели попасть в «Динамо». Честно, когда в 15 лет переезжал в Минск, вообще не понимал, куда меня отправляют. МТЗ-РИПО? Нет, не слышал. И это, при всем уважении, чистая правда. Живя в Волковыске, я знал, что Минск в футбольном плане – это только «Динамо». И стремился именно в «Динамо». Серьезно. И так получилось, что за время карьеры слухи об интересе ко мне со стороны «Динамо» возникали раза три-четыре. И когда они подтвердились в начале прошлого межсезонья, я сразу же свернул всю работу по русским и польским вариантам и согласился поехать на просмотр с Минском. Мечта же. Поэтому теперь очень рад, что она сбылась.

– Что за варианты?

– Знаешь, за карьеру игрок становится участником каких-то слухов раз сто, наверное. Я, несмотря на молодость, уже привык. А по поводу вариантов, так у «Сокола» была очень белорусская зима. Звали сразу на контракт. В Польше все было менее конкретно. Это были люди из «Завиши». А люди из гданьской «Лехии» еще раньше предлагали довольно сложный вариант, который не факт, что сыграл бы. Вообще, левых защитников не так много. Товар на трансферном рынке редкий и привлекательный. В Гданьске мне сказали: «Играть ты пока не будешь. У нас есть классный левый край. Парня надо раскрутить и продать. Это главная цель. Если продадим, ты займешь его место». Правда, тогда сборная готовилась к Олимпиаде. Кондратьев говорил, что в Лондон поедут только игроки основных составов своих клубов, поэтому я принял предложение Дмитраницы и поехал в Гродно.

Хардкор, Поставы, Леброн Джеймс

– Почему настольный теннис?

– Наверное, из-за безопасности. У меня мама с папой – педиатры. Брат занимался футболом, так родителям надоело его чинить. То рассечение, то синяк, то ушиб. Постоянно работа на дому :). На футбол, в общем, меня не пускали. А против тенниса ничего не имели. Я играл, прогрессировал, даже деньги зарабатывал какие-то на турнирах. Мама с папой были очень довольны. Думаю, когда я перебрался в футбол, тренеры немного расстроились. Все-таки был многообещающим игроком. У меня редкая защитная манера. Диме Алисейко нравится со мной играть. Я стою за три метра от стола, а он лупит на всю мощь за весь Слуцк :). Димке поначалу тяжело было, жаловался: «Я так вложился в удар! Я думал – все. Загнал тебя! А тут шарик обратно летит. Ты сломал меня психологически! Я уже не смог собраться. Как так?» Еще Егор Зубович хорошо играет. Дима Рекиш – тоже, говорят, в каких-то районные соревнованиях победил.

Славе Глебу как-то подкинули камень. Глеб приехал на следующий день, кинул тот камень на пол и сказал: «Так, с каждого по сто долларов! Сломали мне стиральную машину!»

При этом земляки мои – Веретило, Савостьянов и Толканица – занимались конкретно футболом. Футболисты всегда и везде, по традиции, были самыми модными. В детстве Савостьянов и Веретило очень сильно дружили. Братьями друг друга называли. Олег приезжал к нам из своего Красносельска – и пацаны вместе зависали. Как-то ребята покрасились в желтый. Тогда это считалось супермодным. Длинные, желтые волосы. Задали тренд в Волковыске :). Олег в итоге поехал в «Динамо». Женя – в МТЗ-РИПО. Но его через год выгнали. Вроде бы Пельмень что-то высказал тренеру. Поэтому не сложились отношения. Женя вернулся домой, откуда папа, тренировавший местную команду, отправил его в Гродно. Все получилось хорошо. Я за Женька рад. Жаль только, что в МТЗ не пересеклись.

– Какими были твои первые дни в МТЗ-РИПО?

– Не очень помню. Помню только первые дни в основном составе. Нас тогда вызвали в юношескую сборную, которая, оказалось, базировалась в одной гостинице с МТЗ-РИПО. Так мы с Егором Зубовичем взяли фотоаппарат и отправились ловить, по сути, своих одноклубником. Саня Сулима, Олег Страханович, Денис Сащеко, Слава Глеб, Артем Концевой. Все звезды. Кстати, из нашей детской команды МТЗ-РИПО в высшей лиге теперь играем как раз таки только мы с Зубовичем. Подошли, помню, к Концевому: «Артем, здравствуйте, мы как бы тоже в МТЗ играем… Это… Можно сфоткаться?» – «Давайте, пацаны, без проблем». Спокойно так, по-доброму.

Помню, мы с братом играли в FIFA на компе. И однажды он принес белорусский патч. А там на обложке Олег Попель. Он только-только вернулся из московского «Локомотива» и считался реальной звездой. Естественно, когда мы после стали одноклубниками, я был в легком шоке.

Старшие ребята прикалывались друг над другом. Мы не лезли, чтобы не попасть под раздачу, со стороны смотрели. Помню, Славе Глебу как-то в болоньку завернули камень. Глеб приехал злой на следующий день, кинул тот камень на пол и сказал: «Так, ребятки, с каждого по сто долларов! Сломали мне стиральную машину!» А все забыли уже: «Слава, че, серьезно? Прямо в машину закинул?» – «Ну да. Закинул, постирал, машину сломал из-за вас, ослов». Все – га-га-га.

Ребята любили травить Мишу Афанасьева. Мишка был главным клиентом Юрия Алексеича Пудышева. Они как-то приехали в Москву. Юрий Алексеевич сказал: «Мишка, иди и купи глобус Беларуси». – «А где я в Москве найду глобус Беларуси? Это ж нереально здесь!» Пацаны сразу заржали: «Миша, блин, о чем ты? Проснись».

Легионеры у нас были классные. Молдаванин Жапалэу – легенда. Поехали мы однажды в какую-то деревню. Выиграли 3:2. Кубок. Еще Пудышев вышел на замену. Не помню названия команды-соперника, но еле-еле победили. Жапалэу играл в старте. Играл не очень удачно. Счет после первого был 1:1. В перерыве Юрий Иосифович начал на него кричать. Большой, красный, страшно: «Собирай вещи! Езжай в свой Кишинев! Чтобы я тебя больше не видел!» Но в итоге мы победили. Всех отпустило. И вот едем домой в автобусе. Тут по радио начинает играть песня с текстом: «Юра, прощай, Юра, прости». Жапалэу прямо расцвел: «Епта! Это же моя песня!» Стал танцевать и подпевать :). Юрий Иосифович – человек добрый в обычной жизни, только улыбнулся в ответ. Пунтус – классный. Тренер-друг.

Я морально готов к тому, что многие динамовские болельщики меня вообще не примут из-за выступления за МТЗ-РИПО

Из легионеров еще запомнился Янко Вылканов. Такой свободный, раскрепощенный. Хороший игрок со статусом. Все-таки котировался на Родине. Когда-то считался талантливее Божинова. В МТЗ-РИПО у Янко долго не ладилось с Малофеевым. У Эдуарда Васильевича было требование к крайним защитникам – диагональный пас на 70-80 метров. А МТЗ – команда техничная. Пацаны любили короткий-средний пас. За счет его и выбирались из обороны. Но Малофеева это не устраивало. Все боялся ошибки при коротком пасе у своих ворот. Постоянно кричал Вылканову: «Диагональ! Диагональ! Давай, диагональ!» Как-то Янко принял мяч в отсутствии вообще какого-либо прессинга, посмотрел вперед и запулил диагональ на 80 метров со всей дури, а после развернулся к Малофееву и сказал: «Ну, что? Доволен?» – «Да, Янчик, все хорошо! Пускай неточно, но все хорошо! Главное, что по мысли правильно!» Все потом долго смеялись.

Саня Сулима – тоже человечище. Вот его никогда не забуду. Мы коротко поиграли в МТЗ, а потом он приехал в «Неман» и, встретив меня, улыбнулся: «О, мой воспитанник». Злой, строгий дядька. Но для молодых – само то. В МТЗ Саша не позволял нам лишнего. Я летом как-то перед тренировкой отправился загорать. Приехал в Стайки – заметно, что обгоревший. Саня сразу стал пихать: «Что это такое?! Ты о футболе должен думать! Какой загар?» Я не обижался, все понимал. Во мне уважения к старшим всегда хватало. Так что слушал и молчал. А некоторые ребята пытались отвечать. Но с Сашей это не прокатывало. Он еще больше заводился и начинал морально уничтожать. МТЗ тогда пересекся с донецким «Металлургом» в Лиге Европы. Там играл Мхитарян. Так Саша все говорил: «Вы посмотрите на Мхитаряна. Он того же года, что и вы. Посмотрите, насколько хорош парень! У человека большое будущее. А вы о своем вообще думаете?» Жестоко, но по делу. Да и Мхитаряна Сулима разглядел. Мне кажется, из Саши получится хороший тренер строгого типа. Он знает, кому и сколько можно. Помню, как на пикниках команды Сулима ограничивал молодых в пиве. «Тебе уже хватит. Не надо больше» или «А тебе вообще пить нельзя. Не суйся сюда больше».

Получается, я, как и Саша, поиграл и в МТЗ, и в «Динамо». Общался по этому поводу с пацанами. Спрашивал, как фанаты на меня отреагируют. Ребята ответили: «Ну, Макс, МТЗ – это МТЗ. Уважения многих фанатов «Динамо» тебе вообще не заслужить, будь ты хоть суперхорошим игроком». И я морально готов к тому, что многие болельщики меня вообще не примут. Да, неприятно. Но я всю жизнь хотел играть в «Динамо».

– Перед попаданием в первую команду МТЗ ты какое-то время провел в ПМЦ из Постав.

– Да, своеобразный фарм-клуб МТЗ-РИПО. Школа жизни. Там я четко понял, что тренер не отучит алкаша пить, а курильщика – курить, если только те сами не захотят. Малофеев все говорил, мол, если ты не препятствуешь пороку своего товарища, то тоже считаешься нарушителем. Может, отчасти и верно, но я все равно считаю, что каждый решает для себя.

В общем, в Поставах я набрался опыта. На чудаков насмотрелся. Был у нас вратарь веселый. Суровый, чисто по хардкору. Мы жили в большой общей комнате. Так парень, чтобы его никто не отвлекал, надевал наушники и закрывал лицо полотенцем. Я такого больше нигде не видел.

Солодовников действительно собирался в Солигорск. Как-то Сергей Витальевич подошел к нам с Женей Савостьяновым и сказал, что хочет забрать с собой

В остальном вратари были более-менее нормальные. Серега Черник, с которым мы играли в «Немане», – вообще отличный. Тихий, спокойный, скромный, уравновешенный, интеллигентный, начитанный, живущий на своей волне. С воспоминаниями о каких-то шутках не связан. С воспоминаниями о нелепых и смешных ситуациях – тоже. Сплошь положительный. Когда сделал предложение своей будущей жене, собрал всю команду, попросил разделить его радость. Очень теплый вечер получился. Мы после сделали коллективное фото. Серый размножил и всем его подарил. У меня до сих пор хранится в рамочке. Крутой вечер. Очень теплый. 

Вообще, тот сезон, когда мы едва не стали третьими с Гродно, получился отличным. Работать с Сергеем Солодовниковым – одно удовольствие. Очень справедливый и веселый тренер. Юмор, правда, своеобразный. Нужно привыкнуть. Виталич любит устраивать игрокам проверки. Я, когда подписал контракт, дал понять, что единственная моя цель – игра в составе для дальнейшего попадания на Олимпиаду. Солодовников отреагировал спокойно: «Хорошо. Доказывай».

В итоге сбор. Турция. 11 февраля. Мой день рождения. Мы проводим спарринг. Основной исполнитель на моей позиции – Леша Сучков. Очень сильный. Честно, когда я впервые увидел Сучка в деле, подумал: «И что он тут делает? Он сильнее всех нас!» Я такой левой нигде не видел. При наличии конкурента с подобным уровнем мастерства, конечно, немного поник.

И вот мы играем в Турции. Леха снова в основе. Виталич начинает давать установку: «Макс, день твоего рождения. Я не любитель поздравлять кого-то до игры. Но я решил сделать исключение и поздравить тебя, когда все ребята в сборе. Что тебе пожелать?.. Макс, я знаю, что твоя цель – поездка на Олимпиаду. А для того, чтобы туда поехать, надо играть. Но ты у нас играть не будешь! Потому что здесь есть Леха Сучок, и он в порядке. А ты пока никак! Поэтому извини. С днем тебя рождения »… Раздевалка замолчала, не понимая, что делать. Виталич потерялся, начал смотреть на всех в поисках понимания. То есть шутка получилась слишком злой и реально не прокатила. «Ладно, все, хватит настраиваться. Идите на поле!» После Солодовников подошел ко мне: «Макс, ты хоть не обижаешься?» – «Да не, Виталич, я же Пудышева прошел. Мне шутки не страшны». А Виталичу совсем неудобно стало: «Макс, ну, я же шучу». Вот так мы и познакомились :).

Но жесткий юмор – это в стилистике Солодовникова. Вот еще пример. Приезжает нападающий на просмотр. Сергей Витальевич, естественно, знает, но делает вид, будто нет. Заходит в раздевалку: «Так, какая там у тебя позиция?» – «Нападающий». – «Да какой ты нападающий?! Вот посмотри на меня, вот это нападающий! – и толкает парня в грудь. – Я тут нападающий. Никогда не называй себя нападающим при мне!» Человек в шоке, Виталич берет паузу, а потом начинает смеяться. И нападающий этот – за ним.

Или еще. Солодовников говорит: «Так, какой ты себя взял номер?» – «Ну, одиннадцатый». – «Так, Макс, расскажи ему, что это за номер». – «Ну, у нас с одиннадцатым номером не лады. Люди то ломаются, то не могу заиграть». Тут включается Виталич: «А все потому, что этой мой номер! Под одиннадцатым в Гродно могут играть либо я, либо Коваленок. Все, больше никто». И ребята не знают, как реагировать. Наблюдать за этим со стороны очень смешно. 

После нашего успешного сезона пошли слухи о том, что Солодовников должен отправиться в Солигорск. И он действительно собирался. Сергей Витальевич подошел к нам с Женей Савостьяновым и сказал, что хочет забрать с собой. Мол, не торопитесь, но подумайте. Я, в принципе, был за. «Шахтер» – хорошая команда. Плюс Виталич – отличный тренер. Именно он раскрутил меня на взрослом уровне. Я благодарен. Правда, после Солодовников пошел в отказ. И тут поступил звонок от Юрия Вергейчика: «Макс, я не против твоего появления в команде». – «Спасибо, но на данный момент у вас нет тренера. Кто им станет завтра?» – «Я пока не знаю. В ближайшее время согласуем». – «Без проблем. Когда появится, звоните. Время-то есть».

В интернете появлялись фотки Эссаме с тремя бутылками Jack Daniel’s. Все сразу же начинали шушукаться, а Ги спокойно отвечал: «Все нормально, ребятки, отдыхаем»

Гомель еще интересовался, Гродно, естественно. Солодовников тогда сказал: «Раз я остаюсь, так и ты давай». Я согласился. Но оказалось, что Виталича, по сути, просто обманули. Ему обещали сохранить костяк команды. А в итоге ушли и Черник, и Савостьянов, и Эссаме. Ребята, на которых все держалось.

– Эссаме – самый сильный легионер, с которым ты играл?

– Если бы не переход в «Динамо», то да. А так, определенно, один из. Очень сильный футболист. А если говорить про «самый», то Ги – самый легкий человек, которого я встречал. Эссаме абсолютно ни на чем не заморачивается. Неудачная игра – Ги на фане. Старается всех приободрить. Постоянно повторял: «Не грусти. Всегда помни, что у многих людей жизненная ситуация гораздо хуже твоей. Поэтому ты просто не имеешь права опускать руки и уходить в депрессию. Делай выводы – и работай еще усерднее. От всего нужно получать удовольствие».

Еще один жизненный принцип Эссаме: «Я хочу отдыхать. Почему я не могу отдыхать? Если у кого есть претензии по моей игре, пожалуйста, я послушаю. Все ненужное я исключу. Но не на поле я хочу весело проводить время. И вы все ничего не сможете с этим поделать». В плане дисциплины и режима Ги многих просто испугал бы. Бывало, в интернете появлялись фотки Стефана с тремя бутылками Jack Daniel’s. Все сразу же начинали шушукаться, а Ги спокойно отвечал: «Все нормально, ребятки, отдыхаем». При этом по игре вопросов к нему не возникало. На тренировках Эссаме был очень серьезен. И болельщики носили его на руках.

Как-то Ги позвал нас в гости. Меня, Зубовича и Алисейко. Общались, смеялись, а потом как-то резко вывернули на тему иллюминатов. Эссаме заговорил об Это’о: «Хороший парень. У меня есть телефон. Можем прямо сейчас позвонить. В нашей стране звезда. Но это понятно. Он же все-таки иллюминат». Я тогда как раз «Код Да Винчи» прочитал, фильм по книге Дэна Брауна посмотрел: «Стоп-стоп-стоп, тебя куда понесло?» – «Кстати, я вообще не понимаю, почему у вас и у русских эта тема вообще не затронута. О ней во всем мире говорят!» – «Так о чем разговаривать? В чем соль? Это было давно и неправда». – «Какое «неправда»! Люди, которые против Бога, – это дети сатаны. Им дается власть для прославления дьявола!» – «Да расслабься ты».

А Эссаме уже в заводке: «Вот какой у тебя телефон?» – «iPhone», – говорю. – «Какой логотип у iPhone?!» – «Надкусанное яблоко». – «Что такое надкусанное яблоко?» – «Ну, намек на Адама, на грех, на яблоко, которое он надкусил, несмотря на запрет». – «Ну, вот! Ты сам все рассказал! Это бесовский символ! – и стал бегать по комнате. – Какие, вот какие у тебя наушники?!» – «Doctor Dre». – «Вот какой логотип у твоего Doctor Dre?» – «Шестерка». – «Шестерка! Три шестерки! Что это такое?! Это Сатана!» – и полез в интернет искать доказательства своей телеги об иллюминатах. «Ты думаешь, Месси просто так поднимает пальцы в небо, празднуя голы?» – «Ну, Бога благодарит». – «Какого Бога?! Он же никогда не крестится. Эти два пальца символизируют рога дьявола!» Потом неделю все это обсуждали в команде. Реально подзагнало :).

Отличный парень, очень компанейский. Если не знаешь, что вечером делать, просто звонишь и спрашиваешь: «Эссаме, привет, что ты делаешь?» – «Приезжай, что-нибудь придумаем». Во время посиделок рассказывал нам об Америке. Его жена живет в Вашингтоне. «Приехал, – говорит, – в гости первый раз. Отправился в супермаркет. Смотрю, за мной какой-то чудак ходит. Ну, я в панику. Не понимаю ничего. А чудак все ходит и ходит, смотрит и смотрит на меня. Я не выдержал: «Мужик, скажи, че ты хочешь?» – «Я смотрю, ты не местный. У меня вечеринка сегодня. Приезжай! Вот приглашение, там адрес написан. Если хочешь взять кого-то, без проблем». Я вышел из супермаркета с мыслью: «Что за псих!»

Стас Драгун, когда ребята во время Олимпиады подходили фоткаться с суперстарами, говорил: «Да, блин, вы что, себя не уважаете!»

Пришел к жене, рассказал. Женя не удивилась: «И что, ты поедешь?» – «Куда я поеду?! Я же его не знаю». – «Нет-нет-нет, расслабься. Здесь это в порядке вещей. Это нормально. Дай адрес посмотреть. Гм, так это наш район, хороший частный дом. Езжай, будет круто». Ну, ладно. Если жена уговаривает, поеду. В итоге оказался в доме, в котором собралось человек пять парней и примерно сорок девушек. Все, как в американских комедиях,–бассейн, музыка ревет, выпивка из пластиковых стаканов. Пошел искать хозяина. Нашел. «Привет, – говорю. – Я приехал. Познакомь меня, плиз, со своими корешами. А то я никого не знаю». – «Брат, расслабься. Я здесь тоже никого не знаю. Всех пригласил таким же способом, что и тебя. Успокойся, просто отдыхай». Америка – это круто. Я обязательно уеду туда жить».

У Ги огромное количество одежды и девайсов. Но он ни за что не держался. Спокойно мог снять майку и отдать тебе: «Держи, будет подарок». Мы как-то организовали тимбилдинг. Эссаме пришел в оригинальной майке ЛеБрона Джеймса. У нас достать нереально. «Эссаме, – сказал я, – ты должен подарить мне эту майку». – «Не вопрос, держи. Только дай мне свою, а то тут холодно, я замерзнуть не хочу». Так у меня появилась оригинальная майка ЛеБрона Джеймса. Очень крутая. Дома лежит как память об очень крутом человеке и футболисте.

Халк, ключица, инстаграм

– Не состоявшаяся для тебя Олимпиада – самая большая неудача в карьере?

– Я выстроил определенный отрезок своей карьеры специально под Олимпиаду. Отказался от мифических иностранных вариантов. Перебрался в «Неман» за игровой практикой. В Гродно успешно конкурировал с ребятами, которые, возможно, были сильнее. Плюс перед Олимпиадой проводился турнир в Тулоне. И я туда не попал. Кондратьев после сказал: «Во Францию поехали ребята, которые отправятся в Лондон. По восьмому году буду еще решать». Случилось определенное крушение надежд. Казалось, моим надеждам трындец. Но после у «Немана» сложилась серия удачных матчей. Победили «Динамо», сыграли 4:4 с «Минском», бахнули «Белшину». Хороший матч для меня. Противостоял любимцу Кондратьева и железному игроку олимпийской сборной – Мише Гордейчуку. Его поменяли после первого тайма. А после пришел вызов.

Когда стал наигрываться в основном составе, первое время не верил в происходящее. И вот последний спарринг. Мы победили вроде бы 10:1. В соперниках – команда из ниоткуда. По-моему, сборная чемпионата Д7. До того забили восемь ребятам из Д5. Им перед матчем объяснили: «Пацаны, люди едут на Олимпиаду. Будьте аккуратнее. Не надо убивать никого». И ребята старались не позволять себе лишнего. Реально относились к нам бережно. А эти из Д7 играли, будто в случае успеха их возьмут на Олимпиаду.

Кондратьев перед матчем сказал: «Основной состав играет 45 минут. Потом всех меняю». И вот на 44-й минуте я упал. Парень, который меня подтолкнул, не удержался на ногах и рухнул, всем телом придавив мою руку. Я сразу же понял, что до свидания. Пока мне оказывали помощь, судья дал свисток об окончании первого тайма…

Руку вправили на месте. Но откачивать повезли в Лондон. В Олимпийской деревне нужно было сделать операцию. Олимпийская деревня – изолированный город. Меня оставили на улице, доктора подождать. Должен был приехать хирург, который разбирается в ключицах. Помню, сижу себе, наблюдаю. Тут, вижу, на меня движется туча. Со вспышками молний. Смотрю, а там Джокович и Иванович. И все хотят с ними сфоткаться. Я думаю: «Никто ж не поверит. Надо фоткать». Стал телефон доставать, подошел. А охранник: «Finish». – «Никакого finish! One photo». Он посмотрел на мою висящую руку и пропустил. Дал какому-то чудаку телефон, попросил сфоткать. Он щелкнул. Охранник: «Все!» А я посмотрел на то, что получилось: «Не, нет-нет-нет. Еще раз». А вокруг толпа народу. Но нас перефотографировали. Получилось круто.

Люди пишут: «Ну, кто в составе? Ага, Бангура, Политевич, Сашка Сокол – слева, Веретило – справа». Мне это смешно

Еще видел вживую сборную Бразилии по баскетболу. Нене, который играет за «Вашингтон», поразил фактурой. Пока ждал, мимо проходили наши пловчихи с Герасименей во главе. Вряд ли они меня знали. Но по спортивному костюму разглядели соотечественника. И знаешь, все так искренне интересовались моими делами. Честно, было очень приятно. Когда меня починили, отправился в Манчестер. Наши тогда были на тренировке. Я отправился в комнату отдыха время убить. Захожу, а там вся сборная Бразилии. У меня пачка отвисла. Стас Драгун, когда ребята подходили фоткаться с суперстарами, говорил: «Да, блин, вы что, себя не уважаете!». Я могу понять его мнение, но не разделить. Я не считаю себя дерьмом, но не вижу ничего плохого в фотке с известным человеком. Это приятно и необычно. А новые эмоции нужны в любом случае. В общем, я пофоткался с бразильцами.

Ребятки на таком фрише, что в Беларуси не встретишь. Очень легкие. У нас перед играми все себя накачивают: «Блин, матч-матч-матч, надо собраться, надо-надо-надо, серьезней!» А они веселятся, проводят поздний ужин в полночь. Кстати, когда увидел Халка в сауне, первым делом подумал, что его у нас по-любому штрафанули бы за лишний по полной программе. Он когда вышел из бассейна, уровень воды реально опустился – такой массивный :).

Неймар маленький, худенький, щупленький. После матча увидел нас в спортивных костюмах сборной Беларуси, подошел, пожал руки, поблагодарил. Какого-то суперпижонства нету. За ним постоянно следовали четыре видеокамеры и какие-то личные фотографы. Но при этом парень сам по себе совершенно земной. О, вспомнил. Была ситуация, когда кто-то из египтян подошел к компании бразильцев и попросил о фотке. В ответ услышал, мол, сорри, но мы заняты. Правда, это увидел Тиаго Силва. Он тут же подошел к тому египтянину и вежливо предложил сфотографироваться. После напихал отказавшимся и заставил их встать, чтобы щелкнуть пару кадров. А затем осмотрел зал и громко спросил: «Кто еще хочет сфотографироваться? Подходите, никаких проблем». После этого я зауважал Тиагу Силва еще больше. Большой футболист – большой человек.    

Чтобы подытожить: да, мне обидно, что я в итоге не сыграл на Олимпиаде. Но все равно приятно вспоминать тот тяжелый путь, который я проделал до того. Я набрался опыта и уверенности в собственных силах. Тот период жизни многому научил.

– Ты – футболист одной из самых популярных команд страны. Твоя девушка – известная модель. Ощущаешь себя какой-то медийной личностью?

– Не знаю. Странно мне все это. Помню БелМузТВ дал приз самой медийной паре Саше Гутору и Марине Некрасовой. Я посмотрел на экран и спросил Сашу: «Слушай, за что дают эту штуку? Что нам сделать, чтобы оказаться в номинантах хотя бы?» Саша посоветовала мне проще ко всему этому относиться. Что я и делаю. Я вообще скорее домашний человек. Мне не нравится жить напоказ. Я никогда не стану говорить, мол, моя девушка – Саша Сокол. Смотрите, как мне повезло. Саша, собака, я – спортивная семья.

Саша Сокол: «Захожу на кухню, а там «Черный бумер» посуду моет»

Сашин инстраграм, если речь идет о совместных фотках, фильтруется через меня. Я выступаю в роли цензора. Говорю: «Зачем в интернет? Распечатай, повесь на стену». Хотя я все понимаю. И Сашина популярность меня радует. Хотя порой возникают прикольные ситуации. Пришли перед сезоном бутсы покупать на Немигу. Я выбрал, все отлично. Продавец говорит: «Макс, надо фотку для нашей группы во «Вконтакте». – «Ноль проблем». – «Круто, что ты Сашу с собой взял, сейчас лайков соберем». – «Погоди, так, а кто бутсы покупал, я понять не могу? Кто тут главное действующее лицо :)?». Но у меня нет никакой ревности к Сашиной популярности. Когда кто-то не знает меня как футболиста, но знает как парня Саши Сокол, реагирую совершенно нормально. Брат рассказывает, что на форумах люди периодически пишут: «Ну, кто в составе? Ага, Бангура, Политевич, Сашка Сокол – слева, Веретило – справа». Мне это смешно.

Надо меньше жаловаться и меньше сидеть на заднице. Я думаю, что скромненько, тихонько, упорно работая, можно чего-то достичь

Я ее первый раз увидел на билбордах «Играть в футбол модно». Раньше по всему городу висели. И вроде бы еще висят. Мы постоянно проезжали мимо одного такого по пути на тренировки. Наш массажист как раз работал в женской сборной, я все просил: «Ромуальдович, познакомь, будь человеком». – «Максюша, там без шансов, даже не лезь». В итоге я оставил комментарий под какой-то Сашиной фотографией, но она ничего не заметила. Только спустя полгода удаляла что-то и обратила внимание. Отписалась в ответ. Мы задружились в сети, а потом все это перешло в офлайн. Так что спасибо Павлу Дурову :).      

Я, в принципе, о том, что мечты сбываются, если к чему-то стремиться. У меня было довольно мало шансов попасть в футбол, довольно мало шансов поехать на Олимпиаду, довольно мало шансов познакомиться с девушкой с билборда, но все это случилось. Просто надо меньше жаловаться и меньше сидеть на заднице. Я думаю, что скромненько, тихонько, упорно работая, можно чего-то достичь. Все получится.

Фото: vk.com, Надежда Бужан, Юлия Чепа, Яков Терешенков, Иван Уральский.

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья