android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьsports_on_siteplususeric_avatar_placeholderusersview
Блог Никиты Мелкозерова о любви к Родине

Теги Юрий Пудышев Юрий Пунтус Владимир Новицкий Иван Щекин Владимир Маковский Игорь Ковалевич Юрий Курненин Сергей Боровский Людас Румбутис

«За час до матча выпиваешь банку пива – и потом вообще не волнуешься». Самый брутальный вратарь 90-х

Николай Абрамович играл, когда футболисты запросто могли пропасть на пару недель, снимался в двух сериалах и сидел на химии. Никита Мелкозеров съездил к бывшему вратарю «Металлурга» и БАТЭ в Молодечно, чтобы услышать разрывающие рассказы об этом.

Почти два часа в электричке до Молодечно. Выгрузка на перроне. Поиск в толпе встречающих мужчины выдающейся комплекции. Таких по-простому емко характеризуют словом «шкаф». Нужный мне шкаф играл в здешнем «Металлурге» Сергея Боровского, «Шахтере» Ивана Щекина, БАТЭ Юрия Пунтуса и «Торпедо-МАЗ» Анатолия Юревича. И при этом отличался крайним свободолюбием и простотой. Вспоминая вратаря, каждый его знакомый расплывается в искренней улыбке. Широкий затылок большой головы выдает нужного человека.

– О, здорова! Я телефон с утра дома забыл. Можешь не звонить.

– Здравствуйте, не звоню.

– Да, бородатый, как Вовка Маковский и говорил. Значит, ты.

– Ну, да.

– Пойдем на Бродвей, все тебе расскажу. 

– Окей. Чем вы сейчас занимаюсь?

– Давай скажем, что строительством. Отделкой, в основном, но вообще всем. С этим своим строительством даже в Сочах побывал, е-мое. Строил трамплин для прыгунов. Нормально было. Но это уже после футбола. Мы ж о футболе вроде как с тобой собрались разговаривать, насколько я понял.

– Вроде да.

– Так я даже взял трудовую, чтобы тебе показать и все вспомнить. Я же в ПТУ учился. Вот это первая запись в моей трудовой. Смотри. ПТУ №87. Сейчас его уже нет. Слесарь-инструментальщик. В советские годы самые богатые люди. Больше тысячи рублей получали, когда другие имели 150. Ты записываешь уже?

– Ну.

– Так ты говори, что говорить.

– Говорите про ПТУ. Учеба была связана с футболом?

– Не. Хоть я и в футбольном спецклассе учился. Придумали у нас в 11-й школе такую штуку. В 1986 году окончили свои десять классов. Правда, в профессиональный футбол попали только два ученика – я и Виталя Козяк. Ну, да – только мы. Хотя, честно сказать, я хоккеистом хотел стать. Очень хорошо у меня получалось. Жил возле коробки, вот и играл постоянно. Но раньше в Молодечно не было ледового дворца. Заниматься было негде. Так что когда сосед в первом классе повел меня на футбол, я слова против не сказал. Потом втянулся и привык. Когда подрос, меня стали вызывать в сборную БССР от общества «Трудовые резервы». Однажды даже ездил на Кубок Льва Яшина в Молдавию. Для этого надо было привести документы в порядок. Вот меня и отправили в ПТУ, чтобы ксиву получить соответствующую. Хорошо, что на лучшую из возможных профессий. Я благодарен. Учился при этом не для галочки. Нормально – третий разряд получил. Мы с надфилем работали, пресс-формами и прочие штуками, которые штампуют детали. Хорошее дело, хорошее бабло. 

 

– Больше, чем у футболистов?

– Гы :). Да. Ну, вот что тогда имели футболисты? Я играл за завод ЛМК. Завод легких металлоконструкций. Хлопцы в Витебске крышу амфитеатру делали, чтобы ты понимал, на «Минск-Арене» какие-то работы выполняли. В общем, играл я за завод и получал деньги на питание да 50 рублей за победу. Почти ничего.

– Вы всегда таким фактурным были?

– В детстве совсем малым – 1,72 см ростом. Это армия меня вытянула. Когда дембельнулся, оказался 1,92 см. Сперва служил в Воронеже в учебке. Но потом меня за хорошее поведение отправили в Туркмению. А там сплошные витамины – дыни, арбузы, виноград, плюс режим. Вел бы себя нормально, получил бы направление в Молодечно. Здесь у нас такая же КГБистская часть была, войска правительственной связи. Но получилось так, что мы как-то чистили плац в учебке. Требовалось делать аккуратненькие стенки из снега и т.д. Меня старшим назначили. И вот один хитрый литовец решил не работать. Я поговорил с ним. Но во время того нашего разговора мимо шел полковник, начальник политотдела. То есть, представляешь, идет себе начальник, а я немножко бью литовца. Хотя как «бью». Так – тюкнул по печени, чтобы синяков не было :).

В общем, отправили меня в Туркмению. Каракумская пустыня. Город Мары. Скорпионы, кобры – все, что хочешь. Арбузы здоровенные, дыни длиннющие, виноград, как два твоих глаза. Мы его доставали в винограднике, который был расположен за знаменитой мечетью. Ее можно увидеть в фильме «Белое солнце пустыни». На здании даже табличка специальная есть. Это город Байрам-Али. Добирались до него километров восемь по пескам из своей части. И все ради винограда… Еще из скорпионов делали брелоки.

– Это как?

– А очень просто. Скорпион же опасен только в брачный период. Окружаешь его. После собираешь тряпки, обливаешь их солярой, поджигаешь, выкладываешь вокруг скорпиона. Он носится-носится-носится по кругу, а потом сам в себя впивается жалом. Хрясь – труп. Заливаешь скорпиона эпоксидной смолой – и шлифуешь. Поделки, в общем. Мы же при Афганистане служили. Так иногда украшали все гильзами. Плюс черепахи. Разрезаешь их, чтобы панцирь развалился на две части, – получаешь основу для пепельницы. Панцирь, три гильзы, скорпион – вот тебе и память о Туркмении.

Занял место за столом, а потом сильно удивился. Напротив меня сидел Боровский и пил минералку с ложки

Помню, близился дембель. Три месяца до дома. Подумал, что нужно в форму себя приводить. Пришел в местный клуб к тренерам. «Проверьте», – говорю. Проверили. Оказалось, что я – пацан 20 лет – сильнее их мужика-вратаря даже в разобранном состоянии. Люди засуетились: «Давай к нам!» Ну, я был не против. Правда, они не смогли с моими армейскими начальниками договориться. Мутили-мутили, но все без толку. Их проблемы. Зато хоть футбол посмотрел вживую. Правда, во время матча все время ржал. И то не из-за футболистов, а из-за зрителей. Вот мы с тобой нормально сидим на лавке. А туркмены залазят на них ногами и сразу на корты. Представляешь, весь стадион на корточках. Как курицы на жердочке. Очень смешно.

Уволился я пятого числа. Прилетел в Беларусь на самолете. Стал праздновать. Восьмого пришел мой первый тренер – Анатолий Береснев. Говорит: «Колян! Пойдем!» – «Куда?», – спрашиваю. – «К Боровскому». – «Ну, пошли». В итоге 20-го я уже играл за «Металлург» второй тайм товарищеского матча против «Ягеллонии». А 22-го меня приняли на работу. У тебя батарейки скоро сядут.

– Не беспокойтесь.

– В 1989-м я в основном набирал форму. В 1990-м начал стабильно играть за «Металлург». Сергей Владимирович Боровский, дай Бог ему здоровья, мне доверял. Я, кажется, у него свидетелем был на второй свадьбе… Не помню. Был или не был. Наверное, был. Тут, в Молодечно, гуляли. Культурно. Без драк. Это же праздник Боровского. Умного, думающего человека.  

 

– Он всегда таким был?

– Да. Помню, я как-то на обед опоздал. Команда кушала в ресторане «Молодечно». Прихожу, а мест нету. Только за столом тренеров и администраторов один стул. Ну, не беда. Я хоть и молодой, но местный, с авторитетом. Не стеснялся. Присел. А потом, помню, сильно удивился. Напротив меня сидел Боровский и пил минералку с ложки. Да, с ложки. Вот берет бутыль, льет из нее на ложку и оттуда пьет. Не знаю, почему так. Это ж тренер. Нельзя к нему приставать с вопросами. Тем более во время приема пищи. Ложка, минералка – у каждого свои прибамбасы. Главное, что Сергей Владимирович меня после армии в люди вывел. Я ему вечно буду благодарен.

Хотя Боровский всегда дистанцию держал. Сократил только пару раз. Мы как-то играли на Кубок Союза среди коллективов физкультуры с «Торпедо» из Арзамаса. Я пенальти потащил. Все отлично. Улетали домой из Нижнего Новгорода. И перед самолетом остановились на привал. Вдруг Боровский ко мне подошел и стал спрашивать: «Коля, а как ты так сделал?» А я ему давай объяснять: «Сергей Владимирович, это же принцип Яшина Льва Иванович. Становишься в угол ворот и ждешь. Пенальтист думает, ты, дурак, специально освободил угол, чтобы прыгнуть в другой, и бьет в твоем направлением. Яшин просто оставался на месте и получал мяч прямо в руки. Я читал об этом и в хрониках видел». – «Молодец».

Перед игрой ко мне подходят два чудака: «Слышишь, что? Вон там на трибуне лежат 15 тысяч рублей»

Знаешь, Сергей Владимирович всего один раз поднял на меня голос. У нас тогда играл Игорь Палыч Белов. Сейчас в федерации работает. Исполнял последнего защитника. Мы рядом играли. Очень хорошо контактировали. Он мужик ровный, приятный. И вот проводили предматчевую тренировку. Утро, поле чуть приморожено, потому у меня нога поехала, когда мяч ловил. В итоге влетел в Белова. Так влетел, что у него сразу голеностоп начал распухать до нереальных размеров. А игра какая-то суперважная. Игорь Палыч планировался в старте. Так Боровский от досады даже голос повысил. Типа, что ты натворил. Первый и единственный раз напихал мне за время нашей работы.

– Ваш «Металлург» в БССР был чем-то вроде БАТЭ в Беларуси.

– В 1991 году мы выиграли все, что могли. Кубок БССР, чемпионат БССР, Кубок СССР среди коллективов физкультуры. На финал Кубка СССР среди коллективов физкультуры полетели в Баку. Команда соперников называлась «Бахчибарды» или типа того. Играли в Сумгаите. 20 км от Баку. Добирались туда на ЛАЗе. Сидений нет, какие-то доски на рамах. Но ладно, приехали. Стадион тысяч на шесть. Море рядом – ветер бешеный. Мяч немного носит. И тут перед игрой ко мне подходят два чудака: «Слышишь, что? Вон там на трибуне лежат 15 тысяч рублей». А 15 тысяч рублей по тем временам – новые «Жигули» девятой модели. Я послушал, ответил: «Ребята, вы что, смеетесь? Какие 15 тысяч рублей? И что, мне идти на трибуну, чтобы вы меня там прибили? Я что, заболевший, по-вашему?» – «Ну, смотри сам». В общем, подкуп не удался.

На Кубок Боровский всегда ставил меня. В чемпионате играли по матчу с Андреем Буглаком. Менялись. И вот началось. Минута, может, пятая – я выбиваю на угловой сложный мяч. Чтобы ты понимал, чудак так пробил, что я шага четыре сделал, а потом еще и прыгнул. Из одного угла в другой. В общем, потащил. На пацанов это сильно повлияло. Сначала Вяжевич забил, после Кистень – земля ему пухом, хороший был мужик – добавил. 2:0 ведем. 15 минут до конца. И тут получаем в свои. 2:1. Вот тогда и начались приключения. Я такого в жизни не видел. Прикинь, чудаки просто бежали в штрафную без мяча и падали на землю. Как пингвины в море. Пенальти так просили. Прибежал – упал. Бред. Переиграли в итоге минут десять. Но выстояли.

Как только прозвучал финальный свисток, азербайджанцы отправились бить помощника судьи. Человека четыре. Наш запасной вратарь побежал его защищать. В итоге сам получил в нос. На награждение пришел расквашенный. Дали нам кубок. В Молодечно на стадионе стоит до сих пор. Мы же последние обладатели – после Союз развалился. Здоровый такой кубок. После круга почета отправились в раздевалку, продвинулись в тоннель – и тут в нас полетели камни. А я что, я кубок нес, так надел его на голову и пошел спокойно. Слышал только дзынь-дзынь от прилетавших камней :). После нам еще часа два не давали вылететь. Но, слава Богу, успешно добрались домой.     

 

– В Молодечно играли многие заслуженных людей.

– Тут у нас, на Порошках, была служебная квартира. В ней жили Игорек Ковалевич, Саня Лебедев и еще один эстонец. Макс звали. Фамилии не помню. Кова смотрел за эстонцами. Ответственный мужчина. Неудивительно, что тренером в итоге стал. А играл вообще сказочно. Когда Игорь бегал в защите, я отдыхал. Один момент очень сильно запомнил. 1989-й или 1990-й. Мяч уже почти в воротах. Другой бы не полез. Но Кова до последнего решил сыграть в надежде спасти команду. Доработал эпизод – и со всей дури вписался надкостницей в штангу. А это не нынешние легкие стойки. Чугун самый настоящий! Бум! Прямо с поля Ковалевича повезли в больницу. Всю жизнь человек играл до конца. Красавец.

Перед матчами любил внимательно проверить всю экипировку. Фанат. Мы же тогда находили титан – легкий металл – и просили у ребят с заводов выточить из него шипы. Так Кова перед игрой очень-очень аккуратно готовил свою обувь. Ну, у каждого же свои заморочки.

– У вас какие?

– Как тебе сказать… Ну, я не знаю… Пол-Беларуси смеяться будет.

– Ну, скажите.

– Мало кто знает, но я за час до игры выпивал банку пива. Это было обязательно. Тогда в Молодечно уже Holsten в жести продавался. Румбутис нас тренировал. Так я за часик говорил, что за «Сникерсом» иду. Находил уголочек, выпивал. Бахнешь пивка за часик – и все по-честному. Первые 20 минут матча меня вообще ничего не волновало. Чувствовал себя отлично. Это Саша Кистень меня научил. Он, правда, не пиво, а кое-что другое пил :). Так я взял с него пример… Еще нам доктор перед матчем давал крышечку элеуктрококка выпить. Правда, мне мало было. Я выпивал бутылочку.

– Какие у вас еще были заморочки?

– За своих всегда заступался. Как-то бежал негра бить из «Торпедо-Кадино». Играли тут с ними. Этот хлопец че-то зацепился с Виталиком Козяком у дальних ворот. Так я через все поле рванул друга защищать. Помню, трибуны кричали: «Быстрее! Коля, быстрее шуруй, а то не успеешь!» Действительно не успел. Кстати, нас тогда судил этот из Гродно... Знайдинский, кажется. Тот, которому Жора Кондратьев под сраку надавал :). Гарбыль на века, конечно.

Раньше футболист был ничем не защищен. Тренер, абы ты перешел к нему, наобещает всего на свете. А на выходе хрен

Слушай, после того матча произошел еще один. С участием Курненина – тоже земля ему пухом, хороший был мужик. Играли дома с «Динамо». Юрий Анатолич приехал посмотреть футбол. Перед матчем, помню, поравнялись с динамовцами в подтрибунке. Вова Маковский мне: «Коля, привет». А я заведенный, настроенный. Решил проверить на нем одну хитрость футбольную. Меня хохлы научили. Помню, мы тогда в Луговой играли. Смотри, какая ерунда. Угловой. Хохол ко мне подходит и ждет подачу. А в момент подачи легонько ладошкой бьет по яйцам. Сам понимаешь, неприятно. И хрен уже что сделаешь. Судья ничего не видел. А у тебя координация потеряна, ты не можешь разобраться в эпизоде. Так вот Вовка все пытался со мной поздороваться, а решил его проверить. Дал по яйцам. Так Макуха согнулся от неожиданности: «Уууу, сука, я тебе два забью!» Я потом весь матч тянул, а в конце Вовка все-так положил свою двушку. Молодец.

Так вот Курненин. Он выпившим был. И что-то Анатоличу не понравилось во Владимире Новицком, который вел репортаж с матча. Мы уже помылись, переоделись, засобирались домой. Шмотки были на третьем этаже административного здания. Когда забрались на второй, увидели картину. Представь. Злой Курненин пендалями гонит Новицкого на улицу. Левой ногой, рабочей, под жопу – раз-раз. С азартом. Ну, мы с Кубаревым его словили, завели в автобус, стали ждать, чтобы хлопцы пришли и не дали выйти. Не хочу никого обидеть, но кадр был очень смешной :).

 

– Вы провели всю карьеру в Беларуси.

– Хотя три раза мог уехать. Очень давно это было. Фирма, которая хотела меня продать, находилась в Минск. Офис на Казинца. Сперва отправили меня в «Металлург» красноярский. Слетали с командой в Сеул на сборы. Город вообще классный. Южная Корея – капиталисты. Вылезти туда из нашего мрака было счастьем. Помню, купили рыбу сушеную, а она оказалась несоленой. Нет у азиатов привычки солить. Зато много экзотики. Змеи, кальмары, осьминоги – все продается с рук женщинками прямо на улице. У нас так бабки семечки толкают. Правда, никто меня не стал покупать. Молодечно сильно много хотело.

Поехал обратно. Поиграл дома. Потом двинул в Солигорск. «Шахтер» тогда тренировал Иван Григорьевич Щекин. Отличный мужик. Если что-то обещал, то обязательно отдавал. Очень важное качество. Это сейчас везде контрактные обязательства и юристы. А раньше футболист был ничем не защищен. Тренер, абы ты перешел к нему, наобещает всего на свете. А на выходе хрен. Поэтому Щекина все уважали за принципиальность, пусть он и строгим был. Иван Григорьевич сказал, что деньги будут в срок – и деньги приходили в срок. Это ответственность. Настоящая. Я в «Шахтере» восемь месяцев пробыл. Закончил свое выступление банкетом. Был у нас один хлопец из Бреста в команде. Мы все его трактористом называли… Подрались в ресторане. Слово за слово, потом разняли :). Правда, успели друг другу дать по морде.

Я загрустил. Почудил в итоге чуть-чуть и пропал. На несколько недель. Когда появился, нормально объяснились с Юревичем

После предложили съездить в Тулу. С «Арсеналом» слетали в Турцию на сборы. В Анталию. Вроде все нормально. Вроде нравлюсь. Но снова деньги. Мужик из Тулы отправил меня в Словакию. Словакам я тоже понравился. Но по тем временам 20 тысяч долларов были большими деньгами. Ребята сказали, что не потянут такие траты. В итоге меня подобрал Пунтус. Предложил перейти в БАТЭ. Саня Федорович был первым вратарем. Я – вторым. Вот так восемь месяцев провел в Борисове.

– И как?

– Капский – хороший мужик. Все было стабильно. Все, что обещал, делал. Но самый антикварный человек в том БАТЭ – Юрий Алексеич Пудышев. Алексеич меня называл Дядя Коля. Жили с ним по своей программе. Мы же ветераны, «ветеринары», как я говорю :). Помню, брали с Пудышевым шампусик и ехали отдыхать. Однажды встретились на старом «Камвольщике». Я к тому моменту уже не играл в БАТЭ. Решили зависнуть на Чижовском водохранилище. Набрали шампанского и такие пляски потом устроили на капоте моей машины, что страшно :). И я после как-то поехал в Вилейку. Жил там.

И по дороге произошел еще один гарбыль. Когда въезжаешь в Вилейский район, видишь огромную плиту. Рядом идет лосиная тропа. И вот я такой красивый после плясок еду домой. Вдруг оп – лось. Живой. Стоит и смотрит на меня. Я дал заднюю. Стою и думаю: «А хрен знает, что делать, если он на меня попрет». 500 кг веса, если бы понесся на мой Golf, была бы беда. Я испугался. Но лось, слава Богу, ушел в лес. Называется, шампусика с Пудиком попил :).

 

Потом Минск и «Торпедо-МАЗ». Нас Юревич тренировал. Мужик жесткий, умный – молодец, в общем. Я восемь месяцев пробыл в команде. Дальнейшее расставание произошло по моей вине. Но получилось хорошим. Просто в жизни пошла не самая приятная полоса. Развелся, жена с сыном уехали в Германию, так что я загрустил. Почудил в итоге чуть-чуть и пропал. На несколько недель. Когда появился, нормально объяснились с Юревичем: «Извините, но вот так все вышло…» – «Понимаю, но есть правила»… В «Торпедо» мы стояли по матчу с Юриком Свирковым.

– Заканчивали вы в Молодечно.

– Чуть-чуть постоял при Румбутисе. Нормальный мужик, дай Бог ему здоровья, вопросов нет. Я на него обид не держу. Пусть меня при Румбутисе и уволили. Я сам виноват. Мы просто чудануди с водителем клубного автобуса. Андрей Шалимо был вторым тренером. Он и сам выпивал, но других не прощал. Вроде чемпионат недавно закончился. Мы еще тренировались. Вечером пацаны пошли на ужин. А мы с водилой взяли пиво с рыбой и остались с номере. И тут Шалимо зашел. Мы его по-человечески попросили не светить нас: «Слушай, будь мужиком. Я древний. Валера – вообще водила. Автобус на месте. Все, как положено». – «Не, не фига». Ну, я завелся: «Я тебя сейчас с балкона скину!» Хорошо, что не скинул.

На следующее утро Румбутис приходит в раздевалку: «Начнем с хорошего – завтра будет зарплата. Продолжим плохим – Абрамович, ты уволен!» – «Вопросов нет». Я сразу понял, что меня Шалимо сдал. Водиле же выписали штраф. А куда его гнать? Кто будет баранку крутить вместо него? Тут все понятно. В общем, на следующий день мне прямо в автобусе дали зарплату, и подвезли к дому. Пожали с Румбутисом друг другу руки и остались друзьями. Когда я вышел из салона, мой профессиональный футбол закончился. 

 

– Что было после футбола?

– В 2001-м шел из бани с сыном в кафе. Малому – сочка купить, мне – пивка. И тут три малолетки. Пришлось драться. Так надрался, что получил три года химии. В Ошмянах отбывал. Первую неделю работал на стройке. Целый день делаешь что-то, потом приходишь в специальное общежитие отмечаться. Общежитие в 10 км от города. Затем началось какое-то районное первенство по мини-футболу. Пограничники, таможенники, все на свете. Позвали. Я согласился. Со мной парень Юра играл. Он еще при советской власти выступал за минское «Торпедо». Так мы вдвоем победили весь район. Сразу после этого нашу пару забрали на Ошмянский мясокомбинат. Устроили какими-то строителями. Но понятно, что брали ради спорта. Вот мы там восемь месяцев и катались по турнирам, посвященным дню пищевика и прочим праздникам.

В 2003-м я освободился. Приняли на работу тренером дубля в Молодечно. Такого слабого дубля, что последние матчи я сам играл в нападении. Стоишь себе впереди, тебе сделают подачу, бум головой – гол. Не было людей. Зато в городе кино снимали, так что я Диму Дюжева учил мячи ловить. Сериал  назывался «Команда». Мне понравилось. Я в шестой серии пропускаю гол. Справился со своей ролью быстро. Минуты за две все отсняли. А Дима Вышинский о штангу бился с утра до ночи :). 30 долларов за съемочный день.

У Шевченкова, который тоже играл футболиста, наши молодечненские бандюки подбрили телефон. Так я потом ходил и договаривался, чтобы хлопцы все вернули

Дюжев, помню, начудил. Мы с БАТЭ играли. После матча решили организовать на стадионе шашлычки в честь дня рождения нашего тренера. Пригласили артистов. Начали праздновать. Через полчаса появился Дюжев. Не один, естественно. Привел с собой 12 девушек, одна из которых была с мамой. Вот прямо с мамой, прикинь. Крайне сильно дочь свою хотела выдать замуж. Просто Дима после «Бригады» был очень популярен. Полгорода за Дюжевым ходило, а он отбиться все никак не мог.

О, еще вспомнил. У Шевченкова, который тоже играл футболиста, наши молодечненские бандюки подбрили телефон. Он пьяный был, ничего не чувствовал. Так я потом ходил и договаривался, чтобы хлопцы все вернули. Кстати, недавно, с Вышинским снимались в сериале «Созвездие Стрельца». Тоже было смешно. В ватниках, в ушанках – красивые – арестантов играли :).

 

– В 2003-м Молодечно вылетело из высшей лиги.

– В последнем туре играли с «Даридой». Скрутились 0:1. Если бы закончили хотя бы вничью, остались бы. Видно, сдавали. На воротах стоял хохол приезжий. Хотя я был в нормальной форме, полгода тренировался, пару встреч провел, можно было меня выпускать. Но почему-то тренер дал время хохлу. Я за день до матча стоял возле больницы. Там такое место, что обзор дороги открывается отличный, хотя с нее никого не видно. Вот и заметил машину с людьми из «Дариды». Они ехали на стадион, где расположены административное здание и гостишка. Там ночевали наши пацаны. Надо было вечером все проверить, но я не пошел в номера. Зря. С утра, когда увидел бутылки из-под шампанского, начал что-то подозревать. Обидно…

Потом полгода работал на конфетной фабрике охранником. И все. С тех пор, по сути, безработный человек. В итоге побывал даже в Сочах. Заливал бетонные площадки под осветительные мачты, кабель проводили на высоте 700 метров. Нормальная работа. Питание, проживание, оплата в евро. Все отлично. В общем, всем ребятам, с которыми играл, и другим ветеранам труда привет от Дяди Коли.

РЕЙТИНГ +112

Свежие записи в блоге

15 октября 2015 22:49
Александр Хацкевич: «Настроение Глеба, который говорит, что нам трындец в новом цикле, меня не устраивает»

8 октября 2015 23:15
Ярослав Романчук: «Любая сборная Беларуси может остаться в прошлом. Будем выступать под другими флагами»

30 сентября 2015 04:19
Филип Младенович: «Игра с «Гранитом» для нас важнее матча с «Ромой»

23 сентября 2015 11:20
Александар Евтич: «Я уже разговариваю на русском лучше Младеновича. Мы с ребятами поставили на нем крест»

21 сентября 2015 23:36
Сергей Новиков: «Пока не знаю, чем займусь на пенсии. Но точно перестану смотреть чемпионат Беларуси»

16 сентября 2015 22:37
Вадим Галыгин: «Белорусам надо больше ценить и оберегать себя. И меньше трындеть»

15 сентября 2015 11:29
Лявон Вольскі: «У нас толькі адна сапраўдная зорка. А Домрачава толькі крышачку паззяла пры ёй»

4 сентября 2015 23:58
Александр Мартынович: «Самый техничный защитник сборной? Плюс-минус мы все приличные топоры»

3 сентября 2015 17:35
«Корнила оставил без газа всю Самару». Тренировка самой водостойкой команды мира

31 августа 2015 11:12
Сергей Веремко: «Предложу грекам Ковалевича. Таких подкатов они в жизни не видели»

Сегодня родились

Лучшие материалы