Блог Никиты Мелкозерова о любви к Родине

Теги Крылья Советов Александр Глеб Сергей Корниленко Юрий Пунтус БАТЭ Динамо Минск Сергей Веремко Дмитрий Молош Анатолий Капский Юрий Чиж

Дмитрий Молош: «Если кричит Капский, шансы еще есть. Если кричит Чиж, это почти вердикт»

Человек, которого одинаково уважают в Борисове и Минске, рассказывает Никите Мелкозерову о своей незавершенной карьере.

«Фиорентина», мексиканцы, Солигорск

– Чем ты сейчас занимаешься?

– Прежде всего, семьей. Дети, любимая жена, их тренировки, мои тренировки. Пока, получается, домохозяин. Но, понятно, у меня есть планы на жизнь. Серьезные планы. Ведь жизнь без цели – это неинтересно. Можно позволить себе пробыть без движения пару месяцев для отдыха, но не более. Всегда нужно к чему-то стремиться. Поэтому постоянно занят. Бегаю за любителей, два раза в неделю играю с работниками федерации футбола, плюс подтренировываю своего малого, как могу.

Старший у меня год отзанимался футболом. Начинал в «Динамо-Минск». Но после началась реструктуризация. В итоге сын перешел в БАТЭ. Почти как я, только наоборот :). Хотя слово «перешел» использовать не совсем корректно. Можно сказать, что сына отчислили. Раньше в «Динамо» было три группы его возраста. После реструктуризации осталась одна. Мой малой – не вундеркинд, были дети посильнее, поэтому пришлось менять место. Нормально, я спокоен. Хотя видел, некоторые родители слезы лили по этому поводу. Незачем, я считаю. Это футбольная жизнь. И вообще, в детском возрасте намного важнее, чтобы занятия приносили удовольствие.

Вот так мы перебрались в БАТЭ. По большей части, занятия были закрытыми. И вот однажды родителей пустили посмотреть. Когда я увидел своего ребенка, то чуть-чуть подофигел. Как-то мало у него понятия о футболе. Поэтому я и решил поднатаскать сына.

– В тебе просыпается внутренний тренер, когда смотришь на своего ребенка?

– Знаешь, я не могу говорить о внутреннем тренере. Но мне реально интересно наблюдать за сыном со стороны. Прогресс взрослого игрока – это долгий-долгий процесс. А прогресс ребенка – это изменения каждый день. Сегодня он два раза набил, завтра – пять. Очень захватывающе.

По молодости ввязался в бизнес. Не самый большой. Я тогда еще в БАТЭ играл

А родители – это вообще отдельная история. Когда в прошлом году «Динамо» запретило папам и мамам посещать тренировки своих детей, я сперва тоже отнесся к этому негативно. Но сейчас, когда полгодика поварился в этой тусовке, посмотрел на все, стал понимать, что динамовское решение было отчасти правильным. Вот подумай. Родитель начинает кричать сыну и командовать им: «Нет, не так! Делай по-другому!» А малыш поворачивается и говорит: «Папа, мне же тренер сказал…» То есть уже два мнения. Кого ему, бедному, слушать? За счет этого падает тренерский авторитет. Хотя некоторые родители, слава Богу, понимают: что бы ты ни сказал ребенку во время тренировки, это пойдет ему во вред. Есть слово тренера – оно решает.

– Не видишь своего сына футболистом?

– Есть такие родители, которые целенаправленно отдают своих детей в футбол и изначально видят их профессионалами. Неправильно это, я считаю. Мы же не Бразилия. Там процент бедного населения огромный. Члены семьи исчисляются десятками. Родители отдают сына в футбол и не скрывают, что рассчитывают на его успех, который в будущем спасет их от нищеты. Ну, допустим. Но есть же и американская система образования. Ты можешь окончить вуз и не стать профессиональным спортсменом, но при этом оказаться обладателем диплома, который позволит устроиться на нормальную работу. Вот это мне больше нравится. Просто в спорте огромное множество случайных факторов, которые невозможно предугадать. Травмы, ссоры с тренерами, прочее – лучше уж получить нормальное образование. Я хочу, чтобы мои дети развивались гармонично и хорошо учились. Если кто-то из пацанов пойдет в футбол – отлично. Чем смогу, помогу. Но на сегодня я вижу большое количество детей, который поинтереснее моего старшего. Но это дети, завтра все может измениться.

– Ты строг с детьми?

– Наверное, да. Но пока отгребает только старший. Младшему три года, многого просто не понимает, с ним невозможно быть строгим :).

– Семья, тренировки – чем еще заполняется твоя нынешняя жизнь?

– Много чем. Дни получаются очень насыщенными. Плюс есть проекты, которые хочется реализовать. Не то, чтобы я что-то открываю, нет – просто думаю. Вокруг меня много знакомых, которые занимаются бизнесом. Я потихоньку консультируюсь, спрашиваю, слушаю, с головой в омут не бросаюсь. Резкость – это не мое.

Мало кто знает, наверное, но по молодости я ввязался в бизнес. Не скажу какой, но не самый большой. Я тогда еще в БАТЭ играл. Контора открывалась только ради помощи моему другу. Другой мотивации не было. Ездить по всему городу, заниматься бумагами, иметь кучу хлопот… И все это после тренировки. Плюс по сравнению с футбольными доходами деньги от бизнеса были почти никакими. Зато геморроя – сколько хочешь. Но у человека трое детей, дружба со мной. Естественно, согласился помочь ему стать на ноги.

Так я и жил. Тренировка-бумаги, тренировка-бумаги, тренировка-бумаги. Друга особо не проверял. Так, виделись изредка в режиме: «Как там наши дела?» – «Нормально наши дела». Но в итоге я решил закрыть фирму. Движение вперед было минимальным. Мне не нравилось. Друг отговаривал. И вот примерно в то время мы встретились с соседями, которые занимались таким же бизнесом. Они спросили: «Слушай, а чего ты закрываешься?» – «Да ну! У вас такой бизнес, что денег особо нет. А мне только геморрой». – «Подожди, как нет денег? У нас фирма примерно твоих размеров, но все более или менее»…

В итоге навел справки. Оказалось, что все не то, чтобы нормально, а даже хорошо. В общем, сказал своему другу: «Больше мне не звони. Друга у тебя больше нет». Он еще пытался вызывать меня на какие-то разборки и говорил, будто я остался что-то должен. Так и закончился бизнес. Меня кинули. Не глобально, но, насколько я знаю, человек построил себе квартиру за мои деньги… За мои или заработанные на моем бизнесе – не суть. Но, знаешь, судьба любит возвращать долги. Я ни в коем случае не радуюсь чужому горю. Просто констатирую. Семья моего бизнес-партнера оставила его. На работе все тоже не огонь.

Поэтому теперь я прекрасно понимаю, что бизнес – это полностью поглощающий тебя процесс. С утра встал – и целый день в теме. Только так что-то может получиться. Нельзя заниматься делами от случая к случаю.

В общем, вот такая у меня теперь жизнь. Познакомился за последние полгода поближе с семьей. Держу себя в форме. Январь, февраль, март вел самостоятельную предсезонку. Опыта хватает, организм свой я знаю. В последние годы было столько травм, что изучил все возможные нюансы.

– Сколько раз ты хотел заканчивать за последние годы?

– Ни разу. Хотя у меня было много травм, после которых люди делали недвусмысленные намеки. Это долгая история. Когда только пришел в «Динамо», сразу же получил по голове. Матч с БАТЭ на «Динамо-Юни». В начале игры пошел в верховую борьбу, из которой вышел в больницу. Доктора говорили, что на снимках мозга обнаружилось какое-то потемнение. Волновались, может, кровоизлияние. Прогнозы были простыми: «Однозначно заканчивать». Три месяца полного покоя. Ни бегать, ни прыгать, ничего. Благо клуб отнесся ко мне хорошо. Юрий Александрович Чиж, что было для меня откровением, сам подошел и сказал: «Мы бы хотели продлить с тобой контракт». И это в отсутствие гарантии от врачей. Мне было очень приятно. При этом я сам себя настроил на возвращение, которое в итоге и случилось.

Мне сложно сказать, что я закончил. Хочу, чтобы жизнь заставила

А потом начались беды с загадочной икроножной мышцей. Она то рвалась, то ее сводило, то еще что-то. Аномальная зона, а не мышца. Вокруг говорили о возрасте. Я понимаю. Как и понимаю опасения руководителей, которые осознают риск работы с опытным игроком. Но у меня было свое мнение по данному поводу. Футболист должен играть. У меня очень много товарищей, которые закончили слишком рано и после жалели: «Вот я бы мог еще годик побегать». Поэтому я никогда не воспринимал всех этих намеков про «заканчивай».

– Какой была твоя подготовка к сезону?

– Слушай, вот всем кажется, что зимой нужно много бегать. Но это ерунда в моем понимании. Если кто-то каждый день бегает по парку, это не означает его абсолютной готовности к футболу. В любом случае лучше поиграть даже с любителями, чем просто час носиться по окрестностям без мяча. Ну, если только ты не хочешь стать спринтером. Правда, это совсем не про футбол. Поэтому я старался играть как можно больше. Познакомился с ребятами, которые собирались возле манежа. Через день играл. Ставил для себя задачи технико-тактического плана и включался. Допустим: сегодня максимальное количество отборов. И давай. Плюс делал неигровые упражнения на стабилизацию и прочее. Так и работал. Говорил агенту: «Если повезешь меня куда-нибудь, не волнуйся. Я в форме. Недельку потренироваться в команде – и приду в окончательный тонус».

Когда у меня в прошлом году начались проблемы с коленом, работники «Динамо» повели себя достойно. Мне поступило предложение войти в тренерскую структуру клуба. Забота, конечно, приятна сама по себе. Но, честно, было очень тяжело вот так сразу согласиться. Мне сказали: «Спрашивают с самого верха. Что сказать?» – «Я хочу восстановиться и помочь команде». В итоге к концу года стал играть чуть больше. Плюс сезон мы закончили победой над «Фиорентиной», которая всех немало воодушевила. Ближе к Новому году руководители снова стали интересоваться моими планами. Мне было очень сложно сказать, что я закончил. Хочу, чтобы жизнь заставила. Поэтому ответил: «Хочу еще поиграть, хочу найти нормальный вариант».

– Вопросы о перспективах игрока всегда спускаются в клуб или иногда решаются лично с его владельцем?

– Юрий Александрович Чиж очень редко решает футбольные дела напрямую с игроками. И я его прекрасно понимаю. В клубе каждый день возникает сто вопросов. Чиж не должен решать все проблемы лично. Вот мной интересовались. И это уже хорошо. Мне приятно. Но, я считаю, любая точка в этой жизни должна быть веской. Никаких последующих сожалений. «Вот я бы мог еще поиграть…» – вздыхать по вечерам и портить такими мыслями себе жизнь? Нет, спасибо. После окончания отношений с «Динамо» я очертил круг белорусских команд, которые своей борьбой за высокие места мне интересны. Отсиживаться в клубах, заточенных максимум на восьмую строчку и занимать позицию какого-нибудь молодого футболиста – это нет. Я – не Саша Глеб, который может в одиночку что-то решить. Я – командный игрок и не подниму собственными усилиями кого-то с пятого места на второе. А цели и их достижение в этой жизни для меня очень важны. 

– То есть с «Динамо» ты только-только расстался, в БАТЭ Есть Младенович и младший Володько, в «Шахтере» – Юревич.

– Да.

– Жодино со знакомым тебе Игорем Криушенко – плохой вариант?

– Я не хочу переходить на персоналии. Пойми правильно. Кто, когда и сколько раз мне звонил – это не столь важно. Существует принципиальный момент. Слушай внимательно. Вот есть футболисты, которые говорят: «Мной интересовался «Манчестер Юнайтед», а потом, если бы срослось, я бы подписался с «Арсеналом». Понимающие люди тут же начинают улыбаться: «Ты мог оказаться в «Манчестере», в «Арсенале», но почему-то играешь в команде, которая не может выбраться из середины таблицы чемпионата Беларуси. Не странно ли? Если ты такой востребованный, то почему нигде? Почему никуда не уехал?» Да, мной не интересовались «Динамо-Минск», БАТЭ и «Шахтер». Это я признаю. Это очевидно. Но гонять ветер по поводу возможных вариантов не хочу.

Если уж заговорили о Солигорске, то скажу, что в жизни подвел только одного человека. И то потом позвонил и попросил прощения. Я не участвовал в начальных переговорах о переходе в минское «Динамо». Но задумывался над возвращением в Беларусь. Жена родила второго ребенка. Надо было находиться дома. С Самарой мы закончили. И первым на меня вышел «Шахтер». Причем в очередной раз. Но жизнь складывалась так, что мы с Солигорском всегда расходились. В общем, встретились с Юрием Васильевичем Вергейчиком. Хорошо пообщались. Он обрисовал ситуацию. Я подумал и дал добро.

Честно, раньше никогда не менял своих решений. Но в тот же день мне стало известно об интересе «Динамо». Буквально вечером мне позвонил Олег Протасов, который тогда возглавлял команду. А для футболиста это очень важный момент. Тренер показывает свою заинтересованность. Очень здорово. А что касается «Шахтера», то работу по мне вел директор. Забавно, ведь с Владимиром Журавлем у нас в итоге сложились отличнейшие отношения. Правда, уже в другом клубе.

Не понимаю футболистов, которые зарабатывают неплохие по меркам страны деньги и не думают хотя бы о паре ближайших лет

В итоге началась внутренняя борьба. Понимал, что поступаю некрасиво по отношению к Вергейчику. Долго терзался. Но нашел в себе силы набрать Юрия Васильевича. Дико просил прощения, объяснял ситуацию, честно признавался, что в жизни так не поступал. Вергейчик ответил: «Насколько же тебе больше дали в «Динамо», что ты сразу согласился?» Но в Беларуси я никогда не приходил в директору или владельцу со словами: «Хочу вот столько!» Если у футболиста есть какое-то имя, ему самому предлагают. Игроку остается только выбрать из «Да» и «Нет». Ценник на себя я никогда не лепил. К тому же в «Динамо» понимали, что футболист после 30-ти, которого берут в команду с задачами, должен быть благодарен за внимание к себе.

– И как вы разошлись с Вергейчиком?

– Честно, не виделись до сих пор лицо в лицо. Но если встретимся, мне не будет стыдно смотреть ему в глаза. Я еще раз объясню ситуацию и попрошу прощения. Потому что я не знаю, как Юрий Васильевич отнесся к моему поступку. По телефону все вроде бы прошло нормально. Но как на самом деле?.. Виделись только после матчей в толпе людей, не было возможности объясниться. Но еще раз: на мой выбор в пользу «Динамо» никак не влияли денежные дела.

– Объясни свое отношение к деньгам?

– Я не понимаю футболистов, которые зарабатывают неплохие по меркам страны деньги, и не думают хотя бы о паре ближайших лет. Хотя встречал таких очень много. Мы жили рядом с ребятами, которые многое себе позволяли и многое позволяли своим супругам. При этом, можешь у жены моей спросить, наша семья никогда не сорила деньгами. Я же говорил выше, что жизнь без цели – ничто. Вот для достижения поставленных целей я и копил. Есть цель купить квартиру – надо собирать. Может, жена по этой причине считает меня зажимистым :). Понятное, ей как красивой девушке хотелось бы иногда жить ярче. Но это, мне кажется, вторично. Я всеми силами старался избежать ситуации, в которую попадают многие игроки. Закончился футбол, а через год закончились и деньги на существование. Это край.

Я играл в Беларуси, а когда не в Беларуси, то выступал в не самых топовых командах. Я не заработал себе на всю жизнь. Хотя если бы и заработал, не позволили бы себе лежать на диване без дела. Но сейчас, когда в моей жизни полгода нету профессионального футбола и его доходов, я думаю: «Слава Богу, что не чудил». Моя семья живет чуть выше среднего, но мы не шикуем. Никаких излишеств. С женой давно решили: лучше тратиться на детей.

– Самая беспечная футбольная трата, которую ты видел?

– Первый футбольный порок – дорогие машины молодых игроков. Фишка нашего региона. Когда у людей нет квартиры, но есть дорогой автомобиль, это нонсенс. И, честно, я был такой же. Жил с родителями, когда у меня появились первые серьезные деньги. Тогда я сразу же купил себе Mercedes. Откатавшись на нем год, понял, что делаю что-то не то. Когда появилась семья, мозги встали на место, изменились ориентиры, я продал машину, уехал в Россию и принялся копить на жилье. Знаешь, когда я узнаю, что обладатель шикарной бэхи живет в однушке, сильно удивляюсь. Как по мне, это неправильно.

У меня сестра живет в Америке. Говорит, у американцев главное – крыша над головой. Машинка при этом долгое время может быть дешевой. А вот эмигранты из числа мексиканцев ездят на дорогущих авто, живя в лачугах. Видишь, мы как-то ближе к мексиканцам. Хотя дискотеки и казино – вещи, которых смогли избежать очень редкие игроки. Все это проходили. Просто кто-то вовремя останавливался, а кто-то думал, что футбол вечен.

Вилы, высекал, суставная сумка

– Менее полугода назад ты играл во Флоренции на стадионе «Артемио Франки». Сейчас же ты играешь в Минске на стадионе Аграрного технического университета.

– Не драматизируй. Я люблю футбол. Очень. Люблю искренне. Есть люди, которые боятся куда-то откуда-то падать. Мол, статус понижается. Не понимаю этого. Когда Стас Савицкий, который раньше судил в чемпионате Беларуси, позвал меня в свою любительскую команду, я больше всего интересовался коллективом. После пришел пару раз. Все оказалось весело, позитивно, приятно. Это главное. А падать… Любишь футбол – будешь в него играть везде. Когда вышел текст про «Запад-3», мне стали звонить знакомые футболисты: «Димон, а что это такое? Что за лига?» Я тоже не знал о существовании любительской лиги, в которой к тому же есть три дивизиона, плюс довольно толковая организация. Поэтому я не считаю, что низко пал. Все отлично. Не Лига Европы, но мне нравится. 

Пойми, это вопрос отношения. В прошлом году после травмы меня отправили в дубль. Можно было бы начать воротить нос, типа: что это такое, я из России приехал, а вы меня в дубль! Но зачем? Мне интересно играть в футбол. Да, хочется делать это на максимально высоком уровне. Но это не повод капризничать. Когда работал с дублем, мне было интересно участвовать в процессе. Подсказываешь молодому, а потом смотришь, как он интерпретируют твои слова на поле. Плюс у «Динамо» был очень сильный дубль. Реально хорошие пацаны. Я получал удовольствие, играя с ними. Ведь всегда приятно побеждать. И это касается всего: сборной, БАТЭ, «Крыльев», «Сибири», «Носты», «Динамо», дубля «Динамо» или любительской команды «Запад-3».

– Эта пуленепробиваемая любовь к футбол из твоего деревенского детства?

– Наверное. Я не знаю, как проходило становление у других сельских пацанов моего возраста, но в наших Михановичах в футбол играли все дети. Летом носились с утра до ночи. Знаю, мужички постарше до сих пор периодически собираются поиграть. Сельчанам вообще свойственен патриотизм. Вот история в подтверждение. Михановичи играли на первенстве района. И играли в любых условиях. Приезжаешь – поле усыпано коровьими лепешками. И что? И ничего. Задача двойная – оббежать соперника и желательно лепешку. Или, бывало, матч в разгаре, а тут бабулька идет. Стоишь и ждешь. Ведь она по этой тропинке еще со времен Хрущева ходит. Надо уважить старого человека. А однажды приехали в какую-то другую деревню и не нашли соперника. Игра была назначена часа на два. Сидим, помню, на стадионе – никого. На ближайших к стадиону улицах – тоже. Что такое?..

Раньше в деревнях детство получалось довольно жестким. Ножи, палки, вилы, топоры

Поехали по деревне. Нашли какого-то деда: «А где все?» – «Так свадьба у нас, хлопцы!» Отвел он нас на гуляние. А там реально столы накрыты, народу – вся деревня, гармонь ревет, аж меха рвутся. «Ребята, простите, что отвлекаем, но у нас же футбол». Мужички оказались молодцами и сразу же отреагировали. Кто домой сбегал, кто прямо из-за стола пошел на поле, кто босиком стал играть. По этому поводу условились, что мы будем в кедах, чтобы соперникам ноги не оттоптать. У них плюс ко всему человечка не хватало. Поэтому мы дали своего. Он нам и забил :). Победили 18:1. Вот это любовь к футболу.

В первенстве района вообще было очень интересно играть. Не знаю, как сейчас, но раньше домашняя команда давала двух судей, главного и помощника. А гостевая – одного, помощника. Да, какой-то подсвист в пользу своих случался. Но мне помнится противоположная ситуация. Мы приехали в чужую деревню, дали судью, и он в итоге так насудил, что недовольными оказались свои же. Да настолько, что мужички из наших Михановичей подрались между собой прямо на поле. Разнимали их все. Обе команды. Человек 30. Я такого в жизни больше не видел :).

У меня хата была возле клуба. Ну, ты понимаешь, что за этим следует. На такое количество драк насмотрелся – страшно. Слава Богу, участвовал редко. В те времена в деревнях детство получалось довольно жестким. Ножи, палки, вилы, топоры. Я всегда говорил родителям, что ухожу спать. Закрывал дверь, ждал, пока все затихнут, потом открывал форточку и сигал через забор на танцы. И вот один раз я шел на дискотеку и встретил товарища. Представляешь, он направлялся в клуб с косой наперевес – собирался бить обидчика. Красиво было. Он идет, а весь народ расступается перед косой. Очень эффектно.

Помню, как-то сплю. Сплю-сплю, а тут стук в окно. Я не понял, что такое. Поднялся. Смотрю – в окне товарищ. Открыл. «Что надо?» – говорю. – «Димон, а Димон, дай топор!» Насмотрелся, в общем. Однажды к нам приехали хлопцы из другой деревни. Понятно, кто-то их обидел – и понеслась. В толпе приезжих выделялся какой-то мужчинка. Видно, только из армии вернулся. Так он все бычил: «Ну, кто здесь?! Ну, кто? А?!» Толпа все расходилась, но после из нее появился кто-то из наших – и понеслась один на один. А потом – толпа на толпу. А после в темноте уже было не разобрать, где свой, а где чужой. Такое детство, что не дай Бог кому.

Были и несчастные случаи. У моего одноклассника брата убили ножом. Это же деревня. Там личные оскорбления воспринимаются очень остро. Особенно на фоне выпивки. Школа жизни. Кто-то вынес из нее уроки. А кто-то – нет, и продолжает с огромным удовольствием ходить на ту же сельскую дискотеку. Хотя, знаешь, оно вроде и жестко. Но при этом и душевно. То есть и жесткость в деревне повыше, чем в городе, но и душевность – тоже. Давно не был в Михановичах, правда, уверен, если приеду, люди будут здороваться и искренне интересоваться моими делами.

В деревне нас тренировал Борис Михайлович Лазарчик. Мой первый тренер, который предан футболу до сих пор. Понятно, ресурс кадровый был ограничен, команду одного возраста собрать он не мог. Потому устраивал соляночку – плюс-минус пять лет. Когда я учился в третьем классе, Борис Михайлович взял за руку трех лучших и повез в Минск. Первый день в «Смене» запомнился на всю жизнь. Был такой футболист Дима Силантьев. Играл в БАТЭ. А до того занимался как раз-таки в «Смене». И вот когда нас троих михановичских хлопцев привели в раздевалку и сказали, мол, ребята, будут тренироваться с вами, Сила встал и сказал: «А зачем они нам нужны?! У нас же свои есть!» И это в девять лет. Сила всегда был борзым :). Но после оказался отличным парнем – выделялся харизмой. Потом у меня были «Олимпия» и «Атака-Аура».

Но главное, это, конечно, юношеская сборная под руководством Александра Николаевича Башмакова. Прекрасная теоретическая база, прекрасная подача материала, прекрасный выбор футболистов. Глеб, Бага, Корниленко, Жевнов, Рожков, Калачев, Киренкин, Кирильчик, Сучков и еще много ребят, которые заиграли впоследствии. Катались по турнирам, что-то выигрывали. В Москве, помню, стали четвертыми. В четвертьфинале играли с мексиканцами. Так Саня Глеб протащил мяч через полполя и забил. Он уже тогда выделялся.

– Каким Глеб был по детству?

– Санька уникальный. Меня все время ставили играть против него персонально. Я рос тихим ребенком. Спокойно делал свою работу, без лишних слов, как мог высекал Глебаню. А он уже тогда обожал всех возить. Соберет вокруг пятерку и кружит с ней на плечах :). При этом Санин отец посещал все игры и иногда тренировки. А оба они – суперэмоциональные. Получается, батьке что-то не понравится – и он давай Сашу поливать с трибуны. Саня секунду потерпит – и в ответ. Если у меня получалось пару раз отобрать у Глеба мяч, начиналась такая семейная грызня, что я до сих пор ее вспоминаю и смеюсь. Саня остановится – и ревет на батю. Батя – в ответ. Ну, очень весело.

А вторым по силе в детстве был Леха Панковец. Реально. Мне кажется, Панкаро до сих пор так же мощно бежит. Глеб всех обматывал. А Леха – всех обгонял. Работоспособность бешеная. Брал мяч и по дороге до чужих ворот трех-четырех просто оббегал. Молодец. Такая вот сборная. Мы съездили на чемпионат Европы. А после нас начали разбирать по клубам.

Меня звали «Динамо-Минск», БАТЭ и «Славия». На то время – просто отлично. Три лучших команды страны. «Славия» была действующим чемпионом. Мозырь давал такие деньги, что я испугался, когда услышал. Помню, что первая зарплата в БАТЭ равнялась ста долларам. Моя мама тогда учила детей английскому в школе и получала 30. Понимаешь? В общем, получилось так: в БАТЭ пошли Жевнов, Бага, Глеб – и я с ними прицепом. Подумал, что со своими будет проще.

Все прекрасно понимают: если что-то пойдет не так, Капский никого и никогда не станет жалеть

Но потом началось. Я по детству был немного неправильным. На каком-то турнире травмировал плечо. Это повреждение свойственно хоккею. Если происходит, нужно шесть недель отходить в повязке. Меня с моим плечом вынесли с поля. Но через день ожидалась важная игра. Так что я сказал наутро: «Все! Неинтересна мне ваша повязка! Дайте играть». Дали. А потом врачи сказали: «Дорогой, ты разболтал суставную сумку. Сейчас плечо будет постоянно выпадать». Так все и произошло. Пришлось делать операцию. Одну, потом вторую. Мне 19 лет, а люди со стороны шепчут: «Заканчивал бы ты». Карьера толком не началась, а уже заканчивай. Не верят у нас доктора в футболистов почему-то.

Хорошо, что я выкарабкался. БАТЭ в мой первый борисовский год стал чемпионом. А я – юнец – торчу в больнице после операции. Для БАТЭ, по сути, никто. И тут в палату заходит главный тренер первой команды Юрий Иосифович Пунтус. У меня прям дыхание перехватило. Пунтус принес соки-фрукты, передал мне мою первую зарплату. Такое отношение тренера, конечно, вдохновило. Как после подобного огорчить Юрия Иосифовича? Как предать его? Как не доиграть за него эпизод? Никогда в жизни! Очень сильный поступок. Почти 15 лет прошло, а я до сих пор восхищаюсь его вниманием ко мне. Пунтус – мужик. Он верит в людей до последнего. Чтобы потерять доверие Пунтуса, надо сделать радикальную подлость. А так Юрий Иосифович поддерживает всегда и во всем. Люди, потерявшие его доверие, просто не понимают, чего лишаются. И вообще, мне с тренерами везло. Начиная от Лазарчика и заканчивая Журавлем. От всех взял что-то полезное. Всем искренне благодарен.  

– БАТЭ на стыке веков – это ведь не только Пунтус.

– Это еще и Капский. Правильно. Анатолич жесткий. В прошлом году ребята из «Динамо», которые не играли в БАТЭ, любили говорить, мол, вот у нас в «Динамо», когда не побеждаем, начинается паника, текучка и головомойки по всем фронтам. Я отвечал: «Пацаны, если «Динамо» станет чемпионом, в Борисове начнется то же самое». Анатолич жесткий. Все прекрасно понимают: если что-то пойдет не так, Капский никого и никогда не станет жалеть. В «Динамо» – то же самое. И это правильно. Большой клуб – большая ответственность. Это не вышел и мяч попинал его за большое количество денег. Нет. У Анатолича порой происходили очень интересные собрания. Вставить мог по полной программе. И это работало. И до сих пор работает. Вот перед финалом Кубка зашел в раздевалку и что в итоге? В итоге Кубок с победой 4:1 в финале.  

В Капском лично меня поражают глобальная осведомленность и внимание к футболистам. Когда говорят, мол, у них клуб, в котором председатель знает имена собак своих игроков, то это полностью про Анатолия Анатольевича. БАТЭ начал свою чемпионскую серию еще при мне, в 2006-м, и не отпускает «золото», несмотря на все усилия «Динамо». А усилия титанические. Не в обиду БАТЭ, но я провел два года в «Динамо» и думаю, что клуб ничем не уступает Борисову в плане финансов и инфраструктуры. Не говорю, что постоянные смены тренеров и закупки игроков пачками – это нормально. Но постоянное движение в «Динамо» лично для меня является свидетельством заинтересованности Юрия Александровича. Ему реально не пофиг, что бы там ни говорили про Чижа, будто у него куча успешных бизнесов, а «Динамо» – это сбоку бантик. Юрий Александрович отдал клубу огромное количество нервов и денег. Так что это явно не равнодушие.

Но БАТЭ все равно в топе. И это показатель. В спорте не бывает случайных вещей. Капский всегда хочет чего-то большего, никогда не успокаивается. Понимаешь, просто некоторые все эти истории про одержимость Капского БАТЭ пропускают мимо ушей, а я анализирую и восхищаюсь. С каждый годом все лучше понимаю, какая это машина. Вспоминаю старый борисовский стадион. Судейская там располагалась рядом с хозяйской раздевалкой. Проигрываем после первого тайма. Заходим в раздевалку. Тренер начинает говорить. А потом из-за двери доносятся звуки из судейской. А там уже стены трясутся.

Небольшое затишье – и спустя минуту в раздевалку вбегает разъяренный Капский. Мне было страшно. По-настоящему. Представляешь, дверь почти слетает с петель, из-за нее показывается Капский, ярость на пределе, глаза горят – ой, жуть. Хотя Капский понимал, что его темпераментность при заводке может кого-то обидеть, но всегда имел мужество на следующий день позвонить и попросить прощения. Он отходчивый. В «Динамо» в этом плане жестче. Если Юрий Александрович кричит, это почти вердикт. Скорее всего, человека в команде больше не будет. Если кричит Капский, шансы еще есть.

– Чиж в раздевалке «Динамо» – это событие?

– Юрий Саныч – да, заходил редко. И когда заходил, понятно, что происходили не самые приятные вещи. Я бы не хотел вдаваться в детали и что-то выносить из команды. Конечно, футболистам слова Чижа казались неправильными. Но он – руководитель и владелец. Он имеет полное право поступать так, как считает нужным.

Понимаешь, я не могу сказать, что крик или критика Юрия Саныч – это прямо приговор. Просто в «Динамо» существует очень много слухов, облако которых окутывает всех. Живешь себе, а потом в Стайки прилетает «А вот Юрий Саныч то». – «Угу», – начинаешь думать, что бы это могло означать. И все это доходит до тебя из девятых уст. И не факт, что с сохранением первоначального смысла. В обратную сторону эта система работает примерно так же. В каком виде новости из команды приходят к Юрию Александровичу, не знает никто. В этом смысле существует некоторая нервозность. Но я снова-таки уверен, что Чиж не обязан уделять время любому футболисту по любому вопросу. Если посчитает нужным, может кого-то вызвать. А так, это его клуб. В «Динамо» Чиж может распоряжаться людьми и кадрами, как хочет.

Недавно виделись с Лихим, и я сказал: «Немного жалко, что вы с Сашей Ермаковичем не попробовали легионерство. Думаю, у вас бы получилось»

Но это не повод для каких-то резких выводов и действий. Я был в дубле, был в первой команде и слышал, как некоторые молодые рассуждали: «Хочу играть, попрошусь в аренду». Я вклинивался в эти рассуждения: «Ну, уйдешь ты из «Динамо», так о тебе забудут за месяц». БАТЭ, «Динамо-Минск» и «Шахтер» – три команды, хороший сезон в которых может позволить построить себе карьеру. Мне это удалось. И когда я почувствовал, что здесь по целям, задачам и амбициям уже все, поехал в Россию.

Пивная лига, Глеб, «Мюнхен-1860»

– С кем вы делили номер в БАТЭ?

– Я жил с таким веселым парнем, как Саша Кобец. Все воспринимают Сашу молчуном. И он – действительно очень тяжелый человек. Не в плане характера, а в плане какого-то компанейского движения, эмоции. Из него всегда нужно вытягивать слова. Более-менее легко с Кобецом общаемся только мы с Максом Жавнерчиком и еще несколько солигорских ребят. Специфический человек. Все время молчит, но если скажет что-то, получается очень емко. Емко и трагически иногда :). Мы как-то летели с Кубка Содружества. Стояли в аэропорту, готовились к посадке. Выступили так себе, потому Анатолич бушевал.

Ходил по фойе, ловил ребят и начинал беседу в духе «Как мы так могли пролететь?!» И вот ему попался Саша. Анатолич старался, долго и зло говорил, как Кобец плохо отыграл на турнире, как у команды не получилось, как все не так. А Саша просто дождался, пока Капский успокоится, и с самым невозмутимым видом на свете произнес: «Анатолич… Травка покажет». Настала пауза, но потом даже Анатолич засмеялся. Действительно глубокая фраза. Зачем судить о силе команды по игре на синтетике зимой? Вырастет трава на полях, тогда можно делать выводы. Но эта Сашина невозмутимая физиономия у меня и сейчас перед глазами стоит. Кобец вообще все сделал на стиле. Сказал это «Травка покажет» и молча куда-то ушел по своим делам :).

С Сашей до сих пор держим связь. Отличный парень. Вообще, тогда у нас собралась классная команда. Я люблю вспоминать связку Ермакович-Лихтарович. Честно, я в своей карьере повидал много дуэтов опорников. Но эти двое впечатлили меня больше всего. Недавно виделись с Лихим, и я сказал: «Хорошо, что ты карьеру в одном клубе провел и стал его легендой. Но, честно, мне немного жалко, что вы с Сашей Ермаковичем не попробовали легионерство. Думаю, у вас бы получилось». Понимаешь, в лучшие годы Саша и Дима делали все настолько правильно, что это был высший класс. Первый намек на успех в Европе, когда мы прошли «Мюнхен-1860» и сыграли вничью с «Болоньей», во многом стал следствием слаженной работы в середине поля. Тот БАТЭ действительно побеждал благодаря опоре.

– Самый веселый человек из Борисова?

– Леша Бага. Леша Бага, Юра Жевнов и Саша Глеб. Вот компания, к которой я примыкал по возможности. У ребят удивительная эрудиция по части советских фильмов. Они могли говорить цитатами из комедий Гайдая. И подсадили на эту тему всю команду. С теплотой вспоминаю борисовские времена. Хорошая компания, хорошие достижения. Я очень благодарен клубу за победы. Это важно. Я вроде бы провел в «Динамо» пару лет, вроде бы выиграл какие-то медали, но вторые-третьи места – это… Правильно руководители клуба сказали на послесезонном банкете: «Есть первое место и есть все остальное». Согласен. Я свои чемпионства помню, будто они случились вчера и позавчера. А все остальные медали в тумане. Да, приятно, но не то.

Помню чемпионство 2006 года, с которого началась золотая серия БАТЭ. Мы, конечно, феерически обосрались в Солигорске. Вели 2:0, но сгорели 2:3. У «Шахтера» во втором тайме все получалась просто фантастически. А я еще и карточку ненужную получил, которая оставила бы меня без права участвовать в золотом матче. Так что Анатолич отчитывал меня при всех в раздевалке. Я чуть сдерживался. Критика плюс, как тогда казалось, упущенное чемпионство. С трудом контролировал эмоции. Когда ехали домой, все были понурыми. Просто никакое настроение. Мысленно готовились к золотому матчу с «Динамо». Было очень мрачно. И когда кто-то сказал, что Минск закончил 0:0 в Бресте, в салоне началось сумасшествие. Я такого больше не помню. Просто раньше чемпионства БАТЭ были более выстраданными, поэтому и вспоминаются ярче. А сейчас успехи Борисова кажутся рабочими моментами. Как-то легко у ребят все получается. Наверное, оттого все и хотят, чтобы у Борисова появилась реальная конкуренция. Это намного зрелищнее. 

Да, хорошая была команда. На галерочке в автобусе сидели опытные ребята во главе с Сашей Федоровичем. Наверное, не было в БАТЭ молодого, который бы не побывал у него на даче. А в «Динамо» мы чуть ли не силой собирали пацанов, чтобы посидеть после матча: «Пять минут побудь с командой, чаю попей и лети уже по своим делам». А в старом БАТЭ Федорович просто объявлял: «Собираемся у меня в «Зеленом». И все безо всяких вопросов организовывались и ехали. Если назавтра надо на тренировку, значит, с утра на электричке чешем в Минск. В нынешнем «Динамо» с этим тяжелее, хотя в прошлом году у нас вырисовывался неплохой коллектив. Серьезно, это очень большое достижение Владимира Ивановича Журавля. Я часто слышал, как белорусские игроки хвалили белорусского тренера. Но в прошлом году к Журавлю прониклись и иностранцы. До сих пор, когда встречаю ребят в Минске, слышу от них восторг по поводу Владимира Ивановича. В «Динамо» подобное единение из-за постоянной текучки случается редко. Так что я очень благодарен тренерскому тандему Журавель-Дулуб-Горелов. Мне нравилось работать под их началом. Жаль только, чемпионами не стали.

Правильно Сыроквашко сказал, это пивные лиги. Отыграл, сделал две банки – и пошел. Это не футбол

Я вот теперь понимаю, что главной моей ошибкой в «Динамо» была излишняя забота о других. В какой-то момент я начал думать о ребятах, а не о себе: «Так-так-так, как бы нас всех собрать, чтобы пацаны почувствовали ответственность друг за друга? Так-так-так, как повлиять на парня, чтобы он сыграл получше? Как достучаться до молодого? Ну, как? Как?» В итоге отбрасываешь себя и тупо тренируешься, чрезмерно загоняясь. В какой-то момент я понял, что начал хуже играть потому, как стал слишком много думать.

– Если говорить о коллективе, то с борисовским, наверное, сравнится только самарский.

– Первый раз в моей жизни получилось так, что я не попадал в состав, но в коллективе чувствовал себя нормально. Сижу с пацанами, отдыхаю душой. Остаюсь один, начинаю грузиться из-за того, что не играю. Коллектив меня по-настоящему лечил. Саня Глеб, Корнила, Верх, Верема – белорусы формировали атмосферу, остальные ребята подтягивались. Здоровское было время. Кто бы что ни говорил о чемпионате России, но, помню, выезжаешь на матч, а болельщики стоят по краям дороги с файерами и провожают до стадиона. Представляешь, чтобы люди в Минске стояли на Партизанском проспекте и так провожали «Динамо» до «Трактора» на игру? Нет же. В этом плане в белорусском футболе что-то неправильно. Люди не знают, какая у тебя рабочая нога, но знают, сколько и за что тебе платят.

У меня есть товарищ из болельщиков БАТЭ. Серега Помидор. Мой большой дружище. Как-то мы разговаривали по этому поводу. Он сказал умную вещь: «Люди, которые знают все зарплаты, могли бы попробовать посвятить себя футболу с шести лет. Дождь, снег, слякоть, жара – тренируйся, выполняй объем. Будь готов, что в люди выбьются лишь единицы. И только эти единицы смогут получать за свое любимое дело нормальные деньги. И то под угрозой вреда здоровью». Да, это вечный спор. Но я соглашусь с Серегой. Вот по Беларуси если не высшая лига, то что? Первая и вторая, где ребята играют за хлеб? Правильно Сыроквашко сказал, это пивные лиги. Отыграл, сделал две банки – и пошел. Это не футбол.     

– Так что Самара?

– Природа, река, шашлык, рыбалка, Саня Глеб. Давай расскажу тебе историю. Руководители окучивали его по поводу продления контракта. Не знаю, чего Саня не соглашался. Не мои дела. В общем, Глеб спокойно ходил себе по базе, ожидая предложения Самары. А жил он на втором этаже. Сашины окна и балкон выходили прямо на лужаечку. И вот Глеб как-то вернулся с рыбалки, почесал голову и задумчиво так произнес: «Димка, скажу я им вот что: если выроете мне перед моим балконом озерцо вместо лужаечки и запустите туда рыбку, чтобы я прямо из номера ловил, по-любому останусь!» :) Санек – человечище. Абсолютно простой, несмотря на свой статус. Общаться с ним очень легко и всегда приятно, Глебаня на позитиве. Это важное качество. 

Серега Веремко. Отличнейший человек. Отличнейший вратарь. Мне немного жаль, что он не уехал в «Спартак». Москва интересовалась. А я пытался на него повлиять: «Серега, помнить будешь всю жизнь! В Беларуси есть «Динамо-Минск», БАТЭ и все остальные. Но это Беларусь. А тут великий русский клуб! Езжай». Не знаю, чего Сережа не захотел. Все говорил: «Меня в Самаре любят, любят меня». – «Ну, понятно, что любят. Так ты покажи, что ты вырос в Самаре и зарекомендуй себя на новом уровне, вся Волга будет тобой гордиться». Поэтому мне и немножко жалко. Понимаешь, первые полгода в Самаре Серега был фантастичен. Я в жизни не видел такого уверенного вратаря. Мало того, что сам тащил, так ему еще и перло. Офигеннейший кураж, который нужно заслужить. Силища. Настоящий вратарь. Во всех смыслах. К Серому нужен подход. В Самаре молодежь его побаивалась немножко :). Потому что Сережа, если ему что-то не нравится, не скрывает этого. Говорит, как есть. Представляешь, мы с Серым занимались в одной детской школе, а сошлись только спустя десять лет в другой стране. И сейчас мы прекрасно общаемся. Поэтому я очень хочу, чтобы Серый нашел себе команду и еще покуражился.

Димка Верховцов очень быстро освоился в коллективе. И это несмотря на первый легионерский опыт. Помню, как все в Самаре удивлялись Диминому умению играть головой. А это ж целое искусство. Выпрыгнул, завис – и как дал. У Верха есть такое умение. Плюс удар со второго этажа сильнейший.

А вообще, ко многим людям нужен подход. Их нужно узнать. Верем такой. Корнила, кстати, тоже. Мы с детства знакомы. Стали пересекаться с первого созыва юношеской сборной Башмакова. Но, как и с Веремко, разобщались только в Самаре. Честно скажу, таких бескорыстных людей, как Корнила, я не встречал. Человеческие качества сумасшедшие. Никогда не думает о собственной выгоде.

– Каково было жить первое время без такой среды?

– Меня страшно ломало после расставания с «Динамо». Всего крутило. Не мог места найти. Организм больше, чем за десять лет, привык, что зимой у него Турция и пахота. А тут ты один. Январь, февраль, март были страшными месяцами. От отчаяния я был готов ломать собственные принципы и соглашаться на варианты в духе «чем смогу, помогу». Слава Богу, подумавши, решил, что играть без цели – неправильно. Споткнуться и превратиться в одного из обитателей болотца, когда ты доволен тем, что получаешь зарплату раз в месяц… Один очень умный тренер, когда узнал о моем простое, рассудил: «Может, ты и правильно делаешь. Люди хоть запомнят тебя как уровнего футболиста. А так бы еще год-два поиграл – и растворился бы в первой лиге».

– А так закончил победой над «Фиорентиной».

– Меня это греет. Серьезно. После матча во Флоренции я говорил: «Возможно, это моя последняя игра». Ребята не верили. Хотя я прекрасно понимал, что «Динамо» не предложит новый контракт. Слушай, честно, меня и сейчас ломает. Даже когда смотрю, как ребенок играет. Футболиста в себе я не убил. Это факт. Но деньги мне абсолютно не важны. Понимаю, что уже не заработаю футболом чего-то большого. Иногда по этому поводу говорю жене: «В команде, которая ставит задачу, играл бы за сто долларов». Если в 33 года я пойду в средний клуб, то обратно в БАТЭ или «Динамо» меня не возьмут. Это будет способом тупо доиграть, пока совсем не осреднеешь там и не перестанешь получать места в стартовом составе.

– Главный вопрос: ты закончил?

– Это самый страшный вопрос для футболиста. Меня ведь никто не заставляет на него отвечать… Я живу в своем нынешнем статусе, я в форме, я играю за любителей, я не загадываю. Всякое может случиться. Может, кто-то уговорит меня поиграть за команду не самого серьезного статуса, но с самой серьезной заинтересованностью тренера во мне. Плюс недавно я подал заявление на прохождение тренерских курсов. Хочу получить категорию B. Есть футболисты, которые думают: «Я много у кого играл, смогу тренировать». Я же отдаю себе отчет, что сейчас как тренер, может, и не ноль, но около того. Тем более в ситуации, когда такие заслуженные люди, как Журавель и Кубарев, не могут найти себе работу.

Да, меня порой еще подклинивает, но вообще я в порядке, уже успокоился. Начал на многие вещи шире смотреть. Все-же так отдавался спорту, что многого не замечал. Недавно сказал жене: «Слушай, оказывается, после футбола есть жизнь. Интересная жизнь, разнообразная». Я теперь могу увидеть лето. Могу солнцем насладиться. Погулять с ребенком, не думать о том, что на выходных игра, больше улыбаться. А улыбка в наше непростое время – это самое главное.

Фото: Яков Терешенко, Иван Уральский

РЕЙТИНГ +127

Свежие записи в блоге

15 октября 2015 22:49
Александр Хацкевич: «Настроение Глеба, который говорит, что нам трындец в новом цикле, меня не устраивает»

8 октября 2015 23:15
Ярослав Романчук: «Любая сборная Беларуси может остаться в прошлом. Будем выступать под другими флагами»

30 сентября 2015 04:19
Филип Младенович: «Игра с «Гранитом» для нас важнее матча с «Ромой»

23 сентября 2015 11:20
Александар Евтич: «Я уже разговариваю на русском лучше Младеновича. Мы с ребятами поставили на нем крест»

21 сентября 2015 23:36
Сергей Новиков: «Пока не знаю, чем займусь на пенсии. Но точно перестану смотреть чемпионат Беларуси»

16 сентября 2015 22:37
Вадим Галыгин: «Белорусам надо больше ценить и оберегать себя. И меньше трындеть»

15 сентября 2015 11:29
Лявон Вольскі: «У нас толькі адна сапраўдная зорка. А Домрачава толькі крышачку паззяла пры ёй»

4 сентября 2015 23:58
Александр Мартынович: «Самый техничный защитник сборной? Плюс-минус мы все приличные топоры»

3 сентября 2015 17:35
«Корнила оставил без газа всю Самару». Тренировка самой водостойкой команды мира

31 августа 2015 11:12
Сергей Веремко: «Предложу грекам Ковалевича. Таких подкатов они в жизни не видели»

Сегодня родились