Блог Никиты Мелкозерова о любви к Родине

Теги Торпедо-БелАЗ Вячеслав Глеб Игорь Криушенко Артем Концевой Дмитрий Щегрикович Александр Яцкевич Михаил Хлус

Артем Концевой: «Тренер просто прикрыл свою задницу игроками»

Интервью, после прочтения которого у Игоря Криушенко отвалятся усы, – экс-форвард «Торпедо-БелАЗ» выговорился Никите Мелкозерову.  

– Мне кажется, будет правильно со старта поблагодарить болельщиков «Торпедо», которые поддерживали команду и в хорошие, и в не очень хорошие времена. Большое спасибо. Но это спорт. Иногда приходится менять команды. Так что да, я больше не игрок «Торпедо-БелАЗ».

Эта история началась в Бресте (поражение 1:2 – Tribuna.com). После матча мы пришли в раздевалку. Сидели еще в форме. Обдумывали произошедшее. И вот тогда тренер вдруг объявил, что Щегриковичу, Яцкевичу и Даценко не продлят контракты. Я решил подойти к Криушенко: «Николаевич, может, давайте как-то уладим? Все-таки в прошлом году мы практически этими же людьми заняли четвертое место… Да, неудачно выступили в Лиге Европы, но такое бывает. Плюс ко всему вы убираете людей, которые играют на уколах конкретно за вас».

Чтобы было понятно, у Димы Щегриковича незалеченная травма. Но он вышел на поле в Бресте. Другой бы отказался, а Дима решил играть через не могу. Надо отметить, травма Щегрика довольно давняя. Он получил повреждение перед матчем с Бобруйском (поражение 0:3 – Tribuna.com). Прямо на разминке. А Криушенко в своем выступлении перед болельщиками выставил Диму каким-то отказником. Хотя это не так. Дима будет играть с любой травмой, если ее степень позволит более-менее нормально передвигаться. И бобруйская ситуация была следующей. Криушенко, несмотря на свежую травму Щегриковича, все равно хотел выпускать его на поле после перерыва. Щега, естественно, не смог.

И повреждение оказалось довольно серьезным. После Дима пропустил месяц. Затем потренировался три, может, четыре дня перед «Кукеси» и полетел в Албанию. А через трое суток уже играл с «Нафтаном». Естественно, физически Дима не был готов до конца, потому провел не весь матч. И тренер, что важно, не выразил никаких претензий. Следующая игра – ответка с «Кукеси» – прошла без Димы. И вот матч в Бресте. Накануне Щега наверняка чувствовал боль. Но все равно дал добро на свое участие. Знаю его давно. Это человек, который будет играть, несмотря на любую боль. В общем, с «Динамо» у нас не пошло с самого старта. В итоге Криушенко поменял Щегу на 30-й минуте. Хотя сам прекрасно знал, в каком состоянии Дима находится. И после того, как футболист вышел играть на уколах за тренера, этот самый тренер решил отказаться от него…

Вот такая история. Странная довольно. Потому как после упомянутой игры с «Белшиной» состоялось собрание, на котором появился один из руководителей завода БелАЗ Александр Батюк. Тогда Криушенко объяснил ему наши проблемы следующим образом: «У меня нету Димы Щегриковича, который может сыграть нестандартно». И вот теперь я никак не пойму, как Дима сумел растерять все свои качества, которые так ценил Криушенко, за всего-то полтора месяца… 

Еще один человек, из которого сделали виноватого, – Саша Яцкевич. Хороший трудолюбивый парень. Санька сломался ближе к концу прошлого года. Пришлось оперировать паховые кольца. Штука серьезная. Предполагала специальную реабилитацию. Но, понятное дело, клуб не дал на нее денег. Саша более-менее восстановился, вроде был готов к сезону, но начались боли. Иногда такие вещи происходят. Из сложившейся ситуации есть только два выхода: либо дать паузу, либо играть через боль. Саша стал играть через боль. И ради кого все это? Ради тренера. А потом оказывается, что Саша виноват в бедах «Торпедо».

Глеб прямо на поле посылает Криушенко куда подальше, а на трансфер выставляются Щегрикович, Яцкевич и Даценко

Мне непонятна эта ситуация, как непонятны и нарушения дисциплины на поле, которые уничтожают нормальный микроклимат в команде. Я надеюсь, после этого интервью Слава Глеб начнет вести себя в коллективе немного по-другому. Нужно же когда-то меняться. Нужно уважать своих партнеров и на поле, и за его пределами. А все эти: «Блин, сколько можно?! Я им моменты создаю, а они ни хрена не забивают!» никому на пользу не идут. Я давно знаю Славу. Лет с 16-ти. И раньше он таким не был. Это первый момент.

Второй момент, который очень сильно завел меня. Это произошло в уже упомянутом Бресте. В каком-то эпизоде Игорь Николаевич стал давать указания с бровки, а Слава в ответ просто послал его на три буквы. Шел второй тайм. Честно, я ожидал, что последуют хоть какие-то воспитательные санкции. Но Криушенко так ничего и не сказал Глебу. Не знаю, почему. То есть Глеб прямо на поле посылает Криушенко куда подальше, а на трансфер выставляются Щегрикович, Яцкевич и Даценко, которые работали без лишних слов.

Если продолжать говорить о микроклимате, можно вспомнить процедуру капитанских выборов, которая прошла перед сезоном. Есть два варианта ее проведения. Либо прямое назначение в исполнении тренера, либо голосование команды. Мы решили голосовать. Капитаном был избран Дима Щегрикович. Вице-капитанами – Глеб и я. Но почему-то в Солигорске при живом Щегриковиче повязка оказалась на руке у Глеба.

Ситуация в Бресте стала для меня краем. Хотя и до того хватало неприятных моментов. Славе позволялось не посещать заезды. Почему? Он ведь игрок «Торпедо» с таким же контрактом, что и остальные пацаны? Почему они должны перед матчем оставлять свои семьи и ехать в какую-нибудь гостиницу на ночлег? Мне, может, тоже хочется лишний вечер побыть с детьми. Но есть понятие коллектива, которое лежит в основе командных видов спорта. И оно очень важно, если ты хочешь добиться результата. Честно скажу, мы с пацанами не говорили по этому поводу с Глебом. Потому что Славой должны заниматься не игроки. Славой должны заниматься тренеры и руководители. Это воспитательный процесс. А его отсутствие означает, что тренеру просто наплевать. Если бы Криушенко взял Славу в узду, тот играл бы намного лучше. Честно, я не знаю, почему Николаевич позволяет Глебу столько свободы. Да, Слава – хороший футболист, ничего не могу сказать, но есть такой футбольный термин «партнер». И иногда ради партнеров надо грызть землю. Это очевидные правила спортивной жизни.

Мне это непонятно. Это задевает. Это бардак. Этого не должно быть в коллективе, который собрался что-то выигрывать. Любой конфликт нужно душить на корню. Безусловно, мужской коллектив не может обойтись без конфликтов. Не верь тому, кто говорит обратное. В БАТЭ и МТЗ-РИПО моих времен тоже происходили конфликты. Но в тех командах было кому душить их в начальной стадии. В итоге все заканчивалось нормально. А в Жодино воспитательный процесс отсутствовал. Поведение Славы Глеба – как показатель. Хороший индивидуально сильный футболист, но не командный игрок. А в футболе результат достигается только за счет единения.

Просил Криушенко поступить со Щегой и Яциком по-человечески. Он меня не послушал

В общем, долгое время в Жодино все было нормально. Все игроки устраивали тренера. А потом он вдруг прямо в раздевалке объявил о расставании с некоторыми из них. Еще раз: я просил Криушенко остыть. Впереди были два выходных. Времени подумать и сделать все максимально дипломатично хватало. Но Игорь Николаевич сказал мне, что его решение о расставании со Щегой, Яциком и Даценко назревшее и взвешенное. Понимаешь? Один матч с Брестом – и такие перемены. Странно. Ведь когда говорилось о прошлогоднем почти пьедестале, использовалось слово «мы». А теперь, когда надо найти виноватых, речь ведется только о футболистах…

В общем, прошел матч с Брестом. Прошла пара выходных. Мы собрались на восстановительную тренировку в Жодино. Команда переодевается на стадионе «Торпедо». Все вроде спокойно. Нам сказали: «Ребята, переодевайтесь, готовьтесь к занятию, а руководители и тренеры пока сходят на встречу с болельщиками. Если кого-то из вас попросят, мы пригласим». Ну, ладно – сидим. А ребята из болельщиков, понятное дело, отправились на встречу с телефонами. Кто-то что-то стал выкидывать в сеть. В итоге, из этого начали появляться новости. Получается, мы, сидя в раздевалке, пока руководители находились на встрече, через интернет узнали, что Яцкевич и Щегрикович выставлены на трансфер. Понимаешь? Люди готовятся к тренировке. Сидят в кипе и бутсах, а тут такое. Да, после Бреста было ясно, какое решение примут начальники. Но я не понимаю, почему люди узнают новости о себе не от руководителей вживую, а от журналистов через интернет. Честно, я думал, что вот сейчас придет Николаевич и в раздевалке сделает объявление. Но ничего такого не произошло.

Знаешь, еще более дикой ситуацию делало присутствие новичков. Хачатурян сыграл всего один матч, Скавыш и Демидович только-только подписались – и пацаны видят такую несправедливость. Не знаю. В итоге, поехали на тренировку. Поля, на которых мы занимаемся, находятся за железнодорожным переездом. Когда у команды баня, берем вещи с собой, а закончив, сразу же разъезжаемся. На полях Криушенко устроил построение и перед всеми, новичками в том числе, объявил о решении руководства, которое мы и так знали.

Я не мог смолчать, тут же включился и сказал Криушенко про вещи, которые выше уже упомянул, – про микроклимат в команде, про пихач своим же на поле, про игру пацанов на уколах. Он меня послушал, но сказал, что принял окончательное решение. Мне это непонятно. Людей посреди сезона выкинули на улицу. Набрали новых. При всем уважении к пришедшим пацанам, но что теперь изменится? «Торпедо» резко станет бороться за чемпионство? Я просил Криушенко поступить со Щегой и Яциком по-человечески. Он меня не послушал. Я в ответ сказал: «Хорошо, тогда я тоже увольняюсь». – «Ну, хорошо. Увольняйся. Я тебя держать не буду». Я развернулся и ушел мыться. Надоел этот бардак. Надо было как-то реагировать…

Игрок должен четко знать: если во время матча ему оторвет голову на поле, клуб пришьет ее обратно

Знаешь, кстати, что? Славы Глеба почему-то не было на той тренировке. Мне обидно. Потому что я перед всей командой сказал Криушенко: «Футболист посылает вас, а вы никак не реагируете!» Николаевич стал обещать, что поговорит со Славой. Но я знаю, как эти разговоры происходят. Хи-хи-ха-ха – и вся суть растворяется в смехе. Может, кому-то не понравится такая правда. Но я просто излагаю факты… После моего ухода Щегрикович и Яцкевич еще вели какой диалог с Николаевичем. Но буквально минут через пять покинули поле и присоединились ко мне.

Еще момент, который я хотел бы проговорить. Дима и Саша играли за тренера с травмами. И травм этих при мне в «Торпедо» случилось довольно много. Сосновский порвал кресты и выбыл на большой срок, Челядинский – то же самое. Ребята получили повреждения в играх за клуб. Но клуб при этом никак не может им помочь с оплатой операций. А если нет, то что? Прооперировать колено в Минске? Ты сам понимаешь, что это равносильно завершению карьеры. Стандартная реакция на серьезную травму в «Торпедо»: «Извини, мы тебе ничем не можем помочь». Никакой страховки. Хотя, как по мне, должно быть так: игрок четко знает, что если во время матча ему оторвет голову на поле, клуб пришьет ее обратно. Вот тогда ребята будут убиваться на поле. Хотя и без этого за мои полтора года в Жодино ни один парень из «Торпедо» ни разу не убрал ногу в борьбе. Знаю, болельщики любят пихать, мол, футболисты не выкладывались, но не могу с ними согласиться.

Понимаешь, нынешнее Жодино – это фанаты отдельно, игроки отдельно, руководители отдельно, тренеры отдельно. Есть проблемы с наиболее активными болельщиками. Периодически они просто отказываются воспринимать команду. Прямым текстом говорится: «Мы – «Торпедо», а вы – просто бригада старых наемников». Слушай, так эти старые наемники в прошлом году чуть не залезли на пьедестал! Я не против фанатов и болельщиков. Я не против встреч с болельщиками вроде той, которая прошла на неделе. Но не надо всей этой агрессивности. Нас в прошлом году обвиняли, будто команда сдала игру «Городее». Честно скажу, за такое реально хочется дать в морду. Вообще-то, подобные вещи надо подкреплять доказательствами, а не порочить имена людей из-за своих эмоций.

В общем, за последнее время наслушался обидных вещей. Еще и Криушенко сказал, что я уже выработал свой ресурс… Ну, это смотря на какой позиции. Если говорить о полузащите, то мне никогда не нравилось там играть. Я изначально нападающий. Да, в нынешнем сезоне не блистал. Хотя, в принципе, не блистали все. И вообще, есть повод задуматься, почему неплохие по белорусским меркам футболисты собрались в одной команде и вдруг замолчали. Матвеенко – ноль голов, Яцкевич – ноль голов, Васьков – почти ноль голов. Странно ведь. Ситуация на самом деле простая. В футболе такое часто происходит. Все хорошо – никого не трогают. Все плохо – нужно найти виноватых. Можно сказать, что тренер «Торпедо» прикрыл свою задницу игроками.

Только недавно нам отдали зарплату за март. Премиальные должны за весь прошлый сезон

Вообще, в последнее время клуб стал очень шумным. Вот тема с Татуром, например. Честно, мне кажется, тренеры и руководители вообще не должны обращать на это внимание. Ну, сказал человек. Ну, и что? Я тоже не очень с ним согласен. Но ведь каждый человек может высказать свое мнение. Мне, допустим, не очень нравится, как Татур комментирует. Я говорю об этом. Татуру не очень нравится, как я играю. Он говорит об этом. Я сказал, он сказал – нормальный процесс…

При всем нынешнем негативе у меня нет претензий к директору Михаилу Хлусу. Михаил Евгеньевич никогда не вмешивался в тренировочный процесс. Тихо делал свою работу. Когда оформляли мое увольнение, нормально поговорили. Получается, в четверг я собрал всю экипировку, сдал ее в клуб и уволился. Ну, да – экипировку сдал, а расчет, естественно, не получил. Только недавно нам отдали зарплату за март. Премиальные должны за весь прошлый сезон. Вот такая финансовая ситуация.

В общем, с «Торпедо» у меня все. Но я не испытываю расстройства. Я сам принял решение уйти. Очень важный момент. Не «Торпедо» рассталось со мной. А я расстался с «Торпедо» по собственному желанию. Потому что надоел этот бардак. Я не мог больше терпеть. Я не держался за свое место или какие-то деньги. Как говорил Верещагин, мне за державу обидно. Ведь нужно себя уважать. А то у нас пошла тенденция: во всем виноваты игроки, игроки не того уровня, игрок то, игроки се. Слушай, так а какого уровня тренер, если долгие годы не выигрывает ничего? Есть же какое-то тренерское искусство. Если хочешь как-то подняться, игроки должны при тебе прогрессировать, насколько я понимаю…

И вот еще, кстати, что: считаю, в «Торпедо» собраны действительно хорошие игроки. Именно поэтому мне захотелось стать на защиту пацанов. А то у нас, как в СССР. По телевизору сказали – все верят. Тренер сказал – значит, правда. Я просто высказал свою точку зрения. Теперь болельщики «Торпедо» и люди, которым интересна нынешняя ситуация, могут решать, кому верить.

Фото: Надежда Бужан, Дарья Бурякина, Екатерина Гарбулько, Иван Уральский.  

РЕЙТИНГ +302

Свежие записи в блоге

15 октября 2015 22:49
Александр Хацкевич: «Настроение Глеба, который говорит, что нам трындец в новом цикле, меня не устраивает»

8 октября 2015 23:15
Ярослав Романчук: «Любая сборная Беларуси может остаться в прошлом. Будем выступать под другими флагами»

30 сентября 2015 04:19
Филип Младенович: «Игра с «Гранитом» для нас важнее матча с «Ромой»

23 сентября 2015 11:20
Александар Евтич: «Я уже разговариваю на русском лучше Младеновича. Мы с ребятами поставили на нем крест»

21 сентября 2015 23:36
Сергей Новиков: «Пока не знаю, чем займусь на пенсии. Но точно перестану смотреть чемпионат Беларуси»

16 сентября 2015 22:37
Вадим Галыгин: «Белорусам надо больше ценить и оберегать себя. И меньше трындеть»

15 сентября 2015 11:29
Лявон Вольскі: «У нас толькі адна сапраўдная зорка. А Домрачава толькі крышачку паззяла пры ёй»

4 сентября 2015 23:58
Александр Мартынович: «Самый техничный защитник сборной? Плюс-минус мы все приличные топоры»

3 сентября 2015 17:35
«Корнила оставил без газа всю Самару». Тренировка самой водостойкой команды мира

31 августа 2015 11:12
Сергей Веремко: «Предложу грекам Ковалевича. Таких подкатов они в жизни не видели»

Сегодня родились