Блог Heavy bald

«Mamma mia, тут по-любому родился терминатор». Младенович на заводе БАТЭ

Веселые попытки сербского защитника овладеть технологией холодного выдавливания и произнести слово «штангенциркуль».

Вокруг звучат малознакомые комбинации слов. Устроители нашей экскурсии говорят, что надо ехать на «вторую площадку». Ну, хорошо. На вторую так на вторую. Лишь бы только жар, которого в достатке на улице, убавил свою интенсивность. Пакуемся в «Тигуан» с кондиционером спасительной мощности.

– Mamma mia! – на итальянском восклицает чистокровный серб Филип Младенович и продолжает на русском. – На улицэ сорок! Сто процентов! В Белграду тоже так – кОшмар. Но в Белграду такое долго. А в Минску у прошлом году, когда я токо пришел, так не было, как сейчас.

– И как вы тренируетесь такой погодой?

– Как надо :).

Младенович изнывает от жары, но держится бодро и сразу же включается в разговор, когда появляется возможность для юмора. Очень легкий человек. Вместе с нами потеют еще как минимум трое рекрутированных в качестве экскурсоводов сопровождающих. Главный инженер, начальник производственного управления и «вождь профсоюзов». С учетом цеховых вожаков и желающих сфотографироваться или взять автограф у Младеновича делегация периодически разрастается до девяти-одиннадцати членов. Впечатляет. Прямо как по телевизору в правительственных репортажах.

У нас с фотографом по непривычке ощущения совершенно странные. У футболиста – по привычке совершенно обычные. Ему нравится. Свой первый автограф Младенович дает, когда расписывается в журнале по технике безопасности.

– Вы попали на производственный объект. Хочу предупредить: если с вами что-то вдруг произойдет, будете нести ответственность за себя :), – широко улыбается главный специалист по охране и промышленной безопасности. – Производство опасное, но мы обходимся, слава Богу, без травм.

После следует немилосердное предложение надеть защитные куртки. Они спасают от налетов хищной стружки.

– Жарко, может, без робы обойдемся? – последняя попытка избежать эффекта сауны.

– Нет, ну они же на производство пришли!

– Умирать так умирать.

На второй площадке находится производство утеплительных материалов Bateplex.

– Основная продукция завода – стартера, генераторы и прочая электротехническая продукция, – поясняет главный инженер Дмитрий Иванов. – А это утеплительные материалы. Наше новое направление.

Объектов, по сути, совсем чуть – один. Просторный цех, по конвейеру которого тянется нескончаемая полоска голубого утеплителя. Вокруг жарко и шумно.

– Ваша продукция использовалась при постройке «Борисов-Арены»?

– Да. В ложах и при возведении фасада.

По дороге к машинам главный инженер, рассказывает, что завод обеспечивает себя электроэнергией самостоятельно. А потом указывает на образцы сельхозтехники: «Это опрыскиватели для химической защиты растений и внесения жидких удобрений. Абсолютно новое направление для предприятия. Пытаемся развивать».

***

Едем на первую площадку. Младенович дает третий за время экскурсии автограф. Сыну водителя «Тигуана». Тот просит указать получателя.

– Каму?

– Евгений.

– Эвгени?

– Е.

– Нормално. Вот, – Филип протягивает визированную тетрадку в клеточку.

– Спасибо.

– Пажалста.

Первая площадка – исток завода БАТЭ, его хрестоматийное выражение. Все по хардкору – стартеры и генераторы. Выбравшись из машины, футболист видит административное здание, в котором находится кабинет Анатолия Капского.

– О, ми сечас, где Анатолич?

– Да.

– Я тут бил, – довольно щурится от солнца игрок.

Экскурсоводы вливают в сербские уши Младеновича большой объем информации на русском языке. Защитник постоянно кивает в ответ.

– Интересно?

– Да-да.

– Понимаешь что-нибудь?

– Да-да. Нормално :) , – у Младеновича очень мультяшное русское произношение. Дети были бы в восторге, услышав.

– С правой стороны у нас ремонтно-механический цех, – объясняют сопровождающие. – Если надо, сами все чиним. А тут пошло производство деталей. Мы дадим вам потрогать. Но аккуратно, они горячие.

Младенович трогает. Аккуратно. Детали действительно горячие.

– А это участок «Кайзера» – холодное выдавливание. Наш третий цех.

Вокруг аппараты, похожие на те, которые показывали в советских фантастических фильмах. Хочется кричать: «Алиса, миелофон у меня!» Младеновичу не хочется. Он вырос в другой стране. Но он тоже в восторге.

– Красава, красава! – периодически повторяет впечатленный футболист.

Непонятные машины оказываются аппаратами, в которых производится обработка алюминиевых и чугунных деталей. Все автоматизировано. Оператор задает параметры обработки и ждет итога операции.

– Школя-школя, – отчего-то заводит серб.

– Очень серьезная школа, – соглашаются заводские работники. – Надо знать, где находится координата x. Где находится координата z. Помните геометрию?

– Да.

– Ну, вот. Через 30 секунд будет готово. Покажем, что получилось.

– Прекрасна.

Створки камеры раскрываются – и нам показывают произведенную заготовку. Эффектно. Прямо по Стивену Спилбергу.

***

Попадаем в цех, в котором делаются якоря для генераторов и стартеров. Тоже полностью автоматизированный. Чистый и относительно нешумный.

– У кого самая тяжелая работа на заводе?

– У грузчика, – отвечает один из сопровождающих. – Если говорить о непосредственной связи с производством, то у литейщика. На литейке довольно жарко. Правда, объемы производства небольшие, так что там работают не все машины. Литейка не полностью автоматизирована, потому приходится прилагать физическую силу. Еще тяжело в автоматном цеху. Бруски по 2,5-3 метра. Диаметр – 28-29 см. Этот брусок надо вручную установить, посмотреть, проверить. Не самое простое занятие.

В зависимости от стажа, дисциплины и прочего карьерного намолота литейщики завода БАТЭ получают от шести до восьми миллионов белорусских рублей.

– Средняя зарплата по заводу – порядка пяти с половиной миллионов, – говорит главный инженер. – Помимо литейщиков, хорошо оплачиваются вспомогательные специалисты – квалифицированные наладчики, квалифицированные слесаря, квалифицированные электрики. Их мало, оттого ребята получают выше среднего.

Гуляя по цехам, Младенович приходит все в больший восторг.

– Тут можна работать! – улыбается Филип. – Очэнь интересна.

– Так попробуй.

– Я буду работать толко там, где кампутэр. Нажал на кнопку – и ждать 15 минут :).

– Только сразу договаривайся об общежитии, – подсказывают знающие люди.

– Надо будэ с Анатоличем поговорить :).

***

БАТЭ является одним из градообразующих предприятий промышленного Борисова. В окрестностях только заводы и войсковые части. Добираемся в сборочный цех, который логично расположен в центральной части производственной территории.

К нашей делегации примыкают двое здешних работников – парень и девушка.

– Скажите, а как Николич? – у парня сугубо спортивный интерес.

– Не стесняйтесь обратитесь к футболисту. Он общительный.

Парень следует совету.

– Нормално, нормално, усэ буде, буде играть с «Партизаном», – отвечает Младенович, справедливо напуская на себя вид знатока травмированных югов.

Девушка долго стесняется. Оттого понять ее интерес трудно. Правда, когда появляется фотоаппарат, все становится ясно. Младенович никому не отказывает. К этому парню могут возникнуть чисто игровые вопросы, по части удовлетворения интересов публики ведет себя весьма профессионально.

– Тут в основном редукторные стартера, – говорит начальник сборочного цеха. – Смотрите на агрегат. Вот отсюда идет подача деталей, голевая, так сказать, передача, вон тому автомату.

– И Родьонов забивае! – неожиданно подхватывает Младенович.

Все улыбаются. Футболисту предлагают осуществить контроль качества продукта. Так происходит их знакомство со штангенциркулем. Не самые настойчивые попытки Филипа произнести это слово терпят ожидаемый крах.

На выходе из цеха случается еще одна удивительная встреча. С олдскульным советским аппаратом «Газированная вода». Исторически верный граненый стакан прилагается. Восхитительный агрегат с отличной водой.

***

Анонсированная литейка. На улице почти +40, потому здешний жар не так уж радикально ощутим. Хотя вокруг виднеются плавильные печи.

– Тут происходит плавка алюминия, – объясняют работники цеха. – Потом берется ковш. Им зачерпывается материал. Материал переносится в аппарат. Потом работник производит смыкания для получения детали нужной формы. Потом работник снимает деталь со станка. Видите, это не автоматический аппарат. Автоматические в другой части цеха. Там детали производятся программой.

– Прэдставляешь, что там, – Младенович указывает на алеющую алюминиевую лаву.

– Там беда.

– Да, температура очень высокая, – подсказывают заводчане.

– Сматри, сматри, сматри, mamma mia, тут по-любому радился терминатор :), – итожит серб.

***

На БАТЭ трудятся 1900 человек. Штамповочный цех радует живописными отходами производства.

И вообще, фон вполне себе для фотосессий. Здешний цех считается самым шумным и народным.

В итоге именно в «штамповке» происходит самый милый эпизод нашей экскурсии.

– Филип, – обращается к защитнику один из руководителей. – Вот твоя персональная фанатка.

– Здравствуйте! А чего вы так вчера плохо сыграли? – со старта шарашит улыбчивая женщина. – Мы за вас так переживали, так переживали.

– Ну, нэ все получылас, – защитнику приходится мяться и вспоминать проигранный минскому «Динамо» матч.

– Я видэл, что она переживает, – уже на улице говорит Младенович. – Понятно, тут болшэ лубят БАТЭ, чем в Минске. Здэс это родная команда. Я всо понимаю. То сами худший в моей жизни матч. НичЕго не получилось. Самий плохой мой футбол тут. Потерял кОнцентрацию свОю. Плохо. Но надо играть далшэ. А плохой дэнь уже за нами, это бивает. Я не имею право переживать дэсять, пятнаццать днэй. У нас же матчи, важные очэнь. Тэперь нужно старацца каждую игру быць лучим.

***

Мы прошли весь завод примерно по диагонали. Довольно быстро. Минут за сорок.

– Клуб и завод – совершенно разные структуры, – поясняет главный инженер. – Нас объединяют название, история и руководитель. Клуб часто помогает заводу. Игроки живут в Дудинке, оплачивают аренду наших площадей. В нынешних экономических условиях это ощутимая помощь. Мы благодарны.

– Как работники завода относятся к футболистам?

– В целом позитивно. Все по возможности стараются ходить на домашние матчи. Если профсоюзу выделяют какое-то количество билетов на европейские матчи, они разбираются довольно быстро. Да, заводчане довольно болезненно воспринимают проигрыши. Особенно «Динамо». Многие считают, что лучше бы мы проиграли «Славии», а не столь принципиальному сопернику.

Кстати, к концу экскурсии оказалось, что в роду футболиста тоже были заводчане.

– Мама, получаецца, работала там, где готовят такие штуки на кухню.

– Плиты?

– Браво! Плиты. Бошой завод у Чачаке. Но когда была война с Америкой, там все порушили. Того завода я почти не видел. А про БАТЭ расскажу всем сербам из команды. Могу тут экскурсии тэперь водить :). Нормално. Что я тепер могу сказать? Понравилось. Чесна. Очен. Чут-чут устал после тренировки, но понравилась. Чесна, самое интересное за последние четыре месяца.

Прощаемся с экскурсоводами.

– Так что, отправляем футболиста к вам на литейку?

– Он же не пойдет, – улыбаются в ответ заводские начальники. – Да и на производстве делов натворит. Пусть парень дальше в футбол играет :).

Фото: Надежда Бужан

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья