Блог Heavy bald

Александар Евтич: «Я уже разговариваю на русском лучше Младеновича. Мы с ребятами поставили на нем крест»

Мощь Дидье Дрогба, индустрия качественного фейка и умение ценить жизнь – новый нападающий БАТЭ поговорил с Никитой Мелкозеровым.

«Сорри, мужик, я вообще ничего не понял»

– Вы впервые забили за БАТЭ.

– Очень здорово. Это в некоторой степени успех. Я приехал в самую большую команду вашей страны, провел здесь всего 20 дней, впервые вышел в старте и забил. Да, гол смешной, я даже не спорю :). Но, с учетом характера игры, какая разница? Главное – победа. Все-таки матч получился очень напряженным. Дождь, тяжелый газон, упертый соперник. Мне показалось, «Торпедо» – довольно опытная команда. Ребята из Жодино знают, как играть в футбол и как добиваться результата. Они пытались забить в ответ и спасти матч. И да, нам по этому поводу было непросто.

Вообще, у БАТЭ сейчас интересный период. Много матчей, перелеты, переезды. Пару дней – игра, еще пару дней – игра. Времени думать о прошедшем почти нет. Полная концентрация на следующем матче. Плюс момент, о котором говорят многие ребята. Отыграв матч Лиги чемпионов, возвращаться в домашний чемпионат довольно сложно. Потому что все разное. Разная атмосфера, разная мотивация, разный отпор соперника. Понятно, многим парням сложно завестись после международных игр. Поэтому и матчи в исполнении команды получаются разными. Где-то лучше, где-то хуже. Но это нормально для нынешнего графика.

– Вы, наверное, поняли, что в Беларуси с БАТЭ все играют от обороны.

– Понял. Перед отъездом в Китай я играл за «Црвену Звезду». Самую большую команду Сербии. Все соперники играли против нас с максимальными настроем, жесткостью и дисциплиной. Мало кто бежал в атаку. Сзади, аккуратно – лишь бы не пропустить. Десять человек в штрафной и расчет на контратаки. Такое происходит во многих лигах. Маленькие команды только пытаются победить большие. Именно «пытаются». Так было в Сербии, так есть в Беларуси. Такого нет только в больших лигах и специфических чемпионатах вроде голландского. Там они реально валят открытый футбол. Поэтому в Беларуси я не раздражаюсь, когда вижу в обороне всех соперников. Я знаю, каково играть за главную команду лиги. Ситуация простая: ты атакуешь, соперник обороняется. Все.

Да, это не очень хорошо для развития футбола в стране. Хотя, с другой стороны, БАТЭ регулярно попадает в Лигу чемпионов, «Динамо» второй год подряд отбирается в Лигу Европы. Честно, со стороны создается справедливое впечатление, что в вашем футболе есть что-то хорошее. Тем более еврокубки – это здорово, это источник мотивации и вдохновения. Чем больше матчей с сильными командами, тем лучше.

– В Китае тоже есть четкое деление на большие и маленькие команды?

– Там почти каждая команда играет в футбол. 30-40 метров от штрафной, попытка давления на соперника, мысли об атаке – интересно. Может, одна-две команды только и делают, что обороняются. Но это определяется их слабостью. Это исключение. 

– Почему до Борисова вы полгода не играли?

– Китай – это другой мир. Огромная страна, где путешествия становятся серьезной частью работы футболиста. Это проблема. Реальная. На выездной матч тратится примерно четыре дня. Вылет за двое суток до игры, игра (по большей части они вечерние), вылет домой на следующее утро. Выматывает.

Но уровень соревнования повышается. Китайцы вливают большие деньги в свою лигу. Привозят крутых игроков, глядя на которых растут местные ребята.

А ситуация по мне получилась довольно простой. Ваш Сережа Кривец оказался примерно в такой же. Правда, ему дурили голову всего месяц. В общем, было так: в какой-то момент руководители «Ляонин Хувин» решили, что я им больше не нужен. Ну, ладно, не нужен и не нужен. Я в профессии давно, знаю, как бывает. Говорю: «Давайте решать вопрос. У меня контракт действующий». – «О, друг, понимаешь, у нас сейчас денег нет. Мы тебе ничего не можем дать». – «Еще раз, давайте решать вопрос. Решать по-деловому, а не так, как предлагаете вы».

В общем, все стояли на своем. Но проблема ребят из «Ляонина» заключались в том, что для подписания нового игрока меня нужно было отзаявить. Я же решил выполнять контракт до конца, чтобы в итоге не остаться с ничем. Мне 30 лет, я что-то понимаю в жизни и не люблю терять время. Хорошо, что мы в итоге договорились с китайцами.

Мой случай типичный. Для китайцев все – бизнес. Они ищут выгоду в любой ситуации. Вот прямо миллиард бизнесменов. Из-за них пришлось просидеть без практики полгода. Хорошо, что не больше. Договорились мы только к концу марта. Подписаться хоть с кем-нибудь, когда чемпионаты либо заканчиваются, либо только начинаются, было вообще нереально.

Во время простоя находился в Сербии. Тренировался с ребятами из «Рада». Это команда из Суперлиги. Получается, как ваша высшая лига. С тренером мы раньше пересекались, и он вошел в мое положение. Руководители сказали: «Ищи варианты. Если ничего не сложится, подпишешься с нами». Но у меня была совершенно четкая мотивация играть за границей. Есть силы, есть желание – надо пробовать. В итоге агент предложил мне вариант с Борисовом: «Беларусь». – «Беларусь? Хорошо». – «БАТЭ». – «БАТЭ? Отлично».

Все смотрят Лигу чемпионов. И БАТЭ там постоянно выступает. Естественно, команда была мне знакома. Победа над «Баварией». Плюс интересное название, которое легко запомнить. Люди из Борисова предложили мне просмотр. Я отнесся к этому с пониманием. Не самый молодой игрок, который не выступал полгода – откуда взяться доверию? Как раз тогда команда встречалась с «Партизаном». Мне сказали: «Если пройдем, давай вернемся к переговорам». – «Без проблем, если не найду ничего другого, пообщаемся». В итоге после выезда в Белград мне поступил звонок – мы подписались. Я рад. Сейчас у меня есть возможность сыграть в Лиге чемпионов. И это очень вдохновляет.

– Матч в Леверкузене вы просидели на скамейке.

– Это тренерское решение. Его нужно уважать и смотреть в будущее с позитивом. Получается, у меня есть еще пять шансов дебютировать в Лиге чемпионов :).

Сербы – это вообще удивительная история. Куда бы ты ни приехал, обязательно найдется какой-нибудь югович

В общем, все нормально. Мне нравится. Мне нравится в команде, нравится в городе. Плюс семья приехала. Примерно десять дней назад. Теперь у меня состояние постоянной занятости, на английском это называется «rush». Найти квартиру, присмотреть за детьми, сделать телефон жене. В итоге почти нет времени продышаться. Особенно с учетом двух маленьких детей. У меня мальчик Лазар, которому три годика. И дочка Миня – ей годик. Дети в постоянном движении, постоянном шуме. Голова пухнет, но я их очень люблю :). Оба, кстати, родились в Китае. Лазар – в Нанкине. Миня – в Ляонине.

– В Нанкине вы играли с Сергеем Кривцом.

– Знаете, самое смешное, что сейчас в Минске мы живем в одном районе. Серьезно, его дом в шаговой доступности от моего. Но советы по заселению мне давал не Серега, а Неманья Николич. Мы теперь соседи. Наши семьи довольно быстро сошлись, когда я перешел в Борисов. Поэтому Нико предложил селиться поближе к нему. Умный парень. Получается, наши дети и жены развлекают друг друга, а мы можем отдохнуть спокойно после тренировок и игр. Никакого «rush» :).

А с Кривцом мы вместе играли год. Я уже говорил, у Сергея были примерно те же проблемы, что и у меня в «Ляонине». Просто «Цзянсу Сайнти» – государственный клуб. У них четкий бюджет. И каждый раз, когда приходится расставаться с игроком раньше срока окончания контракта, начинаются приключения. Потому что бюджет фиксированный и расписан на год. Правда, Кривцу повезло быстро разобраться.

Мы виделись в Леверкузене. Он приезжал на матч. Немного поговорили. Наши жены общаются плотнее. Все-таки у Сергея не лучший английский, у меня – не лучший русский :). А супруги отлично разговаривали на английском и, кстати, до сих пор переписываются.

– Где вы учили английский?

– Нигде. Меня жизнь научила. Фильмы, интернет, общение в Турции и Китае. Понятное дело, у меня «иностранный английский». Его, в принципе, хватает. Правда, когда общаюсь с носителями, вообще ничего не понимаю. В Китае пересекались с парнем из Замбии. У них там английский – основной. Ну, познакомились. Я стал говорить. Вижу, он меня понимает. Ну, окей. И тут на английском стал говорить уже он. Долго так. У меня в итоге возникло ощущение, что я услышал: «Ту-бу-дум-ду-бум–бум-пум». Потом ответил замбийцу: «Сорри, мужик, я вообще ничего не понял» :).

Теперь вот учу русский тем же жизненным способом. Многое уже понимаю. Но когда начинаю говорить, это немножко катастрофа. Хотя, например, сделку по съему жилья мы заключали на полурусском. Когда я не мог выразить свою мысль, женщина-риэлтор переключалась на английский. Сегодня вот звонил в сервисный центр договариваться по телевизору. Девушка в трубке похвалила мой русский :). 

В команде хватает соотечественников, так что чаще всего в Минске я говорю по-сербски. Сербы – это вообще удивительная история. Куда бы ты ни приехал, обязательно найдется какой-нибудь югович. В Китае, в Беларуси, в Турции – везде. Мы в основном контачим с Николичем. В БАТЭ есть своеобразное разделение сербов. Я и Нико, Младен и Милунович. У нас с Неманьей хватает общего. А у Младена и Милуны его практически нет :). Милунович спокойный-спокойный, молчит, думает о чем-то своем, а Младенович просто сумасшедший :). Об этом все говорят. Наш маленький итальянец из Чачака. Очень темпераментный :). Знаете, вообще, четверо сербов из БАТЭ – показатель того, что все люди разные. Мы вроде из одной страны, но отличий целое море.     

«Куда меня зовут? Вы вообще упали?!»

– Как вы решились на переезд в Китай?

– Это было в 2011-м. В «Црвену» поступило предложение по мне. «Тебя зовут в Китай». – «Куда меня зовут? Вы вообще упали?! Туда же все едут заканчивать». Тогда китайская лига не была так раскручена, как сейчас. Я действительно боялся переезжать. Правда, после мне объяснили, что у лиги есть четкий план развития. Я поверил и сел в самолет.

Казалось, Дрогба приедет в Китай и как заслуженный человек будет просто обозначать себя на поле. А вместо этого отрабатывал, словно в лучшие годы

Честно, очень удивился. Я приехал в клуб, у которого было все. Экипировка, условия для подготовки, отсутствие каких бы то ни было задолженностей. Даже бонусы отдавались вовремя. Вообще здорово. Помню, подумал: «Так тут можно жить!» Честно, если бы в 2011-м кто-то сказал, что я проведу в Китае три с половиной года, в жизни бы не поверил. Но это случилось.

Если вычесть историю с расставанием, в итоге всем остался доволен. Поиграл против мировых звезд – Анелька, Дрогба. Дрогба впечатлил больше всего. Да, он провел в Китае только шесть месяцев, но отыграл их на всю мощь. Серьезно, мне казалось, Дрогба приедет и как заслуженный человек будет просто обозначать себя на поле. А вместо этого отрабатывал, словно в лучшие годы. Еще и подбадривал партнеров. Помню, как он кричал им, хлопая руками: «Ну, давайте же!» Понятно, что опыта хватало на грамотный подсказ. То есть в Китае Дрогба играл, будто бы за «Челси» в финале Лиги чемпионов. Это восхищало. Очень профессионально. Неважно, где и с кем ты играешь, нужно делать это с максимальным желанием и качеством.  

– Что скажете о китайцах?

– Потешные. Вот они идут тебе навстречу и смеются. И ты вообще не понимаешь, что это за улыбка. Приветствие? Или издевка? Честно, когда я впервые оказался на улице в одиночку, был сильно удивлен. Такого внимания к себе раньше никогда не ощущал. Хотя китайские футболисты уже научились реагировать на иностранцев. В командах все нормально. А вот на улицах – совсем беда. И ведь это Китай. Я жил в городах с населением под восемь миллионов человек. Очень много людей – чуть ли не целая Беларусь. И всем им ты жутко интересен.

У меня есть друг. Мулат. Он играл какое-то время в Китае, так рассказал смешную историю. Контракт был подписан в 2009-м. Мой товарищ разместился на новом месте и решил сходить в торговый центр. Сперва маленькие китайцы боялись его, а после осмелели. В итоге люди подходили к нему, проводили пальцем на руке и после смотрели, не осталось ли краски… Помню, как он сходил с ума: «Ты представляешь? Представляешь?! Они думали, что я себя разрисовал, чтобы обрести такой цвет кожи! Ааааа! Что за бред!» Это, конечно, сумасшедший опыт. Вспоминая его историю, все время смеюсь :).  

Вообще, в каждом клубе китайской лиги позволительно иметь четырех легионеров. Плюс одного представителя азиатской конфедерации футбола. Корейцы, японцы, узбеки, австралийцы, таджики. Клуб нанимает переводчиков в зависимости от количества иностранцев. Когда я только-только приехал, парень, говоривший на английском, записал мне в книжечку все нужные адреса на китайском. Рестораны, магазины, дом, парк – все на свете. И когда я садился в такси, то просто показывал водителю на нужную запись.

Прямого запрета на западные изделия в Китае нет. Но они облагаются сумасшедшим налогом – чуть ли не в сто процентов

Сейчас я знаю числа на китайском, знаю некоторые часто повторяющиеся слова. Но, честно, я даже не пытался учить этот язык. В китайском ведь важна тональность произносимых слов. Прожив там год, я решил, что созрел для общения и оставил свою книжку с адресами дома. Помню, сажусь в такси и говорю водителю, куда ехать. Он смотрит на меня с диким непониманием. Объясняю еще раз. Он: «А?» В итоге я повторил адрес раз десять, наверное. После он понял. И произнес нужный мне адрес ровно так же, как и я… Честно, в тот момент я просто развел руки и сказал на английском: «What a fuck».

Мой совет: если поедите в Китай, не пытайтесь понять местных жителей. Во-первых, это не главное в жизни, во-вторых, это действительно другой мир. Китайцы, конечно, смешные, но при этом хитрые и целеустремленные. У них очень крутая работоспособность. Эти ребята реально только и делают, что работают. Работают-работают-работают. Хотя для потребителя очень удобно. Почти в любое время дня и ночи ты можешь пойти в банк или магазин. Китайцы не работают только по праздникам. А праздников у них мало.

При этом молодежь там довольно продвинутая. Из-за интернета и современных технологий она многое знает, слушает популярную во всем мире музыку и вообще-то любит все западное. Хотя это свойственно всем регионам. Всегда и везде люди любят то, что запрещено. Да, прямого запрета на западные изделия в Китае нет. Но они облагаются сумасшедшим налогом – чуть ли не в сто процентов. Хочешь немецкую машину? Заплати ее цену налоговикам. Так китайцы поддерживают собственное производство. 

А производства там завались. Большинство серьезных мировых брендов построили в Китае свои фабрики. Плюс китайцы создали индустрию качественного фейка. Порой узнать в вещи подделку можно, только если кто-то тебе подскажет. Честно, теряешься. Как-то я приехал на выходные в Сербию и купил себе новые кроссовки. Отдал за них почти двести долларов. Дома посмотрел на язычок, а там: «Made in China. «Во, – думаю, – вернулся на Родину из Китая». Потом приехал в Нанкин и увидел в одном магазине такие же кроссовки. Они стоили 20 долларов. 20 баксов! Как такое вообще возможно? Честно, до Китая я был уверен в том, что отличу любую оригинальную вещь от подделки. Но они сделали из производства фейка искусство и сильно развились в нем. Это просто невероятно. Можно сидеть три часа и рассматривать две пары оригинальных и поддельных кроссовок, но так и не понять, где какая.

«Скажи ты, блин, ему, как правильно»

– Почему не удалась ваша первая легионерская попытка?

– Я поехал в Турцию слишком молодым. Отыграв хороший год в сербской Суперлиге, сразу же сорвался. Отреагировал согласием на первое предложение вообще без разбора. Но тогдашний «Генчлербирлиги» был опытной командой с составом под задачу. Никто никого не собирался ждать. Я получил маленький шанс и не воспользовался им. В итоге просидел на скамейке шесть месяцев. А после сказал: «Ребята, спасибо, конечно, но у меня такой возраст, что хотелось бы в футбол поиграть». Решение оказалось правильным. За пару лет я доигрался до «Црвены Звезды» – главной сербской команды. Что, конечно, приятно.

– Фанаты «Партизана» тоже считают свою команду главной в Сербии?

– Слушайте, ну, я же фанат «Црвены» :). Естественно, я буду говорить в пользу своей команды. Тем более, спорить, по сути, не о чем. Если не верите, погуглите. «Партизан» стал брать трофеи только в последние 10-15 лет. Раньше же об этой команде никто ничего особо не слышал. В общем, «Црвена» в любом случае круче. Оттуда я и переехал в Анкару. Позже там играл Александр Глеб. Правда, мы с ним не обсуждаем «Генчлербирлиги». Это было не самое приятное время для меня.

– На каком языке общаетесь с Глебом?

– Глеб говорит только по-русски и совсем не переходит на английский. Мне, конечно, нужно подтягивать русский. А то порой хочется пошутить, но никак. Так что пока веселю только сербов :). А из местных ребят можно поговорить на английском с Серегой Черником. Видно, что парень очень умный. У него хороший английский.  

Думаю, через месяц я уже буду спокойно говорить по-русски. Совершенно точно лучше Младеновича. Это ведь несложно. Да я уже знаю русский лучше Младеновича :). Потому что Филип просто продолжает говорить на сербском в плане мягкости и твердости. У нас все-таки более грубый язык. Кстати, недавно Младенович долго-долго не мог выговорить какое-то русское слово. Макс Жавнерчик слушал внимательно, а потом не выдержал: «Нико, скажи ты, блин, ему, как правильно». Нико посмотрел на Макса с совершенно безразличным видом: «С этим можешь даже не пытаться. Все равно же ты понял, что он имел ввиду». Да, в плане русского языка мы уже поставили на Филипе крест :).

– Вас что-нибудь удивило в Беларуси?

– После Китая меня ничто не может удивить :). Белорусы приятные. Примерно такие же, как сербы. Отличия только в языке. Слышал, наши сербы жалуются на медленное обслуживание в минских банках. Но, во-первых, я еще не бывал в минских банках. А, во-вторых, в китайских банках операции обрабатываются плюс-минус вечность. Более того, их работники даже не пытаются вас понять.

Вот мы с вами общаемся на иностранном английском. И если кто-то что-то не понимает, стараемся завернуть с другой стороны. У китайцев этого нет. Если китаец не понимал меня, то просто замирал на месте и начинал таращиться: «А? Чего?» И потом говорит, что не понимает. Ting bu dong – это звучит примерно так. Ting bu dong, ting bu dong, ting bu dong – постоянный ting bu dong. А у нас тогда играл парень из Перу. Когда я только приехал, обратился к нему: «Друг, слушай, что такое «Ting bu dong». Он ответил: «Я не понимаю». Я подумал: «Раз этот не понимает, пойду к кому-нибудь другому». Пошел к румыну: «Что такое «Ting bu dong?» – «Так тебе же перуанец сказал. «Я не понимаю». – «А, вот оно что… А я думал, он действительно не понимает». В общем, смешно вышло.

Вот еще про Китай вспомнил. У них же там почти нет кафе в европейском понимании. Да, они пьют кофе, но быстро покупают его в Starbucks и несутся дальше работать. А нам, сербам, нужно посидеть за столом, попить спокойно из нормальной чашки, газету почитать или в телефоне чуть покопаться, дождаться друзей, пообщаться, посмеяться. Сербы выделяют себе время, чтобы насладиться жизнью.

Знаете, на нас повлияли югославские войны. Теперь сербы ценят жизнь и возможность наслаждаться ею очень сильно. Понятно, меня война коснулась не особо. Я был маленьким и не очень понимал происходящее вокруг. Может прозвучать немного странно, но тогда для нас война была просто «завтра в школу не пойдем». Мы не понимали, что люди гибнут, что это вообще трагедия. Ну, не надо в школу, ну и хорошо. Весь день мы проводили на улице. Если начинались бомбежки, скрывались в убежище.

Хотя та война все равно оставила у меня в памяти ощущение объединения и бесстрашия. Бомбы в основном направлялись в стратегически важные здания, мосты и набережные. Не знаю, почему, но мне помнится, как однажды тысячи мирных сербов вышли на мост и простояли на нем всю ночь. То была акция протеста из желания сохранить нужную городу постройку и демонстрация бесстрашия. И они преуспели. Это приятно.

Вот так поменялась наша ментальность. Мы задумались о правильных вещах, стали их больше ценить, больше уважать свою жизнь и наслаждаться ею. В общем, в любой ситуации лучше улыбаться и веселиться. Это вам каждый серб скажет.

Фото: REUTERS/Marko Djurica; Gettyimages.ru/Lintao Zhang, fcbate.by, Надежда Бужан

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья