Блог Хоккейная площадка

Последняя легенда «Детройта». Дальше без Зеттерберга

Великого шведа добила травма спины.

К концу седьмого раунда драфта НХЛ-1999 на трибунах оставались только родители хоккеистов и сотня гиков. «Оттава» выбрала Лэйна Улмера – нападающего, который стал звездой лишь в итальянской лиге. Через пик «Торонто» взял Владимира Куликова – вратарь в итоге почти всю карьеру провел в высшей лиге. В такой растрате пиков вряд ли кто-то обратил внимание, что «Детройт» выбрал непонятного шведа. Даже фанам «Ред Уингс» это было не особо интересно – их клуб был богатейшим в лиге, мог обменять два пика первого раунда за день и практически не считал более поздний выбор серьезным активом.

В отличие от Павла Дацюка, который был неизвестен, но хотя бы играл в команде из города-миллионника в главной лиге России, Хенрик Зеттерберг выступал в третьем шведском дивизионе за «Тимро» – в этом городке живут чуть больше 10 тысяч человек. Молодой Зетта играл в полупрофессиональной лиге, где его могли увидеть только скауты – в их числе был легендарный Хокан Андерссон, который ездил смотреть игроков и не в такие места.

Зеттерберг приехал в «Детройт» в 22 года – уже после того, как сыграл на двух чемпионатах мира и позорной для Швеции Олимпиаде-2002. Он попал в команду, платежка которой превышала 80 млн долларов (при среднем показателе лиги 40 млн) – это были настоящие хоккейные «галактикос». Но шведского новичка это не напугало. Крис Дрэйпер вспоминал первый сезон Зеттерберга: «Когда ты смотрел на Зетту со стороны, то был не совсем уверен в его катании. Но потом ты выходил играть против него в двусторонке – и это было настоящим адом для защитника. У него просто невозможно было отобрать шайбу один на один».

***

Когда игроки объявляют об уходе или отмечают юбилейную игру, официальные аккаунты готовят нарезки самых резвых голов или передач. На завершение карьеры Хенрика «Детройт» первым делом вспомнил эпизод из четвертой игры финала-2008: команда осталась втроем на полторы минуты – и Зетта не уходил со льда все это время. Он успел помешать Кросби замкнуть передачу у пустых ворот, два раза разрушал вход «Питтсбурга» в зону и лично убил полтора десятка секунд на чужой половине.

Док Эмрик в эфире назвал это «сменой Конн Смайт Трофи» (лучшему игроку плей-офф) – хотя в серии было еще только 2-1. Он оказался полностью прав – приз тогда получил швед.

Это видео максимально выразительно. Зеттерберг – идеальный носитель той рабочей этики, которую долгое время по кирпичикам строили в «Детройте», стараясь развить максимальный коллективизм. Даже космический Федоров оказался слишком скандален для клуба солидных джентльменов им. Майка Илича – он испортил отношение к себе забастовками. Зеттерберг, возможно, не обладал всеми качествами 91-го номера – зато его 40-й будет висеть под крышей детройтской арены уже через 3-4 года.

При всех атакующих традициях «Детройт» – тот клуб, который хочет видеть даже в самой сумасшедшей суперзвезде немножко Дрэйпера и Молтби: лидерство на льду, силу духа, готовность «умирать». Швед все эти качества имеет.

***

Большая порция мороженого из «Макдоналдс» – единственное, что могло смягчить боль Зеттерберга, когда тот лежал в номере сочинской Олимпийской деревни. За «макфлурри» приходилось бегать соседу по комнате и одноклубнику Густаву Нюквисту – его приятель не мог дойти до кафе. Более того, он не мог нормально лежать, приседать и даже спать. Когда другие члены сборной Швеции заходили в его номер, им было тяжело просто смотреть на своего товарища в таком состоянии. Лишь две баночки холодного десерта утешали капитана в те дни, которые он даже вспоминает с трудом.

Олимпийский турнир в Сочи должен был стать лучшим для Швеции, которая привезла туда убийственную оборону, как мы уже и привыкли. Зеттерберг забил третий гол в матче с Чехией, который оказался победным, отыграл весь матч – а потом не смог выйти даже на фотосессию команды. Из-за повреждения межпозвоночного диска был защемлен нерв, что вызывало адскую боль. Хенрик имел проблемы со спиной с 2006-го, но, как признавался потом, близко не испытывал ничего похожего на это.

В тот момент в голове Зеттерберга промелькнуло: может, уже пора? 33 года, позади прекрасная карьера. Кубок Стэнли, Олимпиада и чемпионат мира – эта триада выиграна давно, непокоренных вершин не осталось. Но после операции он решил, что еще не закончил.

Кен Холланд обещал, что у дуэта Зеттерберг – Дацюк будет еще один Кубок – он обещал это даже тогда, когда дуэт синхронно перевалил за 30. Весной 2013-го «Детройт» вел в серии с «Чикаго» 3-1 и был так близок к тому, чтобы выбить будущего чемпиона, который доминировал всю укороченную регулярку – но «Блэкхокс» совершили впечатляющий камбэк.

Возможно, именно в тот момент стоило начинать перестройку, но с рынка взяли Стивена Уайсса – он должен был играть второго центра, чтобы «евроблизнецы» Зеттерберг и Дацюк снова играли в одном звене. Уже через два года оказалось, что новых приобретений недостаточно даже для второго раунда. Хенрику пришлось становиться воспитателем.

***

В своем предпоследнем сезоне Зеттерберг набрал 68 очков при показателе полезности «+15». Разница шайб у команды, потерявшей реальные шансы на плей-офф уже в январе, была «-37». После того, как он решил не бросать все в 2014-м и вернуться на лед, швед готов был отдавать себя полностью – ведь зачем возвращаться, если ты хочешь поберечься?

Когда 19-летний Дилан Ларкин пробился в основной состав «Детройта» после одного сезона в NCAA, его соседом по раздевалке стал как раз капитан. Ларкин так разнервничался, что не мог выговорить ни слова. Потом их поставили в одно звено. Потом они очень быстро стали друзьями вне льда. Помимо прочего, Ларкин научился очень многому в свой первый год, когда его наигрывали на фланге – в прошлом сезоне он показал то, что можно считать прорывом.

Зеттерберг задавал тон команде – даже той, которая готовилась развернуть флаги и парадной колонной пойти занимать очередь к Расмусу Далину. После декабрьских 1:10 от «Монреаля» капитан был в ярости: «Я тоже виноват. Очень сложно что-то говорить, потому что никому не хочется оказываться в такой ситуации. Мы опозорили всех, кто когда-либо носил свитер с крылатым колесом». Зеттерберг показывал: ты можешь проиграть, но ты не должен потерять лицо – даже когда ты играешь в бессмысленном сезоне.

Что было наиболее важным для игрока после того, как он взял главные призы мирового хоккея? Он хотел вести команду за собой  – как он научился у Никласа Лидстрема, а Лидстрем научился у Стива Айзермана. Зеттерберг сыграл три подряд полных сезона с уже убитой спиной – такого никогда не было в его карьере. Возможно, он отыграл бы еще один – но дальше было невыносимо. Достиг ли Зеттерберг того, чего хотел, воспитал ли он молодых лидеров из Ларкина и Манты – мы узнаем через несколько лет.

В любом случае, 40-й номер ушел точно в нужный срок – он не попадет в разряд тех звезд, которым последние годы карьеры пытаются стыдливо стереть ластиком, как оскорбляющие величие. Поэтому для каждого поколения Зеттерберг останется одинаково крутым и одинаково своим.

Фото: Gettyimages.ru/Bruce Bennett (1,3), Victor Decolongon/NHLI, Christian Petersen, Gregory Shamus

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья