Реклама 18+
Реклама 18+
Блог Хоккейная площадка

Прайс – лучший вратарь в истории «Монреаля». Но на драфте-2005 клуб хотел совсем не его

Вернемся на 14 лет назад.

В марте Кэри Прайс стал самым побеждающим голкипером в 110-летней истории «Монреаля» – он обошел даже члена Зала славы Жака Планта. Победа в матче с «Детройтом» стала рекордной – 315-й – в составе «Канадиенс». Сейчас у него уже 319 таких игр, а его новый 8-летний контракт на 84 млн долларов вступил в силу только в этом сезоне. Если исключить возможный обмен или неприятности со здоровьем, то можно утверждать, что 31-летний голкипер серьезно улучшит свой рекорд.

Без сомнения, «Монреаль» славится своими традициями. Это делает достижение Кэри Прайса, который вписал свое имя в клубную историю, еще более ценным. Но всего этого могло и не быть: если б в 2005 году драфт сложился так, как планировали в «Монреале», то Кэри мог вообще никогда не надеть свитер «Канадиенс».

13 июля 2005 года. Весь сезон-2004/05 был потерян НХЛ из-за локаута. Встал вопрос о том, как проводить драфт-лотерею? Лига постановила: команды, которые на протяжении трех лет не попадали в плей-офф и при этом не получали первый пик на драфтах четырех прошлых лет, получат по три шара. У них были наилучшие шансы заполучить Сидни Кросби, который считался безоговорочным претендентом на первый номер драфта. Этими командами оказались «Баффало», «Коламбус», «Рейнджерс» и «Питтсбург».

«Анахайм», «Атланта», «Калгари», «Каролина», «Чикаго», «Эдмонтон», «Лос-Анджелес», «Миннесота», «Нэшвилл» и «Финикс» – все получили по два шара. «Монреаль» оказался в числе 16 команд лишь с одним шаром.

Драфт-лотерея состоялась 22 июля в Нью-Йорке. Всего через несколько часов после того, как НХЛ и Ассоциация игроков лиги заключили новое коллективное соглашение. Все 30 генеральных менеджеров присутствовали на процедуре.

Томми Томпсон (тогда – помощник генменеджера «Миннесоты»): «Жеребьевка проходила всего за 8 дней до драфта. И она сделала всю ситуацию совершенно непредсказуемой. Не слушайте, что обычно говорят: скаутинг во многом основывается на том, под каким номером ты выбираешь. И речь не только о первом раунде, но и об остальных. Тогда же никто понятия не имел, что случится».

Брайан Бурк (тогда – генеральный менеджер «Анахайма»): «Мне совершенно не нравилась идея той лотереи. Не понимаю, как несколько команд могут иметь одинаковые шансы на успех. Да, определенная логика присутствовала, но ситуация все равно казалась, скажем так, странной. Думаю, команды, которые не попали в плей-офф в предыдущем сезоне, были в бешенстве. И они имели на это право. У нас был шанс выбрать первыми, вторыми или третьими. А лотерея была нечестной. И я это говорю даже с учетом того, что в итоге мы выбирали под вторым номером».

Еще один важный момент драфта-2005: команды выбирали змейкой раунд за раундом (то есть, если в первом раунде ты выбираешь первым, во втором – тридцатым, в третьем – снова первым и так далее).

Тревор Тимминс (тогда – глава скаутского отдела «Монреаля»): «Ты не понимаешь, под каким номером будешь выбирать на драфте, даже приблизительно. Поэтому нужно было знать возможности всех проспектов».

Комиссионер НХЛ Гэри Беттмэн объявлял клубы один за одним, очередь за Кросби постепенно таяла. Когда «Коламбус» получил 6-й пик, то из числа команд с тремя шарами остался только «Питтсбург». «Монреаль» оставался последней командой с одним шаром.

Боб Гейни (тогда – генеральный менеджер «Монреаля»): «Я одновременно очень нервничал и был крайне возбужден. Да, шансы говорили не в нашу пользу, но мы до сих пор оставались в гонке, что обнадеживало и дарило надежду. Если брать в расчет итоговую таблицу предыдущего сезона, то мы выбирали бы где-то в районе 14-15 пика. Так что мы поднялись очень высоко и все еще сохраняли шанс на первый пик».

Тимминс: «Помню, как смотрел трансляцию жеребьевки по телевизору. Чем ближе становился первый пик, тем тяжелее было усидеть на диване. Казалось, что у меня сердце вырвется из груди. В этот момент я начал анализировать, кого мы можем выбрать под 5-м пиком… И мы тут же его получаем».

Гейни: «Надежда жила, пока не объявили наше имя. Главный приз в лице Сидни Кросби ушел».

Четвертый пик получила «Миннесота», третий – «Каролина», второй» – «Анахайм», а победил «Питтсбург».

Драфт-2005 проходил в Оттаве. Планировалось, что он состоится на арене Corel Centre, но вместо этого все перебрались в отель Westin. Туда были приглашены только 20 потенциально лучших игроков и их семьи. Фанаты не допускались в здание.

Бурк: «Еще одна очень странная ситуация. Все проходило в актовом зале. Там были спорные кандидатуры, вроде Бенуа Пулио или Жильбера Брюле. Хорошие игроки, но не все были уверены в их перспективах. Очень необычная ситуация».

Пулио занял второе место в рейтинге североамериканских игроков, уступив только Кросби. Такое сильное впечатление он произвел своим ярким сезоном в юниорской лиге Онтарио в составе «Садбери». Бенуа считался силовым форвардом, который может вырасти в настоящую звезду – такие игроки на вес золота в НХЛ.

Брюле занимал в этом списке пятое место, забив 39 голов и набрав 87 очков в составе команды Западной хоккейной лиги «Ванкувер Джайэнтс».

Томпсон: «В кандидатуре Брюле меня напрягало то, что партнеры не очень высоко отзывались о нем, а тренерский штаб «Ванкувера» также высказывался весьма сдержано. Казалось, что в коллективе существует какое-то напряжение. А я всегда считал, что нужно большое внимание уделять личным качествам. Хоккеист может набирать кучу очков в юниорской лиге, но если он проявляет эгоизм, играет на свою статистику… Однако многим клубам Жильбер нравился. Вот главная проблема того драфта: считаю, скаутинг был не на должном уровне. Напоминаю, что до середины июня никто вообще не понимал, состоится ли следующий сезон вообще».

Пьер Макгуайр (тогдашний комментатор TSN): «Думаю, что клубы бросили в дело всех скаутов. Даже тех, кто работает с профессиональным командами и не привык оценивать юниоров. Поэтому мнение по многим игрокам разительно отличалось. Это придавало драфту особенный интерес».

Гейни: «Подготовка к драфту вышла скомканной. Но это было интересное время для меня, как для генменеджера «Монреаля». В 2004 году мы попали в плей-офф, потом потеряли сезон из-за локаута, что позволило нам вплотную заняться игроками, который выступали за наш фарм – «Гамильтон». Драфт-лотерея подарила нам шанс заполучить талантливого хоккеиста. Казалось, что у нас есть возможность построить действительно классную команду, что нас ждет большое будущее. Я ждал дня драфта с нетерпением».

Томпсон: «Погода была очень жаркой и влажной. Но, в первую очередь, мне запомнилось, что всем скаутам не хватило места. Каждый клуб получил в свое распоряжение гостиничный номер, где размещались не попавшие в основной зал. За координацию работы наших скаутов отвечал Ги Лапойнт. Помню, как он бегал из угла в угол: «Извините, извините». Наконец, я не выдержал: «Куда ты собрался? Нам скоро выбирать» – «Я просто хочу проверить парней. Как у них дела?». Он пошел в комнату, пожал каждому руку, произнес какую-то речь, после чего завернул за угол и включил отопление на полную. Знаете, это же день драфта, скауты и так на взводе, а теперь они не могут находится рядом. Так что они занимают себя составлением графиков, перепроверкой отчетов. Мне позвонил один из наших скаутов, Барри Маккензи: «Знаешь, я давно в хоккее, но не помню, чтобы все были так напряжены. Я потею, как свинья». Конечно, он не знал, что это дело рук Лапойнта».

Кэри Прайс: «Я надел красную рубашку (что, как выяснилось, оказалось очень уместно). Помню, как просто сидел в своем номере вместе с родителями. Конечно, это был особенный день. И я рад, что в этот момент рядом были мои близкие. Все произошло очень быстро».

Процедура драфта началась. Под общим 1-м номером «Питтсбург» выбрал Сидни Кросби.

Макгуайр: «Знаю точно: как только «Питтсбург» выиграл лотерею, то у клуба не было отбоя от желающих приобрести сезонный абонемент или коллекцию новых сувениров. Это был «эффект Кросби». Как Марио Лемье до него… Сидни спас этот клуб».

Дальше настала очередь «Анахайма».

Бурк: «Под вторым номером у нас шел Бобби Райан. Но мы знали, что другие не оценивают его так высоко, так что рассматривали вариант опуститься на пару позиций. Под пятым номером у нас числился Прайс, под шестым – Брюле. Хотели поменяться местами с «Миннесотой». На что их тогдашний генменеджер Дуг Райзбро раздраженно ответил: «Я знаю, как ты работаешь на драфте. Может, я сам смогу получить для тебя парня, которого ты хочешь, а сам возьму Бобби Райана под четвертым номером?» – с этими словами он развернулся и ушел. План провалился. Никто не горел желанием меняться со мной после того, как я смог заполучить обоих Сединов на драфте-1999».

В итоге, «Дакс» выбрали под 2-м номером Бобби Райана.

Бурк: «Наверное, если б мы все же опустились на драфте, то Райана забрали бы перед нами, а мы выбрали бы Прайса под 4-м номером. Именно 4-й пик мы считали максимально низким вариантом, при котором можем не упустить Райана. Если бы Бобби ушел, то Прайс, как говорили скауты, оставался «лучшим вратарем за последние 10 лет». Наши скауты были уверены, что на том драфте равных ему голкиперов и близко не было».

Пришла очередь «Каролины».

Гейни: «Наверное, у меня был разговор с генеральным менеджером «Каролины» Джимом Рутерфордом, но я не помню подробностей. Высокие пики стоят дорого, а клубы не хотят упускать игроков, на которых нацелились».

«Ураганы» выбрали под третьим номером защитника Джека Джонсона. Четвертый пик принадлежал «Миннесоте».

Томпсон: «Если быть честным, то мы рассчитывали, что Джек Джонсон «доживет» до нас. Полагали, что, если «Каролина» захочет выбрать защитника, то остановиться на Марке Стаале (младшем брате Эрика Стаала). Мы общались и с Джонсоном, и с Кэри Прайсом. Но мы были редкими гостями в плей-офф в то время и считали, что у нас неплохая вратарская бригада. У нас были Дуэйн Ролосон и Мэнни Фернандес, а во втором раунде-2002 мы взяли Джоша Хардинга. И Хардинг провел отличный сезон-2004/05 в АХЛ».

Прайс: «Складывалось впечатление, что первые три выбора уже определены, в той или иной степени. Когда настала очередь четвертого пика, то для меня уже стало интереснее. По прогнозам, я должен был уйти под 6-7 номером, к этому и готовился. Хотя было подозрение, что меня может выбрать «Миннесота».

«Дикари» предпочли Бенуа Пулио.

Томпсон: «Мы подозревали, что теперь «Монреаль» немного сбит с толку, потому что в определенной степени знали, что хотят сделать «Канэдиенс» на драфте. Тем более, Дуг Райзбро и Боб Гейни – хорошие друзья, они тесно общались».

Гейни: «Да, мы нацеливались на Пулио. Именно этого игрока хотели выбрать под своим пиком. Понимаю, что нам этого никто не мог гарантировать, но если б его не забрала «Минни», то этот нападающий достался бы нам».

Тимминс: «Я видел много игр Пулио в том сезоне. Хорошие физические данные, высокий потенциал: достойное и уверенное катание, хорошие руки, точный и резкий бросок. Это вариант казался очень перспективным».

Под пятым номером «Монреаль» выбрал Прайса. Пьер Макгуайр отреагировал на это отрицательно и толкнул после этого в прямом эфире уже ставшую знаменитой речь, в которой раскритиковал это решение: «Это совсем не по плану».

Особенно возмущали некоторые выпады в отношении происхождения Кэри. Ведь Прайс имеет индейские корни. Его мать, Линда, даже была лидером племени Улкачо и стала первой женщиной, избранной в Совет индейских вождей провинции Британская Колумбия. Причем это произошло за несколько дней до драфта.

Макгуайр: «Мне очень стыдно за это. Я не понимал, что наговорил, пока мне не позвонили на следующий день. Но я не хотел никого обидеть или оскорбить. После этого я сразу же нашел телефон Кэри Прайса и связался с ним. Принес ему свои извинения. Кэри ответил: «Никаких проблем». Даже не знаю, как эти слова сорвались у меня с языка во время драфта».

Прайс: «Он позвонил на следующий день и извинился. Я не видел в этом ничего страшного. Все нормально».

Макгуайр: «Когда «Монреаль» выбрал под пятым номером Прайса, то я был шокирован. И не потому, что мне он не нравился. В том сезоне я видел выступление Кэри на юниорском чемпионате мира в Чехии. Работал на том турнире, и голкипер выглядел отменно. Но «Монреаль» предпочел его Анже Копитару или Марку Стаалу, что казалось спорным решением, так как у «Канадиенс» был Жозе Теодор, получающий около 6 млн долларов».

Как отметил Пьер во время трансляции, у них также были Кристобаль Юэ и Ян Дани. Он еще не упомянул словака Ярослава Галака, который был выбран в 9-м раунде драфта-2003. «У клуба много других проблем, – говорил Макгуайр. – В защите много дыр, они только что отпустили ветерана Патриса Брисбуа, им нужен мощный центрфорвард… Не уверен в этом решении».

Гейни: «Когда выбираешь вратаря на драфте, то я всегда считал, что рассчитывать на его появление в основе можно лет через пять. В лучшем случае, года через три. А за это время может очень многое изменится. И тот факт, что в нашей системе было много вратарей, не смущал меня. Пытаюсь представить, каким игрок будет в 23-24 года, а к этому времени состав может претерпеть серьезные изменения».

Тимминс: «Мы считали, что Прайс остался единственным игроком, который может вырасти в суперзвезду. В человека, вокруг которого можно строить команду, пусть мы говорим и о голкипере».

Гейни: «Будучи генеральным менеджером, я мало слежу за юниорами. Так что я доверился Тимминсу и его ребятам и позволил им сделать пик. Прайса рекомендовал скаутский отдел, так что я прислушался».

Тимминс: «Я должен был сказать последнее слово. Меня поддерживали Элмер Беннинг и Трент Маклири, которые отвечали за западное направление в то время. Они активно агитировали за Прайса. Я также спросил мнение Билли Берглунда, который искал талантливых ребят в США, а также который раньше сам был голкипером и тренером вратарей на профессиональном уровне. Ему Прайс тоже очень нравился. Такие решения всегда нужно принимать сообща. Боб Гейни одобрил наш выбор. Поддержал свою команду».

Многие болельщики «Монреаля», а также некоторые представители прессы предполагали, что «Канэдиенс» нацелились на Жильбера Брюле.

Даг Маклин (тогдашний генеральный менеджер «Коламбуса»): «Брюле тогда был настоящей звездой. Мы беспокоились, что его заберет «Монреаль». Помню, как к нам подошел Пьер Дорион (бывший скаут «Канадиенс», а сейчас генеральный менеджер «Оттавы»). Он шепнул главе нашего скаутского отдела Дону Бойду: «Мы берем вратаря». Эта новость стала для нас большим облегчением».

Тимминс: «Когда имя объявили имя Прайса, то за соседним столиком «Коламбуса» началось веселое оживление. Они радовались, что мы не взяли Брюле».

Прайс: «Перед драфтом мне казалось, что больше всего интереса ко мне проявляли «Миннесота» и «Атланта». Даже как-то не рассчитывал попасть в «Монреаль». Помню, что во время преддрафтовых тестов их представители общались со мной довольно холодно. Наверное, самая сложная беседа из всех. Они вели себя очень сдержано, даже сухо. Наверное, они хотели посмотреть, как я поведу себя в такой ситуации, как отреагирую на критику. Похоже, я смог произвести нужное впечатление».

Тимминс: «В то время все пытались оценить характер потенциального новичка, его человеческие качества. Мы хотели добиться искренности от молодого человека. В Прайсе нас подкупил его взрослый подход к делу. Он был спокоен, выдержан, целеустремлен. Именно эти качества выделяли его. И они сделали его тем, кем он стал сейчас. К тому же с ним легко общаться. К некоторым голкиперам очень сложно найти подход, но с Прайсом никогда не было подобных проблем».

Прайс: «Пожалуй, тогда я был еще слишком наивен. И во время собеседований тоже. Прежде мне не доводилось сталкиваться с подобным. Да у меня даже не было опыта нормальной работы. Так что просто старался честно отвечать на задаваемые вопросы».

Тимминс: «Мы делали то же, что и в случае с любым другим проспектом. Собирали много информации: общались с тренерами, специалистами по физподготовке, партнерами по команде, посещали тренировки, следили за играми… Если говорить о сезоне, то Прайс выступал в Западной хоккейной лиге в составе «Трай-Сити» и был ключевым игроком команды. Сама команда была так себе. Так что у него было много работы. Также мы наблюдали за ним на международном уровне».

В год драфта Прайс провел 63 матча за «Американс», добившись результата 24-31-8 и сделав 8 шатаутов. Он отражал 92% бросков и в среднем пропускал 2,34 шайбы за матч. А в апреле Кэри завоевал серебро в составе юниорской сборной Канады на чемпионате мира U18.

Макгуайр: «Он действительно здорово проявил себя на том турнире. Особенно мне запомнился один момент: он допустил ошибку и шайба оказалась в стеке, но это никак не сказалось на его уверенности в своих действиях. Его игра была очень важна для сборной Канады на турнире. И мне очень понравилось, что ошибка не выбивает его из колеи. Его вообще очень сложно чем-то смутить. Он всегда демонстрировал психологическую устойчивость».

Прайс: «Турнир был непростой. В финале Фил Кессел забросил мне три шайбы (США победили Канаду со счетом 5:1). В том матче он был очень хорош. Зато я провел отличный полуфинал против Чехии. Со многими ребятами из той команды я до сих пор поддерживаю тесный контакт. Я всегда с гордостью выступаю за сборную. И во время того турнира не думал о предстоящем драфте. Куда попаду – туда и попаду».

Гейни: «Какой бы выбор ты ни сделал, всегда существует альтернативный вариант. Со временем, вспоминая тот драфта, главной альтернативной Прайсу называют чаще всего, пожалуй, Анже Копитара. Логичный вариант, учитывая, что у «Канэдиенс» проблема с центрфорвардами».

Копитар считался одним из лучших европейских проспектов. И многие полагали, что мощный словенец может решить многолетние проблемы «Монреаля» в центре. Но руководство рассудило по-иному.

Бурк: «Копитар не поражал своими талантами. Это либо великолепный пик «Лос-Анджелеса», либо какая-то удача, потому что никто не оценивал его так высоко. Даже под 11-м номером (под которым его забрали «Короли»). В наших списках он шел 17-18».

Маклин: «Нам нравился Копитар. Но мы говорим о словенце, который выступает в Швеции, понимаете?»

Томпсон: «Относительно Копитара существовали некоторые сомнения. Я даже встречался с ним. Пару раз беседовали. Нас смущали присутствующий некоторый лишний вес и не самая высокая скорость. Позже я специально ездил на молодежный чемпионат мира на следующий год после драфта, чтобы посмотреть на него в деле, и, казалось, ничего не изменилось. Хороший проспект, но несколько неуклюжий. А на следующий год я увидел его дебют в игре с «Анахаймом», где он разделался с Крисом Пронгером: «Черт побери», – подумал я. Кажется, гусеница превратилась в прекрасную бабочку».

Тимминс: «Наверное, Анже Копитар был бы хорошим выбором. Но мы остановились на Кэри Прайсе, который должен был стать нашим первым номером на долгие годы вперед. Выбирая так высоко, ты надеешься именно на такой эффект. Думаю, мы не прогадали».

Джон Фергюсон-младший (тогда – генменеджер «Торонто»): «Не думаю, что выбор Прайса должен кого-то удивлять. Все были уверены, что он станет первым номером. Сейчас вратарей нечасто выбирают в первых раундах, но тогда все было несколько иначе. Ты строил команду от защиты. Думаю, это решение «Монреаля» прошло проверку временем».

Томпсон: «Кэри Прайс отличался от других ребят на драфте. Он не хвастался своими возможностями, на напускал пустой бравады. Во время разговоров он не пытался понять, что мы хотим от него услышать. Даже если нам не нравился ответ, его это не волновало».

Маклин: «У Прайса была хорошая репутация, но выбрали его на тот момент высоковато. Что же, «Монреаль» оказался прозорливее остальных».

Томпсон: «Любой может быть силен задним умом. Но выбор Кэри был правильным решением».

Макгуайр: «Карьеру Прайса уже можно назвать выдающейся».

Гейни: «Он вырос в настоящую суперзвезду. Уже много лет он считается одним из лучших вратарей лиги. И сохранит этот статус в дальнейшем. Да, ему оказывали помощь и содействие на протяжении карьеры. Но, в первую очередь, он добился всего сам. И сделал это на самой сложной позиции в игре».

Тимминс: «Как бы я выстроил рейтинг своих пиков в «Монреале»? Посмотрим: Кэри Прайс, Пи Кей Суббан, Райан Макдона, Макс Пачиоретти… Но первым точно будет Прайс. Только он и Суббан выигрывали престижные индивидуальные награды (Прайс получил «Харт», «Везину» и «Дженнингс Трофи» в 2015 году, Суббан – «Норрис» в 2013-м). Если говорить о поздних попаданиях, то я бы выделил Ярослава Галака в 9-м раунде и Брендана Галлахера в 5-м. Но, повторюсь, решение выбрать в 2005 году Кэри Прайса, что могло показаться кому-то несколько спорным и опрометчивым решением, остается моей главной удачей».

Источник: Sportsnet

Фото: Gettyimages.ru/Minas Panagiotakis / Stringer, Bruce Bennett, Brian Bahr, Chris Relke / Stringer, Kevin C. Cox

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Реклама 18+