Хоккейная площадка
Блог

«Если хоккеисты не понимают, как к ним относятся люди, то я не знаю, чем им помочь». Честный тренер – о карме, пролете мимо Олимпиады и о том, почему уехал в Польшу

Экс-тренер юношеской сборной жалеет, что не уехал из Беларуси раньше.

Беларусские хоккеисты пропустят третью Олимпиаду подряд – квалификация на Игры оказалась провалена: сначала случился позорный проигрыш полякам, выступающим в Д3, а еще закончился поражением матч со словаками, которые и отобрались в Пекин. Впрочем, даже в глобальной неудаче руководство белхоккея нашло позитив, мол, у вида спорта есть будущее, а спортсмены показали игру, которую от них и хотели видеть.

Беларусь третью Олимпиаду подряд будет без хоккея: Австрия сделала всё, Стась в ярости, а Басков верит в светлое будущее

А вот экс-главный тренер юношеской сборной Беларуси и ряда отечественных клубов Александр Руммо позитива вообще не видит. Специалист уверен, что хоккеисты получили то, что заслужили за свое молчание и нежелание поддержать своих болельщиков, которых прессует режим Лукашенко. Как считает Руммо, не скрывающий своего отношения к системе, карма накроет в этой жизни каждого.

«Мне лучше искать работу, чем промолчать». Басков хотел обязать тренера поддерживать власть – тот уволился

Телеграм-проект «ЧестнОК» после матча со словаками подвел со специалистом итоги олимпийской квалификации для беларусов, порассуждал о будущем Крэйга Вудкрофта в сборной, а заодно и в минском «Динамо». Также Руммо рассказал, как и почему вынужден был с семьей покинуть страну, почему жалеет, что не сделал этого раньше, и о том, имеет ли намерение вернуться на Родину.

– Третья подряд зимняя Олимпиада пройдет без беларусских хоккеистов. Для вас это стало неожиданностью?

– Я являюсь сторонником кармы, верю в ее всесилье. Поэтому, отвечая на ваш вопрос, скажу просто: все произошло очень логично и закономерно. Был уверен, что на Олимпиаду беларусы не попадут. Извините, как сборная может выигрывать, если за нее на Родине вообще не болеют, не переживают? Может, спортсмены сами и думают, что они играют для народа, для людей, но беларусы так не считают. После матча со словаками посмотрел комментарии под новостями, и у меня сложилось такое ощущение, что в Минске было ликование, народ счастлив, открывают шампанское и будут праздновать то, что сборная не вышла на Олимпиаду. У меня телеграмм сгорел от поздравительных сообщений.

– Как думаете, хоккеисты сами видят отношение болельщиков к ним?

– Если они не видят таких вещей, не понимают, как к ним относятся беларусы, то эти хоккеисты, мягко говоря, не в порядке. Какая-то часть страны, может, три процента, поддерживает команду, но вся остальная часть Беларуси – исключительно против. У меня есть товарищи, которые в 2002 году после матча со шведами на радостях чуть из окон не выпрыгивали, а в воскресенье они мне писали, что болели за словаков. А когда Гудачек забросил на последней минуте в пустые ворота, то радовались так, как в 2002 году победе беларусов. И если хоккеисты не понимают, как к ним сейчас относятся люди в стране, то я уже не знаю, чем им помочь.

– А не думаете, что им все равно?

– Мне кажется, не может быть такого, что им совсем уж все равно. Какие-то эмоции по поводу отношения болельщиков есть. Но я другое хочу отметить. Хоккеистам не хватило мужества, смелости заступиться за свой народ, за своих же болельщиков. Ты мог быть за Лукашенко, за власть, но, извините, когда твоих болельщиков непонятно кто на улицах избивал, в тюрьмы кидал и продолжает это делать, ты что, не знал об этом? Тебе было страшно сказать, что так делать нельзя? Почему ты молчал, когда на улицах творился настоящий беспредел? Многие же ребята из сборной играют в других странах, в нормальных лигах. И что, в этих странах происходит такой беспредел, как в Беларуси? Люди выходят на мирные протесты, а против них ведется настоящая война. Вы, хоккеисты, при этом промолчали и думали, что отношение болельщиков к вам не изменится? Если вы так думали, то вы, мягко скажем, глупые. Поэтому сегодняшнее отношение беларусов к сборной – это как раз то, что игроки и заслужили. 100 процентов! Это же карма, и я в нее верю. Она всех настигнет при этой жизни, каждый ответит за свои слова и поступки. Получит то, на что наработал.

В итоге эта карма собрала сборную, завезла в Братиславу и показала, что в этой жизни не все решает спорт, что хоккей – это не самое главное. Нужно ценить и другие, более важные вещи. Может, игроки задумаются над тем, что они делают или не делают. Я не говорю о канадцах, которым паспортов наделали. Им вообще все равно, что происходит в нашей стране. Я про беларусов, которые, когда уничтожают их народ, просто молчат.

– На этом чемпионате, кстати, лучшим в сборной стал беларус Егор Шарангович, выступающий в НХЛ.

– Честно, ничего не могу сказать по его игре, потому что не следил из-за занятости. Но даже без этого он для меня такой же, как и все остальные в команде: сижу, молчу, ничего не вижу.

– Видели фотографии раздевалки сборной Беларуси?

– Мне кажется, там мало зеленого :) Нужно добавить побольше.

Вообще, я же в хоккее уже много лет, сам играл. И не припомню, чтобы у нас кто-то когда-то так украшал раздевалку. Но у меня вопросы есть и к Вудкрофту. Он же серьезный тренер, работал в зарубежных чемпионатах. Неужели он, когда увидел все это красно-зеленое в раздевалке, просто не мог встать и сказать, что все это настоящая фигня? Мы на Хеллоуин приехали или играть в хоккей? Ну, повесьте флаг в раздевалке, какие-то мотивирующие слова, но превращать помещение непонятно во что…

– Видимо, Вудкрофт просто боится сказать слово против.

– А что ты за главный тренер, который приехал из Канады и боишься слово лишнее сказать? Если ты такой, то готовь тогда метлу своей жене и вместе с ней – прямиком в шахты.

– Как думаете, тренерский штаб поменяется?

– Вообще, то, что он [Вудкрофт] возглавляет сборную, это уже, по-моему, нонсенс. В позапрошлом сезоне, возглавляя «Динамо», он побил все антирекорды КХЛ. И по поражениям, и по шайбам. Если бы «Динамо» было моей командой, я бы такого тренера давно уволил. Но нет же, Вудрофта оставили, дали ему 15 легионеров и сказали работать дальше. Извините меня, если бы Андриевскому, Скабелке или Занковцу дали 15 легионеров, то, думаю, они бы тоже вывели коллектив в плей-офф в 2021-м. Хватило бы ума, навыков и авторитета.

Потом решили, что Вудкрофту нужно дать еще поруководить сборной… Он же говорил, что выполнит задачу, что команда добьется этого для народа, для беларусов. Задача выполнена? Нет. Что делать в таком случае? Собирайте вещи со всем тренерским штабом – и до свидания. Ели Вудкрофт позиционирует себя как профессиональный тренер, то сам должен уйти, без давления сверху.

– Уйдет?

– А я не знаю. В Беларуси же никто не уходит. Такое ощущение, что чем серьезнее проваливаешь задачу, тем больше к тебе доверия. Чувствую, Вудкрофту скажут: «Ну ничего, работаем дальше. Может, добавим еще легионеров, дадим больше беларусских паспортов». Так что почему-то мне кажется, что продолжит он работать и в «Динамо», и в сборной. Почему нет? У нас же один мужчина продолжает 27-й год сидеть у власти. Вот и Вудкрофт продолжит, никто ему не помешает. И при этом не важно, какой результат.

– Председатель ФХБ Дмитрий Басков остался доволен выступлением команды. Заявил, что «ребята показали самоотверженную игру, проявили характер и боролись до конца. Заставили поверить в свою игру и то, что у беларусского хоккея есть будущее».

– Я матчи не видел, поэтому по игре сказать ничего не могу. Но если судить чисто по результату, то будущего у беларусского хоккея нет. В сборной играют взрослые мальчики, и выходят на лед они, чтобы достигать какого-то результата, выполнять поставленные задачи. Старались они или не старались – результат налицо. Это же самое главное. А то, что потом говорят о том, что команда билась, сражалась… Ага, бились, старались, но проиграли полякам. Старались, бились – и проиграли словакам. Как видим, эти старания ни к чему не привели. А говорить можно теперь все, что угодно.

Будь на месте Вудкрофта любой беларус, его бы уже выперли, это 100 процентов. Но канадца оставят, да еще и медаль дадут какую-нибудь. За отвагу :). Он же старался, сражался.

– Вы уже вспомнили о матче с поляками. Как можете охарактеризовать одним словом то поражение беларусов?

– Ох, даже не знаю, как это сделать. Для поляков это однозначно чудо, потому что это команда из Д3.

– Проигрыш полякам – это снова карма?

– 100 процентов. И неудача в матче со словаками, и начало встречи с австрийцами – это все действие кармы. На бумаге ведь у беларусов собралась неплохая сборная, игроков собрали не из кружков по вязанию. Но даже если ты хороший игрок, в этой сборной задача не будет выполнена. И дело как раз в том негативе, который ее окружает. Простые люди не болеют за этот коллектив, желают ему поражения. И карма на самом деле работает.

Такая же история и с беларусскими олимпийцами в Токио. За них никто не болеет, за них никто не переживает, а наоборот, только негативом окружают. Вот спортсмены и получают то, что заслужили.

– Как думаете, хоккеисты поймут, что нужно менять свое отношение к беларусской действительности и своим болельщикам?

– По крайней мере должны попробовать это сделать. В сборной много молодых парней, у них карьера впереди. Хоккеисты должны пересмотреть свою позицию ко всему, понять, что в Беларуси творится настоящее беззаконие, когда могут посадить даже за то, что просто не так посмотрел на гаишника. Игроки должны определиться, с народом ли они, с беларусами ли. И от этого будет зависеть отношение к ним со стороны людей и, соответственно, результаты на площадке – опять же, вспоминаем о карме.

Вот футболист Илья Шкурин, например, свой выбор сделал. Он показал, что с народом, с беларусами. И я уверен, что у него все получится в будущем. Будут и голы, и матчи за сборную. А уважение болельщиков уже есть. Поэтому и хоккеистам нужно подумать. Поймите, нельзя втихаря, сидя дома, жалеть своего соседа, которого по беспределу закинули в тюрьму непонятные люди, но в то же время склонить голову и покорно поддерживать этот беспредел, потому что, видите ли, нужно семью кормить, кредиты платить. Так не получится жить. Ходи по прямой – и все будет хорошо.

– Так а вы сами верите, что хоккеисты способны показать, что они на стороне беларусов?

– Тяжелый вопрос. Я уверен в одном: если игроки не поменяют свое отношение, то рано или поздно сборная вообще будет играть без болельщиков. Если хотя бы минимально не поддержат свой народ, то будут играть сами для себя.

– Недавно Лукашенко высказывал недовольство тем, что в хоккей вбухиваются большие деньги, а отдачи никакой. Но почему-то мне кажется, что ничего после этой олимпийской квалификации не изменится – деньги в хоккей продолжат вбухивать.

– Во-первых, вбухивает деньги не он, а простые беларусы, налогоплательщики. И если бы у людей спросили их мнение, то процентов 70 населения точно бы сказали, что хватит уже в хоккей вбухивать эти деньги. Есть вещи, куда можно вложиться с большей пользой. Но разве у людей кто-то спросит? Поэтому, думаю, в сборную, в то же «Динамо» деньги продолжат закачивать. А вот там, где финансов не было, туда деньги и не будут поступать. В общем, ничего не поменяется.

***

– Вы сейчас живете в Польше и видели изнутри, как страна проживала победу над беларусами.

– Понимаете, поляки в принципе живут насыщенной жизнью. Они умеют работать и умеют отдыхать. В те же выходные в ресторан зайти просто невозможно – всё занято. Когда случилась победа над Беларусь, мне кажется, глобально ничего не изменилось. Да, порадовались, но чего-то грандиозного не было. По крайней мере я особого порыва к каким-то отмечаниям не заметил.

Кстати, полякам говорю, что в Беларуси на госТВ постоянно твердят, что они живут под плетками, постоянно работают, с утра до вечера. Она на меня смотрят широко раскрытыми глазами: «Да, работать надо, но и ходить куда-то тоже необходимо, как-то отдыхать, развлекаться».

– А что насчет хоккея и уровня вида спорта? По сравнению с Беларусью это небо и земля?

– Хоккей тут есть, он развивается, но по-своему и своими темпами. В отличие от Беларуси, вокруг хоккея тут не создают лишний шум, никто не нагнетает. Команды играют, тренеры тренируют – все предельно спокойно. Есть болельщики, лиги, хоккейные школы – всё это присутствует. Но жизнь идет без лишнего шума. Плюс практически все клубы частные, идут своим путем развития.

Также нужно сказать, что нет шума вокруг этого вида спорта, потому что хоккей, по сути, стоит за спиной у футбола – самого популярного спорта в стране, – гандбола и волейбола.

– Но и не 20 человек играет в хоккей, как говорил Лукашенко.

– Конечно, нет. Я в выходные посетил один детский турнир, куда приехали шесть коллективов. В них по 15 человек. Дети все обутые, одетые, улыбаются. Все в прекрасном настроении.

Лукашенко думает, что в Польше хоккеем занимается 20 человек. Как же далеко от реальных цифр – а Беларусь во многом уступает соседям

– И никто никого не бьет на скамейке запасных.

– Если в Польше тренер ударит ребенка клюшкой по голове или, не дай Бог, будет бить его на лавке запасных, то все, тренер больше в спорте работать не будет. Подобным поведением он просто выпишет себе волчий билет. Здесь дети и их развитие очень важно. Поэтому в детский спорт вкладываются большие деньги и отношение к детям на самом высоком уровне.

«Есть такие родители, которые даже просят быть пожестче». Детский тренер – о том, принято ли бить юных хоккеистов в Беларуси

И еще хочу рассказать одну интересную вещь, какое тут отношение в детском спорте. Записывал своих сыновей в школу, она оказалась спортивной. И для поступления нужно было сдать нормативы. Старший приступил к сдаче, а младший где-то бегал, прыгал в стороне. Директор школы потом ко мне подошел и сказал, что старший сын хороший, показал неплохие результаты, поэтому его принимают в школу. А потом показывает на младшего моего и спрашивает, кто это. Отвечаю, что еще один сын, должен пойти в первый класс. И если его готовы взять, то он тоже может сдать нормативы. На что мне директор говорит: «Нет, все хорошо, он уже нормативы сдал». То есть пока бегал, где-то прыгал, кувыркался, за ним следили и определили, что он по своим физическим данным вполне подходит для их школы. Вот какой подход к детям в Польше.

Реально, чтобы вырасти в профессионального спортсмена, нужно начинать с самых низов, с детства. И тренеры, учителя это понимают. В Беларуси же главное – это документы, обозначения стартов, финишей. Чтобы все было четко, по правилам. Ну а на Западе более человечное отношение к детям, и они, естественно, довольны, улыбчивы. Им нравится заниматься, нравится тренироваться.

– Насколько понимаю, вы в Польше уже сами приступили к тренерской работе.

– Когда приехал в Польшу, попал на тренерский кэмп, познакомился с наставником сборной U-20. Общаюсь со многими коллегами. Что касается места работы, то уже нашел его, но пока не хочу распространяться Единственное, могу сказать, что работаю со взрослыми хоккеистами. Со временем все всё узнают.

– Не пожалели, что уехали из Беларуси?

– Я в принципе никогда ни о чем не жалею. А если и жалею, то все это длится максимум три секунды. Я верю в карму, в то, что делаю, в себя. И не жалею, что приехал в Польшу. На многие вещи взглянул совсем по-другому, и, однозначно, сделал шаг вперед.

– На какие вещи взглянули по-другому?

– Во-первых, на отношение между людьми, на то, как люди подходят к самой жизни. В Беларуси я жил и постоянно думал, что нужно заработать деньги, потому что это надо. В Польше жизнь четко делится на рабочее время и личное. И его нужно занимать интересными вещами: поездками, посещениями мероприятий. Я немного переформатировался. Если в Беларуси у меня все время было занято хоккеем, и днем, и вечером о нем думал, смотрел матчи, то после переезда спорт начал дозировать. Понимаю, что нужно время на себя и семью.

Живу сейчас во Вроцлаве, и как будто вернулся в советское детство, когда в Минске шел по проспекту, а вокруг было много деревьев, природа. Вы можете представить, что в центре города, стоя на перекрестке, вы услышите, как стрекочут кузнечики? Тут никто не выкашивает траву и не укатывает все в асфальт. Настолько зеленый город, столько архитектуры, запах кофе и булок по утрам – все это меня вывело на новый уровень и помогает развиваться, наслаждаться жизнью.

– Кода мы с вами договаривались на интервью, вы даже сказали, что жалеете, что не уехали из Беларуси раньше.

– Да, абсолютно точно. Реально, этот шаг нужно было делать не в 50 лет, а в 40. Скажу банальную вещь, но правдивую: здесь на самом деле чувствуешь себя по-настоящему свободным. И не в таком смысле, что делаешь все, что хочешь. А понимаешь, что к тебе относятся как к человеку. Чего нет в Беларуси. Причем ты себя чувствуешь человеком абсолютно везде, куда бы ни пришел. Когда после переезда занимался оформлением разных документов, столкнулся с языковым барьером. Но мне все старались помочь, объясняли доходчиво, что-то рисовали, чтобы я понял.

Я даже не столкнулся с особыми трудностями в бытовом плане. С жильем все хорошо, с работой. Потому что ты приезжаешь сюда – и тебя воспринимают сразу как человека. Есть одно волнение: как дети пойдут 1 сентября в школу, что их там ждет. Хотя одно с радостью могу сказать: у детей здесь точно не будет ни военрука, ни карточек на входе.

Честно, я ждал, что в Беларуси наступит время, когда к жителям начнут относиться именно как к людям. И иногда даже казалось, что такое возможно. Но нет, в итоге не дождался. И сейчас понимаю, что реально нужно было уезжать пораньше. Может, что-то по-другому сложилось бы и в карьере. Но как есть, так есть. Не знаю, что будет дальше, поэтому доволен тем, что есть сегодня.

– Но ваш отъезд из Беларуси – это все-таки вынужденная мера.

– Да, 100 процентов. Если бы в Беларуси ничего не сворачивалось, имею в виду независимую прессу, какие-то организации, если бы я не чувствовал на себе пристальное внимание кое-кого, тогда бы не уехал. Если бы в стране было все по-честному, если бы Светлана Георгиевна, как и нужно, пришла к власти, а потом назначила новые выборы, как она этого и хочет, выпустили бы Виктора Бабарико, то и я, и многие другие были бы в Беларуси. И в стране началась бы реально другая жизнь. Но пока у власти сидят нынешние люди, все это, к сожалению, нереально. А жить и бояться собственной тени – разве так можно?

– Уезхать – это ваша инициатива или решили всей семьей?

– Это совместный шаг, мы все обсудили и решили уехать. Жена меня всегда поддерживает, дети в курсе того, что происходит в Беларуси. Поэтому не было сомнений по поводу того, уезжать или нет. Но даже после отъезда я все равно продолжаю следить за тем, что происходит на Родине. Словил себя на такой мысли, что когда находишься в Беларуси, когда вокруг тебя творится вся эта жесть, ты к ней потихонечку привыкаешь, история притупляется. Но как только месяц-полтора поживешь на другой территории, почувствуешь другую жизнь, то смотришь на Беларусь и думаешь: «Блин, это же настоящая дичь!» Я полякам рассказываю, что происходит в Беларуси, они мне просто не верят. Как можно дать за носки 15 суток? Или срок за белый лист бумаги на окне? Живя не в Беларуси, смотря на всю жесть со стороны, появляется еще больше непонимания того, что творит режим. От некоторых моментов просто сердце разрывается. Какая-то Северная Корея.

Власть уничтожает культуру, спорт, независимую прессу, многое другое. И делает это только для одного – чтобы удержаться на своем месте, чтобы не потерять эту самую власть. Режим понимает, что простыми, человеческими и честными путями не усидит на месте. Имею в виду выборы, голосование и так далее. Поэтому людей банально запугивают, прессуют, уничтожают разные сферы. Кто-то из-за этого вынужден уехать, как я. Потому что, объективно, какое у нас оружие против режима? Цветы и флаги. А нас, людей, которые на мирных акциях снимали обувь перед тем, чтобы встать на лавочку, объявили террористами. Это нормально?

– Что стало последней каплей, побудившей вас уехать?

– Когда начался пресс на TUT.BY, когда начали закрывать независимые СМИ, я уже смотрел на это все и понимал, что пора, наверное, сворачиваться. А вообще, серьезно о переезде я задумался в апреле-мае, потом мы получили визу и уехали. С тремя чемоданами.

– Вы не рассматривали такой вариант: дали одно интервью, второе, а потом ушли в тень, тихо занимаетесь своим делом, никуда не лезете, зато в Беларуси живете?

– Я не хочу молчать. Как молчать, когда в Беларуси такое творится? При том, что я и такие же, как я, правы на 100 процентов. Я не представляю, как могу молчать и скрывать свою позицию. Ну а в Беларуси говорить сейчас опасно, вы сами понимаете.

– Вы в Беларусь намерены вернуться?

– Как моя жена говорит, жизнь богаче наших планов. Я, конечно, не исключаю, что вернусь, потому что 50 лет прожил в Беларуси. Но когда это будет? Понятно, что когда режим сменится. Не думаю, что это все затянется. Не завтра и не послезавтра произойдут перемены, конечно, но и точно не через годы, которые покажутся вечностью. Произойдет что-то такое неожиданное для всех. И режим мгновенно скрутится.

Фото: из личного архива Александра Руммо, hockey.by

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные