Блог Магистр

Андрей Мезин: «Перед матчем с США президент взял за шлем и посмотрел в глаза»

Сломанная президентом традиция, прощанье Хэнлона и непростые времена на горизонте. Обо всем этом Андрей Мезин рассказывает Tribuna.com.

«Злопыхатели сборной пусть злопыхают дальше»

-- Чемпионат мира закончен. Ваши эмоции?

– Немножко усталость накопилась. Длинный сезон наложил отпечаток, у турнира ответственность была дополнительная. В принципе, я доволен результатом, который показала наша сборная на чемпионате. На самом деле, настроение неплохое. Хотя могли выступить и лучше, ведь так? Все было в наших руках, но чуток не хватило. Думаю так: если бы белорусам сказали перед началом турнира, что мы займем седьмое место, радости не было бы предела. А сейчас же реально каждый задумывается: это был самый лучший наш шанс попасть в элитную четверку на чемпионате мира. Осадочек по этому поводу остался.

-- Давление было неслабое. Сейчас облегчение почувствовали?

– Наверное, это слово не подходит в данной ситуации. Еще за пару месяцев до чемпионата, в феврале, ко мне в гости приезжал Глен Хэнлон. И я ему в лицо сказал: «У нас реальные шансы попасть в полуфинал». Думаю, канадец далеко не от многих людей слышал такое высказывание – негатива было гораздо больше. В связи с последними выступлениями сборной Беларуси, никто не ожидал, что мы выступим хорошо, что мы будем бороться. Все склонялись к тому, что чемпионат будет провальным. Я же верил только в лучшее. Сейчас просто доволен тем результатом, что мы показали. А наши злопыхатели? Пусть злопыхают дальше и готовятся к следующему чемпионату. Год на подготовку есть :).

-- Интересно, как Глен отреагировал на ваше высказывание о полуфинале?

– В олимпийский год клубный сезон смещается – это не ново. И в КХЛ, и в НХЛ команды играют чуть дольше, чем обычно. Сезон изматывает. Мы же Олимпиаду пропустили и могли спокойно готовиться к чемпионату мира. Из НХЛ многие сильные игроки предсказуемо не доехали до Минска. Тем не менее, это не умаляет статуса нашего турнира. Чемпионат мира – это чемпионат мира. У нас же собрались почти все сильнейшие. И все это благодаря Хэнлону. Ребята ехали к нему, зная, какой он человек и специалист.

-- Тем не менее, три подряд 14-х места надежды никак не вселяли. Негатив в голову не лез?

– Ни в коем случае. Было предчувствие, что все пройдет удачно. За окончательный результат волнения или страха не было. Мандраж начинался только перед матчами. Если ты не волнуешься перед играми, значит, ты уже мертв.

«Присутствие президента усиливало волнение»

-- Пару лет назад перед чемпионатом мира хоккеистов, и вас в том числе, настраивали ловить шайбу зубами и кровь из носу добиваться результата…

– Сейчас никакой накачки не было. Наоборот, руководители пытались успокоить. Была организована встреча с советником президента, министром спорта и руководителем федерации, но никто не запугивал. Никто не говорил: «Не выложишься – мы тебе голову оторвем». А задачу нам поставили понятную: биться в каждом матче и чтобы зритель видел, что мы отдаем все силы. Думаю, ни у кого нет претензий в этом плане?

-- Наверняка присутствие президента на матчах сказалось.

– Скорее всего, в этих играх волнение усиливалось. Возможно, в матче с американцами мы с ним и не справились. На глазах у главы государства нельзя в грязь лицом ударить. Вот, наверное, эмоции и захлестнули.

-- О приходе президента в раздевалку знали заранее?

– Мы ждали его за день до матча. Нам сказали, что Александр Григорьевич посетит нас с визитом в день игры. Немножко неожиданно было, что президент пришел перед самым началом встречи.

Я один раз уже сталкивался с подобным – на Олимпиаде-98 в Нагано. Мы прошли квалификацию, играли с Канадой. Утром президент поговорил с нами на раскатке, пожелал удачи. А потом зашел в первом перерыве матча с канадцами – поддерживал, говорил, чтобы мы не боялись. Для нас ведь это был первый матч в истории против такой большой команды – до того времени Беларусь играла только в низших дивизионах чемпионата мира. А тут сразу канадцы! Гретцки, Лемье, Руа! На самом деле, мы вышли на лед и не понимали, что вокруг нас происходит :).

-- Получается, на вашей памяти это второй случай похода президента к команде?

– Да. Александр Григорьевич находился в раздевалке минуты две – попросил биться до последнего и порадовать зрителя. Обычные слова, которые нужно говорить в такие моменты.

-- Вам лично что-нибудь сказал?

– Перед матчем я никогда ни с кем не разговариваю и не смотрю никому в глаза.

-- Это известно.

– Еще на заре моей профессиональной карьеры эту методику мне подсказал один человек: «Не смотри в глаза – сглазят». Я всегда так настраиваюсь. За три часа до матча я уже ни с кем точно не заговорю. Если что-то спрашивают, я могу только промычать в ответ. Так вот: президент открыл турнир и возвращался через нашу подтрибунку. Мы уже готовились к выходу на лед. Александр Григорьевич остановился перед каждым и сказал какое-то напутственное слово. Я стоял одним из последних. Президент подошел ко мне, взял за шлем и молча посмотрел в глаза. В такие моменты исключения делать нужно :). Это не рядовая ситуация.

-- Не думаете, что это как-то повлияло на шесть пропущенных шайб?

– Ни в коем разе. Причина точно не в этом. Полтора периода мы отыграли с американцами на равных и упустили пару реальных возможностей забросить. Надломила нас вторая шайба – фортуна отвернулась и от меня, и от всех нас. Шайба ведь летела мимо ворот, но рикошетом от ног оказалась у меня за спиной. Задор пропал и все перестало получаться. Поплыли и пропустили еще несколько шайб. В третьем же периоде было много ненужных удалений, но это все от желания.

«В день матча с американцами у сына была операция»

-- Как бы то ни было, 1:6.

– Может, это и к лучшему. Возможно, другие наши соперники перестали нас всерьез воспринимать. А проиграй мы 0:1, могли излишне поверить в себя. Тут две стороны медали.

-- Что лично у вас не получилось в игре с американцами?

– За матч я допустил две ошибки, одна из которых стоила нам пропущенной шайбы – пятый гол американцев. Я не справился с броском нападающего и шайба парашютиком от руки опустилась в сетку. В остальных голевых моментах я мог спасти только при содействии удачи. Но был еще один негативный фактор. Возможно, он тоже повлиял на мою игру.

-- Какой?

– В день матча с американцами у моего пятимесячного сына Андрея была операция. Я до последнего не знал исхода. Было велико желание выиграть у США и посвятить победу сыну. Но хоккей – это игра не одного человека. Как команда мы не выдержали американского напора. И другие факторы тоже не сошлись.

-- Какие ощущения были после матча?

– Очень расстроился. Американцы – единственная команда, которую я никогда не обыгрывал. Но время исправить этот момент еще имеется :).

-- Какие мысли лезли в голову в тот вечер?

– В 2013-м США стали бронзовым призером чемпионата мира. Они могут собрать 10 составов, и каждый будет способен бороться за медали. Мыслей о том, что мы проиграли какой-то слабой команде, не было. Наоборот, нам проще было бы со звездами играть, чем с мотивированной американской молодежью.

«Лаланда окрылила возможность сыграть на национальном уровне»

-- Тогда задумывались, что игра с США может стать вашим последним выходом на лед на домашнем чемпионате?

– Нет, готовился дальше в обычном режиме. Но тренеры решили проверить с казахами Коваля. Виталик доверие оправдал и по праву получил место в игре со Швейцарцами, где снова победил. В дальнейшем Ковалю помешала болезнь, а я получил повреждение. И тут на авансцену вышел Лаланд.

-- Как получили повреждение?

– На тренировке. За день перед финнами получил небольшое растяжение. По идее, против Суоми должен был играть я. Подошел к Хэнлону в день матча и известил о своей травме. Отказываться играть я не собирался. Мог выйти и отстоять: обезболивающий укол вкололи – и вперед. Но тогда есть риск разорвать связку окончательно. Согласитесь: глупо лезть в рамку, когда в наличии имеется готовый и здоровый на 100 процентов вратарь? Ход оправдал себя – Лаланд отыграл просто отлично. Если бы с Кевином в дальнейшем что-то случилось, я, разумеется, вышел бы и сыграл.

-- Сейчас не жалеете, что сказали Хэнлону о травме и пропустили Лаланда в ворота?

– Команда выполнила задачу – это самое главное. Никаких претензий и обид нет.

-- Объясните как вратарь: как Лаланд смог выдать такой турнир после неровного клубного сезона в «Динамо»?

– Не следил за выступлениями Кевина в Минске, но видел его статистику – ничего сверхъестественного. Да, сезон получился не очень удачный. Но Лаланд – состоявшийся, опытный голкипер. А чемпионат мира – это отдельный турнир. Думаю, Кевина окрылила возможность сыграть на национальном уровне. Эмоции иногда очень помогают. Лаланд доказал, что может собраться в нужный момент. Для хоккеистов очень ценное качество.

-- У вас подобные ситуации случались?

– Многое зависит от доверия тренеров. Тренер может как создать суперзвезду, так и уничтожить сильного хоккеиста. Хотя неудачные отрезки могут случиться у каждого. Вратарь может выдать шесть суперматчей подряд, но потом наступит спад из-за усталости. Нельзя загоняться до кровавого пота. Хотя лично для меня гораздо сложнее пережить психологическую усталость, нежели физическую.

«Нам вернулось за все наши отмененные шайбы»

-- Самый напряженный момент турнира – игра с латышами. Вы на этот матч заявлены не были.

– Я никогда не выхожу смотреть матч на трибуну. Не люблю отвлекаться от хоккея. Поэтому следил за матчем с кофе по телевизору в раздевалке. Постоянно находился с командой – присутствовал от начала до конца. Оценивал встречу с профессиональной точки зрения.

-- Что это значит?

– Смотрю хоккей не глазами болельщика, а глазами хоккеиста. Замечаю ошибки, слежу за игрой отдельных игроков. Оцениваю игру не только своей команды, но и соперника.

-- Начало не удивило? Выигрывали 2:0 за десять минут у латышей, которые победили до этого США и Финляндию.

– Ничего удивительного – это спорт. После первого периода со швейцарцами я вообще думал о том, как нам ноги унести. В стартовой двадцатиминутке «альпийцы» нас просто смяли. Но потом мы выровняли игру и дожали соперника. С латышами была другая ситуация. Мы использовали свои моменты, в отличие от латышей. Еще добавлю: у Латвии это был далеко не лучший матч на турнире. Хотя, в принципе, как и у нас.

-- Момент с незасчитанной шайбой с точки зрения профессионала...

– Тяжело судить. Ребята говорят, что судья свистнул до того, как шайба залетела. Тут уж спорь, сколько твоей душе угодно. Игрок одной ногой находился в площади ворот – этого не отнимешь. Возможно, нам вернулось за все наши отмененные шайбы. Мне сразу вспоминается Нагано-98. Игра с США – проигрываем 2:3. Бросок Леши Калюжного–и Рихтер выбил шайбу ловушкой уже из-за линии ворот. Очень обидно! Судьи тогда даже просматривать эпизод не стали. Здесь то же самое. Реакция у каждого может быть своя, но судья решение принял.

«В раздевалке после шведов разговаривал только Хэнлон»

-- Матч с россиянами опустим – он уже ничего не решал. А вот Швеция...

– Миши Грабовского не хватило. Этот человек имеет очень важное значение для команды. Но человек – не робот. С ним Беларусь была бы гораздо сильнее.

-- После матча многие не скрывали эмоций.

– Конечно, обидно. Мы могли выиграть у шведов. Особенно по той игре, что показывали во втором периоде. В заключительной двадцатиминутке тоже смотрелись неплохо, заработали буллит. Используй мы его – игра была бы в наших руках. Как минимум овертайм себе мы обеспечили бы. Но фортуна сказала одно слово: «Стоп!»

-- Что делали, когда Калюжный бросал буллит?

– Внимательно смотрел на площадку. Очень хотелось, чтобы он забил. В принципе, за столько лет я уже знаю, какие движения делает Леша. Жаль, что не получилось.

-- Алексей перемудрил или вратарь сыграл здорово?

– Нильссон сыграл отлично. Но и Калюжный этот прием исполняет крайне редко. Но на льду был Леша, и он принимал решение. Вратарь же перекрыл все зоны, и Калюжному пришлось срочно менять первоначальный выбор. Повторюсь: Нильссон сыграл просто мастерски в том эпизоде.

-- После матча капитан не вышел к журналистам.

– Осуждать его нельзя. Была проделана огромнейшая работа. Команда находилась в пяти минутах от полуфинала. Человека нужно понять. Говорить иногда просто не хочется. В раздевалке, кстати, тоже никто не разговаривал. Говорил только Хэнлон.

«Есть у канадцев хорошая черта – стремление к победам»

-- Глен Хэнлон ушел.

– Это было известно уже во время чемпионата. Тренер знал, что в команде эти новости обсуждаются. Однажды Глен вызвал меня и Денисова к себе и спросил, как ему поступить. Он думал выступить перед командой с речью, успокоить всех – не хотел портить атмосферу. Мы же его заверили, что все нормально и эти новости никак на команду не повлияют. Никаких брожений не было. Просто попросили его: «Готовься сам и готовь нас к матчам».

-- Неожиданно все произошло.

– Это его личное дело. Естественно, нам всем хотелось, чтобы Глен остался. При нем сборная Беларуси всегда добивается результата. Может, он устал психологически за этот год. Не знаю о его мотивации. Может, действительно Хэнлон заскучал по семье – тяжело долго находиться вдали от родных. По крайней мере, мы все должны сказать ему «спасибо». Этот тренер трижды выводил Беларусь в восьмерку. Лучшие матчи мы показывали под его руководством. Обидно, что он уходит. Но это не значит, что Глен еще раз не может вернуться. Не стоит зацикливаться – нужно смотреть вперед. А для этого у нас есть специально обученные люди в федерации. Нужно выстраивать стратегию на будущее.

-- Как вы узнали, что Хэнлон уходит?

– Из швейцарской прессы. Думаю, это специально было сделано, чтобы выбить нас из колеи – ведь новость появилась аккурат перед матчем со швейцарцами. В итоге, они выбили из колеи сами себя.

-- Когда Хэнлон попрощался с командой?

– После последнего матча. Подошел к каждому, пожал руку, обнял, сказал пару слов. А мне ничего не говорил – слова не нужны в такой ситуации. Просто потрепал меня за голову :). Через несколько дней Хэнлон улетел.

-- Сейчас многие называют Хэнлона предателем.

– Некрасиво его осуждать. Люди эмоционируют по горячим следам. Он же не чистый белорус – у североамериканцев абсолютно другой менталитет. Глен испытывал огромнейшее давление, но выдержал все. Его на части разрывали. Хэнлон полностью отдался работе в Беларуси. Он – профессионал. Он должен выиграть в каждом матче. Есть у канадцев такая хорошая черта – стремление к победам. Заработок у него далеко не на первом плане. Лично я благодарен ему за то, что он показал всем, как нужно работать.

-- Почему же у Хэнлона все время получается с нами?

– В первые годы у Глена был большой выбор. Кандидатов в сборную было много. И каждый мог сыграть по заданию в тот североамериканский хоккей, что предлагал тренер. Единственный минус Хэнлона – он почти не работает с молодежью. Если будет стоять выбор на позицию между ветераном и молодым хоккеистом, Глен всегда отдаст предпочтение более опытному. Вот и сейчас у нас в составе было не очень много молодежи.

Еще один фактор – Глен с первого сезона пришелся по нраву всем. Его демократичный стиль управления очень сильно отличается от диктаторского, к которому мы все привыкли. Мы выходили играть с одним лозунгом: «За Глена!» Ребята, не знавшие английского, чуть ли в любви тренеру не признавались:). Под Хэнлона приехали почти все сильнейшие – он умеет убеждать. К Хейккиля, насколько помню, половина игроков не прибыла.

-- Как и к Скабелке в прошлом году.

– В принципе, они сами народ выгоняли из сборной :). Но я к Скабелке не приехал только из-за того, что имел недолеченную травму.

-- Михаил Захаров предрекает скорый упадок белорусского хоккея.

– Да, нас ждут нелегкие времена. Федерация вместе с «Динамо» должна выработать четкий план. Мне нравится пример шведов. Лет 30 назад в хоккее у скандинавов был упадок. Что они сделали? Собрали всех руководителей и договорились: «Работаем по одной системе». Минуло 10 лет – пришел результат. Сейчас шведы не выпадают из лидерской четверки на Олимпиадах и чемпионатах мира. Кого сейчас больше всего из европейцев в НХЛ? Шведов, конечно. Это о многом говорит.

«Война и мир» – это очень тяжело»

-- Во время чемпионата сборная жила на загородной базе. Как общались там с товарищами по команде?

– График был насыщенный – реабилитация, массаж. Не было времени толком развлекаться вместе. Да и у каждого свои дела – видеоигры, интернет, книги. Вообще, обычно встречались только на втором ужине после девяти вечера  – мороженое кушали, чай пили вместе. Но посиделок не устраивали. Во всяком случае, я в них участия не принимал – за других отвечать не буду. У меня свой подход – люблю расслабиться, абстрагироваться от всего в номере, книжку почитать.

-- У вас был отдельный номер?

– Ребят постарше и вратарей поселили в одиночные комнаты. Кстати, почти все клубы практикуют, чтобы у вратарей был отдельный номер на выезде.

-- Вы сказали об увлечении литературой. Что читали во время чемпионата?

– Повесть Эфраима Севелы «Остановите самолет – я слезу». Посоветовал прочитать омский знакомый – интересный стиль написания. Читали?

-- Нет. Прорекламируете?

– Веселые истории еврея, уехавшего в Израиль в союзные времена. Интересно почитать о прошлом. Мне понравилось. Сейчас принялся за книгу Бена Элтона «Два брата» – история о братьях-евреях. Один воевал на стороне английской армии, другой – на стороне Вермахта. Затягивает.

-- Любите историческое чтиво?

– Стараюсь все читать. Русскую классику почти полностью одолел – Чехов, Достоевский, Булгаков, Гоголь, Лермонтов. Лев Толстой – единственный, кого я не берусь читать.

-- Объемы пугают?

– «Война и мир» – это очень тяжело :). Но классикой не ограничиваюсь – люблю и современных писателей. Иногда даже на страшилки тянет – тогда за Стивена Кинга берусь. Мне интересно все, где идет доступное изложение. Например, роман Дэвида Робертса «Шантарам» – автор описывает реальную историю о событиях в Индии в 80-х годах. 

-- Сейчас молодых хоккеистов с книгой редко встретишь.

– Почему же? Когда играл в Магнитогорске, защитник Ринат Ибрагимов был еще молодым. Смотрю: парень несет несколько книжек. Я уже думал, бульварное чтиво – Донцова, боевики какие-то. Ничего подобного – «Герой нашего времени» Лермонтова. Так что всех молодых под одну гребенку грести не стоит. Это стереотип, что все хоккеисты тупые, «пробитые» и необразованные. Сейчас читать удобно – в интернете можно, что угодно скачать. Но я за бумажный вариант – люблю ощущать книгу в руках.

-- У нас в сборной много читающих?

– Не присматривался особо, но людей с книжками встречал. Того же Лаланда, например.

-- Насколько знаю, прессу на базе никто не читал.

– Лично я–нет. Только жена иногда рассказывала то, что считала нужным.

«Доверься тренер мне – и «Авангард» мог попасть в плей-офф»

-- В январе вы говорили, что чемпионат мира в Минске может стать для вас последним.

– Начну с того, что мое участие даже в этом первенстве было под вопросом. Про необходимость операции для сына было известно уже в феврале. Врачи поставили срок – май. Хоккей – это дело всей моей жизни. Но я дал Хэнлону понять, что в такой сложный момент я должен быть рядом с ребенком. Глен выслушал меня, поговорил с Анжелой.

-- И что же сказал канадец?

– Он пожелал, чтобы я был вместе с командой. На семейном совете решили с супругой, что она поедет с сыном на операцию, а я буду готовиться к чемпионату.

-- И что же все-таки по планам на будущее?

– Я не принял окончательного решения, поэтому пока никаких заявлений делать не буду. Не хочу говорить, что я закончил со сборной, а потом забирать свои слова обратно. Однажды мне уже пришлось так сделать – второй раз этого не будет. Понимаете: очень тяжело переживать одно и то же из года в год. Особенно когда у тебя появляется семья. Ты почти год играешь в клубе, потом проходишь фактически вторую предсезонку в сборной, играешь на чемпионате мира, а в июле у тебя начинается подготовка к новому хоккейному году. На отдых один месяц. Конечно, тяжело. А когда ты еще приезжаешь в коллектив, по отношению к тебе начинают вести себя некорректно, плавят… Грубо говоря, возникают ситуации, когда хочется сказать: «Надоело, ухожу». Часто это происходит на эмоциях. Сейчас все в порядке, но я не буду ничего говорить касательно моих перспектив в национальной команде. Сейчас первостепенная задача для меня – восстановление сына и отдых. Затем буду заниматься поисками работы.

-- Варианты есть?

– Пока предложений не было. Рассчитывал, что «Авангард» предложит продлить контракт. Пока ничего не поступало. Если же нормальную работу найти не получится, тогда и в сборную соваться не стоит. Физически чувствую себя прекрасно. Но с каждым годом находить себе клуб становится все тяжелее – возраст играет против меня. Я в паспорт не смотрю – смотрят другие :). Но сил у меня достаточно, чтобы играть на самом высоком уровне.  

-- В прошедшем сезоне удивила трансферная политика «Авангарда» – перед дэдлайном был куплен швед Карлссон, когда только-только пошла игра у вас.

– Знаете, я не люблю обсуждать шаги руководства  – трансферы входят в их компетенцию. В январе у меня состоялся разговор с Шалаевым (менеджер «Авангарда» – Tribuna.com). Он сказал, что Карлссона взяли на случай, если что-то случится со мной. Ржига решил, что нужно проверить Карлссона. Его решение. Считаю, в «Авангарде» я отработал хорошо. 10 побед в 15 матчах – хорошая статистика. Возможно, доверься тренер мне – и «Авангард» в плей-офф попал бы. Я был готов играть.

-- Интересно, как у вас получается находить серьезные варианты – сначала «Трактор», потом «Авангард».

– Просто оказываюсь в нужный момент в нужном месте. Когда команда испытывает проблемы с вратарской линией, первоначальный поиск происходит среди игроков, находящихся без работы. Так было в обоих случаях.

-- Сейчас снова будете искать работу самостоятельно?

– Для этого есть специально обученные люди. Хотя со мной зачастую связываются напрямую из клубов.

-- В качестве продолжения карьеры рассматриваете только клубы КХЛ?

– Или КХЛ, или Европа. В Германии, думаю, меня помнят. Да и в Швейцарии мы с «Динамо» пошумели.

-- Чемпионат Беларуси вообще не рассматриваете? Может быть, в качестве популяризации?

– Уровень экстралиги очень сильно упал. Три команды играет, а остальные мучаются. Мне просто-напросто будет неинтересно. Откуда брать мотивацию? Очень тяжело выходить на площадку и знать заранее, что ты победишь. Хотя… Опять же не буду загадывать :).

Фото: Tribuna.com, hawk.ru, из личного архива семьи Мезиных

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья