Блог Магистр

Александр Макрицкий: «В непрофессиональных условиях мы хотим подготовить профессионалов»

Белорусский специалист Александр Макрицкий новый сезон начнет помощником Петериса Скудры в нижегородском «Торпедо». В интервью Tribuna.com тренер рассказывает, почему расстался с минским «Динамо», вспоминает свой первый опыт работы в кахаэловской команде, а также рассуждает о главных проблемах молодежного хоккея.

«Предложение «Торпедо» было неожиданным»

- «Торпедо» продолжает сохранять репутацию самого белорусского клуба КХЛ. Как вы попали в Нижний Новгород?

– Все получилось очень неожиданно. Во время чемпионата мира в Минске проходил семинар под руководством Владимира Юрзинова, в котором участвовал и я. Совершенно случайно познакомились с Петерисом Скудрой – главным тренером «Торпедо». Общались на профессиональные темы, обсуждали матчи. В общем, разговаривали на одном языке. У меня никаких посторонних мыслей в то время не возникало. Через несколько дней поступило предложение из Нижнего Новгорода.

- Звонил сам Скудра?

– Да. Предложил войти в его штаб на новый сезон. Несколько дней поразмыслил и отправился в Нижний Новгород – подписывать контракт.

- Будете отвечать за защиту?

– Жесткого разделения по функциям пока не обсуждали. Насколько понял, своя специфика будет только у тренера вратарей и тренера по ОФП. Я, Александр Завьялов и Артем Чубаров будем помощниками Петериса. 

- Получается, со Скудрой до этой весны вы знакомы не были?

– Лично нет. Естественно, знал, что Петерис был хорошим вратарем – играл в НХЛ, за национальную команду Латвии. Быть может, мы и на уровне сборных пересекались.

- В прошлом сезоне помощником Скудры был Андрей Скабелка. Быть может, старый товарищ помог с трудоустройством?

– Точно не знаю, но, возможно, Скудра посоветовался с Андреем Владимировичем, когда начал искать новых помощников. Мы со Скабелкой поговорили о «Торпедо» сразу после того, как мне поступило предложение из Нижнего. Отзывы от Андрея были только самые положительные. В прошлом сезоне «Торпедо» являло собой грозную силу – вышло в плей-офф, оказало жесткое сопротивление «Салавату» в нокаут-раунде. Тренерский штаб проделал огромную работу. Команда вышла на новый, более качественный уровень. Андрею в «Торпедо» очень понравилось.

«Надеюсь, Занковец прочитает интервью и подарит свою книгу»

- Для вас «Торпедо» – это переход на новый уровень?

– Разумеется, работать в такой команде очень ответственно. Но я уже знаю, что такое работа в КХЛ. У меня имеется опыт тренерской деятельности в минском «Динамо». Это было очень полезное время для меня. Тогда я находился в тренерском штабе и не испытывал особого стресса – все-таки основной удар приходится на главного тренера и его помощников, а я отвечал за физподготовку и ведение статистики. Затем у меня было два года в эмхаэловском «Динамо-Шиннике». Это уже совсем другое. Я получил возможность работать на матче непосредственно на лавке, с игроками. Считаю, моя тренерская карьера развивается. Ассистент тренера в «Торпедо»  – это очередной шаг.  Надеюсь, движение будет поступательным.

- Однако вы пропустили один момент. Этой весной вы подписали контракт с минским «Динамо», однако позже это соглашение было разорвано.

– Предложение поступило от Любомира Поковича еще в конце клубного сезона. В принципе, я уже был настроен на работу в Минске. Но после чемпионата мира неожиданно появился нижегородский вариант. Сообщил об этом Любомиру Поковичу и Владимиру Бережкову. Динамовский генменеджер с пониманием отнесся к моей ситуации и никаких препятствий мне чинить не стал. Предложение «Торпедо» – большой вызов для меня. В общем, мы расстались с «Динамо» мирно и без конфликтов.

- Не хотелось все-таки войти в новый сезон со своей, белорусской командой?

– «Динамо» продолжает оставаться для меня родным клубом. Мне же очень хочется более плотно работать с командой именно в хоккейном плане, нести большую ответственность.

- С новым динамовским тренером по физподготовке Владиславом Занковцом вы знакомы?

– Я его знаю. Они с моим сыном одногодки – вместе в «Юности» начинали играть.

- Что можете сказать о парне?

– Владислав – очень целеустремленный, серьезный человек. Правда, его книгу я еще не читал. Надеюсь, прочитает мое интервью и подарит :). Думаю, у него все должно получиться в «Динамо». Во всяком случае, работа в сборной у него получилась. От ребят слышал только положительные отзывы.

- Возраст преградой не станет?

– Зачем смотреть в паспорт? Он поиграл в экстралиге и знает, что такое хоккей. То есть в «Динамо» пришел человек с определенным опытом, а не парень из фитнесс-зала. Со спецификой он знаком.

- Думаете, условный Калюжный будет слушать такого молодого тренера?

– Почему нет? Тренер по физподготовке должен быть готов, чтобы дозировать нагрузки для отдельных игроков. Возможно, опытному Калюжному и молодому Готовцу в определенные отрезки будут нужны разные упражнения. Владислав разберется, а Алексей будет спокойно выполнять все задания. Тренер по физподготовке – такой же специалист в тренерском штабе, как и все остальные.

«В «Динамо» больше подшучивали над Бови мы, чем он над нами»

- Вспомните вашу первую работу в «Динамо».

– Мы трудились в связке с Бови. У Брендона была своя методика подготовки хоккеистов вне льда. Всю работу, все нагрузки мы расписывали коллегиально – через диалог с главным тренером и его помощниками. За тот год я многому научился. Через пару месяцев в нагрузку мне доверили ведение статистики. Во время матчей я находился на трибунах и записывал различные данные. В какой-то период во время игр использовали дистанционное общение – мы общались с Андриевским через наушник и корректировали кое-какие наши действия. Сверху все-таки рисунок виден лучше, чем с тренерского мостика.

- У тренера по физподготовке могут быть любимые упражнения, которыми он чаще всего нагружает подопечных?

– Хах, разумеется. Что мне нравилось в системе подготовки Брендона Бови, у него было очень много упражнений на баланс, координацию и развитие мышц корпуса. Можно накачать здоровенные руки и ноги, но если между собой тело не связано, то никакой пользы это не принесет – просто груда бесполезных мышц.

- Тренер по ОФП наказывает подопечных за увиливание от работы?

– Конечно. Если игрок неправильно выполняет упражнение, его действия корректируются. Но, слава Богу, до конфликтов дело не доходило. Мне понравилось работать в «Динамо» потому, что в коллективе были собраны хоккеисты-профессионалы. Каждый относился к работе с полной ответственностью и выкладывался на тренировках по максимуму.

- Какое впечатление оставил Бови?

– Хороший, грамотный специалист. Коммуникабельный человек.

- Брендон – здоровский шутник.

– Наверное, да. Только в «Динамо» больше над ним подшучивали, чем он над нами :). У североамериканца другой менталитет и чувство юмора, естественно, отличается от нашего. Специфическое. Нормально поработали.

- Прошлый сезон «Динамо» провело без тренера по ОФП.

– Любой квалифицированный тренер способен хорошо подготовить игроков к сезону физически. В советские времена такого понятия, как тренер по физподготовке вовсе, не существовало. Разумеется, такой специалист в клубе должен быть. В первую очередь, для того, чтобы разгрузить основной тренерский штаб, забрать ощутимый кусок работы.

«В непрофессиональных условиях мы хотим подготовить профессионалов»

- Что вам как тренеру дали два года в «Динамо-Шиннике»?

– Очень хороший опыт работы в поле. Мой первый опыт. Мне очень повезло, что попал под руководство Александра Белявского – это грамотный специалист, поработавший в Европе. А еще Бобруйск запомнился результатом – мы дважды вышли в плей-офф, чего раньше эмхаэловским командам не удавалось. Если в первом сезоне у нас была фактически готовая команда, то во втором нам пришлось собирать команду по сусекам – с прошлого года осталось 3-4 человека. И были в Бобруйске отнюдь не лучшие хоккеисты.

Я окунулся в молодежный хоккей и понял, что у нас очень большие пробелы. В подготовке новых кадров у нас очень сильные проблемы. В МХЛ тренеры должны ребят шлифовать и готовить к переходу на новый уровень. Нам же приходилось делать то, что должны были сделать детские тренеры. Банально занимались учебой! Это отнимало много сил.

- В чем основная проблема у наших молодых игроков при переходе на взрослый уровень?

– В непрофессиональных условиях мы хотим подготовить профессиональных хоккеистов. Это утопия. У многих ребят есть огромное желание играть в хоккей, но уровень подготовки у многих же недостаточный.

- Что подразумеваете под «непрофессиональными условиями»?

– Вот сейчас все кричат: «Зачем этим хоккеистам в экстралиге деньги платить? Пусть за еду играют!» Я согласен, что не стоит делать заоблачные зарплаты для молодых игроков. Но должна быть база. Благополучных клубов у нас немного. В некоторых же городах у нас существуют проблемы с.материально-технической базой. Пусть зарплата будет небольшая, но условия для работы должны быть хорошие. Меня эта ситуация беспокоит. О каком хоккее можно говорить? Никого мы так не подготовим.

- Чего не хватает нашей молодежи в хоккейном плане?

– Прежде всего, психология. И Игорь Матушкин, и Александр Белявский рассказывали, что в Швеции этому моменту уделяют едва ли не наибольшее внимание. В Скандинавии постоянно беседуют с ребятами, ведутся разговоры, направленные на мотивацию.

- А у нас что?

– Я увидел своими глазами, что со многими ребятами в юношеских и молодежных командах просто-напросто не разговаривали. Чего ты приходишь на тренировки? Какой цели хочешь добиться? У нас парни ходят: «Вот я занимаюсь хоккеем». Ну, вот и все. Для него хоккей – это рутина какая-то. Будто бы, заставляют. Многие наши молодые игроки ничего не видят перед собой – не понимают, для чего они вообще выходят на лед, что их ждет дальше.

- Настолько все серьезно?

– Так и есть. Они мыслят так: «Вот я немножко лучше сыграл и меня пригласили в МХЛ. Сейчас здесь поиграю». Они не понимают, что через два года они превысят возраст, допустимый лигой. И куда ты дальше пойдешь? Плечами пожимают. В общем-то, мы и начали работу с того, чтобы попытаться узнать у игроков, для чего они играют в хоккей. Тренеры говорят им на первом собрании: «Мы – фарм-клуб «Динамо». У вас есть все шансы попасть в КХЛ». Многие ребята в это просто не верят – сидят и ухмыляются: «Ха-ха». Мол, шансов нет.

- Поменять психологию получилось?

– До всех не достучишься. Но я верю, что прогресс случился хотя бы у какого-то процента ребят.

«В наше время шло живое общение. А сейчас гаджеты-планшеты»

- Проблемы с режимом у молодых игроков были?

– Серьезных проблем не возникало. Были некоторые нюансы, но тренерский штаб решал их на месте.

- С сигаретами застукивали кого-нибудь?

– Нет. Приятно был удивлен тому, что курение перестало быть модным. В моей молодости хоккеисты курили больше.

- В чем главное отличие нынешней молодежи от молодых игроков вашего поколения?

– Не хочется никого обижать, но факт остается фактом: мы раньше больше горели хоккеем. В мое время никто не задумывался о статистике, о контрактах. Мне в 18 лет за счастье было просто выходить на лед и рубиться. Мы постоянно думали о хоккее. Садимся в поезд, едем на выезд. О чем разговоры? О хоккее – о том, как играть будем. В поездках либо разговоры, либо книжка, либо картишки. У нас постоянно шло живое общение. Современной молодежи этого не хватает. Выйдут из раздевалки – уткнутся в свои гаджеты-планшеты и все. И, похоже, от этого никуда уже не деться. Время диктует свои правила.

- На ваш взгляд, сколько процентов игроков из последнего состава «Динамо-Шинника» попадет в будущем в сборную Беларуси?

– Егор Воронов уже тренировался со сборной :). Все зависит от самих ребят. Способные ребята есть, но теперь парни должны прикладывать усилия самостоятельно и дополнительно.

- Есть ли такие парни, которым лучше завязать с хоккеем прямо сейчас?

– Наверное, у нас были парни, уровень игры которых можно назвать слабым. Но я никогда не позволю себе сказать человеку: «Ты должен закончить». Не важно, что у человека с техникой или физикой, если он действительно хочет играть. Была масса примеров, когда люди раскрывались и в 25 лет, и позже. Списывать никого не хочется.

Фото: Tribuna.com/ Дарья Бурякина

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья