Блог Магистр

«Когда Бережкова назначили в «Динамо», просто улыбнулся». Александр Андриевский – о жизни без хоккея

Экс-наставник «зубров» рассказал Вадиму Кнырко, что у команды не получилось в прошлом сезоне, о решении не подавать на «Динамо» в суд и об отчислении Андрея Костицына накануне олимпийской квалификации.

«На Рождественских турнирах меня не ждите»

- Александр Леонидович, как поживаете?

– Нормально поживаем. Нового ничего не происходит. Три раза в неделю хожу в тренажерный зал во Дворце Спорта. После завершения карьеры игрока никогда не прекращал следить за своей физической формой. Для здоровья очень полезно.

- Может, и на лед еще выходите?

– Нет, это исключено. Старая травма спины не позволяет. Кататься я могу, а вот играть нормально нет. Так что, на Рождественских турнирах меня не ждите :).

- До сих пор находитесь в статусе безработного?

– В данный момент, как любит говорить Андрей Леонидович Гусов, нахожусь в поиске :). Агент просматривает клубы, ищет возможное место работы для меня в будущем.

- Наметки есть?

– Кое-какие есть, но ничего осязаемого и конкретного. Наверное, если бы было что-то приемлемое, то уже работал бы и все об этом знали. Пока ничего.

- В прошлом сезоне появлялись слухи, что можете вернуться в белорусский чемпионат. Насколько они были обоснованными?

– После моего увольнения из «Динамо» никаких вариантов у меня не было. Слухи – это слухи. Никакой почвы под этими разговорами не было. Вообще не понимаю, откуда слухи появляются и кто их распространяет. Пока я без работы.

- Анатолий Варивончик отмечал, что среди кандидатов на пост главного тренера «Немана» рассматривал и вашу кандидатуру.

– Да, у меня состоялся разговор с Анатолием Михайловичем. Но на момент наших переговоров у меня имелись варианты в России. Как понимаю, «Неман» не стал ждать и пригласил другого специалиста. Со своей стороны Гродно поступил правильно.

- Вам было бы интересно возвращаться в экстралигу после стольких лет в КХЛ?

– Естественно, тренеру всегда хочется работать на высоком уровне. Спортивный азарт – неотъемлемая часть нашей жизни. Но устроиться в сильной команде из хорошей лиги не всегда получается. Сидеть без дела и плевать в потолок – это тоже не дело. Поэтому нужно что-то искать.

- Упор в поисках делается на КХЛ?

– Думаю, КХЛ уже укомплектована под завязку. Сейчас найти место в лиге очень тяжело. Во всяком случае, к началу сезона что-то подыскать в России крайне непросто. Возможно, что-то всплывет в середине. Загадывать не берусь. Я доверяюсь своему агенту, который сейчас и занимается поисками.

- Кто ваш агент?

– Шуми Бабаев. Знакомы с ним уже давно, а сотрудничать начали с прошлого года. На российских просторах у Шуми хорошая репутация, поэтому и решил с ним работать.

«Неудача с «Динамо» бьет по дальнейшим перспективам»

- Хотите работать главным тренером?

– Разумеется, хочется руководить командой. Работать на высоком уровне. Но давайте смотреть правде глаза – после прошлого динамовского сезона мне это будет сделать очень тяжело. Правильно?

- Неудача с «Динамо» бьет по дальнейшим тренерским перспективам?

– Конечно. Все же смотрят на биографию тренера – где работал раньше, кого тренировал, какого результата добился. От предыдущих работ остается сильный отпечаток. В принципе, в работе помощником ничего зазорного не вижу. Главное – какие функции будут определены. Если объем отведенной работы будет интересным, то почему бы не согласиться?

- Долго сожалели о своем увольнении?

– Не я первый, не я последний говорю эту фразу: тренера назначают, чтобы затем уволить. Наставник должен быть всегда готов, что его снимут. В КХЛ меняют тренеров даже команды, идущие на вершине турнирной таблицы. «Динамо» же под моим руководством шло на последнем месте. Наверное, какие-то меры вытекали из ситуации. «Динамо» приняло решение. Никаких обид и сожалений у меня не было.

- Когда поняли, что кресло под вами зашаталось?

– А я не думал об этом вообще. Хотите – верьте, хотите – нет. У меня была одна мысль: как нам заиграть лучше, чтобы приносить радость болельщикам?

- Получалось не очень хорошо. Давило психологически?

– На меня нет. А вот на игроков давило. И это было заметно. Проигрывали мы много, и это не могло не сказаться. Очень тяжело было, когда соперник сравнивал счет после нашего успеха. Вернуться в игру нам после такого было очень тяжело. У нас не получилось главное – создать звено-лидер, которое в нужный момент могло забросить важную шайбу. Мы пытались найти такое сочетание, но не удалось. Будем надеяться, что в новом сезоне Покович преуспеет в этом плане.

- Покович говорил, что с вами непременно останется друзьями.

– С Любомиром мы общались и на протяжении чемпионата, и сейчас продолжаем общение. Хорошее отношение осталось. Разговариваем и о жизни, и о хоккее. Конечно, советов ему не даю: Любомир – взрослый человек и опытный специалист.

- Зимой появлялась новость, что вы можете подать в суд на «Динамо».

– Мог, но не подал. Если бы сделал это, думаю, в «Прессболе» уже написали бы. Там же ведь на опережение работают :). Решил обойтись без судебных разбирательств. Тем не менее, «Динамо» со мной до конца так и не рассчиталось.

«Был период, когда запрещал игрокам читать прессу»

- Отсутствие опыта у большинства белорусских игроков – главная причина отсутствия результата?

– Наверняка. В КХЛ играют сильнейшие хоккеисты. У нас же многих ребят бросили в эту мясорубку без подготовки и должного опыта. Особенно это было заметно в начале чемпионата. К концовке сезона ребята обвыклись и даже дошли до финала Кубка Надежды.

- Так себе достижение.

– Ребята играли до конца. Болельщики приходили на арену и получали положительные эмоции от побед. Так что финал – это очень хороший результат.

- Прошлым летом предполагали, что работать в «Динамо» будет настолько тяжело?

– Нет. Сейчас же с уверенностью могу сказать, что последний сезон стал для меня самым сложным за 5 лет в «Динамо». После прошлогоднего чемпионата мира у меня были большие надежды, ведь на том турнире участвовала чуть ли не половина нового состава динамовцев. В Швеции ребята проявили себя хорошо, а вот в «Динамо» дело не заладилось. Собственно, это лишний раз подтверждает, что чемпионат мира и КХЛ – это два разных соревнования. У наших ребят в чемпионате Беларуси не было таких заруб, как с российскими командами. А тут еще перелеты, сложный график регулярного чемпионата.

- На вас давление извне оказывалось?

– Никакого. Давление было только от показываемых результатов. Все-таки за счет на табло ответственность всегда несет тренер.

- Ощущался пресс со стороны СМИ и болельщиков?

– Я внимания не обращал. Все это я прошел еще в качестве игрока и сейчас на подобные вещи закрываю глаза. Но я уверен, что большая половина динамовцев с этим прессом не справилась. На просторы интернета выливалось много всего. Естественно, хоккеисты все это читают, им рассказывают о написанном друзья и родственники. Разумеется, после такого человек просто боится ошибиться, не берет инициативу на себя.

- Как решали проблему?

– Был период, когда я запрещал игрокам читать прессу. Но в 21 веке подобные меры не несут никакого эффекта. В интернет заходят все. Перед началом чемпионата я просил СМИ, чтобы нам оказали поддержку. К сожалению, этого не было. Почему? Я не могу знать.

- Когда были игроком, вы читали прессу?

– Тогда было меньше всего. Интернет только начинал плотно входить в нашу жизнь. Форумы? Мы вообще не знали, что это такое. Я читал газеты и могу сказать, что раньше такого давления на спортсменов не оказывалось. Сейчас же много пресса идет со стороны обычного болельщика на форумах. Ты говоришь хоккеисту: «Не читай». Он все равно залезет, прочитает, накрутит себя. Ничего не поделаешь. Игроки сами должны готовиться к этому – они выходят играть на арену перед тысячами болельщиков и должны уметь терпеть давление. Если не получается, освобождай дорогу другому. Одно плохо – других у нас пока нет. Игроки не виноваты, что они стали лучшими в Беларуси и им пришлось перешагивать через несколько ступеней в своем становлении.

- Ведете к тому, что формулу в «Динамо» применили слишком быстро?

– Да.

- И каков же ваш вариант?

– Его еще Матушкин предлагал – постепенно уменьшать количество легионеров от сезона к сезону. Давайте посмотрим на селекцию в этом межсезонье – команда опять обновляется больше, чем наполовину. Чтобы вступать в новый сезон уверенно, нужно сохранять костяк. «Динамо» же удалось это сделать два раза – второй год Сикоры и во время Хейккиля. И это были лучшие годы Минска в КХЛ. Сейчас уже дергаться смысла нет. Выбрали путь – надо идти.

«После увольнения не был ни на одном матче «Динамо»

- За 8 месяцев по хоккею соскучились?

– Признаюсь: в первые месяцы после увольнения мне было очень хорошо на отдыхе. Хоккеем был сыт по горло. В первый день после увольнения из «Динамо» я наконец-то реально выспался.  За время работы в КХЛ приходилось спать по 2-4 часа в сутки. Иногда и бессонные ночи были. На этом акцент делать не стоит – в КХЛ все так работают. Если хочешь работать в этой лиге, приходится чем-то жертвовать. Особенно сном.

В феврале понял, что без хоккея тяжеловато. Почти всю свою жизнь я отдал этому виду спорта.

- Что делали во время вынужденного отдыха?

– Спокойно отдыхал, смотрел хоккей по телевизору. Полностью освободил голову. Уже у меня не было тех проблем, что нужно было решать Любомиру Поковичу.

- Много матчей бывшей команды посетили после увольнения?

– Ни одного.

- Почему?

– Сначала отдыхал. Пока отдохнул, уже и регулярка закончилась. А на Кубок Надежды особого желания ходить не было. Смотрел матчи «Динамо» по телевизору.

- Что заметили? Игра изменилась?

– По-моему, в плане тактики ничего не поменялось. Наблюдал за матчами исключительно со стороны болельщика. Тренерство осталось в прошлом. Хорошо, что ребята не опустили руки и боролись до конца чемпионата, побеждали в сложных матчах. 

«В июле-августе были свободные игроки, но у нас не было средств»

- В прошлом сезоне не раз возникали непонятные моменты в кадровой политике «Динамо». Никто не мог объяснить появление Виталия Белинского на тренировке «зубров», непонятным было приобретение Шуинара.

– Отвечу по Белинскому. В прошлом сезоне наши вратари едва выходили на показатель в 90 процентов отраженных бросков – не очень хорошая статистика. Поэтому хотели посмотреть на Виталия Белинского – хотя бы в тренировках. Думали таким образом подстегнуть к более усердной работе Хаугена и Лаланда. Посмотрели с Петей Ярошем на Виталика и пришли к выводу – Белинский не сильнее наших вратарей. Вернули в «Юность».

- Как у вас протекало общение с Олегом Ивановым?

– Нормально. Общались каждый день.

- В плане работы?

– Хм…

- Давайте зайдем с другой стороны. По приобретениям с вами советовались?

– Естественно. Но здесь нужно сделать сноску: то, что мы хотели приобрести, стоило очень-очень дорого. Настолько дорого, что таких денег в «Динамо» попросту не было.

- К вашим советам прислушивались?

– Ну, центрального-то ведь так и не нашли. Даже до конца чемпионата. Это исключительно финансовый вопрос. В июле-августе были свободные игроки, которых мы могли спокойно подписывать, но у нас не было на это средств.

«Костицын просто не приехал, не обосновав это ничем»

- Прошлым летом Глена Хэнлона назначили на пост главного тренера сборной Беларуси. Вы отказались войти в его штаб.

– Хотел сосредоточиться на «Динамо». Я – противник совмещения. Главный тренер сборной должен работать только в сборной. Я тоже не хотел разрываться и там, и там.

- Вам не жалко, что отказались от возможности стать причастным к хорошему результату?

– А смысл жалеть о сделанном? Надо решать сегодняшние проблемы, а не сидеть и думать, что могло бы было быть.

- Не предчувствовали, что при Хэнлоне будет всплеск?

– Предчувствовал. Считаю, главная причина хорошего выступления нашей команды – домашний статус турнира. Все наши ребята выдали не по сто процентов своих возможностей, а по 150. А некоторые наши хоккеисты, возможно, и того больше. Родные трибуны все-таки сделали свое. Седьмое место – это показатель. Пусть все говорят, что другие сборные приехали слабыми составами. Разговоры были, есть и будут всегда. Самое главное – у нас есть результат.

- Что же необычного в Хэнлоне? Почему с каждым его приходом наша сборная способна выступать на качественно новом уровне?

– Наверное, какая-то магия у этого человека реально имеется. Кто мог сказать перед началом турнира, что Лаланд станет основным вратарем и отыграет так здорово? Я не верил. Наверняка какая-то уверенность была принесена Кевину именно Хэнлоном. Не знаю, как это объяснить.

- Многие отмечают, что у Хэнлона какой-то особенный индивидуальный подход к каждому игроку.

– Я вам скажу другое: если игрок не захочет сам, то ни один тренер его не заставит. Да, Глен – отличный мотиватор, который может найти необходимую ниточку у каждого игрока и дернуть за нее в нужный момент.

- Полтора года назад произошла показательная история. Андрей Скабелка отчислил перед важной Олимпийской квалификацией одного из лидеров сборной Андрея Костицына. Может, белорусские тренеры не могут найти индивидуальный подход?

– Смотрите сами. Неделя до старта важного турнира. Лидер команды не приезжает на сбор, когда все игроки уже прибыли. Как на это реагировать?

- Будь вы главным, отреагировали бы так же?

– Есть дисциплина, которую нужно соблюдать. Правила для всех – и для настоящей star, и для начинающего игрока. Тогда все приехали. Почему для кого-то мы должны делать поблажки? Тут я хочу вспомнить Мишу Грабовского. При всех тренерах он приезжает и выполняет всю работу в полном объеме. Самое главное – Миша принимает правила любого наставника. У него есть желание и не важно, кто тренирует – Андриевский, Скабелка, Хейккиля или Хэнлон.

- Кто не принимает правила, тот подцепил «звездную болезнь»?

– Ситуации бывают разные. Тогда было так – игрок просто не приехал, не обосновав это ничем. Предложение Андрея Владимировича я поддержал, как и все другие представители тренерского штаба. На тот момент в нашем составе не было энхаэловцев – настоящих лидеров. В Войенсе мы могли добиться результата только благодаря дисциплине. А она была нарушена уже в первые дни сбора. Кому это надо? Другие  игроки могли посмотреть на ситуацию и подумать: «А почему нам так же нельзя?» Посмотрите на футбольный чемпионат мира – у игроков сборной Южной Кореи перед матчем  с россиянами забрали телефоны. Есть установленные правила, которые нужно принимать. Если тебе что-то не нравится, скажи это и все: «Спасибо! До свидания!» Тогда у Костицына-старшего со Скабелкой была договоренность, что Андрей приедет.

- На последнем тренерском совете прозвучала мысль, что к Хэнлону приехали все сильнейшие, а к нашим тренерам недоезды ключевых игроков будут продолжаться.

– А кто не приехал в прошлом году к Скабелке перед чемпионатом мира? Грабовский был занят в НХЛ, а Коробов в АХЛ. Сергей Костицын и Степанов получили травмы. Денисов и Стасенко оперировали плечи. Калюжный делал операцию. Готовец с Евенко учились. Демагин занимался паспортом. Платт не мог играть. Вот вам больше десяти человек. Для меня этот вопрос отпадает сам собой. Не понимаю, зачем эту тему кому-то мусолить. Если игрок профессионален и хочет защищать честь страны, ему не важно, кто стоит  на тренерском мостике.

- Чья игра, кроме Лаланда, на последнем чемпионате мира стала для вас откровением?

– Не могу кого-то больше выделить. Все сыграли на том уровне, на котором от них и требовалось. Очень здорово смотрелись лидеры – Грабовский, Калюжный, Костицын-младший. В нужные моменты Виталий Коваль выручал.

- Вопрос зеркальный: кто удивил со знаком «минус»?

– От Димы Коробова большего ждал. Парень два года отыграл в АХЛ, в последнем сезоне поднимался в «Тампу» пару раз. Не знаю, что с ним произошло. Отмечу, что на чемпионате мира двухлетней давности Дима выглядел лучше.

«У меня есть мысли, что семья в отъезде Хэнлона – не главное»

- Как отнеслись к тому, что Хэнлон решил покинуть Беларусь?

– Нормально, спокойно. Глен – хороший тренер. У меня есть мысли, почему он решил уехать, но я не буду их озвучивать.

- То есть, семья – это не главное?

– Думаю, нет. Глен хотел работать, но сложилось все именно так. Тем не менее, о правильности своих мыслей я не могу заявлять во всеуслышание – это только догадки.

- Каждый год нашу сборную колбасит – после Занковца стабильности не было и каждый год наставник у националки менялся.

– Это ненормально. Мы постоянно шарахаемся. 14-е место – неудача. Все – убираем тренера. Это неправильно. Нужно смотреть на то, кто достигает результата. Грубо говоря, если бы последний наш состав занял 14-е место, тогда можно было бы признать результат неудачным.

Норвежцами до сих пор  руководил тренер, который работал с ними, еще когда я в хоккей играл. Нашему человеку не хватает терпения. Нам нужно все и сразу. А ведь пора бы уже было понять, что в игровых видах спорта всего и сразу быть не может. Тем более когда нет подпитки снизу. Имею в виду детско-юношеский хоккей. Считаю, белорусские тренеры готовы работать на высоком уровне. Но чуть какая-то осечка – мы плохие. Не любим мы себя. А вот других любим.

«На пост главы федерации самыми явными кандидатами от хоккея видятся Цыплаков и Антоненко»

- В федерации грядут перемены.

– Давно пора. Надеюсь, они пойдут только во благо.

- Получается, Ворсин неудачно отработал свой срок?

– Евгений Николаевич еще два года назад просил, чтобы его отпустили. Но кандидатов на его место не нашлось. В последнее время Ворсин был очень занят на чемпионате мира. Если смотреть на эту работу, то он справился с ней на отлично. Чемпионат мира прошел на высочайшем уровне.

- Значит, недовольным можно быть только его некоторыми неоднозначными решениями?

– Я с Евгением Николаевичем постоянно спорил. Все эти лимиты придуманные пошли во вред белорусскому хоккею.

- Что в первую очередь нужно сделать новому руководителю федерации?

– Знаете, мы каждый год говорим одно и то же. После какого-то чемпионата мира нашу работу разносили в пух и прах. В итоге все вернулось к детско-юношескому хоккею. Не знаю, протоколировали мои слова тогда или нет. На той конференции я сказал: «В прошлом году об этом говорили, сейчас говорим и лет через пять будем говорить». И мы упорно говорим. Но ничего не делаем. За время разговоров ничего в системе детско-юношеского хоккея не поменялось.

- Если разговоры есть, значит, кто-то просто не слышит?

– Я не знаю, почему тренеров не слышат.

- Может, стоит пересмотреть людей, принимающих решение? Имею в виду исполком.

– Это основное. Глубоко уважаю директоров белорусских клубов. Но ведь они-то все по большому счету в хоккей не играли. Тем не менее, именно эти люди принимают решения, влияющие на все хоккейное хозяйство.

- На ваш взгляд, кто должен быть руководителем федерации?

– Считаю, что это не обязательно должен быть человек из хоккея. Хотелось бы, чтобы новый глава обладал каким-то админресурсом. Хоккей – дорогой вид спорта. Деньги у федерации должны быть. А вот первые помощники у главы федерации должны быть обязательно людьми из хоккея.

- Кого лично вы видите на посту главы федерации?

– Если брать наших хоккейных людей, то для меня самыми явными кандидатами являются Владимир Цыплаков и Олег Антоненко. У обоих за плечами богатая хоккейная карьера. У обоих имеются связи за границей: у Цыплакова – в Штатах, у Антоненко – в России. Считаю, они могли бы справиться с этой работой. Но у этих людей на данной должности должны быть развязаны руки и предоставлены большие полномочия. И сочетать новый руководитель, в моем видении, должен и дипломатические функции, и функции «жесткой руки». Иногда все-таки в решениях нужно брать инициативу на себя и четко иметь представление, по какому пути мы двигаемся.

«Прессбол» не читаю уже давно»

- Вы «Прессбол» выписываете?

– Нет.

- Из-за чего это?

– Если честно, не читаю «Прессбол» уже давно – с тех пор, как они стали много писать о политике.

- А вообще, читаете что-то из прессы?

– Просматриваю ленту новостей. Ну и так иногда читаю какие-то статьи. Но, в основном, на российских ресурсах – «Спорт-Экспресс», например. Так, а к чему вопрос про «Прессбол»?

- Не так давно газета, а если быть точнее, тогдашний главред издания Владимир Бережков вел настоящую войну с клубным руководством минского «Динамо». На вас те события как-то сказывались?

– Нет, тренерский штаб от этого был огражден. Лично на мне никак не сказывались.

- Хорошо знаете Бережкова?

– Достаточно. Еще по тому времени, когда он работал в федерации. Как отношусь? Нормально. Мне Владимир Петрович запомнился как хороший журналист, хорошо разбирающийся в хоккее.

- Сейчас Владимир Бережков – генменеджер «Динамо». Ваша первая реакция, когда узнали об этом?

– Я улыбнулся :). Просто улыбнулся.

Фото: Tribuna.com/ Юлия Чепа/ Дарья Бурякина, hcdinamo.by

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья