Блог почти магистра исторических наук о белорусском хоккее и не только о нем.

Теги Дэйв Льюис Джонатан Чичу Игорь Ларионов Сборная Беларуси по хоккею Динамо Минск Ваасан Спорт Райан Веске Чарльз Лингле ЧМ-2015 Артур Гаврус Владимир Бережков Татьяна Ловец

Артур Гаврус: «Мысли об уходе из «Динамо» посещали еще в сезоне»

Форвард сборной Беларуси рассказал Вадиму Кнырко о последнем сезоне в Минске, чемпионате мира с разрывом мышцы и о финском выборе.  

«Ловец убивает на тренировках будь здоров»

- Как живешь?

– Нормально. Отпуск у меня был длиной всего в месяц. И то – полноценно отдохнуть не получилось. Сразу после чемпионата мира лечил травму – в Прагу и Остраву я ездил сломанным. Уже готовлюсь к сезону. К тяжелому сезону – уверен, что будет непросто. Вот уже 15 июня приступил к земле. Тренируюсь вместе с Татьяной Ловец – и в зале, и в поле.

- Ты тоже работаешь с этой прекрасно-ужасной девушкой?

– На самом деле, Татьяна – очень хороший специалист. Я считаю, ее недооценивают. Не знаю даже, почему так складывается. Но могу сказать с полной уверенностью: Татьяна – лучший специалист по физической подготовке у нас в стране. Лучше ее точно нет. Работать с ней – одно удовольствие. Постоянно узнаешь от нее что-то новое. Плюс она очень хороший человек – может помочь не только как тренер, но и как психолог. Татьяна тоже была спортсменом и понимает всю специфику этой сферы. С ней и интересно, и тяжело. Убивает на тренировках будь здоров :). Уверен, работа с Ловец поможет мне в сезоне. Чувствую, с каждым новым занятием я только добавляю и добавляю.

Мы постоянно работали после ее прихода в «Динамо». Дважды Татьяна помогала мне восстановиться после травм. Благодаря Ловец, я возвращался на лед на неделю-полторы раньше отведенного срока. И когда я вновь приступал к тренировкам с командой, чувствовал себя просто превосходно.

«Еще никто не погибал». Как хоккеисты готовятся к сезону

- Что самое сложное у нее в тренировках?

– Думаю, про «Лестницу» уже все знают. Я почувствовал это на себе. Ноги наливаются свинцом – потом несколько дней еле ходишь. Интересные и очень сложные упражнения на песке – и бег, и прыжки. На последней тренировке вот делали «улитку» – 24-30 ускорений по 60-80 метров. В итоге выходит около часа на бег. Ну и в тренажерке много работаем – укрепляем связки и сухожилия. Я Татьяне полностью доверяю. Она дает именно то, что нужно мне в данный момент. А с этой недели приступил к занятиям на льду с «Динамо-Молодечно». Хотелось бы поблагодарить руководство клуба за такую возможность.

- Ты сказал, что следующий сезон будет тяжелым. Тяжелее предыдущих?

– Может, не в физическом, но в психологическом плане точно будет сложнее. Придется адаптироваться в новой стране, в новой лиге, привыкать к новым людям с их совершенно другим менталитетом. Будет непросто, но справлюсь.

«Понимал, что после восстановления Калюжный заменит меня в первом звене»

- После первого динамовского сезона ты говорил, что все шло через задницу. Как теперь?

– Было получше. Хотя травмы эти… Опять же на ровном месте получал – никто меня не раскалывал. Хорошим сезон не назову, но он был однозначно лучше предыдущего. Достаточно в статистику заглянуть. Ну и завершение получилось превосходное – попал в сборную, добились отличного результата в Чехии. Вообще концовка вышла очень позитивная.

- Давай о сборной попозже поговорим.

– «Динамо» выступило на «отлично». В сезоне-2013/14 все было ужасно, сыпались перед всеми подряд. Хотя, конечно, нас легионеры тащили. Но не могу сказать, будто белорусы так уж сильно выпадали. Многие наши ребята в «Динамо» выполняют не те роли, которые могли бы выполнять. Считаю, белорусы своими действиями в последнем сезоне доказали, что могут многое.

- Но айс-тайм у многих ребят оставляет желать лучшего.

– Игровое время – величина зачастую непоказательная. У меня на выходе получилось около 12 минут за матч. Но если убрать начало сезона и игры, когда я заменял травмированных ребят из топовых звеньев, на выходе у меня будет айс-тайм минут 9-10.

- Легионеры – основной фактор, благодаря которому «Динамо» смогло вернуться в плей-офф?

– Хм, в сезоне-2013/14 мы даже не всегда полностью заполняли легионерскую квоту. Но не могу сказать, что Збыня Иргл или Томаш Суровы слабее нынешних динамовских иностранцев. Ничего подобного. Просто в последнем сезоне сошлись все звезды. В «Динамо» пришло целое звено, которое уже годами играет вместе. Звено Веске тащило. Если не тащило – помогали белорусы. Друг друга заменяли. И вообще: в целом, весь клуб сработал здорово. Выход в плей-офф – хороший результат.

- Что еще изменилось в «Динамо»?

– Я бы не сказал, что что-то поменялось кардинально. Мы начали побеждать, а это, само собой, меняет атмосферу в раздевалке. Когда в команду постоянно поступают положительные эмоции, тогда и играется легче. Еще один фактор – белорусы стали опытнее. В том числе, и я. Для многих ребят завершившийся сезон стал вторым в КХЛ. Мы уже понимали, как в этой лиге все устроено.

- В предсезонке ты наигрывался в первом звене с Чичу и Щехурой. Понимал, что с началом регулярки тебя задвинут?

– Леша Калюжный долгое время восстанавливался после операции. Я просто старался играть как можно лучше. Вроде неплохо получалось с канадцами, возникла определенная химия. Хотел доказать, что могу играть в первых звеньях. Но я прекрасно осознавал, что после восстановления Алексей займет мое место в первом звене. Калюжный гораздо опытнее меня, вожак, лидер, капитан. Он тепло ко мне относился, всегда поддерживал советом. Его место в первом звене, конечно. Адекватно смотрел на вещи и понимал, что иначе быть не может. А меня очень быстро опустили в четвертую тройку. И лишь спустя некоторое время я попал в звено к Кулакову и Мелешко.

- По предсезонным играм казалось, что именно со Щехурой у тебя получается хорошо, а более опытный Чичу несколько отстает.

– Хах, может, он еще не вкатился. Мы-то помоложе, чуть быстрее. В итоге же, Чичу доказал в сезоне свой класс. Не зря человек столько времени провел в НХЛ – не за красивые глазки его в «Сан-Хосе» держали. «Морис Ришар Трофи» абы-кто не выигрывает. Было приятно находиться в раздевалке с таким человеком, принимать опыт.

- Ты предполагал года два-три назад, что будешь играть в Минске с обладателем «Морис Ришар»?

– Даже в мыслях такого не было. Когда находишься рядом с Чичу, понимаешь, что ничего такого звездного в нем нет. Обычный веселый парень. Простой. В раздевалке мы с ним часто общались – сидели рядом, шкафчики делили. Шуточки травит постоянно. Интересно было послушать его истории хоккейные. Да и про индейские корни его интересно узнать.

Мне запомнилась история о том, как перед отъездом куда-нибудь Чичу должен спросить разрешения едва ли не у каждого в своем племени. Для белоруса звучит дико, но интересно. Перед поездкой в Минск этот ритуал он тоже проводил. Джонатан говорил, что на малой родине его знают все и все за переживают. В личной группе поддержки у Чичу целое племя.

- Что про НХЛ говорил? Или ему уже больно об этом вспоминать?

– Почему больно? У него была прекрасная хоккейная карьера. Чичу постоянно повторял: чтобы играть в НХЛ, нужно очень много работать. Работа, работа и работа. Без целеустремленности никуда. Чичу утверждал, что в НХЛ процентов 80 – не просто талантливые люди, а настоящие работяги. Одного природой данного таланта для успеха мало.

- Тебе хочется повторить достижения этого человека?

– Конечно, хочется. Это все в планах. Думаю, у меня все впереди. Все призы, трофеи и победы мне нужно получить и заработать самому. Никто мне не поможет. Все будет зависеть только от меня. Посмотрим на следующие сезоны. Все прекрасно знают, что НХЛ – это моя детская мечта. Она никогда не улетучилась. Я очень хочу играть там. Понятное дело, что сдерживающих факторов много – моя последняя статистика, травмы. Но я уверен, что у меня все будет хорошо.

«Что запомнилось? Забросил в пять раз больше, чем в прошлом году»

- Какой момент из этого динамовского сезона тебе запомнился больше всего?

– Болельщики. Я никогда не играл при таком скоплении людей. Постоянный биток на «Минск-Арене» – это очень круто. В первом сезоне атмосфера на наших домашних играх была не такая. Честно: мурашки по коже, когда делаешь круг почета после победы. Вся эта пятнадцатитысячная толпа ревет! Я играл на всех аренах в КХЛ и могу ответить за свои слова: в Минске самые классные болельщики. Хорошо болеют в Питере, в Риге, в Хельсинки. Но даже эти арены мы опережаем. Очень буду скучать по нашим болельщикам. Может быть, когда-то я еще вернусь сюда и сыграю за «Динамо» перед этими фанатами. Кто знает…

- Болельщики – это ок. А в игровом плане?

– Ну, я забросил в пять раз больше, чем в прошлом году :). Если серьезно, то и сыграл я больше, немного роль в команде поменялась. Конечно, хотелось получать еще больше игрового времени. Может, и команде пользы от этого было больше. В начале сезона часто выходил в большинстве – практически все свои шайбы я забросил в численном преимуществе. Но потом у меня начались травмы. Из большинства я выпал и больше не вернулся.

- Да уж. Травм у тебя опять был целый короб.

– Согласен. Первую травму получил в домашней игре с «Сибирью» – по бортику лицом прокатили. Тот матч я все-таки доиграл в маске, но потом парочку встреч пропустил. Наложили четыре шва, глаз заплыл. Очень хотел играть, но врачи одноглазого на лед не выпускали :).

- Что чувствует человек, когда его несколько метров на скорости провозят лицом по бортику?

– Адская боль. Первая мысль: «Ой, хоть бы глаз не выпал». Лежал на льду и думал: «Поскорее бы доктор с полотенцем подбежал, кровь остановить бы». Никому не пожелаю испытать такое. Хотя для хоккеистов это неудивительно. Шайбой и в лицо попадают, и челюсти сносят. С этими рабочими моментами приходится мириться.

- Конев тогда получил минимальную дисквалификацию.

– Не мне это обсуждать – для вердиктов есть специальные люди. Сыграл грубо – посидел одну игру. Нормально. Может, и меня когда-нибудь также накажут. Хотя на данный момент больше «десятки» в своей карьере я никогда не получал. Не люблю грубить :).

- Что ты еще травмировал?

– В декабре в сборной на «Арозе» полетело плечо. Фактически та же ситуация, что и в прошлом году. Упал, влетел в борт и все. То же самое плечо травмировал – только немножко по-другому. А потом в Магнитогорске вообще абсурд – сломал палец на ноге. На раскатке! Просто шайба попала в конек. Еще раз десять бросят – ничего не сломается. Там же защита. А тут вот не повезло. Причем сломался средний палец в двух местах. Если боковые поломаны, еще можно играть. А тут – ну никак. В итоге гипс. Лечился ускоренными темпами с Татьяной – на кардио, закачивал руки-ноги. Вернулся в строй перед самым плей-офф, но с «Йокеритом» Покович меня решил не задействовать.

Путеводитель по травмам Артура Гавруса

«Не стоит говорить на русском негативно про Лингле, когда он рядом»

- Похоже, в «Динамо» в этом году была самая веселая атмосфера. Адская смесь – Кулаков, Степанов, Веске…

– Да, не скучали :). Саня Кулаков вообще всех веселил. Степа тоже шутки отпускал постоянно – наш главный говорун. Кстати, наверное, немногие знают, но и Сергей Дрозд – тот еще позитив. Не отстает от старших. Может фотку распечатать чью-нибудь смешную и повесить в раздевалке. Саша Павлович тоже хорош в шуточках. Особенно, со мной :). И легионеры тоже были в теме – привезли из Америки шляпу эту клоунскую.

- Можешь об этом поподробнее?

– Когда я играл в Америке, у нас тоже была похожая традиция. Только вместо шляпы использовалась шахтерская каска. Хорошая позитивная нотка в повседневности. После победных матчей все ждали, кому же шляпа перейдет. Кому вручали – тот вставал и говорил речь перед командой. Каждый высказывал свои личные эмоции и говорил, что хотел. Отлично разряжает после тяжелой игры. Шляпа эта ездила с нами весь год. После игры предыдущий обладатель передавал ее новому владельцу.

- К тебе она приходила?

– Да, два раза. Помню точно, что вручали ее мне в Загребе – я тогда забросил и отдал. А перед «Медвешчаком» у нас была серия поражений. Я надел шляпу, встал и сказал: «Давайте, ребята, прекращать. Пора побеждать». Вскоре после того у нас началась победная серия :).

- Веске – самый веселый легионер?

– Да. Вообще в их тройке подобрались три абсолютно разных человека – ничем друг на друга не похожи. Лебедь, рак и щука :). Но только не в хоккейном плане. Веске – позитив. Эллисон – серьезный, сосредоточенный. Чем-то скандинава напоминает. Даже после побед Мэтт не особо проявлял эмоции. Улыбается вообще редко и думает только об игре. Лингле по характеру ближе все-таки к Веске. Тоже может пошутить. Но по большей части Чарли все-таки все держит в себе. Примерный семьянин – воспитывает двоих прикольных братьев-близнецов. Все ребята разные, но делают вещи на льду.

- Лингле уже чувствует себя белорусом?

– Посмотрим в следующем году, когда он получит право играть за сборную. Может, на русском заговорит, хотя он уже достаточно внятно изъясняется. Понимает почти все, но никому это не говорит. Палиться, наверное, не хочет. В общем, ничего негативного про Чарли, когда он рядом, лучше не говорить :).

- Как вливается в белорусскую реальность Бэйлен?

– Старается. Ник собирался заниматься с репетитором, но, похоже, за год до учебы он так и не собрался. Кое-какие слова он уже знает – никаких проблем в сборной у Бэйлена не будет.

- Паспорт Бэйлену – правильная мера?

– Не могу это комментировать. Есть руководство, которое принимает решение. А мнений может быть много. Если сборная от этого выиграет, то и замечательно. В любом случае, Ник будет одевать джерси одного цвета с нами, с нашим гербом и выходить на площадку с общей целью. Когда мы выходим на лед, уже не замечаем, кто рядом – белорус, канадец или американец.

«Льюис еще в декабре сказал: «Нам нужна бронза»

- Тебе понравилось в этом году в сборной?

– Честно? Сначала я ненавидел это время. Нас собрали после сезона за полтора месяца перед чемпионатом мира – фактически проходили еще одну предсезонку. Владимир Валерьевич Буре гонял нас как сидоровых коз. Подъем каждый день в 6:45 – и бегаем, бегаем, бегаем. Как видишь, плоды на ЧМ это дало. Все четыре звена бежали, боролись и горели. То, что мы не доспали за эти полтора месяца, было перекрыто в Остраве. Очень приятно, что работа окупилась.

- Каково это: два раза за сезон выходить на пик?

– Я тебе больше скажу: у меня этих пиков было четыре. После каждой травмы фактически начинается предсезонка. И ты работаешь больше всех, чтобы вернуть форму. Но приходится привыкать, что каждый год нужно быть в форме в мае. В НХЛ люди до середины июня играют – и все с ними нормально. Поэтому об усталости даже заикаться не стоит.

- Тренировки с Буре были рассчитаны идеально – физические силы на матч с Канадой имелись?

– Думаю, мы вполне вытерпели бы и еще, если бы вышли в полуфинал или в финалы. От звонка до звонка в Чехии все было нормально. Но с канадцами нам не хватило и мастерства, и опыта, и везения. Сыграли на чемпионате мира отлично – за свою игру не стыдно. Мы доказали, что можем бороться на равных почти со всеми. За исключением двух сильнейших команд мира.

- Вспомни, как ты впервые увидел Льюиса.

– На сборе в декабре перед «Арозой». У нас было командное собрание в раздевалке. Дэйв вошел, поприветствовал всех, поблагодарил за приезд и рассказал свой план подготовки вплоть до чемпионата мира. Уже тогда, в декабре, Льюис сказал: «Нам нужны бронзовые медали». Дэйв начал настраивать нас уже очень давно. Да, кто-то там посмеялся над этими словами, но все же. Возможно, мы сами даже поначалу не верили ему. Но в процессе работы с Дэйвом поняли, что все реально. Мотиватор, психолог – это все про него.

Если говорить о психологии, то Льюис очень похож на Хэнлона. Но вообще они абсолютно разные. Хэнлон импульсивен, заряжен, активен, разговорчив. Дэйв больше сосредоточен. Лишних слов себе не позволяет – только то, что нужно в данный момент. Личных разговоров Льюис ни с кем из хоккеистов не вел: одна реплика – это максимум. Разве что, с капитаном или его ассистентами мог о чем-то побеседовать. Но о рыбалке или еще чем-то там никогда не говорил – только о работе. Мог иногда покричать, но очень редко. Мне понравилось, как он выстраивает тренировочный процесс и игру. У него нет разделения на звенья – все тройки играют одинаково.

«На чемпионате мира играл с частичным разрывом мышцы»

- Ты был едва ли не первым хоккеистом, кого похвалил Льюис во время весенней подготовки.

– Да? А я даже не читал. Перед ЧМ я решил себя оградить от всего. Не читал статьи в интернете, комментарии. Удалился из всех соцсетей – и из «контакта», и из инстаграма. Сосредотачивался только на хоккее. Очень хотел поехать в Чехию и достойно себя там зарекомендовать.

- Когда ты понял, что попадаешь в ростер сборной?

– Очень тяжелая ситуация была. Открою секрет: я вообще не должен был ехать на чемпионат. В спарринге с норвежцами я получил травму. Диагноз после МРТ был неутешительный – частичный разрыв подколенной мышцы. Нога распухла, не разгибалась – болела даже при ходьбе. Отправили мои снимки в итальянскую клинику – уже там определили, что у меня еще одно повреждение. С таким диагнозом надо было лечиться два месяца. Никаких операций, но никакого хоккея. Короче, меня уже практически отправили домой.

- Что было дальше?

– В последний день перед отлетом у команды был выходной, но я попросился у тренеров попробовать покататься. Мало ли. Дискомфорт ощущал, но понимал, что играть могу. Спасибо нашему доктору – Василию Тарану – за то, что взял на себя ответственность. Прошло все успешно – играл на обезболивающих. И я рад, что поехал в Чехию и увидел своими глазами ту красоту, что мы делали.

- Сколько обезболивающих тебе вкалывали перед матчем?

– Укольчик. Обычно на игру хватало. Доктор и массажисты наши проделали огромную работу. Только мою ногу постоянно заклеивали, морозили, поддерживали. Благодаря этим людям, я подходил к матчам в хорошем состоянии.

- Был один неприятный момент на чемпионате.

– В игре с Россией Владимир Тарасенко возле бортика попал в это самое колено. Думал: «Все! Конец! Закончил». Реально казалось, что дорвал мышцу окончательно. Матч шел дальше, а я начал понимать, что отпускает. Фух, слава Богу.

- В том матче тебя лучшим игроком признали.

– Лучше б не признавали вообще :). После 0:7 за призом этим выезжать очень тяжело.

- Ты не боялся, что в случае травмы на ЧМ мог подставить всю команду?

– Знаешь, я даже не подпускал таких мыслей. Была внутренняя уверенность, что все будет хорошо. В последний день перед вылетом тренировались пару человек: я, Саша Кулаков, Виталик Коваль с Игорем Брикуном и тренеры вратарей Михаэль Ленер и Андрей Мезин. Михаэль подкатывает ко мне: «Да с тобой же все хорошо. Ты нормально катаешься». Ленер позвонил Льюису и сообщил это. Дэйв в это поверить не мог после моего-то диагноза. Через некоторое время Льюис набрал меня сам и попросил приехать в ледовый днем – хотел сам на меня посмотреть. Приехал. Дэйв говорит: «Если ты готов на 100 процентов, ты так и скажи: «Я готов на 100 процентов». Я не хочу рисковать твоим здоровьем, чтобы ты пропустил потом полгода». Сказал, что смогу. Не хотел, чтобы повторялась прошлогодняя история, когда я пропустил домашний «мир». На следующий день я был в самолете вместе с командой. Это моя мини-сказка с хорошим концом.

«Когда родители приезжают на матчи, сразу начинаю плохо играть»

- Седьмое место – максимум для этой сборной?

– Думаю, нет. Мы могли отбирать очки и у словаков, и у финнов. Могли попадать в четвертьфинале на другую команду, а там уже никто не знает, как бы все сложилось. Хотя перед канадцами мы ручки не складывали и билеты домой заранее не заказывали. Честно: настраивались на победу. Но пропустили быструю шайбу, после которой собраться уже было нереально. Очень быстро матч перешел в режим доигрывания. 0:9 – очень неприятно. Но, считаю, эта игра ни в коем случае не перечеркивает наши усилия, приложенные в этом мае. Просто дело случая. Уверен: будь у нас еще один шанс, мы в девять шайб канадцам уже не проиграем.

Думаю, в четверку все-таки попадем. Потенциал у Беларуси есть. И резерв – в виде сильнейших игроков, которые добавятся к нам на следующем чемпионате. Думаю, в России мы способны сделать то, что не смогли сделать в Чехии.

- Твоя фотография, когда ты ехал возле бортика после шайбы американцам, набрала приличную популярность.

– Я уже не помню, что я там кричал. Там, думаю, связных фраз не было – ненормативная лексика вперемешку с нормативной :). Это самые сильные эмоции чемпионата! Мы очень хотели победить, а забросить первую шайбу в таком матче было очень важно. Рад, что это удалось именно мне. Но и Женю Лисовца не отметить невозможно. После матча поблагодарил его.

- Ты ожидал, что он отдаст передачу именно так – от борта?

– Я уже убегал в отрыв и видел, что Женя катится по синей. Понимал, что он будет именно туда отдавать – вышло все как по маслу. Ни вне игры, ни перехвата.

- На тренировках вы разыгрывали что-то подобное?

– Такую ситуацию невозможно отработать. Только с опытом подобное приходит, спонтанно. Когда я забросил, у меня внутри что-то непонятное происходило. Взрыв! Такое хочется испытывать постоянно. После шайбы покричали, успокоились, забили еще четыре – выиграли. Думаю, это важнейший гол и важнейшая победа в моей непродолжительной карьере.

Веришь, после игры я даже не чувствовал, что мы сделали что-то значимое, что-то историческое. Радовались – да. Понимали, что победили – да. Но осознание важности момента пришло через неделю после приезда домой.

Первая победа над американцами в истории белхоккея. Видео

- Матч с Финляндией тоже получился интересным. Тебя подняли в первое звено вместо дисквалифицированного Андрея Костицына.

– Ответственность зашкаливала. Очень не хотелось упасть в грязь лицом. Старался по максимуму заменить Андрея. Подвести Сергея Костицына и Лешу Калюжного тоже никак нельзя было. Считаю, мы тогда втроем неплохо сыграли. Но я мог бы и лучше. В первом периоде в перекладину попал. А в третьем этот невероятный сэйв! Не зря все-таки Пекку Ринне называют одним из лучших голкиперов мира.

Ты не представляешь, как я после того момента переживал. Забрось я – дело было бы сделано. 2:0 – и финны вряд ли уже отыгрались бы. Самое обидное, что делал-то я все правильно: попал хорошо, бросил верхом – туда, куда учили с детства. Лучше бы шайба та куда-нибудь киксанула – больше шансов попасть было бы:).

- Концовка того матча вообще была невероятная.

– Когда проигрываешь и в концовке снимаешь вратаря – это всегда тяжело психологически. Обрезка, неточная передача – конец. А тут у Леши Калюжного получился просто сумасшедший бросок в ближнюю девятку! Сразу глянули на табло и не поверили – 2:2. Мы поняли, что спасли игру.

- Твои родные приезжали в Остраву?

– Нет. Когда они приезжают на мои матчи, я сразу начинаю плохо играть. Вот на Норвегию в Минск приехали – я сломался. Случайность? Поэтому они сказали: «Ты нормально играешь. Мы остаемся в Гродно и будем смотреть по телевизору». А вообще подддержка родных очень ощущалась. Созванились с ними каждый день. Благодарен им, что они так болеют за меня.

- Раньше Хэнлона называли волшебником. А Льюис – волшебник?

– Думаю, ему можно такое звание присвоить :). И вообще: у нас в Чехии вся команда волшебников была.

- Льюис продолжит делать вещи?

– А он остается?

- Вроде устная договоренность есть.

– Очень хотелось бы, чтобы Дэйв остался с нами. Частая смена тренеров – не самая приятная вещь. С Льюисом же у нас уже есть определенные наработки – не будем ничего новоого придумывать.

«Мильчаков советовал взять мыло с веревкой»

- Когда ты решил, что с «Динамо» у тебя все?

– Я совру, если скажу, что вообще не думал об уходе из «Динамо». Понятное дело: такие мысли посещали еще в ходе сезона. Я хочу играть, хочу играть как можно больше. Хочу получать удовольствие от хоккея. Но из-за разных факторов этого у меня не было. После окончания сезона началась неделя выходных. Можно было подумать. Уже тогда я окончательно для себя решил: пора что-то менять. Попросил агента, чтобы рассматривал все предлагаемые варианты. И для меня, и для Ларионова главным приоритетом весной был чемпионат мира. Требовалось хорошо выступить в Чехии и уже тогда думать о клубе. Хотя не скрою: подвисшее состояние немножко напрягало. Игорь Николаевич доходчиво объяснял: «Сконцентрируйся на чемпионате. Не думай о клубе. Ты в любом случае будешь где-то играть». 

После ЧМ у меня было несколько предложений из Европы и из КХЛ. Пришли к общему мнению, что Финляндия – лучший вариант на данном этапе карьеры. И подписались с Ваасой.

- Ты сказал, что хочешь получать удовольствие от хоккея. В «Динамо» у тебя этого не было?

– Наверное, не в полной мере. Когда особо не играешь да еще и травмы наслаиваются – очень трудно получать удовольствие.

- Окей, поверну вопрос иначе. В сборной ты получал больше удовольствия, чем в «Динамо»?

– Можно сказать так. В сборной мне позволили играть ту роль, которую я люблю и которую умею играть. В «Динамо» же от меня требовали другого – роль была совершенно иная.

Я не могу сказать, что удовольствия вообще не получал. Хоккей – это моя жизнь. И мне приятно, что я занимаюсь любимым делом и еще получаю за это деньги. Это лучше, чем работать на нелюбимой работе. Если бы я не получал удовольствие от игры, думаю, я уже давно завязал бы с хоккеем. Тем не менее, я все равно благодарен «Динамо» и его руководству за эти два года. Я приобрел колоссальный опыт. Может, он не всегда был позитивный, но на пользу мне время в Минске пойдет однозначно.

- «Динамо» не стало твоей командой?

– Может, и это правильная фраза. Я мог бы провести два года с гораздо большей пользой. Особенно, последний сезон – в первом я все-таки был совсем зеленый.

- Есть небольшая нестыковка. Владимир Бережков после твоего ухода говорил, что они с Ларионовым были близки к соглашению, по которому ты бы остался в Минске.

– Возможно, с агентом Владимир Петрович что-то и обсуждал. У меня же с генменеджером разговор состоялся в марте. Бережков поинтересовался моими планами – я ответил, что сосредоточен на сборной. Больше разговоров не было. После чемпионата мира «Динамо» со мной на связь не выходило. Лично я никаких предварительных «да» не говорил. Расстались хорошо. Созвонились: я поблагодарил за два года, Владимир Петрович сказал, что двери «Динамо» для меня всегда открыты. Звонил и Любомир Покович. Сказал, что будет следить за мной и пожелал удачи.

Переезд Гавруса в Финляндию в вопросах и ответах

- Почему именно «Спорт»?

– Мне 21 год, нужна максимальная игровая практика. У нас очень хорошо складывался диалог. Главный тренер и генменеджер клуба приезжали посмотреть на меня на чемпионат мира. Такое отношение подкупает. Сразу после чешского турнира мне предложили контракт. Затем только детали обсуждали. Очень важно было, в какой роли меня видят в новой команде. Не хотелось бы ехать в клуб, в котором тебе не будут давать играть. Теперь все зависит от меня: буду выступать хорошо – буду в составе. Просто так легионера никто держать не станет – уволят без разговоров.

Что мне еще нравится в Ваасе, так это молодость команды. Много своих воспитанников. Перед новым сезоном «Спорт» укрепляется и ставит высокие цели. У руководства есть четкий план. Они понимают, где меня видят.

- Где же?

– В топ-6. Это уже обсуждено.

- В финансовом плане из-за этого перехода ты наверняка проиграешь.

– Те, кто говорит, что Гаврус поехал в Финляндию за деньгами, жестоко ошибаются :). В «Спорте» нет таких денег, как в КХЛ. Буду зарабатывать раза в три меньше, чем в «Динамо». Для меня деньги сейчас не важны. Сейчас нужно создавать себе имя.

- Какие у тебя чувства в связи с этим переходом?

– Я надеюсь, что новый сезон станет лучшим в моей жизни. Может, финская лига и уступает КХЛ, но незначительно. Все те же 60 матчей в регулярке. Маленькая поляна, которая провоцирует быстрый хоккей. Думаю, через Финляндию удобнее готовиться к Северной Америке. Надеюсь, что «Спорт» поможет мне достичь своей цели. Если не через год, то через два.

- Чего опасаешься?

– Есть внутренняя уверенность, что все будет хорошо. Да, я всегда за что-то переживаю, много копаюсь в себе, много думаю. Но про «Спорт» я вообще не переживаю. Может, это и странно.

- Что говорил Ларионов по поводу этого перехода?

– Он был двумя руками «за». Если я немного сомневался, то Игорь Николаевич был уверен. Сказал: «Если бы ты был моим сыном, я бы тебя без раздумий отправил туда». Ларионов советовался с несколькими известными людьми по поводу Ваасы, и все давали положительные рекомендации. Я еду туда играть – играть много и во всех ситуациях. Лучше играть на ступеньку ниже, но играть много. Не хочется однажды превратиться в одного из тех, кто когда-то подавал надежды и был перспективным, а потом стал никем. Сделаю все, чтобы попасть в НХЛ и быть лучшим везде.

- Как восприняли новость о твоем переходе в «Нью-Джерси»?

– Они считают, что это лучший вариант для меня. Стиль игры в Финляндии очень близок к американскому. Да и скаутов из-за океана туда приезжает тьма. Североамериканцы очень пристально следят за SM-Лигой.

- Сколько раз за два года скауты приезжали к тебе в Минск?

– Ни разу. Общение было только по телефону. Может еще нарезки какие-то смотрели. Кстати, скоро поеду снова в Нью-Джерси в лагерь новичков. В «Дэвилз» поменялось руководство, пришли новые генменеджер и тренер. Надо съездить, познакомиться, себя показать.

- Где будешь жить в Финляндии?

– Клуб арендует для меня машину и снимает квартиру. С этими вещами проблем точно не будет. Город небольшой – всего 60 тысяч жителей. Думаю, там ездить даже особо не нужно будет. Это хорошо. Слышал, что в Ваасе очень хорошие фанаты – жду прекрасную атмосферу на домашних играх.

- Что прогуглил про Ваасу?

– Даже не знаю, чего тебе интересное рассказать. Посмотрел погоду. Понял, что надо брать с собой много теплых вещей. Прохладно, часто дожди идут. А еще в Ваасе зимой световой день – всего лишь три-четыре часа. В 10 утра светлеет, а в два часа дня уже смеркается. Дима Мильчаков долгое время жил в Швеции, так позвонил: «Мыло с веревкой с собой возьми. Из-за депресняка повесишься» :). Думаю, эти вещи не понадобятся. Главное – чтобы команда хорошо играла. А погода или солнце – это все мелочи.

Минус один, плюс два. Формула Артура Гавруса

Фото: Gettyimages.ru/Matej Divizna, Jamie Sabau; Tribuna.com/ Юлия Чепа/ Надежда Бужан

РЕЙТИНГ +55

Свежие записи в блоге

21 мая 14:30
Вместо Овечкина и Кросби – Каспарайтис и другие. С кем наши хоккеисты будут играть в миноре

12 мая 20:02
Почему вылет белорусских хоккеистов в первый дивизион – это не так уж плохо

12 мая 14:33
Команда, которая может отправить Беларусь в «пердив»

8 мая 10:13
Сборную Беларуси возглавил тренер, который мог не полететь на ЧМ

5 мая 01:19
Белорусы сами виноваты, что их грохнули. Но не все так ужасно

4 мая 16:33
Последний чемпионат мира, от которого мы кайфовали. Повторим ли?

1 мая 15:14
Еще год назад этот защитник хотел выступать за сборную Беларуси, как и отец. Сегодня его подписала «Магнитка»

25 апреля 14:52
Сборная Беларуси совсем мало забрасывает – настроение у всех не очень

16 апреля 18:00
Странные речи о Стасенко, молодые вратари и доверие к новичкам: что происходит в сборной за 3 недели до чемпионата мира?

14 апреля 15:00
«Результаты лимитов увидим через четыре года». Федерация хоккея отчиталась о реформах

Сегодня родились