Блог Inter Academy FSM Minsk

Как минская школа начала работать с «Интером», чем впечатляет итальянцев Беларусь, и зачем бизнесмен вдруг взялся за детский футбол

Большое интервью с основателем ФШМ Николаем Мурашко.

Детская футбольная школа Николая Мурашко существует уже почти пять лет. За это время бизнесмен и идейный вдохновитель проекта превратил начинание в одну из самых быстроразвивающихся школ страны. У ФШМ есть собственный стадион и в скором времени может появиться большой спортивно-образовательный центр. А в прошлом году ФШМ стала партнером миланского «Интера» и открыла в Минске Inter Academy FSM Minsk.

О том, как стало возможно сотрудничество с итальянцами, о детском футболе и взрослой команде Tribuna.com поговорила с основателем ФШМ Николаем Мурашко.

– Как возник вариант сотрудничества с «Интером»?

– Как и все серьезные вещи, внезапно :). Однажды мне позвонил Виталий Кутузов и сказал, что следит за нашей школой и ее развитием. Он признал, что в нас что-то есть, и добавил: «Давайте я чем-нибудь помогу». Я поинтересовался, чем же, и он ответил: «Я живу в Милане и могу встретиться с руководством «Интера», с которым у меня хороший контакт, и поговорить». Мне было приятно, что белорус, живущий в Италии, думает о том, как сделать для своей страны хорошо и как дать возможность детям быть успешными.

В итоге он встретился, поговорил и потом рассказал, что у миланцев есть заинтересованность в работе с неитальянскими школами. У них есть проект развития Inter Academy в мире. И поэтому мы можем приехать и пообщаться. Так возникла идея.

Если же говорить о том, что ей предшествовало, то с момента возникновения школы мы постоянно искали возможности получения знаний. Для этого привлекали большое количество внутренних специалистов, проводили еженедельные образовательные программы для наших тренеров, ездили на стажировки в европейские клубы.

– Можно сказать, что звонок Кутузова совпал с вашим тайным желанием.

– Да. Это своеобразный сигнал из космоса. Ты посылаешь мысль, и тебе неожиданно приходит ответ :).

У нас было сильное желание развиваться. Мы понимали, что нам это необходимо. Год за годом мы видели только один путь развития школы – повышение компетенции тренеров и создание системы подготовки футболистов. И мы ее создавали. А когда такое делается с нуля, то на начальном этапе бывает очень много ошибок, которые могут «отразиться» на наших детях. Нам хотелось уменьшить количество ошибок, и появление такого партнера, как «Интер», дало такую возможность. Мы  усилили свою слабую строну – повысили компетентность тренеров – и получили эффективно работающую не один год систему. И, самое главное, получили возможность давать нашим детям знания.

– Устройство академии «Интера» сильно отличалось от устройства ФШМ?

– Наша система отличалась от итальянской только тем, что была незакончена. Но те шаги, которые мы делали вначале, были правильными. Поэтому нам не пришлось трансформироваться и ломаться. Мы всего лишь ее [свою систему] дополнили, и она стала законченной.

Совпадение двух философий стало ключевым объединяющим фактором. Это то, что нас поразило больше всего. Ты пытаешься здесь выстроить определенную систему, а потом видишь все это в «Интере»! И что самое удивительное, они увидели то же самое в нас. Во главе ценность ребенка, ценность его личности, футбол не главная цель, а средство общения и развития личности. Поэтому и договорились мы буквально за два-три дня.

– Были варианты сотрудничества с другими большими школами и клубами?

– Мы в принципе не искали сотрудничества с иностранными школами. Мы искали знания. И в «Интере» их получили.

Когда мы поехали в Италию на предварительную встречу, у нас были сомнения. Думали, является ли это для «Интера» спортивной моделью либо это бизнес. Это было очень важно. Когда встретились и пообщались с руководством академии клуба, и стало понятно, что это спортивная модель, что есть желание нести знания, сомнения ушли. И так получилось, что в пятницу мы только познакомились, а уже в воскресенье на «Сан Сиро» подписывали предварительный договор.

– Это было неожиданно для вас?

– Мы не ехали туда что-то заключать. Было просто желание познакомиться и понять, какие ожидания у нас друг от друга.

Мы ведь изначально хотели дать возможность нашим детям получить футбольное образование по западным образцам. Это была попытка изменить взгляд на воспитание игрока, на его подготовку. В стране другая устоявшаяся система, и мы постоянно сталкивались с волной непонимания и критики. И увидеть аналогичную работу в «Интере» было для нас как глоток свежего воздуха. Одновременно это был и хороший внутренний успокоитель, и мотиватором для дальнейшей работы.

– Вы встречались с боссами академии или всего клуба?

– Сперва с менеджментом академии, а уже потом с директорами «Интера».

– Какое впечатление на вас произвели руководители-итальянцы?

– Мое личное наблюдение таково, что чем человек выше рангом, тем он проще. В этом и заключается их внутреннее величие и сила. Простые люди, но с четким пониманием того, чего они хотят. В их головах очень ясные и четкие мысли.

– Вам что-то нужно было делать с ФШМ, чтобы окончательно войти в Inter Academy?

– Объем работ был большой с обеих сторон. Не думаю, что все нужно проговаривать. Отмечу, что стремление объединиться было обоюдным, и тот путь, который обычно у «Интера» занимал несколько лет, мы прошли за полгода. И это наше общее достижение.

– Итальянцы изучали инфраструктуру школы, принципы работы? Может, их интересовали спортивные результаты?

– Руководство академии «Интера» было в Минске с техническим визитом и изучало наши условия. Смотрело, что мы имеем и как этим распоряжаемся. И этот аудит стал сильным мотиватором для итальянской стороны, чтобы ускорить процесс интеграции.

– Что они говорили про ваш стадион?

– Они больше говорили про наших детей. Они впечатлились тем, что в Беларуси очень много талантов, и задавали мне один и тот же вопрос: «Николай, у вас так много детей, но почему нет футболистов?»

– Находили ответ на него?

– Мы его ищем постоянно.

– Как долго вы взвешивали все «за» и «против», прежде чем окончательно подписать договор?

– После того, как я понял, что мы в одной лодке, решение было принято.

***

Inter Academy – это бизнес для вас?

– Этот проект возник как идея дать нашим детям новые возможности. Но для того, чтобы идея могла воплотиться в жизнь и существовать в долгосрочной перспективе, она должна реализовываться как бизнес-модель. В нашей школе существуют группы как на платной, так и на бесплатной основе. Но в то же время мы честны перед родителями – все суммы для них открыты, так как родители для нас является со-инвесторами, и они вкладывают в будущее своего ребенка. Они должны видеть ценность того, что получает их ребенок, занимаясь у нас. И они это видят уже сейчас. 

Поэтому наша задача найти и дать наилучшие технологии, существующие на сегодняшний момент, так как мы несем ответственность за реализацию их ожиданий. Но воплотить эти ожидания мы можем только сообща, только вместе – ребенок, родитель и школа.

– Вы предпочитаете не раскрывать суммы, которые тратите на футбол. Почему? Возможно, в стране есть другие бизнесмены, которые хотели бы взяться за какой-нибудь футбольный проект, но боятся. Ваш опыт мог бы им пригодиться…

– Вопрос не в суммах, а для чего мы это делаем.

– Для чего – понятно. Почему не говорите о суммах?

– Потому что для любого бизнесмена важно не количество вложений, а их эффективность. Важно не сколько ты вложил, а как. Ресурсы ограничены, а возможности нет. Бизнесмену, анализируя проект, надо понимать, есть ли стратегия развития, долгосрочность, способность бизнеса генерировать устойчивые конкурентные преимущества. Вообще, нет универсального рецепта какого-нибудь футбольного проекта – все схемы хороши, если четко осознаешь свои плюсы и минусы, угрозы и возможности. И понимаешь, как усилить свои слабые стороны, а угрозы превратить в возможности.

– Как много времени вы уделяете футболу и сколько своему бизнесу?

– Я сейчас занимаюсь тем делом, которым хотел заниматься всю свою жизнь. И сейчас у меня хобби совпадает с работой. Я здесь увидел долгосрочность, успешность и возможность себя реализовать. И наша цель донести это до ребят, что главное любить то дело, которым ты занимаешься, и тогда в любой работе добьешься успеха.

– Какие вопросы в Inter Academy завязаны на вас?

– У нас в команде работают профессионалы, каждый отвечает за свое направление. Я отвечаю за развитие спорта.

– Итальянский тренер Франческо Николи, который курирует деятельность школы со стороны «Интера», сказал, что он с вами разрабатывает план действий по обучению тренеров. Это достаточно странно. Он тренер, а вы нет, но вы участвуете в разработке. Не кажется, что это немного неправильно?

– Для того, чтобы развиваться, нужно четкое понимание того, что происходит, быть в курсе всех нововведений. И руководитель должен знать все процессы. Моя задача обладать теми знаниями, которыми обладают и тренеры. Именно поэтому мы вместе присутствуем на всех тренерских советах и на всех образовательных модулях и программах. Без этого никак. И наши тренерские советы выстроены так, что мы принимаем все решения коллективно. И моя задача быть компетентным. Тогда я четко знаю и понимаю уровень каждого тренера и его потенциал.

– Со стороны это похоже на желание самому тренировать.

– Это не так, я не провожу тренировки. Это моя личная ответственность перед теми детьми, которые находятся в школе. Самый главный человек в ФШМ – это ребенок. Остальные здесь для того, чтобы помочь ему реализоваться. Наших детей мы учим тому, что нас объединила любовь к футболу. Мы хотим, чтобы они стали футболистами, но понимаем, что ими станут не все. Далеко не все. Но мы можем (и должны) помочь детям сохранить любовь к футболу и помочь им найти в нем или рядом с ним свое место в жизни.

Чтобы философию продвигать, нужно быть в теме. Потому что придет время, и мы должны будем ответить перед каждым ребенком на вопрос: что мы ему дали? Пока он маленький, он нам верит. Но когда станет 18-летним, поймет, что ему дали, чему научили, что сделали хорошо, а что плохо. И вот за «плохо» мы и будем отвечать. И моя задача контролировать все точки, чтобы идти единым курсом. А без погружения в тему этого не будет. К примеру, наши обучающие модули с начинающими тренерами провожу сам. А это ключевое звено.

– Кто вообще выбирает тренеров?

– Это моя зона ответственности. Большинство тренеров приходят сами. Их приводит собственная внутренняя философия. Если кандидат говорит «Я хочу быть тренером», мы должны понять, какая у него цель. Если только заработать и все – это не к нам. Наших тренеров объединяет любовь к футболу и желание делать качественную работу. Потом мы долго изучаем личностные качества. Нам важно понимать, что за человек к нам приходит. У нас не может работать человек с вредными привычками. Это первый вопрос, который задаем на собеседовании. Дальше идет изучение уровня компетенции и возможностей. Для нас очень важно, чтобы тренер мог подняться над обыденностью, мог посмотреть на процесс со стороны и обладал потенциалом для развития. Мы смотрим, как тренер прогрессирует, какая у него мотивация. А затем наблюдаем, как тренер применяет полученные знания на практике и каким учителем он является. Нам не очень важно, где человек играл. Мы смотрим на то, как он видит футбол и как его понимает. Важна способность тренера увидеть индивидуальные качества ребенка и понять, как их развивать.  

Личность, уровень компетенции и опыт – три слагаемые качественного тренера, которые работают у нас. Кстати, мы для себя решили, что тренеры с каждым возрастом работают по два года. Это позволяет достичь максимальной компетенции в каждом возрасте и уменьшить количество ошибок.

– Где такое подсмотрели?

– Один тренер не может знать, как учить детей в шесть лет и в 17. Потому что в этих возрастах предъявляются абсолютно разные требования. Кроме того, детям нужен новый вызов. Также надо исключить и другие негативные моментов: любимчики, нелюбимчики, привязанность и так далее. Вот и нужен вызов, новый управляемый стресс, который стимулирует развитие. Тогда у ребят появляется новый уровень мотивации, и они начинают заново доказывать.

Кроме того мы получаем очень компетентного специалиста, который четко знает, что он должен делать в эти два года. И у «Интера» система почти идентичная: тренеры работают с командами от года до двух лет.

– Не каждый тренер способен работать с детьми. Как вы это понимаете?

– Через образовательный процесс. Тренер постоянно получает знания, присутствует на тренерских советах, слушает и погружается в философию. После этого мы даем ему попробовать себя в поле (помогает в качестве стажера одному из тренеров) и смотрим, как он себя проявляет. И только после этого определяем: подходит или нет. Этот процесс может занимать от месяца до четырех.

***

– С приходом «Интера» как-то изменилось число занимающихся?

– Количество детей выросло. Надо понимать, что ФШМ – это главная школа и бренд. Теперь у нас есть два направления. Есть детско-юношеская школа академия ФШМ – школа массового футбола. И есть Inter Academy – профессиональная школа футбола, куда попадают дети, которые хотят заниматься на более углубленном уровне. Если говорить суммарно, то наша численность за последний год увеличилась более, чем в два с половиной раза.  Только за последний месяц к нам пришло 30 человек, в том числе из бесплатных школ. Для нас это очень хороший показатель.

Влияет на приток и наличие собственной инфраструктуры. ФШМ – длительный проект, которым мы рассчитываем заниматься долго. И наличие собственной инфраструктуры – это необходимость. Мы хотели сделать безопасный стадион для занятия спортом. И при его строительстве соблюли все технологии. Мы четко знаем, что все, что там есть, не травмоопасно.

– Можете вспомнить момент, когда осознали, что хотите не просто арендовать поля для тренировок, а иметь свое?

– Очень четко. Это было в феврале 2017 года. Вечерами мы командами 2002 и 2006 годов рождения ездили на тренировки в Дзержинск на автобусе. Дети тренировались в жутких погодных условиях: было около 10 градусов мороза и сильный ветер. И после тренировок ехали домой в районе 10 часов вечера. Я помню, как они спали в этих креслах, замерзшие и уставшие. И помню, как у меня появилось четкое желание следующей зимой так не ездить. Это было очень сильное желание.

– Как долго вы этот проект реализовывали?

– Первое время я строил это поле во снах. А потом так случилось, что в апреле позвонил знакомый и сказал, что есть стадион областного лицея, который не используется. Приехал, посмотрел, переговорил с руководством лицея и предложил реконструировать, сделать современным и арендовать на 25 лет. И руководители лицея и областные власти пошли навстречу. За три месяца все согласовали и подписали договор. И за лето и осень все построили. Свое поле появилось в декабре.

– Вам позвонил знакомый. Делились с людьми своими желаниями?

– Просто он знал, что я занимаюсь футболом, и предложил. Он не знал, что я хочу свой стадион. Так совпало.

– Что вы чувствовали, когда открывали стадион?

– С одной стороны радость и облегчение от того, что одна из текущих задач достигнута. И это было круто. С другой – появилась дополнительная ответственность, что это уже серьезная инфраструктура, за которой нужно смотреть. В общем, хорошие чувства.

– Как дела со строительством комплекса на переулке Якуба Коласа?

– Эта история продолжается.

***

– Во многом ФШМ появилась из-за того, в «Динамо», где занимался ваш сын Тимофей, возникли определенные сложности с молодежным футболом.

– Не совсем так. Школа создавалась потому, что я как родитель долгое время накапливал информацию и в определенный момент, после поездок на многие заграничные турниры, понял, что мы идем не туда. Так что футбол сына стал своеобразным катализатором.

– Он сейчас играет за команду ФШМ на Лицензии. У него есть перспективы в большом футболе?

– Такие же, как и у остальных 450 детей. Мы бы хотели, чтобы все они стали футболистами. Но мы понимаем, что футбол – это не цель, а средство общения. Нам важен интеллект, знания и дух каждого ребенка. А потом они сами решат, что делать. Наша задача сохранить у них желание, возможности и надежды, показать, как широк и многогранен мир, даже если они не станут футболистами.

– За эти пять лет сын спрогрессировал как футболист?

– Надо понимать, что он испытывает двойную нагрузку, как сын учителя в обычной школе. Но это и дополнительная ответственность, которая влияет на его прогресс. И мне очень приятно, что я вижу его духовное и внутреннее развитие. Это главная ценность для меня как родителя. Я вижу его успехи в футболе и понимаю, что при определенных обстоятельствах, если он сам этого захочет, он может выбрать футбол как работу. Но если у него не будет футбола, он сможет найти себе применение в жизни.  

Понимаете, мы сами создаем одну из главных проблем для молодых футболистов. Мы зацикливаем их на футболе. И дети говорят: «Если не футбол, то и не знаю, что делать». Нам такое не надо! Недавно нам пришлось временно отстранить мальчика из старшей команды. Он стал очень сильно прогрессировать в футболе, но проседать в учебе. И когда у него спросили «Кем ты станешь, если не футболистом?», он ничего не ответил. Получается, что если он не станет футболистом, то появляется риск пустоты в жизни. А зацикленность на том, что надо обязательно стать футболистом, не позволит ему сделать это. Он каждый раз будет выходить на поле и думать только об этом, а не о том, как показать свою лучшую игру и получить удовольствие. Это неправильно. Футбол – лишь часть жизни. Ты классный, разносторонний, у тебя есть интеллект. Если выберешь футбол, мы тебе поможем, дав необходимую основу. Если нет – легко пойдешь по другому пути. Вот наша цель.

– Парень выбрал футбол, а вы его отстранили. Какая тут помощь...

– Он не выбрал футбол. Пока мы ему сказали: «С футболом у тебя хорошо. Найди баланс, потрать время на учебу, исправь оценки, улучши их и возвращайся». Он взял паузу и думает. Это важно. Это наша социальная миссия. Сначала личность, потом футбол. Только так, а не наоборот.

– Тимофею уже 17. Нет ли вероятности, что сын закончит, и вы к футболу остынете?

– Кроме его команды у нас есть еще с десяток таких же [команд]. Как думаете, остыну я или нет? У меня нет цели сделать из сына футболиста. У меня цель дать ему и многим другим ребятам возможность стать футболистами. Кроме того, у меня подрастает дочка и уже есть планы по развитию женского футбола.

***

– Вы уже не первый год варитесь в белорусском детском футболе. Назовите три вещи, которые мешают нам больше всего.

– Самая главная проблема – неверное понимание, что есть результат. Во взрослом футболе это счет, но если говорить про детей, то это развитие! Развитие и счет не могут существовать вместе. Результат важен на старших возрастах обучения. А все остальное время на первом плане развитие, которое идет через действия на поле, что чревато ошибками, которые, в свою очередь, могут приводить к пропущенным мячам. Нам важно, чтобы ребенок играл в удовольствие, шел на игру с удовольствием, не боялся ошибиться и делал шаг навстречу ответственности. И тогда на старших возрастах мы получаем красивый, зрелищный футбол и результат.

Если же ставить счет на табло в детском футболе на первое место, то мы на выходе футбол не получим. Результат в виде счета по детям – это использование сильных сторон и упрощение игры. Это отсутствие ответственности и какой-то мотивации. Кроме того тренеры еще и прессуют парней за ошибки. В итоге игра ассоциируется у ребенка со страхом. А страх – это не та мотивация, которая помогает развиваться.

Вторая проблема – роль детского тренера. Почему-то у нас в стране работа детским тренером ассоциируется с непрестижной, малооплачиваемой профессией. Но ведь это тот человек, который делает из ребенка футболиста. Это ключевое звено во всей цепочке. Все те качества, которые потом использует тренер взрослой команды, закладываются в детстве. Если мы изменим понимание того, кто есть детский тренер, мы получим другие результаты.

Ну и третья – система. Нам нужно единство и объединение. Мы должны иметь четкую и понятную систему. Нужна стратегия развития детско-юношеского футбола. Должна быть четкая цель с четкими отсечками. Школы сейчас действуют в том направлении, в каком хотят. Получается лебедь, рак и щука. И мы все вместе стоим на месте. Надо объединить усилия и направить их в одну сторону. И тогда произойдет сдвиг.

– Вас устраивает организация и уровень детских турниров в Беларуси?

– В последнее время – да. Чемпионаты Минска перешли на качественно новый уровень. Мы имеем распределение по лигам, где каждый играет с равными себе по силе соперниками, четкое и понятное расписание и качественное судейство. А международные турниры, которые проводятся у нас, позволяют привлекать сильные европейские команды. Ситуация самая благоприятная для развития.

– Пару лет назад вы говорили, что хотите иметь свою команду во второй лиге. Такое желание осталось?

– Да, у нас возникла необходимость создать команду во взрослом футболе. Есть задача перевести во взрослый футбол тех игроков, которых воспитали. Мы их долго растили, и нам очень хочется, чтобы у них получилось. И мы хотим нести ответственность за этот процесс, участвуя в нем. Эта команда планируется как способ перевода. Играть будут молодые ребята, и каждый год команда будет пополняться новыми воспитанниками. Когда ожидать? Старшим ребятам предстоит еще один год на Лицензии. Думаю, через сезон команда может появиться.

***

С 1 по 6 июля пройдет второй летний лагерь Академии «Интер» в Минске. Участником может стать любой желающий в возрасте от 7 до 17 лет. В программу лагеря включено:

– возможность поработать с итальянскими тренерами, преподающими в миланской академии;

– занятия на современном стадионе с искусственным покрытием 7-го поколения;

– тактические занятия, спортивная диетология, логические игры, обучения шахматам, развитие навыков презентации себя;

– конкурсы, викторины и много веселья;

– комплект фирменной формы и официальный сертификат.

Скидки предусмотрены:

–  для тех, кто был в лагере в прошлом году;

– для девочек;

– для тех, кто приведет с собой друга, брата или сестру.

4 лучших участника лагеря получат возможность пройти стажировку в Академии «Интер» в Минске. С более подробной информацией можно ознакомиться на сайте или по телефонам: +375(29)-116-76-76,  +375(29)-591-76-76.

ПОДАТЬ ЗАЯВКУ

Фото: footbik.byinteracademyfsmminsk.by.

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья