Футбол. Прошлое и настоящее
Блог

1986. Советская медицина на фоне «Динамо» Киев – «Днепр» 2:1

Статья из рубрики «Начало взрослой жизни на фоне игр киевского «Динамо» в чемпионате СССР-1986»

 

 ф

Если только врач Морской школы ДОСААФ заподазривал какую-нибудь заразную болезнь у курсантов, могущих вызвать эпидемию, тут же вызывалась скорая помощь. И пеленали тебя, как вот Шурика из «Кавказской пленницы». Разве что только смирительную рубашку не одевали…

 

Как известно, медицина в СССР была самая лучшая в мире. Не то, что там, на «диком» Западе. Нет денег, так хоть умирай! Никто тебе медицинской помощи не окажет. Это так говорили советским гражданам на каждом углу, как бы показывая преимущество социализма над «загнившим» капитализмом. В том, что наша медицина бесплатная и для всего народа, автор этих строчек мог убедиться лично в детские годы. Тогда по больницам я помотался изрядно и до сих пор от одного запаха этих казённых заведений меня мутит.

Со своим хроническим бронхитом, бывало, по несколько раз в году проходил стационарное лечение в райцентре, городе Берислав. Воспоминания не из приятных. Постоянно ходишь подавленным. На душе тоска. А домой как тянет, просто страх. Особенно когда сильная температура и ты постоянно кашляешь-бухыкаешь - то так не хватает матери, её хороших слов и таких мягких прикосновений холодной руки к твоему горячему лбу. А как хочется попробовать маминого домашнего свеженького борщика, когда пар идет с тарелки и на весь дом разносится запах, от которого слюнки так и текут бурной рекой. Вместо этого получаешь пять раз на день болезненные уколы, которые закрепляешь разноцветными пилюлями, очень противными на вкус. Тогда я и изловчился пить таблетки, вбрасывая их себе прямо в горло. Так хоть их горечь не чувствуешь. Даже можно не запивать.

 

 ф

Молодые медсестры. Они всегда прекрасные и такие таинственные…

 

Страшную скуку кое-как скрашивали молоденькие красивые медсестры, которые раз за разом «летали» маленькими стайками по коридорам больницы туда-сюда, обдавая тебя неповторимым устойчивым сладким запахом советских духов марки «Москва». В белых халатах и марлевых повязках на лице они мне казались наложницами и одалисками восточных эмиров, которые сошли со страниц «Тысячи и одной ночи». Летней жарой, в полупрозрачных белых коротеньких халатиках на полуобнаженное тело, молоденькие медсестрички дефилировали между кроватями в палатах, как будто по подиуму на показе мод в Милане, и как бы невзначай выставляя на доли секунды свои прелести на всеобщий обзор мужской братии. Ну, как же могли реагировать настоящие мужчины на такие созерцания девичьей красоты, когда даже я, пока «зелёный» пацан, поневоле возбуждался. Опытные же ловеласы всегда находили причины, чтобы «сестричка» нагнулась к ним и поправила простыни около подушек. Тогда от упругой груди красавицы этих «казанов» отделяли какие-то сантиметры. Они едва сдерживались, чтобы не припасть к ним губами. Сами потом сознавались, как им хотелось схватить руками за аппетитные седалища, которыми любовались на данный момент все соседи по палате, сгорая от желания, и завалить медсестричку для страстного изучения человеческой анатомии и женской природы на постель с казёнными простынями под номерками. Но девушка всего через секунды справлялась со своей работой, выполняя просьбу поправить скомканную материю около перины «немощного» просильщика, или померить ему температуру, и под незлобивые подколки больных с улыбкой шла в другую палату разносить пилюли с термометрами.

На своём веку наслушался рассказов, когда такой себе крутой «Я» пачками снимал в больницах медсестёр и драл их, прям на операционном столе едва ли не сразу же после хирургического вмешательства в свой организм. На недоверчивые улыбки «Я» стучал себя в грудь, как тот Кинг-Конг, и вопил на всю улицу: «Гадом буду, пацаны! Я же вам не какая-нибудь дешёвка, врать не стану!». И пошли подробности о всех женских прелестях, как рассыпались пуговицы с резко сорванного халатика, как царапала спину нашему «Я» в экстазе от удовлетворения своими длинными когтищами дежурная медсестра, красавица из красавиц. И так далее в этом плане. Слушать интересно, но мало верилось в такие рассказы. Хотя сам лично несколько раз краем глаза наблюдал за любовными утехами дежурных медсестёр с «больными» ребятами, для меня тогда старшими пацанами и взрослыми дядьками.

Я сам по себе «сова», потому и предпочитал днём высыпаться, а ночью читать книжки. Тогда в больнице стояла тишина. Никто тебе не мешал. Только дяди на соседних койках давят храпака под размеренное кап-кап-кап водных капель по раковине из плохо закрученного крана умывальника. А так как в палате свет после 22.00 не включишь, то и выходил в помещение отделения, в котором был приписан, «лежал» в простонародье. И не всегда дежурная медсестра находилась там, где ей положено было быть - за столом с телефоном посреди коридора. Тогда то и начинались ночные путешествия по больнице. Если двери в отделение открыты, значит, медсестра куда-то вышла. Вот и направлялся я на звуки голосов, как на огоньки ночью. И слушал под дверьми «базары» девушек в белых халатах, собравшихся на чай, о ребятах и своих похождениях на амурном фронте, о проблемах в любви и про разные там фирменные шмотки. В целом обычные разговоры подружек всех времён. А ты осторожно шёл всё дальше и, как привидение, бродил по тёмным коридорам стихающей больницы, чувствуя себя разведчиком во вражеском тылу. Во время одной из таких вылазок во «вражеский стан» мне послышались странные звуки какой-то возни. Вдали полутёмного коридора на полу отражался огонёк света из полуотворённых дверей какого-то кабинета. Ты прокрадываешься всё ближе и ближе, сумасшедший стук сердца от внутреннего перенапряжения отдаётся в висках всё сильнее и сильнее. Стон и шептание из-за полуотворенной двери едва пробиваются сквозь кричащую тишину коридора, так как в ушах громко отдаётся стуком твой «мотор», вроде бы в кузнице брякают молоты. Ты тихонько заглядываешь в середину помещения и видишь... страстное единение нашего простого трудового народа с медициной, во всей её красоте и приверженности к самопожертвованию ради счастья на Земле…

 

 ф

Такие вот картины очень часто можно было наблюдать в детских отделениях советских больниц. Да, пацаны всегда на выдумки хитры. У пацанов всегда в одном месте шило, что не дает усидеть им на одном месте. Так и думаешь: «А что бы такого сделать, чтобы повеселиться?». И всегда придумываешь. Особенно, если выздоравливающие друзья рядом и всячески поддерживают твои затеи

 

Кстати, лечился я как-то в больнице Новой Каховки, где не имел никакого права находиться. В 1980 году мы с братом ездили с маминым классом на экскурсию в Севастополь, где я перекупался в море. В результате чего заболели уши и меня госпитализировали в новокаховскую больницу. Вообще то наше село находится в Бериславском районе, но в те времена в простом народе медики с Новой Каховки котировались выше за своих коллег из Берислава. Поэтому мама и повезла меня к своему родному брату, дяде Коле, туда и вызывали скорую помощь. Мол, приехали в гости, а сын скупался в Днепре и застудил уши. Такая детективная история была разыграна не случайно. У меня не было местной прописки. А значит лечиться я должен у себя в райцентре. «Он же вот, совсем рядышком – меньше получаса езды на рейсовом автобусе. Так почему бы вам утром на нём и не отвести туда своего сына? И никаких проблем с определением на стационарное лечение не будет!» - вопрошали удивлённые врачи «скорой» у моей мамы. Едва уговорили медиков положить меня в стационар. Обычно всё это делалось через презент. Мужчинам коньяк, или водка (в нашем случае мускатное вино из винзавода), женщинам дорогущие сладости плюс коньяк. И без вариантов.

В больнице, как водится, не понравилось. Да и как может понравиться, когда тебе каждый день каким-то шампуром всовывают в ухо вату, пропитанную лекарствами. Когда выполняли эту процедуру, мне казалось, что ещё немножечко, и до мозга достанут. То было впервые, когда я лежал со взрослыми дядями, а не в детском отделении. Тосковал жуть. Вплоть до слёз из глаз. Хотя в палате царила дружелюбная, даже весёлая атмосфера, и я с большим любопытством слушал рассказы старших о жизни. Особенно было много разговоров о женщинах и об ЭТОМ. Для меня подобная тема была не новой. Но одно дело слушать догадки одногодок и выдумки 15-16-летних пацанов. Совсем иное - истории из личной практики настоящих мужчин, которые уже понюхали жизнь со всех её сторон.

 

 ф

Одно время в СССР широко применялась так называемая производственная гимнастика. И больницы здесь не были исключением. Причем эта «гимнастика» была обязательной для всех, без взоров на возраст и заслуги

 

За 10 дней пребывания в больнице больше всего меня поразили три случая. В первый же «мой» день привезли двух ребят лет по 17-18. Они разбились на «Явах». Причём один умер во время операции, и я его не видел. А вот второй в ожидании своей очереди на операционном столе лежал весь побитый на кушетке в коридоре и всё плакал, буквально выл, как голодный волк на Луну. На заднем сиденье его мотоцикла была любимая девушка, с которой они должны были на днях пожениться. Так вот она погибла на месте, а он остался инвалидом на всю жизнь. Родственники пострадавших во время аварии заполонили весь коридор и так плакали, что становилось просто жутко. Тогда каким-то шестым чувствам я почувствовал смерть, которая находилась рядом. От такого «соседства» охладевала спина, и подгибались ноги. После увиденного я ещё несколько дней находился как бы под гипнозом и вообще не имел аппетита. Это очень взволновало врачей. Как это так, молодой здоровый растущий организм – и не хочет принимать пищу. Правда, в советских больницах она оставляла желать лучшего. И это ещё мягко говоря. Вечно недосоленная. Хотя котлетки с пюре были даже очень ничего. Но все эти первые блюда, больше напоминающие жидкие помои, или вот «салаты» из вонючих бочковых огурцов…

 Хотя по сравнению с теперешними временами та больничная еда – это дорогой заморский деликатес. Но тот «деликатес»  просто не лез мне в горло. А что вы хотели – такие жути в больничном коридоре увидеть, да ещё всей своей сутью почувствовать, что смерть где-то рядышком ходит?! Когда через пару деньков моей «голодовки» родители приехали навестить своего киндера, то услышали жалобы на него врачей. Мол, если ваши сынок не будет питаться добровольно – мы это сделаем насильно! Тю, да такие проблемы решаются на раз! Кому же, как не родакам знать вкусы родных отпрысков? Вы спросите у любой мамы, что нравиться кушать её дитю. Минимум получасовой монолог о вкусовых пристрастиях своих кровиночек вам обеспечен!

  В общем, мотнулись мои родители на «Сокол» (это район такой в Новой Каховке) к дяде Коле, на часик оккупировали кухню в его трёхкомнатных хоромах – и уже под вечерок ваш покорный слуга на лавочке в больничном дворе с пребольшим аппетитом уплетал за обе щеки дымящиеся котлетки с пылу-жару, да во всю шуровал ложкой в литровой банке, опустошая стеклянную тару от горячей картошечки-пюре. А вы говорите – проблема! Вот так вот у меня и прошла та напасть. Но память осталась навсегда. За руль авто или мотоцикла я не брался вообще. Разве что изредка. А когда делал это из каких-либо причин, то сразу же чувствовал холодное дыхание смерти. Такой же, как и в новокаховской больнице в 1980-ом году.

 

 ф

Фото явно 1970-1980-х годов. Медсестры возле стенда, на котором висит переходной вымпел за победу в соцсоревнованиях между больничными стационарами, или вот отделениями (мне только вот интересно, в чем они соревновались, в количестве вылеченных больных, что, тоже план был?), и разные там объявления и сообщения. Привычная картина для советских больниц

 

А вот другие два случая вызвали смех и солидарность всей мужской братии в больнице. Сначала привезли молодую девушку, влагалище которой было затрамбовано песком, и врачи его вычерпывали оттуда обычными ложками. Хотя это стало известно исключительно со слов «очевидцев» операции. Не успели насмеяться с этого случая, как привезли еще одну красотулечку. Случай аналогичный. Только вместо песка туда была полностью всунута здоровенная старая шишка. Здесь уже было не до смеха. Поговаривали, что там без скальпеля не обошлось. Причина такого безобразия одна на два случая. Девушки очень любили секс, но не страховались. Партнёров было много. Поэтому и заразили ребят неприятными болезнями. Первую наказали за трипак. Дело приобрело огласку в городе. Второе лицо пострадавшие решили наказать подобным способом, но намного жестче, ведь все они подхватили от красавицы сифилис. Обе девушки знали о своих болезнях, но не спешили в кожвендиспансер. Боялись ментов. Первая ещё училась в школе и не хотела огласки, что и неудивительно, учитывая тогдашние нормы морали (не забывайте – на улице цвело и пахло лето 1980-го). Вторая ненамного старше - нигде не работала и зарабатывала себе на жизнь именно платной обслугой мужчин. Тогда впервые, во время обсуждения этих случаев в палате, я понял значение слово «проститутка». Мне популярно объяснили, что шлюха, это немножко другое, чем продажная девка. А для примера мужики показывали на пострадавших девушек и говорили: «Вот эта малолетка - шлюха, потому что у неё слишком чешется и ей ничего не нужно кроме еб..и. А эта красавушка - проститутка, потому что работать и учиться не хочет, а жить красиво не запретишь. Поэтому она за «это самое» берет «бабло». Но, как известно из народной мудрости, за всё приходится платить, рано, или поздно.

 

Кстати, если же разобраться без лишних сантиментов и въедливых шуток, то медицинское обслуживание советского народа было не совсем бесплатным. Хочешь получать лучшие лекарства («made in...»), чем общепринятые - плати, да ещё и сам достань их с переплатою у фарцы. Конечно, где-то около трети ампулок, или пилюль, заберут себе врачи - кто же будет проверять, что тебе колят в ягодицы, или дают выпить на процедурах. Врачи всегда могут найти в своей коллекции похожую таблетку без вреда для организма больного, а растворы в шприце на вид все одинаковы, то есть их можно просто подменить на более дешёвую фармацевтику отечественного производства. Чтобы добросовестно ухаживали за роднёй, ты от чистого сердца заваливаешь медсестёр и врачей подарками в виде яблочек, разных там фруктов-овощей, сладостей, или заморских диковинок и так далее. Когда же не хватает фантазии, или не хочешь мороки на приобретение товара, то просто тычешь в карман халата медработника энное количество денежных купюр: «Вы уж посмотрите за моим (или моей), как нужно. А уж я в долгу не останусь!». Доктор будет отказываться, медсестра отнекиваться. А вы: «Но это же от чистого сердца! Поверьте!». И сердце эскулапа тает, как снег при первом мартовском солнышке: «Ну, ладно, посмотрим. Вы не переживайте, всё будет хорошо!». Хотя, некуда правды девать, те презенты советских времён по сравниванию с нынешними затратами - капля в океане! Да и обслуживание больных не в пользу настоящего. Разве что молоденькие медсестрички остались такими же привлекательными. Молодость всегда берет своё!

 

 ф

Николай Михайлович Амосов спас не одну жизнь простых советских тружеников

 

А вы попробуйте сейчас, уважаемые читатели, обратиться о помощи к какому-либо светилу медицины. Конечно, вам предоставят все гарантии лечения и комфорта «лежания» на стационаре. Но под такой счет «у.е.» (условные единицы, то есть валюта), что вы сразу же о»у.е.»ете и волосы поднимутся дыбом не только на голове: «Где же такие деньжища достать?!». Да, в наше время лучше не болеть. А вот в советском минувшем было множество случаев, когда простых граждан лечили настоящие мэтры мировой медицины. Возьмем хотя бы хирурга Николая Михайловича Амосова. Если не знаете такого, то полистайте энциклопедии, или же поторчите в Интернете. Этот человечище делал уникальные для своего времени операции, среди которых была установка клапанов на сердце с гарантией восемь лет. Но, как каждый советский гражданин, Амосов привык перевыполнять взятые на себя обязательства, потому и продолжали жизнь простым людям его клапана на гораздо больший срок. Лично знаю, что наш парторг совхоза-завода «Каменский» Семён Ефремович Гашок после операции в Киеве у Амосова ещё 10 (десять!) лет приносил пользу своей бурной деятельностью селу и стране в целом. Побольше бы таких людей было в мире!

Мне скажут: «Так то же начальство! Им всегда была выслана под ногами красная дорожка и к лучшим больницам, и к санаториям». Хорошо. Пусть будет так. А как же тогда Мария Герасименко, бабушка моих младших друзей, Анатолия и Сергея с «банды» брата Артура? Эту семью я очень хорошо знал. И меня с ними многое связывало по жизни. Так эту женщину в середине 70-х годов ХХ века оперировал всё тот же Амосов. Бесплатно! И прожила она с тем клапаном на сердце полноценной человеческой жизнью вплоть до 2005 года!!! Скептики-односельчане мне возразят: «Так она же вместе с Таисией Сиротой в совхозе были передовыми знатными свинарками!». Полностью соглашаюсь. Дорогие скептики, а кто же вашим бабушкам запрещал добросовестно работать на откорме молодняка и ежегодно перевыполнять планы сдачи поросят? Ведь за 30 лет своей работы на ферме эти две женщины откормили до центнерного веса 15 (пятнадцать) тысяч поросят! А это вам уже не цацки-пецки! Так что никто никому не запрещал ударно работать на фермах, садах, виноградниках, полях с нивами и делать щедрые подарки к столу трудящихся нашей единой и неделимой Родины, да ещё и получать при этом всенародное признание! Так что в Советском Союзе не ленись, и будут тебя «обслуживать» самые передовые светила отечественной медицины.

 

 ф

Вот примерно так же выглядела и херсонская инфекционная больница, с решетками на окнах и строгим режимом внутри

 ф

В 1986 году автор этих строчек попадал в больницы трижды. После Нового года заболел, как водится бронхитом, а уже в бериславской районной больнице обнаружили брюшной тиф. Название страшное, а сама болезнь что-то типа Боткина. В общем, больше месяца в одиночной палате районной инфекционной больницы проторчал. А вот летом, когда учился в Морской школе ДОСААФ города Херсона, то на сутки загремел уже в областную инфекционку. Всех курсантов сразу же предупреждали, что врач в школе ДОСААФ немного с придурью, и буквально помешан на разных там карантинах, эпидемиях и так далее. В том, что сие правда, автор этих строчек убедился 24 июля 1986 года. Мой организм никак не мог привыкнуть к херсонской питьевой воде, которая текла с крана. Ведь годами привык к совсем другой. Вот мой организм время от времени и начинал «бастовать». Тогда нужно было выпить крепкого чая, и все попускало. Но где ты возьмешь сей напиток в Морской школе? В столовой да, есть. Но то не чай, а мо… В общем, думаю, ясно. Вот и пошел я к врачу просить таблетку с закрепляющими для организма свойствами. Шустренький такой мужичок, чем-то похож на Ленина в советских кинофильмах, с такой же бородкой и резкими телодвижениями, вместо того, чтобы дать препарат, начал задавать вопросы. И когда он услышал, что я зимой переболел брюшным тифом – глаза его загорелись каким-то нездоровым светом. «Сиди здесь и никуда не уходи!», - чуть ли не прокричал врач восторженным голосом, и исчез за закрытыми дверьми. А минут через пять меня уже улаживали на носилки медбраты со скорой помощи…

В училище тут же была объявлена тревога – у одного из курсантов обнаружена дизентерия! Всех срочно на проверку! На хату-квартиру, где я обитал, приехали люди в белых халатах и в намордниках-распираторах произвели полную дезинфекцию, чем повергли в ступор деда-хозяина. Меня же без вопросов отвезли на окраину города в инфекционную больницу, на окнах которой стояли решетки. «Вот блин, влип, не мог потерпеть пару часов!», - подумал тогда. Моя одежда пошла на пропарку. А я все переживал, не испортятся ли от этого мои джинсы за стольник, плюс фирменная  немецкая рубашка за 70 рэ, плюс румынские кроссы за полтинник. Сразу же сдал все анализы, и меня определили в палату-карантин, из которой выхода нет. Короче, попал с такую себе лечебную тюрьму. И как мне объяснили, минимум на семь дней! Пока результаты первых анализов придут. Потом повторные, если я окажусь здоров. В общем, полнейший мрак!

И тут мне повезло. Я уже было затосковал, что как минимум на неделю оказался в таком вот принудительном заключении, как увидел проходящую по коридору медсестру лет 25-27. Уж больно знакомым было ее лицо. И я не ошибся! Она оказалась бывшей односельчанкой, у которой моя мама была классным руководителем, когда я еще в садик ходил. Вот это класс!!! Почему? Так она как раз заступила на дежурство по отделению, куда меня определили, и у нее на столе стоял портативный маленький телевизор! Хоть футбол посмотрю. «Динамо» Киев с «Днепром» играет!

Конечно же, девушка была рада встрече со своим земляком. Я ей рассказал, как загремел в больницу. Она только посмеялась и посоветовала завтра поговорить с главврачом. Вот так мы и сидели с семи вечера почти до полуночи, попивая чаек со сладостями. Сначала медсестра-землячка мне рассказывала, как она после школы поступила в бериславское медучилище, вышла замуж за своего коллегу из Херсона, родила двоих детей… А я молча слушал ее, не отрывая взгляда от телетрансляции матча.

 

 ф

 

Да и невозможно было оторваться от такого классного футбола. Обе команды вышли на поле только побеждать. И «Днепр», и «Динамо» попеременно красиво атаковали. В начале поединка киевлянам удалась просто таки блестящая комбинация. Павел Яковенко с правого фланга навесил в центр неприятельской штрафной площади и Ваня Яремчук от души приложился к мячу, буквально вколотив его в ворота Сергея Краковского. «Днепр» вскоре ответил не менее эффектно и эффективно. Это Геннадий Литовченко в своих лучших традициях разрядил свою пушку, и мяч, как снаряд, в мгновение ока преодолев метров двадцать, влетел точно в «девятку» - 1:1 уже к десятой минуте матча. Киевлян пропущенный гол только раззадорил, и к удовольствию 31 000 зрителей на Республиканском стадионе динамовцы устроили такую атакующую карусель у ворот «Днепра», что у гостей попросту голова пошла кругом. Пошли прекрасные комбинации в две-три передачи. Голкипер днепрян Краковский с лихими казацкими усами трудится в рамке своих ворот в поте лица. Но и он был бессилен против убойного удара Алексея Михайличенко после точной передачи Яковенко – 2:1 на 20 минуте.

Обе команды и дальше демонстрировали интересный атакующий футбол. Отбивались то динамовцы, то футболисты «Днепра». Киевляне очень удачно использовали коллективный отбор мяча. А нападающие гостей, два Олега, Протасов и Таран, демонстрировали высокое индивидуальное мастерство. Неоднократно возникали моменты, когда, казалось, мячу больше деваться некуда, кроме как в ворота. Но матч так и закончился, 2:1 в пользу киевского «Динамо». После этой победы, шестой по счету в чемпионате Советского Союза, сильнейший клуб Украинской ССР поднялся на 11 место, и отставал от лидера, «Зенита», на пять очков, 17 против 22-ух. Только вот киевляне провели 12 матчей, а ленинградцы – 18.

Признаюсь, был просто в восторге от увиденной игры. Зрелищной, интригующей с первой до последней минуты. Что еще истинному футбольному болельщику нужно? Очень понравился Алексей Михайличенко. Он еще не был твердым игроком основы, но голы забивал в каждом матче. Четыре выхода на поле в чемпионате-1986 (пока) – четыре мяча! А для динамовцев, кстати, это была первая победа над «Днепром» за два последних чемпионата. Предыдущие три встречи неизбежно завершались мировой (1985 год – 1:1 и 0:0, 1986 – 2:2).

 

 ф

6 апреля 1986 года. «Днепр» - «Динамо Киев. Капитаны команд Геннадий Литовченко (лучший футболист СССР-1984) и Анатолий Демьяненко (лучший футболист СССР-1985) жмут друг другу руки перед поединком, который завершится боевой ничьей – 2:2 Что интересно, оба в разное были призваны в киевское "Динамо" не по своей доброй воле из... "Днепра". Демьяненко уже ка восьмой сезон - киевлянин, Литовченко станет динамовцем немногим более год спустя

 

 ф

6 апреля 1986 года. «Днепр» - «Динамо» Киев. Как не пытались плотно днепропетровцы опекать нападающего киевлян, Олега Блохина, но счет в матче был открыт на 9 минуте после того, как динамовский суперфорвард отпасовал мяч Василию Рацу. Полузащитник не подвел своего именитого одноклубника, и нанес точный удар под острым углом

 

Утром я добился от врача, который делал обход, разрешения, чтобы меня выпускали погулять на улицу. И когда моя землячка-медсестра сообщила, что главврач на месте в своем кабинете, тут же устремился туда, не видя перед собой никаких преград в виде массивных тетушек-уборщиц, которые то и дело преграждали путь к вожделенной цели, и молоденькой девушки в белом халате, которая там что-то строчила на пишущей машинке в «предбаннике». Красавица не успела оторвать взгляда от своей работы, как я уже стоял пред ясным взором главврача в его кабинете. Рассказ мой был коротким. Как только я сообщил, что меня силком привезли из Морской школы ДОСААФ, мужчина где-то под сороковник заулыбался (видно знал своего коллегу из нашего учебного заведения), и отпустил меня со своего лечебного заведения без вопросов. Хотя нет. Один все-таки задал:

- А если ты действительно дизентерией болен?

- Так тогда приедете, и заберете меня!

Я так рвался домой, потому что в воскресенье был день ВМФ. А его в нашем селе праздновали с большим размахом…    

 

«Динамо» (Киев) - «Днепр» (Днепропетровск) 2:1 (2:1, 0:0)

24 июля (четверг) в 19.00, г. Киев, стадион Республиканский, +27 градусов, 31 000 зрителей.

Судьи: Бутенко, Богомолов (оба - Москва), Савкин (Балашиха)

«Динамо»: Чанов, Яремчук, Евсеев, Кузнецов О., Демьяненко, Рац, Яковенко, Баль, Заваров, Михайличенко, Блохин (Щербаков А., 73).

Тренер В.Лобановский

11 место - 17 очков после 12 матчей

«Днепр»: Краковский, Башкиров, Вишневский, Пучков, Сорокалет, Шуршин (Гаврилов, 46), Меликян (Лысенко, 71), Литовченко, Дилай, Протасов, Таран. 

Тренер В.Емец.

7 место - 19 очков после 19 матчей

Голы: 1:0 Яремчук (5), 1:1 Литовченко (9), 2:1 Михайличенко (20)

Матч перенесён с 20 июля.         

2008, 2009, 10 января 2015, 4 октября 2018

Костенко Александр Александрович

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья