Блог Футбол. Прошлое и настоящее

Личные футбольные трагедии

Фантазии yayapapa про автора блога в рамках начавщегося на Ай-спорте Кубка блогеров - 2 (ЛБ-2)

 

Как и подобает статусу матча, в котором официально оформляется чемпионство, организаторы подготовили шоу, столь же грандиозное, как и зрелище миллиона гривен в мелких купюрах. Лучи прожекторов хаотично носились по идеальному газону, внимательно отслеживая каждую передачу разминающихся гостей. А когда под неистовый рев диктора «Встречайте чемпиона Украины сезона 2027/2028 - Новокаховская ЭЭЭЭЭНЕРРРРРГИЯ» из подтрибунных помещений медленно стали выходить игроки хозяев, тридцать тысяч болельщиков окончательно сошли с ума. В небо взмыли тысячи воздушных шариков, раскрашенных в желто-черные клубные цвета. 

И только одному мне было неуютно среди этой беснующейся толпы. Вся эта эйфория вокруг наносила мне физически ощутимый вред - перед глазами плясали огромные оранжевые пятна, в ушах безбожно свистело. «Бл@дь, где все эти глоры были 10 лет назад, когда мы не могли даже заполнить старенький жигуленок на выезд в Никополь?» Я решил спуститься в туалет - умыться холодной водой и просто переждать, когда закончится эта вакханалия. 

Ни один самый преданный фанат не может меня понять. Даже ему я не в силах обрисовать масштабы моей личной трагедии, объяснить, насколько я скучаю по славным второлиговским временам, по нашему старому стадику с прогнившими трибунами и пятью калеками на домашних матчах. Он никогда не поймет, почему я предпочитаю провинциальную команду с центральным защитником с огромным пивным животом и плеймекером, вынужденным пропускать тренировки из-за надвигающихся выпускных экзаменов в школе, чемпиону страны с огромным бюджетом и девятью южноамериканцами в составе. 

Бегущая во весь напор из крана вода была не в силах перекрыть вопли диктора и избавить меня от необходимости выслушивать стартовый состав «Энергии»: четыре бразильца, три аргентинца, чилиец, перуанский вратарь и опытнейшие Цыганков с Борячуком. Фамилию же Дмитрия Шастала, грозы и ночного кошмара каждого вратаря второй лиги, он даже и не удосужился произнести. Да и сам Димка уже третий год, как раз после перехода Жезуса из Сити, смотрел матчи «Энергии» с трибун.

«Из грязи в князи», - эта пословица идеально описывает тот день, когда я опубликовал на шести сайтах инсайд, подслушанный мною в очереди на почте (тогда я еще называл это «пустить сообщение в эфир»), оказавшийся в итоге чистой правдой. После легендарной пресс-конференции, на которой Эрик Тохир сообщил о том, что ему надоело выбрасывать миллионы в бездонную и бесперспективную трубу под названием «Интернационале» и  что он, восхищенный приемом, оказанным ему в Херсонской области, решил купить «Энергию» с целью за 5 лет превратить ее в европейский суперклуб, моя жизнь круто изменилась. 

На первый взгляд, мне грех было жаловаться. Тот факт, что я озвучил намерения Тохира за месяц до сделки, кардинально изменил мой статус в мире спортивной журналистики. Чем быстрее новая  «Энергия» наращивала обороты, тем быстрее и я превращался из заурядного блогера, засирающего ретроспективами все известные ему сайты, в медийную персону, уважаемого публициста, приглашаемого в качестве эксперта на различные футбольные программы и перебирающего предложениями вести свою колонку от ведущих интернет-ресурсов страны. Да что там говорить, я даже соблазнил неувядающую  Сашу Лободу прямо в гримерке «Профутбола»...

Однако, должен признаться, что я все-таки не спортивный журналист, и никогда им не был. И я  согласился на предложение Валерия Пригорницкого поработать в только что открывшемся херсонском филиале «Футбола» под руководством золотого пера Украины, не так давно называемого мною «земеля», лишь для того что бы быть немного ближе к любимой команде. Моя любовь к «Энергии» была намного сильнее журналистского профессионализма.

Матч выдался ожидаемо легкой прогулкой. К 70-й минуте «Энергия» уже обыгрывала «Шахтер» 3:0, и я решил сосредоточить свое внимание на Дмитрии Шастале, последнем напоминании  о любимой команде. Дима хоть и сидел на трибуне, но в отличии от других не попадавших в состав игроков (легионеров, конечно же), уткнувшихся в смартфон, он неустанно следил за происходящим на поле.

После финального свистка я пошел выполнять свои профессиональные обязанности - брать послематчевые интервью. О, если бы мне платили гривну каждый раз, когда я слышу жуткие штампы, типа «Мы в прекрасной форме, но впереди еще много матчей. Мы уважаем каждого противника» или «Это футбол и нам нельзя недооценивать любого соперника», я бы давно уже вышел на пенсию богатым человеком и мог бы себе позволить  съездить проведать ляйтера или даже пингвина. Почему бы и не недооценить соперника, если вы за бешеное бабло купили себе сборную Южной Америки? С хера вам уважать этих клоунов в оранжевых футболках, так легко раздвигающих перед вами ноги?

Символом моей борьбы с узкоглазо-бразильской мутацией стало то, что кроме пары слов у лучших игроков матча, я регулярно брал интервью у Дмитрия Шастала. «Земеля» поначалу орал на меня, мол, кому он вообще интересен, но потом, поняв, что я буду стоять на своем, просто стал вычеркивать их из итогового материала.

«Что ты чувствуешь, раз за разом оставаясь вне заявки?, - спросил я его, но, видимо, даже Дима подхватил этот клишевирус, отвечая: «У нас очень сильный коллектив, в котором много сильных игроков. Здоровая конкуренция за место в составе это очень хорошо. Выбор стартового состава это прерогатива тренера». Но вместо избитых фраз за него говорили его потухшие глаза, процитировать которые я не мог.

На следующий день я приехал на тренировку «Энергии». Бойцан, генеральный директор клуба, как всегда уже стоял возле входа на базу. Как же мерзко и трагично видеть этого бандита, утопившего когда-то «Металлист» (слава Богу, я за него и не болел никогда), нихера не разбирающегося в футболе, улыбающегося, в шикарном костюме с галстуком, пытающимся произвести впечатление серьезного бизнесмена.

С тех пор, как Тохир прилетел в Украину, Бойцан обвился вокруг него как удав, не отпуская ни на секунду. Он водил его по роскошным херсонским ресторанам, не упуская случая назвать индонезийца своим лучшим другом. И ему воздалось - приобретя «Энергию», Тохир дал Бойцану все рычаги управления клубом. Сейчас Бойцан все тот же ублюдок, ворующий деньги направо и налево, но уже при галстуке и должности.

Бойцан лично выбирал журналистов, которым было позволено посещать тренировки. Вот он по дружески приобнял непонятно откуда смутно знакомого мне Евгения Мороза из Спортарены, перекинувшись с ним парой слов. Увидев меня, Бойцан изменился в лице. 

- Стоп, а ты куда? 4:0, да еще и над «Шахтером» тебе недостаточно? Все, о чем ты можешь написать после этого, это о проблемах в опорной зоне?

Я попытался протиснуться мимо него, абстрагировавшись от потока зловонной пены в свой адрес.

- Стоять! Ты не заходишь, я сказал. Пора научиться отвечать за свои высеры! Считай, что ты забанен.

Бойцан кивнул двум здоровенным жлобам в черных костюмах, и те легко вытолкали меня за дверь, захлопнув ее прямо перед моим носом.

Все, что мне оставалось делать, это наблюдать за тренировкой через забор. Конечно, я ни черта не видел и не слышал, но издалека мне удалось разглядеть Шастала, возглавляющего группу игроков, бегущих кросс. Во всем, что касается профессионализма, славный козарлюга до сих пор мог дать фору любому бразильцу-миллионеру, приехавшему сюда лишь сшибить деньгу.

Как я и ожидал, Бойцан воспользовался моим отсутствием, чтобы в присутствии СМИ провести с командой беседу, несколько провокационных цитат из которой тут же разлетелись по Сети, превратившись в заголовки крупнейших новостных лент страны.

Обо всем этом я узнал уже в кабинете «земели», который гневно и не очень понятно отчитывал меня в течении часа, после чего дал мне подписать виртуозно составленный, игнорирующий абсолютно все существующие знаки препинания приказ о моем увольнении. Все было кончено.

Вернувшись домой вне себя от ярости, я тут же перенес свой гнев на экран кампа. Я настрочил полное возмущения разгромное полотно о неподобающем поведении генерального директора чемпиона страны. Но в глубине души я понимал, что сообщения в эфир, даже на 69 сайтов, ничего не изменят, и если я хочу отомстить человеку, укравшему у меня любимый клуб и работу, я должен решиться на более серьезный поступок.

Я был готов к этому.

На следующий вечер я назначил Дмитрию Шасталу встречу подальше от глаз толпы -  в новом кафе, построенном на месте детской площадки в моем родном селе. Я всегда поражался его умению говорить со мной о чем угодно, кроме того, что я хочу услышать. Шастал никогда не выносил сор за пределы раздевалки. Он часами мог обсуждать со мной свои любимые сериалы, но как только я пытался перевести беседу на какую-либо провокационную тему, он тут же умолкал. Так было и в этот раз - я умолял его. Я говорил ему, что он единственный, кто может меня спасти. Что он единственный, оставшийся в «Энергии» с тех славных времен, когда клуб еще не продал душу дьяволу. Что ему совсем необязательно говорить прямым текстом, пусть хотя бы намекнет на грязные и мрачные делишки, проворачиваемые руководством. А они ведь проворачивают, они просто не могут не проворачивать!

Бесполезно. Ответом мне была лишь виноватая улыбка, как бы говорящая о том, что ее обладатель не выдаст мне ничего, даже если я усажу его в кресло для пыток.

Но, если честно, я и не ждал от Шастала информации. Все, что мне было от него нужно, это чтобы он встал из-за стола и пошел в уборную; и когда это случилось, я поспешил вытащить из кармана свой волшебный пузырек. «Все это я делаю для тебя, идиот! Открой же наконец глаза!»,- прошептал я, капая несколько капель оттуда в Димино пиво. Нет, в пузырьке был не крысиный яд. Там вообще не было ничего, способного принести ему вред - просто обычный диуретик, мочегонное. Средство, позволяющее быстро уменьшить массу тела, но главное - абсолютно запрещенное к употреблению спортсменам.

Я же говорил, что у меня все было готово. Еще до встречи с Шасталом я оставил сообщение на сотовый главе антидопингового агентства Украины, в котором уведомил о его о случаях регулярного употребления футболистом новокаховской «Энергии» запрещенных препаратов. Я был абсолютно уверен в том, что этот бездельник не упустит малейшей возможности доказать всей стране, что он не зря проедает государственные деньги. 

Так и произошло. Уже на следующий день все игроки «Энергии» прошли допинг-тест, по результатам которого 30 дней спустя, на пресс-конференции в Доме футбола все тот же глава, изрядно смущаясь от непривычно огромного скопления народа, объявил сногсшибательную новость - проба Дмитрия Шастала дала положительный результат.  Мой коварный план работал как командирские часы. 

С этого момента карточный домик под названием «суперклуб в Херсонской области» начал рассыпаться на глазах. Ни одно средство массовой информации не могло пройти мимо такого события, соревнуясь между собой в том, кто же больнее пнет упавшего льва. Сотни возмущенных и обманутых блогеров во главе со мной (совсем забыл упомянуть о том, что после того, как общественность «совершенно случайно» прознала о том, что именно я слил инфу, я вновь оказался на коне) на всевозможных площадках задавались риторическим вопросом - возможно ли то, что допинг из всей команды-чемпиона употреблял лишь один зачуханный запасной?

Ответ был очевиден даже для Тохира. И вот уже он после окончания сезона в коротком заявлении для прессы сообщает, что «не желает иметь ничего общего с клубом, запятнавшим себя применением допинга и снимает с себя все финансовые обязательства по отношению к «Энергии» («Херсонский спорт», 19.04.2028), хотя мне лично сразу было понятно, что история с допингом послужила для индуса лишь поводом избавиться от надоевшей игрушки. Снежный ком продолжал катиться вниз, стремительно ускоряясь - лишившись нефтебаксов «своего лучшего друга», Бойцан был вынужден отпустить на свободу всех легионеров. Пробултыхавшись сезон в подвале таблицы, «Энергия» вылетела в первую лигу, чтобы вскорости, несмотря на все заверения Бойцана об активном поиске новых инвесторов, благополучно объявить о снятии с соревнований. Правда, самого Бойцана на тот момент на таврийской земле уже не было - обвиняя всех и вся вокруг, он подал в отставку. Как-то незаметно вместе с бабками, бразильцами и руководством у клуба пропали и все еще совсем недавно горячо поддерживавшие его глоры. Игра окончена - чудище, поглотившее мою любимую команду, исчезло столь же стремительно, как и появилось. 

Вот только с Димой Шасталом получилось как-то некрасиво, и это единственное, о чем я сожалею во всей этой истории - шавки-журналюги пригвоздили парня, беспочвенно обвинив его во всех бедах «Энергии», за что меня до сих пор гложет неведанное мне ранее чувство вины. Ничего не поделаешь - я хоть по образованию и призванию историк, а не врач, с уверенностью могу утверждать одно - иногда резать по живому очень трудно, но нужно. Да и разве можно сравнить трагедию одного, пусть и любимого игрока, с теми непередаваемыми ощущениями, когда ты приходишь на первую тренировку новообразованного любительского «ФК Настоящая Энергия» (Новая Каховка) вместе с двумя такими же любителями футбола и, размахивая стареньким  желто-черным шарфиком, вновь горланить забытую речевку: «ДАВАЙ, КАХОВКА, ДАВАЙ,ДАВАЙ...»

«...давай! Саня, вставай, давай!!!!», - бесцеремонно трясли меня за плечо чьи-то руки. Новокаховский красавец-стадион медленно исчезал из вида, уступая место такой родной комнате с пианино в углу и  взволнованной физиономии соседа, заслонившим надпись «31 часть рубрики «Самые запоминающиеся матчи Федора Че...» на экране. Час дня? Так это я, выходит, прямо перед кампом заснул? Да уж, пора вставать - огурцы сами себя не посадят...эта работа как раз в лес убежать может, если вовремя не выполнишь. Медленной трусцой я побежал обливаться холодной водой, на ходу отгоняя остатки дурного сна. Приснится же такое...  Бойцаны, индусы какие-то. «Энергия» эта еще.. Не смешите мои седины, чи не трагедия... Кто вообще за такие команды болеет? Ну и флаг им в те места, куда они привыкли его засовывать, а  мне еще матчветку в эфир выпускать. Так, что у нас там сегодня? «Вердер»? Да ну их, проигрывают постоянно... «Лестер»? Чемпионы Англии... А ну, кто там играет?  Я там и не знаю никого - одни каспершмейхели... Во, нашел - мои любимые!!! Матчветка. Реал - Нумансия. Бавария - Ингольштадт. Болеем вместе (на здроьве)! (это я в скобках добавил свое же часто упоминаемое выражение, которых автор статьи вставил в текст немеренно - К.А.)

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья