Футбол. Прошлое и настоящее
Блог

Чемпионаты мира 1962 и 1970. СССР vs Уругвай. Величие духа против подлости. Все ли так однозначно?

Сколько запоминающихся игр провела сборная СССР на чемпионатах мира – десятки! Сколько было добыто трудных побед. Сколько – обидных поражений. Сколько эмоций они вызвали у болельщиков. Про два таких поединка и пойдет речь в этом моем повествовании. В 1970 году играем четвертьфинал с Уругваем. В одном из моментов нашим защитникам показалось, что мяч вышел за линию ворот, и они остановились. А вот соперники нет, и забили решающий гол. Сколько я слышал стенаний известных игроков-сборников, которые в 1970-ом играли на мексиканском Мундиале, мол, несправедливо судьи тот мяч засчитали. А всё потому, что не любят на Западе нас, советских людей, и всячески препятствуют в достижении успехов спортсменам из СССР. Не буду с этим спорить. Возможно, оно так и есть, и арбитр той встречи голландец Ван Равенс и был ярым антисоветчиком. Во всяком случае «чистый» гол Бышовца он не засчитал. Это - по мнению Андрея Старостина, начальника сборной СССР, которое он выразил в своей книге «Повесть о футболе». Ну что ж. Почитаем её далее.

 alt

 

Самый последний миг спорного момента. Кубилла сейчас выцарапает мяч у Афонина для последующего навеса в штрафную площадь сборной СССР. Как прекрасно видно, мяч ещё не покинул пределы поля.

 alt

 

А вот и сам момент разящего удара головой  - 0:1, Уругвай идет дальше, а сборная СССР пакует чемоданы.

 

«Мяч вышел за лицевую линию. Контролировавший его Афонин прекратил игру, считая, что был свисток о назначении свободного удара от ворот. Но он забыл дома бдительность, а вместо нее взял на поле беспечность. Чем и воспользовался Кубилла. Проворно втащив мяч обратно в поле, он несильным навесным ударом послал его в центр. В этот момент Кавазашвили «поехал в обратном направлении». Он оставил ворота и побежал к мячу, чтобы восстановить истину и произвести удар от ворот. Какая наивность! О какой истине может идти речь при таком судье. Конечно же, Анзор только помог ему завершить свое черное дело. Судья Ван-Равенс никакого внимания не обратил на то, что вся наша команда, а частично и уругвайская, прекратили игру. Он-то ее продолжал вести и, воспользовавшись этим стоп-кадром, Эспарраго на всякий случай направил мяч легким ударом головы в сетку оставленных без присмотра ворот Кавазашвили... Раздался свисток на взятие ворот. Наш поезд ушел... Радости уругвайцев не было границ...».

Как видите, глубокоуважаемые читатели, с этих строчек так и веет праведным пролетарским гневом. Мол, такой-сякой арбитр украл у сборной СССР победу. Не соглашусь с этим. Во-первых, наши её, родимую, сами упустили. Нужно было Хмельницкому гол уже на третьей минуте забивать, а не думать, какой ногой удар наносить. А во-вторых, видел я этот момент, и неоднократно. Действительно, Кубилла в борьбе с Афониным выставил свою ногу за пределы поля. Но мяч то он остановил на самой линии. И то, что наши «Афони» (ни в коей мере не хочу обидеть прекрасного защитника Афонина) остановились – лично их проблема. Ни отмашки флажком бокового арбитра, ни свистка главного рефери не было. Так какого тогда дзена расслабляться?!

Так что не прав заслуженный деятель советского футбола. Ох, как не прав. Даже бы если мяч и вышел за пределы поля, игра останавливается только по свистку главного арбитра матча, и никого другого! Об этом написано в футбольных правилах, и их впитывать нужно с детства. А то расплакались, как пацаны во дворе: «Так нечестно. Не было гола, спорим!». Это же вам не дворовой футбол, а чемпионат мира! Да и если бы мяч действительно был забит не по правилам, неужели кто-то думает, что уругвайцы его опротестовали во вред себе? Ага. Держите карман шире. Это только советские спортсмены в этом плане поступают по совести. Вспомните, хотя бы, неординарный поступок незабвенного Игоря Нетто, капитана советской сборной по футболу на чемпионате мира в Чили 1962 года. Тогда в рубке за выход из группы сошлись наши с этими же уругвайцами. Подоплёка того противостояния была не только в том, что южноамериканцам для продолжения борьбы нужна была только победа. Всё дело в том, что в ноябре 1961 года советская команда обыграла Уругвай в Монтевидео в присутствии 70 тысяч зрителей – 2:1, а уже в апреле 1962-го и вовсе опустила «голубых» (уругвайцы называют свою сборную ласково «селесте», то есть «голубые», правда, не за сексуальную ориентацию, а за цвет формы) в Москве – 5:0! Такого разгрома сборная Уругвая ещё не знала за всю свою славную историю! Конечно, горячим латиносам было стыдно так позорно проигрывать, да и ещё в присутствии переполненных трибун  Центрального стадиона им. В. И. Ленина в Москве. А это не много, не мало, а 103 тысячи болельщиков! Так что на чемпионат мира они приехали с одной мыслью – не выиграть соревнование, а отомстить русским за унижение, как сами неоднократно об этом заявляли.  О перипетиях того интереснейшого поединка почитайте как-нибудь сами. Уверен, истинные ценители футбольной истории не пожалеют потраченного на это времени. Я же хочу поведать об одном эпизоде. Но каком!

Счёт на табло 1:1. Выиграть хотят обе команды. Далее слово самому Нетто: «Помню, в один из моментов нашей ответной атаки правый крайний Игорь Численко сильнейшим ударом направил мяч к воротам. Удар был настолько сильным, что сетка взметнулась, и мяч оказался в воротах. Гол?.. Так решил судья. Он показал на центр. Конечно, можно было бы промолчать, тем более что этот гол решал исход встречи. Мало оставалось времени. Загорелся страстный спор. Уругвайцы буквально осадили судью, доказывая, что мяч прошел сквозь боковую сетку, что никакого гола не было... Я видел хорошо, что уругвайцы правы. Подошел на всякий случай к Игорю Численко, спросил: «Был гол?» - «Нет». Мы не привыкли к нечестной игре. Пусть бы и пришлось нам трудно, очень трудно в оставшиеся минуты, но получать победу за счет судейской ошибки?.. Я подошел к судье и словами и жестами сумел убедить его, что наши соперники правы и что этот мяч, действительно, засчитывать нельзя». А всё потому, что «Спорт - чистая и честная борьба. Подличает только слабый. Сильный всегда благороден и справедлив. Если бы я тогда промолчал, перестал бы себя уважать». Это так говорил сам Игорь Нетто в интервью корреспонденту Лескову уже в 1983 году, напечатанного на страницах «Комсомольской правды» 16 июля:

«- Но ведь вы поступили непрактично, - попробовал я (Лесков – К.А.) встать на сторону противников Нетто.

 - В высшей степени практично,- сердито ответил Игорь Александрович. - Иначе подвел бы ребят - показал бы им, что не верю в команду, в нашу победу».  Вы представляете себе эту ситуацию? А ведь капитан сборной СССР мог бы и промолчать. Потому как уругвайцы играли очень грубо и провоцировали наших футболистов на ответные действия. Так, кстати, они и сравняли счёт, когда Яшин отмахнулся от ихнего грубиянчика, и уругвайцы дважды били свободный удар из пределов штрафной площадки, пока не затолкали мяч в ворота прославленного голкипера с грозным именем Лев и самым распространённым отчеством в России - Иванович. Но в том то всё и дело, что в те года в советской команде собрались личности, «облико морале», так сказать. Не то что, гопота в голубых футболках. Эти бы только радовались, случись им забить гол, наподобие того, что вколотил в их ворота Численко. Хотя не факт, что Игорь его забивал.

«Я много читал об этом эпизоде, в том числе в книге Нетто. Но убей бог, в памяти у меня он не отложился! Возможно, все произошло слишком быстро, и я ничего не заметил. После матча никто в команде этот случай тоже не обсуждал. Мимо нас как-то он прошел. И лишь спустя годы обрел легендарный ореол». Это высказывание Виктора Понедельника, игрока сборной СССР на чемпионате мира 1962 года в Чили. А ему не доверять нет причин. Так сотворял свой благородный поступок Игорь Нетто, или он возник в его воображении позже? Того не ведаю. Теперь то уже и непосредственных участников тех событий нет в живых. Так что поспрашивать не у кого. Что сетки на том мундиале рвались неоднократно – истинная правда. Да и дырявые были. Мячики с лёгкостью проникали в них. А качество связи между Арикой (город, где играла сборная) и Москвой было таким, что фамилия Иванов звучала, как Понедельник. Представляете? Не забывайте ко всему, что тогда телетрансляций на Союз не велось. Поэтому люди о ходе чемпионата узнавали исключительно из газет. А корреспонденты этих самых газет диктовали свои репортажи исключительно по телефону. Так что вполне возможно, что в Белокаменной кто-то что-то там себе напутал, и пошла гулять по стране очередная легенда, наподобие «матча смерти» в Киеве, или севшего на «пятую точку» Беккенбауэра в тот момент, когда Блохин забивал свой «золотой» мяч в ворота мюнхенской «Баварии» в игре на Суперкубок осенью 1975 года (во всяком случае так описывал этот легендарный эпизод не менее легендарный советский телекомментатор неподражаемый Котэ Махарадзе). Мы же, советские люди, без них, родимых, жить не можем. Без героических поступков своих соотечественников, на которые равняться нужно. Но где их взять, за отсутствием войн? Правильно, в спортивных баталиях. Тем более что игра с Уругваем и в самом деле напоминала бойню.

 alt

 

Сборная СССР по футболу начала 1960-х. Нас интересует первый с края, капитан команды Игорь Нетто, который совершил благороднейший поступок во время игры со сборной Уругвая на чемпионате мира 1962 года, когда подошел к судье и на правах капитана команды сообщил, что гол, который он уже засчитал, нужно отменить. А вот стоящий четвертым справа Виктор Понедельник про такой выдающийся случай истинного величия духа и благородства почему-то запамятывал. Так был ли мальчик?

Второй справа знаменитый Лев Яшин, который прекрасно помнит все перипетии той игры с Уругваем, но про благородство Нетто в своих воспоминаниях ни гу-гу.

 

 

«Темперамент уругвайцев то и дело выплескивался наружу и вел к стычкам. Пожалуй, ни до, ни после того мне не приходилось участвовать в столь жестком матче. Атмосфера накалилась сразу же. И в том, что настоящая гроза все же не разразилась, огромная заслуга ребят. Наша команда сумела сохранить самообладание». А Лев Яшин, который и дал эти «показания», в своей спортивной карьере прошёл «Крым и Рим», и многое на своём веку повидал. Так что ему можно верить, как и его товарищам по сборной СССР. Тому же Виктору Понедельнику, например: «Матч выдался нервным и очень тяжелым. Уругвайцы играли еще грубее, чем югославы. Был у них защитник Троче, прославившийся тем, что в нескольких матчах сумел сдержать Пеле. Редкий, доложу вам, костолом! По ногам всех косил не стесняясь. Мне однажды так на пятку прыгнул - чуть ахилл не оторвал... Арбитр на это все смотрел сквозь пальцы».

Вторит ему и помощник главного тренера Качалина Андрей Старостин: «Сасия за спиной судьи ударил в лицо Воронина, нанес удар в солнечное сплетение Хусаинову, ударил кулаком Виктора Понедельника. Это только те моменты, которые были особенно заметны для зрителей, я уж не говорю о тех грубых приемах, которые неоднократно пресекались судьями». Думаете, наши преувеличивают? Нисколечки. Нейтральная, так сказать, пресса, тоже подчёркивает, что вышеупомянутых уругвайцев судья мог с лёгкостью выгнать с поля. Причём неединожды. Но проявлял к нарушителям лояльность. Но всё же есть на свете Всевышний. Он и покарал сборную Уругвая. На 33-й минуте, в столкновении с Валентином Ивановым, получает травму левый полузащитник «селесте» Элисео «Больсо» Альварес. В те года замены не разрешались. Так что пришлось мужественному Больсо после перерыва хромать вдоль бровки со сломанной (!) ногой. Вот где истинный подвиг! Игрок мог ведь и вовсе не выходить на поле. Но нет. Вышел. А вдруг сможет русским в чём-то помешать?

Уругвайцы были заряжены на победу любой ценой и готовы были добиться успеха любыми пригодными для этого средствами. Но, увы, нашла коса на камень. Свисток итальянского судьи Йонни зафиксировал счёт 2:1 в пользу СССР. И моментально «Одиннадцать сильных мужчин, футбольных гладиаторов, превратились на наших глазах в жалких истериков. Падает на траву и бьется в конвульсиях вратарь, одни рыдают в голос, другие молча размазывают по лицу слезы. Самый стойкий из игроков, центрфорвард Сасия, идет по тоннелю в раздевалку и, издавая нечленораздельные вопли, каждый свой шаг отмечает страшным ударом кулака о шершавую бетонную поверхность, оставляя на ней широкие кровавые отметины. Сцена была жуткой. Не верилось, что все это происходит не на экране, а в жизни. Казалось, вот-вот вспыхнут юпитеры, застрекочут кинокамеры и начнется киносъемка эпизода под названием «Истерика» - вспоминал Лев Яшин. Нашим спортсменам было неудобно смотреть в глаза проигравшим и выражать хоть как-то свою радость от заслуженно добытой победы. Такими убитыми горем были их соперники. Не суждено им было получить обещанные правительством по пять тысяч долларов на рыло. Не суждено. Что здесь началось!  «Расстроенные уругвайцы учинили настоящее побоище. Разбили стекла в раздевалке, вышибли двери, чуть не поколотили бокового судью, затем с болельщиками сцепились. Ну и хулиганье!»- вспоминал Виктор Понедельник. А вот уругвайский вратарь Соса «в припадке бешенной ярости» так зарядил кулаком в закрытую дверь раздевалки, что пробил в ней дыру. И это дело запечатлел в своей книге «Большой футбол» Андрей Старостин. Да, да. Именно тот самый Старостин, который был начальником сборной СССР и на чемпионате мира в Мексике-70, как и Качалин – главным тренером.

Только вот в Чили после игры с Уругваем Андрей Петрович, весь такой удовлетворённый результатом, спускался в раздевалку к уругвайцам, потому как этикет обязывал к этому. А уже в Мексике после «несправедливого» поражения он разъярённый ворвался в комнату к судье, которого застал с бутылкой воды и стаканом в руке, и на повышенных тонах высказал комиссару оргкомитета по проведению чемпионата всё, что он думает о судействе Ван Равенса. Голландец же, развалившись на кресле, светился сарданической (так написал сам Старостин) улыбочкой во все 32 зуба, когда выслушивал эту тираду в свой адрес на непонятном языке, полную экспрессии и негодования. Хотя, как по мне, винить в том поражении следовало только самих себя.

Как и через 16 лет футболистам сборной СССР, уже под руководством Лобановского, на чемпионате мире в той же Мексике. Тогда в игре 1/8 финала с бельгийцами советские защитники отреагировали на отмашку бокового судьи и остановились, а свисток шведа Эрикссона, чтоб его на том свете в казане рогатые кипятили, промолчал и счёт в основное время сравнялся – 2:2. А уже в дополнительные полчаса весь Союз испытал шок вылета с соревнований нашей суперкоманды – 3:4. А ведь могли тогда со своей отличной игрой претендовать если не на чемпионство (хотя кто его знает?), то на медали. А какой полуфинал мог выйти – Аргентина – СССР! Марадона, Каниджа, Бурручага против Заварова, Беланова, Яковенко, Раца, Яремчука. Но в 1/8 финала победила Бельгия.

 

 

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья