Блог Контора пишет

«В «Шахтере» футбол отошел на второй план. На первом месте – деньги». Рыбак – о бардаке в Солигорске

Странные руководители, странные решения, странные переговоры.

После пяти сезонов в «Шахтере» Павел Рыбак сменил обстановку и в первый день 2020 года стал игроком «Ислочи». К «волкам» 36-летний футболист пришел в статусе лучшего защитника Беларуси. Корреспондент «Трибуны» встретился с Рыбаком за несколько часов до Нового года, чтобы узнать, что побудило его уехать из Солигорска, и вообще, каким он запомнит «Шахтер» (много про тренеров, партнеров и руководителей).

– Прошлый год ты закончил в роли лучшего защитника чемпионат Беларуси-2019. Приятно?

– Конечно. Хотя, если честно, для меня эта награда стала неожиданной. Если бы сам голосовал, то на первое место поставил бы Саню Сачивко. А то, что все-таки я взял приз, безусловно, приятно. Но уже неоднократно говорил: это заслуга не только моя, но и всей команды.

– Как ты узнал о том, что тебя определили лучшим защитником?

– Позвонил пресс-атташе «Шахтера» Витя Володько за несколько дней до церемонии, скинул результаты голосования. А из федерации мне сообщили буквально за день до награждения. В то время находился на отдыхе в Таиланде и, сам понимаешь, не прилечу же в Минск. В итоге не попал на церемонию. Например, в прошлом году за тура два до конца чемпионата мне сказали, что я в числе кандидатов на приз лучшему защитнику сезона. Награждение будет такого-то числа, поэтому попросили планировать отпуск с учетом этого события. В 2016 году за тур до конца чемпионата сказали, чтобы приехал за пригласительным на «Звездный мяч». А сейчас не был в курсе, как и что. Думал, уже вручили кому-нибудь приз, поэтому спокойно уехал.

 

– Расстроился, что не удалось лично получить награду?

– Да, если честно. Все-таки церемония важная, приятно было бы взять приз.

– Кто вместо тебя выходил на сцену?

– Моя дочка. Она была довольна :)

– Сравни эмоции, возникавшие после признания в 2016, 2018 и 2019 годах.

– Естественно, когда первый раз назвали лучшим защитником чемпионата, эмоций было много, очень приятно. А потом уже все как-то спокойнее. Плюс сейчас невольно задаюсь вопросом, как так получилось, что даже в свои 36 лет я стал лучшим защитником?

– Это проблема белорусского футбола?

– Так бы глобально не говорил. Думаю, это проблема конкретных футболистов, которые не смогли достаточно ровно и качественно провести весь сезон. У кого-то травмы были, у кого-то много ошибок.

– Думаю, ты мог предположить, что станешь победителем в этой номинации, особенно после того, как нападающий «Торпедо-БелАЗ» Обрадович лучшими защитниками чемпионата назвал тебя и Сачивко.

– Не футболисты же голосуют, а тренеры. Но все равно приятно, когда соперники, особенно те, кто поиграл на высоком уровне, легионеры, выделяют тебя среди прочих. Тем не менее это не дает повода быть уверенным, что ты станешь лучшим.

– Если бы ты голосовал, то какую бы назвал тройку защитников?

– Первым, конечно, назвал бы Сашу Сачивко. Кики из Бреста неплохо выглядел. И еще выделю Захара Волкова из БАТЭ. Правда, в конце сезона он присел на лавку. Поэтому в моем рейтинге он и оказался на третьем месте :).

***

– В статусе лучшего защитника чемпионата Беларуси-2019 ты перешел в «Ислочь». Почему именно в эту команду?

– Предполагал, что ты задашь этот вопрос, поэтому думал, как ответить. Во-первых, это Минск. Я хочу больше времени проводить дома, с семьей. А из тех команд, которые базируются в столице, от «Ислочи» поступило самое конкретное предложение. Да, может, по сравнению с «Шахтером» инфраструктура, общекомандный уровень у «Ислочи» чуть похуже, но это интересный клуб. Мне хочется поработать с Жуковским, тем более его консультирует Боровский. Принимая предложение этой команды, понимал, что в Солигорске я себя после окончания карьеры не вижу. Ни на административной должности, ни на тренерской. А в «Ислочи» я вижу свое будущее. Вот в Заславле откроют стадион, буду там чем-нибудь заниматься :).

Рыбака два года подряд называют лучшим защитником чемпионата, а «Шахтер» всё хочет от него избавиться

– Жуковский лично звал тебя в «Ислочь»?

– Да. Он меня, кстати, звал еще два года назад :). Хорошо общаюсь с тренером команды Андреем Мисюком, и он периодически спрашивает, как у меня дела в «Шахтере». Сейчас ему рассказал  о сложившейся ситуации, и через час уже позвонил Жуковский, поговорил со мной. Обрисовал то, что может предложить он и клуб. Дал время подумать. И через недели полторы я дал согласие.

– «Шахтер» хотел тебя оставить?

– Да, предлагали контракт на год, причем сказали об этом еще в начале октября, перед матчем с «Торпедо-БелАЗ». Условия были такими же, как и в прошлом сезоне. Со спортивным директором «Шахтера» Александром Рехвиашвили мы обсудили нюансы, он прислал контракт на почту в электронном виде. Я все просмотрел, согласился, сказал об этом Рехвиашвили. Тот ответил, что распечатает контракт, и останется его только подписать, вечером можно будет это сделать. Но после этого разговора спортдир фактически пропал. То есть вечером после тренировки я шел к нему в номер на базе – а живет он через комнату от меня – Рехвиашвили не было на месте. Подумал, ладно, накануне игры не буду выяснять все обстоятельства. Но что ты думаешь? После игры с жодинцами в чемпионате была двухнедельня пауза, мы жили и работали на базе. И там все это время был Рехвиашвили. Он видел меня, но ни разу не подошел. Почему я не подходил? Честно, даже не знаю, что ответить. В любом случае новый контракт был в электронном виде, а Рехвиашвили должен был предоставить его в распечатанном. Этого он не делал.

 

– Какое-то странное поведение.

– Подошел он ко мне перед матчем с БАТЭ в конце октября. И сказал так: «Это твой контракт. Но продлевать мы его будем при условии, если «Шахтер» займет первое место в чемпионате».

– Раньше таких условий не было.

– Конечно, они почему-то появились позже. Интересно, что тогда за две недели клуб продлил контракт с Чесновским, с Сзоке, а передо мной вдруг поставили такие условия. Я вообще ничего не понял, о чем и сказал Рехвиашвили. Сказал, что это некрасивое отношение. Я буду искать новую команду. Ташуева уже уволили, а на следующий день после назначения Вернидуба меня вызвали в офис клуба и снова предложили продлить контракт, если «Шахтер» займет первое место. Нет, так дела не делаются. Рехвиашвили мне потом сказал, что он не мог сообщить, что вскоре будет назначен новый тренер, которому нужно посмотреть и определиться, кто будет в команде, а от кого придется отказаться. Извините, вся Беларусь понимала, что придет новый тренер. Да и что на меня смотреть? Вернидуб предлагал остаться в «Шахтере», но я решил все-таки уйти. Тем более к тому времени поступило конкретное предложение из «Ислочи».

***

– Как относишься к мнению, что Жуковский собирает команду ветеранов?

– Каждый имеет право высказаться. Наверное, у Жуковского еще нет такого авторитета в белорусском футболе, его нужно подкреплять результатом. Тренер не может позволить себе выпускать на поле много молодежи. Хотя, насколько знаю, сейчас будет просмотр группы молодых игроков, в том числе из первой лиги. Может, кого-то и оставят.

«Ислочь» собирает бойких ветеранов: позвали легенд «Шахтера» и лидера «Витебска», уговаривают остаться Глеба

– Ты не боишься остаться в запасе, если не будешь выигрывать конкуренцию у молодежи?

– Я жду, когда молодняк будет на голову выше меня :). Ждал в прошлом году такого же и от легионеров. Но, к сожалению для развития всего белорусского футбола, играют ветераны, возрастные игроки.

– Ты же старше Жуковского на один год. Это не станет проблемой?

– Конечно, нет. Субординация никуда не денется. Я взрослый человек, прекрасно понимаю, что есть неформальное общение, а есть рабочие моменты. И нужно будет подстраиваться под интересы команды, под принципы игры «Ислочи». Не будет такого, что я приду в команду, преподнесу себя таким крутым защитником, и все ко мне должны хорошо относиться. Нет, свое место я буду завоевывать работой в матчах и на тренировках.

– Воссоединится связка с Янушкевичем.

– Так и с Сачивой мы воссоединились в Солигорске спустя 10 лет, вместе же играли в «Минске» :). А что касается Леши, будем играть, взаимопонимание восстановим быстро, надеюсь. Мы с ним уже, кстати, обсуждали то, что я перехожу в «Ислочь». Был ли он счастлив? Ну, так не скажу :). Все более-менее в рабочем порядке. Я в первую очередь интересовался спецификой построения игры, организацией тренировочного процесса, бытом, коммуникацией в коллективе. Нужно быть готовым ко всему.

– Вместе с тобой в «Ислочь» перешла еще одна легенда «Шахтера» – Януш.

– Честно скажу, уход Коли из Солигорска – из разряда «очевидное – невероятное». Как его убирать из команды?! Януш забил больше всех, выходя на замену. Посмотри, сколько он забил важных мячей, сколько принес «Шахтеру» очков. Хотя изначально на него не делали ставку. Откровенно, его брали в команду для ротации, чтобы он просто был. А в итоге Коля своей игрой и результативностью доказал, что еще в порядке. Тем не менее варясь в кухне «Шахтера», я понимал, что от Януша все-таки откажутся.

– Почему ты так думал?

– Так все же очевидно. Мы живем вместе на базе, общаемся, знаем, кому предлагают контракт, кому не предлагают. Какие ходят закулисные разговоры. Более того скажу, что из тех, кто уже покинул «Шахтер», всех хотели оставить, кроме Коли. Вот в чем главный парадокс. Это очень странно.

 

– Когда появилась информация, что ты покинешь «Шахтер», были предположения, что переберешься на историческую родину – в Гродно, в «Неман».

– Лично я даже не рассматривал такие варианты. Хотел уйти только в какую-нибудь минскую команду. Смысл мне менять «Шахтер» на «Неман»? В Гродно появляюсь всего пару раз в год, когда приезжаю к брату и родителям. Спортдир «Немана» Дима Коваленок мне предлагал перебраться к ним, но это все было в шутку, несерьезно.

– Если ты хотел играть только в столице, значит, рассматривал варианты с «Минском» и «Динамо»?

– В этом плане не было никакой конкретики. С тем же «Динамо» получилось так. Один агент, который близко связан с клубом, позвонил, сказал, что руководство, обсуждая потенциальных новичков, озвучило в том числе и мою фамилию. Но такого, что я нужен команде, что мне звонили директора, тренер, не было. Просто один агент позвонил и сказал, что может держать меня в курсе насчет «Динамо». Да ради Бога, но, как видишь, я в итоге оказался в «Ислочи».

– Ты пришел в команду, которая проводит домашние матчи на стадионе с искусственным покрытием. Не думал, как сложится судьба «Ислочи» в свете изменений в регламенте чемпионата? С мая по декабрь играть ведь нужно только на натуральных полях.

– Хотелось бы верить, что АБФФ, принимая данное решение, чем-то логичным руководствовалась, и клубам будут предложены какие-то альтернативные варианты, стадионы с натуральным покрытием. Но, если откровенно, я рад изменениям. С точки зрения здоровья это намного лучше. А что будет с командой? Ничего не будет, все равно сыграем.

В АБФФ решили, что с мая по декабрь надо играть только на траве. Минские клубы в шоке: 4 команды, 2 стадиона, один из них «Динамо»

– Может, придется ездить в Молодечно, еще куда-то. И команда окажется не такой уж и минской.

– Говорить о прописке клуба… БАТЭ играет в Борисове, но все футболисты живут в Минске. Такая же ситуация с «Торпедо-БелАЗ», у «Городеи». Вообще, неважно, где будем выступать. Лишь бы люди ходили на стадион.

– Сейчас ты будешь работать под руководством тренера, который давал жару в прошлом сезоне, конфликтовал с твоим бывшим наставником Ташуевым.

– Это жизнь, нечему тут удивляться :). Думаю, подстроюсь под манеру общения и руководства Жуковского. Со всеми специалистами находил общий язык. Так что, уверен, не будет проблем в нашей коммуникации. А если говорить о конфликтах Жуковского с Ташуевым, то, конечно, все помнят реплики, которые тренеры говорили в адрес друг друга. Но потом они прокомментировали ситуацию настолько подробно, что не вижу смысла возвращаться к тем эпизодам. Думаю, тема закрыта всеми.

«Послушаю искреннего человека, а не тренера, который нагло лжет». Главный «Ислочи» громит Ташуева

– В финансовом плане ты выиграл от перехода в «Ислочь» или проиграл?

– Плюс-минус то, что у меня было в «Шахтере». Я не выбивал зарплату, не выдвигал свои условия. Что предложили, на то и согласился. Деньги для меня не были на первом месте.

– В данный момент рад, что перешел в «Ислочь»?

– Конечно. Я рад, что ушел из «Шахтера».

– За такие слова болельщики «горняков» могут тебя невзлюбить.

– Давай определимся. Я ушел не из-за болельщиков, футболистов или футбола. Как бы так мягко сказать. Наверное, я рад, что ушел из того бардака, который творится в «Шахтере». В этом клубе спортивный принцип отошел на второй план. На первом месте – деньги. Причем уже давно.

***

– Давай прощаться с Солигорском.

– Да, пришло время. На самом деле достаточно большой этап карьеры прошел в «Шахтере». Сам недавно задумался: пять лет играл в Солигорске. Пять лет! Клуб мне многое дал. В плане удовлетворения от футбола, от работы, ее организации, достижения результатов. Я тоже много чего дал клубу. Но больше всего мне приятно вспоминать о футболистах, с которыми пересекался в течение пяти лет. Это классный коллектив.

– Получал удовольствие, когда ездил на базу?

– Нет. От дороги я не получал удовольствие :). Мне нравилось работать на поле, в тренажерном зале, общаться с парнями. Было много высококлассных игроков, тренируясь с которыми, я сам рос. И, конечно, хочется сказать спасибо болельщикам «Шахтера».

– За «горняков» ты провел 173 матча!

– Получается, почти  по 37 игр за сезон. Да, немало.

– Еще ты набрал 16 очков по системе «гол плюс пас». 14 голов для центрального защитника – очень неплохой результат.

– Два гола минимум за сезон – это традиция. Плюс в Кубке отличался. Хотя мог забивать и больше, но мои промахи уже входят в историю. Эпичные :).

– Ты рад, что ушел из «Шахтера» после сезона-2019, а не раньше?

– Да. Как говорит Ташуев, все в жизни происходит вовремя. А так, на самом деле, я сам хотел уйти из «Шахтера» еще два года назад, не было желания оставаться в клубе. Тогда в Солигорске был Марек Зуб. Я долго разговаривал с Вергейчиком, а у него талант убеждать. Делает это он качественно. В итоге я остался, и, как оказалось, это было правильное решение. Два года работы с Ташуевым в плане футбола, качества тренировок – наверное, это лучшее время в «Шахтере».

– Ташуев – топовый тренер?

– Скажем так, он лично тренер очень сильный. У него есть система, свой стиль игры. И этот стиль Ташуев прививал команде. Он тяжеловат в физическом плане, но если ты вливаешься в него, в ритм, предлагаемый Ташуевым, то получаешь настоящее удовольствие от игры. И, главное, ты готов играть с позиции силы против любой команды.

– Ташуев тебе доверял?

– Да. Даже когда я ошибался. Помню, в прошлом году мы играли против жодинцев, и на первой минуте матча я привез гол. В 35 лет! Любой другой тренер сразу же меня посадил бы на лавку, дал бы шанс другому. Но Ташуев мне доверял, за что я ему очень благодарен.

***

– Объясни, что происходило в клубе в 2019 году.

– Ситуация выглядит так, что когда команде нужно было помочь, руководство «Шахтера» все делало наоборот. Например, наказали Валеру Громыко. И что, от этого кто-то выиграл? Команда – точно нет. В конце сезона не выпускали Бакая, потому что он переходит в другой клуб. Я такого вообще не понимаю. Есть футболист, у него контракт, он хочет играть, готов, так почему ты его не выпускаешь? Много было неправильных вещей.

– Как ты говорил, спорт отошел на второй план.

– Именно. Как помнишь, и Юра [Ковалев] не играл последнее время, и я.

– Спортивный принцип ушел и при расставании с Ташуевым?

– Отвечу так: каждый тренер, который приходит в клуб, принимает предлагаемые правила игры. Но Ташуев умел выжимать в данной ситуации максимальный результат.

– Но, судя по интервью тренера, он условия клуба не принимал. Или принимал, но ему надоело работать в такой обстановке.

– Он принимал условия игры, это 100 процентов. Другой вопрос, что ближе к концу сезона его начали в открытую душить: «Ставь того, ставь того». Громыко руководство зачехлило, Бакая зачехлило. Ташуеву нужна была помощь. И тем интервью, мне кажется, он искал помощь. Мол, не нужны ему новые футболисты, просто верните тех, кто был, не забирайте их. Думаю, такой посыл был в его интервью.

Он и нам, игрокам, рассказывал, как руководство на него давило. И у руководителей он просил помощи, и у нас. Но… Наверху решение было принято давно, просто ждали осечки.

«Узнавал через сайты, эсэмэски, в случайных разговорах, что пришел новый футболист». Ташуев – о Громыко и других проблем

– Если бы «Шахтер» взял серебро или золото, на что шансы еще оставались, Ташуева все равно бы сняли?

– Не знаю даже. Если бы тренер привел команду к чемпионству, думаю, сам бы ушел. А если бы «горняки» стали вторыми, то, наверное, уволили бы Ташуева.

– В интервью специалиста много правды? Например, попытки вернуть Громыко, информация о новых игроках через смс и от случайных людей...

– Насчет трансферов не скажу, этого не знаю, а вот про Валеру чистая правда. Мы про него от тренера слышали не один месяц. Это реально сильный игрок, он мог сделать эпизод. Но его в команду не хотели возвращать. И он с нами даже не тренировался. Хотя ежедневно приезжал на базу, у него, Бордачева и Володько был индивидуальный план тренировок.

Прямо сейчас «Шахтеру» очень нужен Громыко, но ему даже не дают работать с командой. Не грозит ли игроку деградация?

– Ташуев сам приводил игроков, которые затем почему-то не играли?

– Не могу утверждать, но скажу так: при нем пришли Николаеску, Прийма, Татарков. Последнего Ташуев иногда выпускал на поле, он был игроком ротации. Но потом его убрали из состава, потому что у него самый «слабый» агент. За игрока перед руководством просто никто не смог заступиться. Клуб хотел взять нового футболиста, а места в команде не было. В том числе и поэтому в такой ситуации оказался Татарков.

– Тяжело осознать ситуацию в «Шахтере», учитывая, что сейчас генеральным директором там работает Андрей Леончик. Он сам поиграл, знает всю футбольную кухню изнутри. Неужели он не мог повлиять на сложившуюся ситуацию?

– А через кого? Как? Напрямую обратиться к [генеральному директору «Беларуськалия» Ивану] Головатому? Не владею этой ситуацией и, честно, не хочется в нее углубляться. Единственное, мне кажется, что Леончик в клубе такие вопросы не решает. Он больше по хозяйственной части. А по игрокам к Головатому, скорее, придет спортдир Рехвиашвили.

– К слову, он тоже приглашал в команду игроков, которые затем не играли?

– Конечно. Хохлов в свое время настаивал на подписании контрактов с теми или иными футболистами, Рехвиашвили этим занимался.

– Таким образом решались не спортивные, а финансовые вопросы?

– Если люди не играли, значит, о спортивных задачах мы не говорим.

– Сложившаяся в «Шахтере» в 2019 году ситуация была самой странной за время твоего выступления в Солигорске?

– Я бы сказал, что футбол в какой-то степени для многих стал не спортом, а бизнесом. Не обязательно достигать результатов, главное – это бизнес. Вот и «Шахтер» в какой-то степени идет по такому пути.

В Беларуси заводы-гиганты не жалеют денег на футбол, и мы видим, к чему это может привести: глупые траты, боссы неподотчетны

– В Солигорске футбол закончился?

– Нет, почему же? Но если ты имеешь в виду романтику футбола, искренний спорт, то там, где есть деньги, не место романтике.

***

– Ты успел понять, что за тренер Вернидуб?

– Под его руководством поработал всего около месяца, но увидел методику тренера, стиль игры, он обозначил свои требования. Видение футбола у Вернидуба кардинально отличается от того, что было у Ташуева. Россиянин требовал играть компактно, с ведением мяча, с дриблингом. Атаковать нужно было компактно. А у украинца все по-другому.

– Думаешь, получится у Вернидуба в «Шахтере»?

– Если получится, буду рад за ребят. Все может быть. У Вернидуба более прагматичный футбол, не такой, как у Ташуева. Для украинца не зазорно ради результата засушить игру. А россиянин проповедовал доминирование.

«Шахтер» возглавил интересный украинец: был капитаном «Зенита» (сейчас в Россию ни ногой) и впечатлил Моуринью

– Андрей Климович, ушедший из «Шахтера» летом, сказал, что клубу главное сохранить тебя, Бакая, Сзоке и Сачивко. Первые двое уже ушли из команды.

– Мнение Андрея не совпадает с мнением руководства :). А так мне приятно, что он видел в нашей четверке стержень команды.

– Уход Климовича получился очень быстрым, где-то даже спонтанным. Почему?

– Кстати, да, трансфер был оформлен быстро. Андрей даже бутсы не успел забрать. Стал ли уход Климовича неожиданностью для команды? Знаешь, да. Первым об этом узнал Ташуев, причем поднял эту тему еще за несколько дней до трансфера. Как-то он выстраивал игроков по линиям, и тут спрашивает у Климовича: «А ты что, в «Оренбург» собрался?» Для всех такие слова стали неожиданностью. Прошло несколько дней – и все, Андрей уехал.

Как по мне, это очередной показатель того, соотносятся ли слова руководителей клуба с делом.

– Стоит задача бороться за чемпионство, но при этом продается первый номер команды.

– Да. Что, через четыре месяца за него бы не отдали эти условные 300 тысяч? Вот такой в парадокс в клубе.

– Тогда ты не задумался, что в Солигорске происходит что-то странное?

– А почему тогда? О том, что в клубе что-то странное, было понятно уже давно. Просто те или иные события, происходившие в течение сезонов, раз за разом заставляли удивляться. Приезжали игроки, которые якобы должны помочь клубу, но в силу тех или иных причин они не играли. Да и многие, в принципе, были не такого уж высокого уровня мастерства и подготовки.

– Игроки-ветераны «Шахтера» могли прийти к руководству клуба, чтобы донести свое мнение по поводу происходящего?

– Матвейчик, Баланович, Януш… Да, были моменты, когда мы встречались с руководством и высказывались мнения – не личные, а от лица всей команды – по поводу той или иной ситуации. Все было в интересах коллектива. Но нас не услышали.

– Вы пытались донести свое мнение по Громыко?

– Конечно. У нас и у Ташуева было одинаковое мнение. И мы через тренера доносили свое видение происходящего.

– Как думаешь, такой длительный игровой простой может сказаться на Громыко?

– Тут вопрос в доверии тренера «Арсенала». Простой в любом случае поначалу скажется. Главное, чтобы Валере дали время набрать форму. Он молодой футболист, он пришел в Солигорск разобранным. Но с ним работали, ему дали шанс – он заиграл. Вопрос, готовы ли ждать в Туле.

***

– Ты мог уйти из «Шахтера» не раз. Но самый интересный, на мой взгляд, эпизод случился при Зубе. Ты продлил контракт, а буквально через месяц-полтора появилась информация, что клуб в твоих услугах не заинтересован. Как выглядела ситуация с твоей стороны?

– За месяц до конца сезона пошли разговоры о продлении со мной контракта. Но я Вергейчику прямо сказал, что не хочу работать с Мареком. С ним я не видел будущего команды. Но Вергейчик уговаривал, говорил, что Зуб хочет видеть меня в команде. Я согласился, но при условии, что контракт будет заключен на два года. Подписали.

Тот сезон, как помнишь, мы завершили очень плохо. В отпуске, за дней пять до Нового года, мы с друзьями забили «пулю», решили поиграть. И человек, вообще далекий от клуба, мне сказал, что меня и Олехновича убирают из «Шахтера». Мы посмеялись, ведь как такое может быть, мы же только продлили контракты. Но вскоре пошли разговоры в прессе. За недели две до сборов приехал к Хохлову, попросил объяснить ситуацию. Он меня заверил, что все хорошо. Через пару дней мне начали поступать звонки от тренеров других команд, спрашивали о моем положении в «Шахтере». А что я им могу сказать, если сам ничего толком не знаю? Потом меня вызвал Зуб, сказал, что будет омолаживать команду. Сказал, что не хочет, чтобы я даже на замене сидел. Если есть варианты продолжения карьеры, то надо уходить.

Через неделю у «Шахтера» был намечен вылет на сбор на Кипр, меня в списках, естественно, не было. И вот, после последней перед вылетом тренировки подходит ко мне Зуб и говорит: «Я принял решение – ты отправишься на сбор с нами. Я не нашел защитника вместо тебя». Мне быстро сделали билеты, полетел я на Кипр. В первом товарняке все играли в своих майках, но у меня была заклеена фамилия. Форму уже приготовили для того, кто приедет на просмотр.

– Какая-то жесть.

– Потому что в команде был круговорот футболистов, Марек не мог самостоятельно принимать решения по игрокам.

– С тобой уже тогда поступили некрасиво, но ты принял ситуацию. Почему?

– Мне звонили из «Витебска», из «Городеи», из «Ислочи», но я ничего не мог никому ответить, потому что не знал, как сложится ситуация с «Шахтером». В итоге получилось так, как получилось.

– Зуб забрал у тебя капитанскую повязку и отдал ее Климовичу?

– Не то, что забрал. Я заканчивал сезон в роли капитана. Но зимой была эта непонятная ситуация с моей карьерой в «Шахтере». И во время разговора с Зубом накануне вылета на сборы я сказал, что сам отказываюсь от капитанской повязки. Саша Юревич в свое время говорил, что капитан должен быть проводником тренера. А если он не принимает наставника, то футболист капитаном быть не может. И я отказался. Зуб мне сказал: «Нет проблем. Тем более я уже выбрал капитана. Им будет Андрей».

– Как ты отреагировал на то, что повязка досталась новичку команды Климовичу?

– Да никак. Я же самоустранился от этой роли. Это был выбор Марека. А выборы у нас были. Только мы выбирали помощников капитана. Первый раз такое видел в «Шахтере».

– А вообще как в команде становились капитанами?

– Старгородского выбирал коллектив. Когда Артем матчи пропускал, Никифоренко отдал повязку мне. А при Кубареве получилась интересная ситуация. Наставник сказал: «Вы выбирайте, но тренерский штаб за Рыбака».

Нагрузки скромны, Олехнович не нужен, капитанская повязка гуляет. Как Марек Зуб готовит «Шахтер» к сезону

***

– Хохлов, которого ты уже упоминал, что это за личность?

– Это был первый спортивный директор такого формата в Солигорске. В каком плане? Из-за границы, причем все вопросы по трансферам он решал самостоятельно. Раньше ведь как было в «Шахтере»? Этими вопросами занимался Вергейчик. Не знаю, как он улаживал дела с иностранцами, но белорусам лично звонил и приглашал в «Шахтер». Но потом пришел Хохлов, все прибрал к своим рукам. Что-то не получилось у него – назначили другого. Я видел и предполагал, с какими мотивами они приходили на это место, какие цели преследовали, но, честно, от всего этого старался отстраниться. И не искал контактов с этими людьми.

«В прошлом сезоне казалось, что фраза о том, что «Шахтер» облажается, звучала отовсюду». Главный по трансферам в Солигорске

– Самый странный коллектив в «Шахтере», в котором тебе довелось поиграть?

– Как-то говорил, что при Зубе в Солигорске были собраны легионеры, белорусы, и тренеру не удалось создать коллектив, настоящую команду. Иностранцы ехали пачками, болгары какие-то, группировались между собой. И большая часть из них не пыталась адаптироваться к новым условиям. Они говорили потом, что мы, белорусы, им не помогали. Так, ребята, вы пришли, старайтесь сами. Они этого не делали. Впрочем, мы готовы были им помочь, но с их стороны не было встречных шагов. При этом Зуб не скрывал, что намерен делать ставку на легионеров. Якобы для них нет авторитетов в Беларуси, они не боятся БАТЭ, «Динамо». Молодцы, конечно, но при этом хотелось бы от них и более высокого качества футбола.

– Ты вспомнил о футболистах из Болгарии. Имеешь в виду в первую очередь Даниэля Златкова, «болгарского Роналду»?

– Мда, «топовый» трансфер :) Как его воспринимали в команде? Понимаешь, если ты футболист высокого уровня, это видно сразу. А тут… Есть и есть. Никто от него ничего не ждал, если честно.

– Поэтому тебя, наверное, сейчас не удивляет, что после Беларуси он участвовал и в боях без правил, и еще в чем-то засветился, не связанном с футболом.

– Так человек разноплановый, у него много интересов в жизни.

– Не было смешно, когда в СМИ вспоминали его съемки в клипе болгарского певца Азиса?

– В команде все просмотрели это видео :). Лаптев подошел к Златкову: «Ты что?» Ну, блин, как к этому относиться? Для нас это в новинку, для кого-то непривычно, дико. Могут и какие-нибудь гомофобы быть в обществе. Нет, мы толерантны, но за всех не могу сказать.

– Самый странный легионер, с которым ты пересекался в «Шахтере»?

– Златков, конечно, своеобразный, но он очень добрый. А вот самым странным легионером был Распопович. Он неадекватен в собственной оценке. Считал, что он настолько крутой футболист, что партнеры в «Шахтере» не соответствовали его уровню. На тренировках мог сам ошибиться, но постоянно «пихал» другим игрокам. Указывал, куда тому или иному игроку нужно идти, бежать, где стоять.

– А самый классный легионер в твоей солигорской карьере?

– Ох, таких парней было много. Бакай – сильный футболист, когда захочет :). Сзоке силен и всегда хочет играть. Каньяс молодец, по уровню исполнения топ. Старгородский, Котенко, Кобин в порядке был. Вася Прийма потенциально очень сильный футболист, просто не смог набрать форму. А так я очень рад, что удалось в «Шахтере» столкнуться с классными игроками.

– С кем особенно ты сблизился?

– С Сзоке общаемся неплохо, с Шимуновичем были на связи всегда. Не скажу, что дружили, но общались хорошо. Луллаку компанейский.

– Был легионер, который мог тебя вывести из себя?

– Нет, и это дело во мне. Я же неконфликтный человек. Были моменты, которые я не понимал, они мне были чужды, но ни с кем я не конфликтовал.

– Самый сильный состав за пять твоих лет в «Шахтере»?

– Каждый раз команда была сильная по-своему. Просто когда-то чуть лучше, когда-то чуть хуже. При Ташуеве «Шахтер» был силен прессингом, доминированием. При Кубареве – своим прагматизмом. Мы знали, что минимум один забьем и не пропустим.

– В «Шахтер» тебя приглашал Боровский?

– Да, только жаль, что с ним не удалось много поработать, всего полгода. После него два года я играл под руководством Никифоренко. Взял две медали. На тот момент работа в «Шахтере» была для него первым опытом на таком уровне, но он пользовался доверием руководства. Уверен, Никифоренко вырастет в классного специалиста.

– С кем тебе легче всего было работать в человеческом плане?

– С Кубаревым. Честно, я впервые оказался в ситуации, когда абсолютно все игроки – и играющие, и те, кто на замене – были за тренера. Он так управлял коллективом, он так наладил связи, что просто удивительно. Да, свой костяк имелся, но ему удалось создать команду, в которой каждому было комфортно.

– В одном из интервью тебя спросили об увольнении Кубарева, но ты отказался комментировать этот момент. Расскажи сейчас.

– Отставка тренера была очень неожиданной. Да, мы проиграли в Лиге Европе «Судуве», уступили в Кубке Беларуси. Но никакого провала по игре не было. Многое решили случайности. Кубарев собрал человек 10 после матча с «Судувой» и сказал: «Если вы мне верите, если команда доверяет, то все у нас получится». Все игроки высказали тренеру поддержку. При этом, насколько мы знали, никакого недовольства со стороны руководства клуба не было. Но через два дня из газет мы узнали, что Кубарева уволили. Лично я не понимал, что происходило, вроде, кризис пройден, впереди будет все хорошо. Но Кубарева убрали формально за невыполнение поставленных задач.

***

– Продолжаем вспоминать твою карьеру в «Шахтере». С этим клубом у тебя было немало матчей в Лиге Европы. Какие самые запоминающиеся?

– Конечно, поединки с «Торино». Понравилось, как играет эта команда, на что делает акцент. Футболисты знают, когда нужно взорваться, как действовать один в один против соперника. Аритмия шикарно развита. Игроки особо не бегают, но если побежали, то на такой скорости, что не угнаться. И на этой же скорости шикарно работают с мячом. Для меня такой футбол стал открытием.

– Самый необычный еврокубковый матч?

– Это выезд в Уэльс в гости к «Коннас-Ки» в 2018 году. Приехали, тренировались на поле одного из гольф-клуба. Покрытие шикарное, просто идеальное. Мы думали, что такой же газон будет и на стадионе. А приехали и были в шоке. Будто НЛО село на поле и все вокруг выжгло. Потолки в раздевалке настолько низкие, что мне все время приходилось ходить согнувшись. Делегат УЕФА сказал, что страна маленькая, им послабление в этом плане. Но я таких условий даже в Беларуси никогда не видел – новополоцкий «Атлант» отдыхает!

– Матчи с «Торино» тебе, наверное, запомнятся в том числе эпичным промахом с пары метров?

– Просто не попал в ворота :). Как? Даже не знаю. Делал в том момент все осознанно, замахнулся, увидел, что вратарь валится. Решил пробил над ним, но не рассчитал силу и ударил выше. Скажем так, допустил тогда технический брак. Помню, мне сразу после того момента «напихали» наш вратарь и защитник. А в раздевалке все было спокойно. Парни больше рассуждали не о том, что я не забил, а о том, что было бы, если бы я забил.

– Помимо этого промаха вспомню твою ошибку в финале Кубка Беларуси в Витебске.

– В том моменте я закрывал дальнюю штангу. Если бы был пас или рикошет, я сработал бы на добивании. Бодул бил, вратарь мяч отбил и тот угодил мне прямо в голову. Инстинктивно ударил, но не забил. А так, в принципе, к промаху отношусь спокойно.

– Тем более вечер для тебя сложился фантастически.

– Кубок выиграли, согласен. Но куда приятнее был путь к трофею, чем завоевание приза.

– А какого еще игрока, а не тренера футболисты будут качать после матча?

– Да, в этом плане мне было очень приятно. Это еще раз стало свидетельством того, какой коллектив собрался в «Шахтере».

– Песня «Попытка № 5» на рингтоне еще не стоит?

– Не, я такое старое не слушаю :)

– Думаю, ты очень рад, что перед уходом из Солигорска все-таки удалось взять с «Шахтером» Кубок.

– Конечно. А то какой-то злой рок преследовал. Два финала проиграл – в Гродно и Гомеле. Кстати, когда был молодым, никогда не ценил этот турнир. Для меня он был не таким уж и важным. Наверное, за подобное отношение мне судьба и не давала выиграть.

Лидера «Шахтера» будто сглазили: в финале Кубка он играл 4 раза – и всегда неудачно. На носу попытка №5

– Сейчас ты перешел в «Ислочь», которая продолжает выступление в Кубке. Но «волки» в марте сыграют с брестским «Динамо», а «Шахтер» встретится с «Торпедо-БелАЗ». Откровенно, у «горняков» больше шансов пройти дальше. Согласен?

– Шансы мы будем оценивать ближе к игре. Сейчас такое межсезонье, что все на падающем флажке может поменяться. По Бресту тоже ничего не ясно, многое пишут. Не будем бежать впереди паровоза.

***

– Ты перешел в команду, где тренер не особо сдерживает себя в общении с судьями. Ты и сам нередко критиковал работу арбитров. В отличие от тебя многие футболисты боятся высказывать свое мнение.

– Я всегда допускаю ошибку судьи. И даже в матче с брестчанами Шимусик ошибся. Я сам, кстати, толком не видел эпизода, но понимал, что что-то произошло. Шимусик тоже это понимал. И потом признал, что недоработал.

А что я комментировал? То, что Щербаков не поставил стенку во время штрафного на 9 метров? После матча я просто подошел к рефери и говорю: «Денис, ну так же всего шесть метров. Что ты делаешь? Мы же все стараемся хорошо работать. Давай и ты это делай».

Комментировал удаление в первом тайме матча с БАТЭ? Я до сих пор уверен, что не должен был получать желтые ни в первом эпизоде, ни во втором.

– Ты сам вырулил на Шимусика. Матч в Бресте получился суперскандальным?

– Да, согласен. Напряженный поединок. Но Шимусик молодец, что признал свою ошибку.

– Тебе понятна реакция игроков «Динамо»?

– Сама причина реакции понятна, а вот острота, стиль – наверное, местами парни перегнули.

Нойок едва не разорвал судью, Быков жестко строил Бодула, а ярость Кисляка была запредельной. Показываем, как кипели страсти в Бресте

– Предположим, ты оказался в ситуации Бурко, мяч попал тебе в руку. Что бы ты сделал?

– Какая провокация :). После игры я бы признался, в микст-зоне сказал бы. А в игре? Есть три судьи, которые должны разбираться в эпизоде. Наверное, не сказал бы, что сыграл рукой. Хотя я же не был в такой ситуации. Так что не знаю :).

Пример для Бурко (да и Бреста тоже): они признались в игре рукой судьям в важные моменты

***

– По чему или по кому из солигорского периода карьеры ты будешь больше всего скучать?

– По партнерам, с которыми довелось поиграть. По базе не буду скучать, потому что слишком много времени там провел. По стадиону? Когда буду приезжать туда, буду понимать, что провел в Солигорске пять лет, но прямо настоящую ностальгию вряд ли испытаю.

– По болельщикам, которые иногда любят уходить за 10 минут до конца матча?

– В 2019 году эта тема уже не муссировалась, но раньше такое действительно было. Тем не менее мне приятно, что были болельщики, хватало тех людей, которые поддерживали команду в любых ситуациях. И после матчей благодарили команду.

– В 2018 году ты говорил: «Поиграю еще годик, а дальше будет видно».

– Вот, стало видно. Честно скажу, сейчас нахожусь в отпуске, но очень хочется снова тренироваться, играть. Как здоровье будет позволять. Но в «Ислочи» на меня рассчитывают даже больше, чем я предполагал изначально.

– Жена рада переменам?

– Очень. Она меня даже спрашивала, чего я еще думаю. Нужно принимать предложение. Тем более, как уже говорил, буду ближе к семье.

– Мы с тобой говорим за несколько часов до Нового года. Поэтому с тебя напоследок парочка интересных историй.

– Если честно, особо не запоминаю такое. Но один случай могу рассказать. При Зубе мы выбирались командой поиграть в пейнтболл на «Весте» под Дзержинском. Играли команда на команду, но я с Мареком – один в один. Была задача его «завалить». По всему лесу за ним бегал, а Зуб все время в кустах прятался. Но я все равно победил :).

Фото: fcisloch.by, fcshakhter.by, vk.com/belfootfederation

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья