Контора пишет
Блог

Поддержка Капского, мощь Ермаковича, методы Дулуба и детская мечта играть за «Динамо». Риос – про пять сезонов в БАТЭ

Вспомнил травмы, про то, как было непросто после Солигорска, и о трансферах, которые не состоялись.

После пяти лет в БАТЭ Алексей Риос подписал контракт с минским «Динамо». Несмотря на то, что футболист является воспитанником столичного клуба, за «бело-голубых» ему только предстоит дебютировать. А минчанам в понедельник играть как раз против БАТЭ – в четвертьфинале Кубка Беларуси. Впрочем, как заявляет Риос, поединки против борисовчан для него не будут принципиальными, но и праздновать свои голы, если таковые случатся в матчах с «желто-синими», он не намерен.

В интервью Дмитрию Руто футболист вспоминает самые яркие эпизоды, связанные с Борисовом: общение с Капским, человечность Ермаковича, странное в работе Дулуба, невероятные (и печальные) матчи и расставание с БАТЭ.

– Согласен, что в последние годы прямые переходы игроков из БАТЭ в минское «Динамо» и обратно не вызывают такого резонанса, как прежде?

– Если честно, никогда об этом не задумывался. Возможно, такое и было раньше, но никогда не акцентировал на этом внимание. Что касается конкретно меня, то могу сказать, что где бы ни играл, выкладывался на сто процентов. Так же будет и в играх за «Динамо».

Прямые переходы из БАТЭ в «Динамо» или обратно белорусам фиолетовы, хотя иногда бывают взрывы

– Ты же являешься воспитанником «Динамо»?

– Да, вырос на асфальте. И сейчас, больше, чем десять лет спустя, вернулся в этот клуб. Сразу же, как подписал контракт, был безумно рад. На самом деле это была моя детская мечта, в детстве всегда ходил с буквой «Д» на груди, всегда было желание играть за минскую команду. Но, к сожалению, жизнь такая штука, что не всегда получается так, как хочется. Но сейчас, в зрелом возрасте, все-таки оказался в главной команде «Динамо». Постараюсь принести клубу пользу.

– Твоя презентация в «Динамо» получилась по-настоящему креативной. Расскажи, как снимался тот ролик.

– Пресс-атташе клуба Саша Строк предложил, а у него идеи в этом плане шикарные. Мне было интересно, единственное, не хотелось, чтобы была какая-то провокация в сторону БАТЭ. Саша мне объяснил, что ничего такого не будет, я послушал и согласился. Вообще, мне кажется, чем больше будет таких роликов, презентаций, тем интереснее будет белорусским болельщикам следить за футбольными новостями и переходами игроков. Как проходили съемки? Я, конечно, не так сильно заморочился, как Саша, ему пришлось скататься в Борисов, все отснять. Моя же задача заключалась в том, чтобы на станции «Минск-Восточный» посидеть в электричке, чтобы был отснят необходимый материал. Тот парень, который ко мне обращался по ходу ролика, тоже из клуба, замаскировали его хорошо :).

– А как ты отнесся к стебу клуба, когда он вспомнил твою фотографию с презентации в БАТЭ?

– Если честно, эта фотография уже заезжанная, не особо обращаю на нее внимания. Это сначала, когда перешел в БАТЭ, переживал по поводу снимка. Тем более, насколько помню, были фотографии, где я улыбался, но почему-то выбрали эту. Ладно, это дело прошлого, сейчас особо не задумываюсь на данную тему. Да я вообще сейчас ко всему спокойнее отношусь. Если раньше заострял внимание на всяких мелочах, каких-то негативных моментах, то сейчас пропускаю это, а то можно с ума сойти. Наверное, стал взрослее, привык ко всему. Да и понимаю, что людям нужна какая-то желтушка, чтобы было интересно. Ведь у нас как? Если все спокойно и красиво, никому это особо и не интересно.

Минское «Динамо» подписало Риоса и потроллило БАТЭ: вспомнило эпичную фотку игрока сразу после перехода в Борисов

***

– Нынешнюю предсезонку ты прошел с «Динамо». Она отличается от тех, что проходил с БАТЭ?

– В принципе, да. У минчан многое было построено на беговой работе, в БАТЭ зимой мы, конечно, столько не бегали. Там мы набирали форму через игры. Но, скажу честно, нынешняя работа в «Динамо» для меня была большим плюсом, потому что лишь ближе к окончанию отпуска оправился от травмы, которую получил в начале октября. Так что мне было важно провести беговую работу, настроить свой организм.

– Концовка прошлого сезона у тебя получилась смазанной.

– 5 октября сыграл матч со «Слуцком», а потом на тренировке в борьбе получил повреждение – частичный разрыв боковой связки. Доктор изначально говорил, что на восстановление понадобится две-три недели, но оказалось, что необходимо намного больше времени. Так что смазанная концовка сезона – это мягко сказано.

– За время выступления в БАТЭ у тебя было немало травм. Почему, как думаешь?

– Я же играю на такой позиции, на которой необходимо преодолевать расстояние фактически от штанги до штанги, за игру получалось до 250 спринтов. Это колоссальная нагрузка на организм. И большинство моих травм, которые были, – мышечные, пропускал по две-три недели и возвращался на поле. Но был и надрыв ахилла, и, как только выздоровел, было тяжелое повреждение в матче с «Неманом». Гродненский игрок Максим Яблонский грубовато меня встретил, я упал на спину и получился перелом поперечных отростков позвонков. Пропустил предсезонку из-за ахилла, потом еще эта спина, снова пропустить несколько недель – все это, конечно, негативно сказывается на организме. И потом вылезают разные проблемы.

– После того эпизода с Яблонским пересекались, общались?

– Не общались, но на футбольном поле встречались. Да я, в принципе, отходчивый. Понимаю, что было грубовато с его стороны, но ничего криминального все равно не вижу. Он играл за свой клуб, я – за свой. Мы боролись, и получился такой неудачный стык.

– Насколько знаю, после того матча Анатолий Капский прилагал все усилия, чтобы ты быстрее восстановился, даже лично распоряжался, куда везти на обследование и операцию.

– После матча он мне позвонил и сказал: «Ты же наш перуанчик, все выдержишь. Держись там, мы для тебя сделаем все, что надо». Меня сначала увезли на скорой в больницу в Борисове, сделали там первый осмотр. Потом перевезли в Минск, мной сразу же активно занялись. Ничего не пришлось ждать. Огромная благодарность этому человеку за помощь. А я же тогда отчетливо понял, что здоровье ни за какие деньги не купишь. Когда делал какие-то движения, испытывал такую боль, будто вонзили нож в спину. Единственное, чего хотелось, чтобы не было так больно. Лишь через полторы недели смог более-менее на ходунках передвигаться, а до этого фактически был прикован к кровати. Можно сказать, был процесс принятия факта, что произошло что-то далеко не самое приятное. Когда смирился с этим, в голове составил план и следовал ему. Благо в БАТЭ были хорошие доктора – Саша Одинцов и Виктор Малиновский. Саша со мной очень хорошо и плотно занимался, я с ним по сей день на связи, могу обратиться по любому вопросу.

– В последнее время твоей фишкой стала игра с забинтованной кистью. Объясни, в чем причина.

– Сейчас я уже так не делаю, но в 2016 году два раза выбивал большой палец, было крайне неприятно. И после этого поврежденная область руки периодически давала о себе знать. Например, если резко и сильно выкинуть руку, возникало неприятное ощущение. А вот с тейпом было неплохо, поэтому, чтобы не было больно, играл с ним.

– Когда ты восстанавливался после травмы спины, Михаил Гордейчук после своего гола показал твою футболку.

– Если честно, предполагал, что ребята могут сделать что-то подобное. У нас сложились теплые отношения, по сей день прекрасно общаемся и с Мишей, и с Игорем Стасевичем, и со Стасом Драгуном, и с другими футболистами. Будь кто-то из парней на моем месте, я бы поступил так же, как Гордейчук. Он, к слову, сам тогда в предсезонке восстанавливался после травмы, понимает, как это все тяжело. Конечно, мне было очень приятно, когда Миша поднял мою майку, можно сказать, пустил скупую мужскую слезу, глядя на это.

– А о каких пчелках говорил Гордейчук в микст-зоне?

– Это все-таки наше внутренне, поэтому не буду объяснять. Может, когда все закончат карьеру, расскажут.

***

– В понедельник «Динамо» играет с БАТЭ. Интересное начало твоей карьеры в минском клубе.

– О том, что в четвертьфинале Кубка именно такая пара, мы же все знали еще осенью, так что ничего неожиданного не случилось. Да и то, что я играю против своей бывшей команды, для меня не в новинку. Помнишь, я дебютировал за БАТЭ в матче за Суперкубок в Пинске как раз против «Шахтера»? Уже проходил через такую ситуацию и ничего страшного не вижу.

– Тебе есть что доказывать борисовчанам в ближайших матчах?

– Если честно, никому ничего не собираюсь доказывать. Если тренер выпустит, то выполню все, что от меня требуется¸ и даже больше. А какой-то принципиальности в играх против БАТЭ для меня нет.

– Ты будешь радоваться, если забьешь?

– Нет. Все-таки БАТЭ – это множество хороших воспоминаний. И о клубе, и о людях, с которыми довелось поработать. БАТЭ дал мне возможность сыграть и в групповых этапах еврокубков, и завоевать трофеи. Тут я нашел много друзей. Так что если забью в ворота борисовчан, то радоваться не буду. У меня все-таки есть уважение к этому клубу.

– Какое у тебя осталось самое приятное воспоминание о БАТЭ?

– Тут можно много перечислять. Это и то, что брал с командой трофеи в Беларуси, и играл в еврокубках, а также то, что дважды удалось попасть в символическую сборную А по итогам сезонов. И, конечно, вспомню футболистов, тренеров: Александр Владимирович Ермакович, Александр Петрович Лисовский, Владимир Владимирович Невинский. Очень приятно было работать с Дмитрием Молошем, с ним мы часто проводили индивидуальные беседы, многое обсуждали. Он мне действительно во многом помог, только жаль, что не удалось с ним долго поработать. Благодарен начальнику команды Александру Свирскому, администратору Василию Станиславовичу Вискушенко, врачам, массажистам, поварам на базе. Естественно, Анатолию Анатольевичу Капскому, с которым у нас сложились добрые теплые отношения. Я всегда был искренен с ним, а он старался быть добрым по отношению ко мне. Помню, как он меня защищал в первый год в БАТЭ, когда некоторые писали и говорили, что я не соответствую уровню клуба. Очень благодарен Капскому. Как защищал меня? Как-то на встрече с болельщиками люди озвучивали свои претензии ко мне, но Капский приводил примеры моих действий в товарищеских играх на сборах, заверял, что у меня все получится. В интервью в прессе выражал поддержку. В итоге в чемпионате-2015 я забил пять мячей, стал третьим бомбардиром команды после Родионова и Стасевича. Так что Анатолий Анатольевич действительно внушал мне уверенность в своих силах, и это очень помогало.

Особо много личных бесед у нас с ним не было, лишь когда переподписывали контракт, долго общались друг с другом. Подкупало его отношение и заинтересованность во мне. В такие моменты понимал, что человек верит в меня.

Анатолий Капский: «Безусловно, Риос добавит вариативности составу БАТЭ»

– Не поверю, что ни разу не доставалось тебе от Капского. Была с его стороны критика в твой адрес?

– К слову, в конце прошлого года как-то анализировал, вспоминал подобные эпизоды, и, если честно, даже не припомню. Лично меня он не разносил, тем более в раздевалке, при всех. Хотя был какой-то матч с «Белшиной», мы выиграли, но тогда первый тайм провели очень вяло. Анатолий Анатольевич в перерыве спустился в подтрибунное помещение, каждому пару слов сказал, и мы вернулись на поле заряженными.

– Есть мнение, что после смерти Капского эра БАТЭ закончилась.

– Честно говоря, не задумывался о таком. Думаю, все у клуба будет хорошо. Там собраны классные люди, сильные футболисты. Но в любом случае то, что сделал Анатолий Анатольевич, заслуживает уважения. И его присутствие всегда держало ребят в тонусе.

– Ты поддержал идею назвать «Борисов-Арену» в честь Капского.

– Да. Хотелось бы, чтобы после ухода такого человека подобное строение в Борисове, в городе, где он проводил очень много времени, где он, можно сказать, воевал, было названо в его честь. Думаю, сейчас каждый, кто увлекается и разбирается в белорусском футболе, даже тот, кто не любит БАТЭ, [выступает] за то, чтобы «Борисов-Арену» назвали в честь Анатолия Анатольевича.

– Ты видел, как на эту инициативу отреагировали городские власти?

– Когда ребята обсуждали эту новость, я прислушивался, но, честно говоря, особо не вникал. Да и сам не читал об этом. Лишь знаю, что ответили, насколько понял, шаблонно, была банальная отписка. Почему такое отношение? Мне кажется, за теми, кто давал этот ответ, стоят люди, которые могли бы осуществить эту идею – переименовать стадион. Но они побоялись брать на себя ответственность, и в итоге получились такие ответы от властей. Другого варианта не вижу.

Борисовский идеолог ответила на инициативу увековечить память Капского. Вы что-нибудь поняли из этого письма?

– Ты поиграл в БАТЭ и после того, как клуб возглавил Андрей Капский. Успел понять, что это за человек?

– Функционер он, конечно, еще молодой, поначалу ему не хватало опыта, в том числе при принятии каких-то решений. Но, думаю, Андрей Анатольевич всему научится. Все-таки когда на тебя сваливается такое хозяйство, любому было бы тяжело.

– Анатолий Капский устраивал разносы в раздевалке, а Андрей?

– Пару раз тоже пытался, не скажу, что молчал. Помню, когда мы проиграли «Шахтеру» 0:3, он зашел в раздевалку, сказал пару ласковых. Думаю, копировать отца ему не нужно, точно так все равно не получится. Игроки, которые работали с Анатолием Анатольевичем, понимают, что таких же разносов уже не будет, но все равно уважают президента клуба. Каждый воспринимает Андрея как руководителя. И со стороны игроков каких-либо конфликтов я точно не наблюдал.

– Когда ты уходил из БАТЭ, разговаривал с Капским?

– Мы с ним общались долго, часа полтора, вспомнили практически все. И пришли к общему мнению, что мне все-таки нужно покинуть команду. Андрей сообщил, что ставка в новом сезоне будет делаться на других игроков. Я принял это, мне вручили бумажку, что за месяц до окончания контракта уведомляют о решении не продлевать сотрудничество. В принципе, у меня не было никаких обид. Единственное, неприятно, что ушел из БАТЭ с незалеченной травмой колена. Бывший доктор клуба Одинцов уделил мне время, мы с ним провели 12 занятий по два часа в тренажерном зале. Требовалось привести колено в порядок, оно, откровенно, было не в лучшем состоянии.

Да, обидно, что ушел травмированным, но ничего плохо ни в адрес клуба, ни в адрес Андрея сказать не могу. О БАТЭ остались только приятные воспоминания.

***

– Это конец твоей карьеры в Борисове. А помнишь, как все начиналось?

– За три месяца до конца чемпионата-2014, тогда «Шахтером» руководил Сергей Владимирович Боровский, мне позвонил спортивный директор БАТЭ Александр Федорович, мы с ним побеседовали, он сказал, что клуб хочет со мной посотрудничать. Узнал, как я на это смотрю. После нескольких подобных разговоров мы пришли к тому, что мне стоит все-таки перейти в Борисов. На тот момент это было действительно правильное решение. В «Шахтере» я провел 10 лет, все застопорилось.

– Ты приходил в БАТЭ, который тренировал Александр Ермакович. Этот тренер оставляет впечатление мягкого человека, не способного показать жесткость в раздевалке. Или это ошибочное мнение?

– Он на самом деле мягкий человек, но самое главное, что при этом хороший и как личность, и как тренер. Он умел сделать так, что любой футболист готов был выйти играть за тренера, даже на одной ноге. Ермакович внушал доверие к себе, располагал. Даже не могу описать всё, это нужно почувствовать на себе. Как тренер он каждому многое дал, подсказывал, помогал. Где-то и мог напихать, когда требовалось, но, конечно, он все равно более мягкий тренер, чем другие.

– Ермакович был с тобой жесток и требователен?

– На самом деле он был требователен ко всем. У него свои принципы игры, и он требовал, чтобы все соблюдали их. Если же у меня, например, что-то не получалось, он всегда мог вызвать к себе в кабинет, показать на компьютере, где нужно прибавить, что надо устранить и как действовать. С Ермаковичем у нас всегда были хорошие рабочие отношения. По сей день иногда созваниваемся. В отпуске он мне позвонил, поинтересовался состоянием, делами. Думаю, это значит, что я все делал правильно. Никогда не лез в дела тренеров. Всегда с ними и с президентами клубов держал дистанцию, сам никогда не навязывался.

– Вспомнишь самый жесткий разнос от Ермаковича?

– Был неприятный матч с «Дандолком», когда мы вылетели из еврокубков. Хотя в раздевалке тогда все молчали, особого разноса от тренера не было. Потом, на разборах, было. По-моему, больше Анатолий Анатольевич выполнял эту роль, пихал нам. Так что и не вспомню разносов от Ермаковича.

– Этот тренер начал делать из тебя правого защитника?

– Так я и в «Шахтере» провел немало матчей на этой позиции. Из более чем 160 поединков где-то в 70 был правым защитником. Первым меня на эту позицию начал ставить Юрий Вергейчик. И свой первый гол в высшей лиге – в ворота брестского «Динамо» – я забил как раз правым защитником. В БАТЭ просто на это обращали более пристальное внимание.

Перед сезоном-2015 на сборах мы проводили спарринг с «Зенитом». И тогда меня поставили в защиту. В течение чемпионата я набирал обороты, тренеры видели, что здоровье позволяет мне бегать от штанги до штанги, отдаю голевые передачи. С каждой игрой и победой чувствовал себя более уверенно.

Но, честно, в 2015-м мне в БАТЭ все равно было тяжеловато. Конкуренция была сумасшедшей. Но я старался выкладываться на тренировках, пытался доказать свою состоятельность. Тренеры все это видели, разговаривали со мной, говорили, чтобы старался и терпел. Да и не психовал, не топал ногами. Был период, когда я не играл месяц, но потом Ермакович меня выпустил в матче с «Витебском», я забил. Так что главное было терпеть. Шансы тебе предоставят, главное ими воспользоваться.

– Тебе легко было адаптироваться в БАТЭ?

– Поначалу, конечно, было непросто, но коллектив сложился неплохой. На сборах сразу подружился с Гордейчуком, с Дуброй, с которым общаемся до сих пор. С Максом Жавнерчиком, с Игорем Стасевичем. Так что в плане общения все было хорошо. А когда провели пару матчей, сразу все стали близки.

Но 2015 год, конечно, был непростой. И дело не только в футболе. Тогда у меня, например, родилась дочка. Перемены в жизни сказывались.

– Наверняка он был непростым в том числе и потому, что некоторые болельщики БАТЭ приняли тебя в штыки. Мол, 10 лет отдал «Шахтеру», конкуренту борисовчан в чемпионате, а тут перешел к «желто-синим». Ты чувствовал к себе такое отношение?

– Некоторые писали и говорили, что я не соответствую уровню БАТЭ. У меня с одним из болельщиков клуба до сих пор хорошие отношения, и он мне как-то, когда мы летели с еврокубкового матча, рассказывал, что и сам поначалу недолюбливал меня. Считал меня резким, агрессивным, провокационным футболистом. В общем, в 2015-м, честно скажу, было не очень приятно, я чувствовал дополнительное давление со стороны. Знали об этом Анатолий Анатольевич, Александр Владимирович, и они меня поддерживали. Капский звонил и говорил, чтобы не думал о лишних вещах, чтобы продолжал работать. Все будет хорошо. В любом случае людям же надо было кого-то критиковать.

– Мне рассказывали, что поначалу ты прилично загонялся по этому поводу.

– Конечно, думал, размышлял. И ведь при этом не важно, как я сыграл – все равно критиковали. Помню, забил «Слуцку» два мяча, мы выиграли 4:1, но под постом в инстаграме один молодой человек написал: «Раз в год и палка стреляет». Если ты делаешь дубль, но тебя все равно «поливают», – это, конечно, тяжело.

***

– Вернемся к Ермаковичу. В середине 2017 года он сам порывался уйти из команды?

– Да. В квалификации Лиги чемпионов мы прошли «Алашкерт». Но я в матче в Армении получил травму, потом лечился и наблюдал за поединками со стороны. После «Алашкерта» была пражская «Славия». Но ее мы пройти не смогли, в Лиге Европы встречались с «Александрией». Дома сыграли 1:1, а потом проиграли «Крумкачам» в чемпионате Беларуси. И вот после той неудачи Ермакович хотел объявить, что решил уйти из команды. Но, насколько знаю, все ребята ему звонили и отговаривали. Лично я звонил и говорил, что как только восстановлюсь, приложу все усилия, чтобы помочь. А потом на базе все собрались в круг и выразили свое отношение к тренеру. Многие ребята даже откровенно плакали. Каждый обещал сделать все, чтобы исправить ситуацию. Перед ответным матчем с украинцами на команду и Александра Владимировича оказывалось колоссальное давление. Помнишь ведь, как после первого матча с трибун «Борисов-Арены» летело в адрес тренера «Уходи»? Это было очень неприятно. Не представляю, как он переносил ту ситуацию.

Я восстановился и поехал в Александрию, сыграл. Мы, к счастью, прошли, сыграли тогда за тренера. А потом отправились домой, предстояла игра с «Шахтером». Насколько помню, дорога была очень тяжелой. Приехали в Солигорск и победили 4:0. Я, к слову, тогда отличился со штрафного. И после этого пошла удачная серия. Ну и, конечно, тяжелый сезон завершился победой в Городее.

– Тот поединок – самый яркий эпизод в твоей борисовской карьере?

– Не сказал бы. Запоминающихся моментов было много. И гол «Кельну» на «Борисов-Арене», и в ворота «Челси» в Лондоне, пусть мы и проиграли. Но чемпионство, оформленное в Городее, было максимально эмоциональное. Даже Виталик Родионов говорил, что за время его выступления в БАТЭ такого не вспомнит. Борисовчане ведь обычно брали «золото» досрочно, и после этого не было каких-то суперэмоций. Да, радовались, понимали, что достигли цели. Но все-таки матч с «Городеей» стоит особняком. На последних секундах все решилось. Если посмотришь видео, заметишь, что после гола Родионова все побежали радоваться, а я просто упал, реально слезы покатились. Такое эмоциональное состояние было.

– Ермакович все равно ушел из команды – в январе 2018-го.

–Той зимой и у меня, и у него заканчивались контракты. И для меня было важно продолжить работу под его руководством. Можно сказать, Ермакович – мой тренер, с ним у  меня была футбольная химия. Тогда в отпуске звонил ему, интересовался делами. Во время первого разговора была надежда, что он останется в клубе. Но уже во время следующего общения Ермакович мне сообщил, что решил уйти из БАТЭ. Так как в то время и у меня были предложения, находился в раздумьях. Но после нескольких встреч с Анатолием Анатольевич я все-таки остался.

Александр Владимирович сделал многое для борисовской команды. И к чемпионству приводил, и в группу Лиги чемпионов и Лиги Европы выводил, и добивался громких побед. Поэтому осуждать его за то, что он ушел из БАТЭ, нельзя. Говорят, мягкий человек, но при этом он сумел стать самым титулованным тренером в истории «желто-синих». Надеюсь, он добьется успехов и в дальнейшем.

– Тебя удивило назначение Олега Дулуба, сменившего Ермаковича?

– Честно, да. Не ожидал этого. Я тогда еще не переподписал контракт, но уже звучали слухи, что команду может возглавить Дулуб. Этим слухам, правда, я не особо придавал значения. Думал, что придет кто-то из помощников Ермаковича – или Лисовский, или Бага. Но назначили Дулуба – и это меня очень удивило. Я не знал, чего ожидать, как все будет в команде. Все-таки новый человек, со стороны. Я по этому поводу разговаривал с Анатолием Анатольевичем, и он заверил, что я могу ни о чем не волноваться, все будет хорошо. И еще Капский сказал, что Дулуба берут, так как у него есть какой-то план по развитию в структуре клуба детского футбола. То есть помимо работы с основной командой он будет заниматься и этими вопросами.

– Как тебе работалось под руководством этого тренера?

– Так я с ним толком поработать и не смог – на второй тренировке получил травму ахилла. Когда вернулся в строй, получил травму спину в матче с «Неманом». Снова восстанавливался. И когда окончательно вылечился, Дулуба уже уволили. Так что с этим тренером я поработать толком и не сумел.

– Что, по-твоему, у него не получилось в БАТЭ? Он не сработался с лидерами команды?

– Знаешь, и Стасевич, и Драгун никогда ему не отказывали в помощи, всегда подсказывали, что-то говорили. И поначалу все было неплохо. Но у меня к нему была претензия из-за его отношения к травмированным игрокам. Тогда с повреждениями были кроме меня еще и Милунович, и Гордейчук. Тренер отпускал в наш адрес разные шутки, называл нас велосипедной группой. А после того, как Дулуб запретил травмированным приезжать на базу в день игры, был просто ошарашен таким отношением. То есть травмированные не должны быть частью команды, по его мнению. Конечно, это было неприятно, я воспринимал это негативно, поэтому, понятно, теплых чувств к Дулубу я не испытывал.

А по поводу тех, кто играл... Когда выигрываешь – все хорошо, а если проигрываешь матчи за Суперкубок, за Кубок, начинаются всякие разговоры. Плюс за спиной у ребят совершались разные не очень красивые поступки. И это футболистам, естественно, не нравилось. Какие? Да разные, на самом деле, не будет углубляться. В общем, Дулуб не стал своим в БАТЭ, хотя тренировки у него были интересные, построенные на контратаку, на вертикальный футбол.

– Увольнение Дулуба получилось довольно резонансным. Проиграл Суперкубок, не выиграл Кубок, но оставался на своем посту. Тем не менее буквально на следующее утро после игры с «Городеей» было объявлено, что тренер уволен.

– Да, были весной неудачи, но в чемпионате хорошо шли, была серия побед. Перед матчем с «Ислочью» у нас было преимущество над командой, занимавшей второе место, в семь баллов. Но с минчанами мы сыграли 1:1, преимущество уменьшилось до пяти. Анатолий Анатольевич в раздевалке сказал, что если мы с такой игрой приедем в Городею, то потеряем очки и преследователь приблизится на расстояние в два балла. Как помнишь, так в итоге и случилось. После проигрыша «Городее» в раздевалке никаких разносов не было, хоть и заходил Капский. Была настоящая тишина, все молчали. А на следующий день я узнал, что Дулуба уволили. Что подумал в тот момент? Учитывая, что на тот матч я впервые попал в заявку после травмы спины, мне просто хотелось играть. При этом не важно, под руководством какого тренера. Остался бы Дулуб – старался бы.

Вскоре состоялся разговор с Алексеем Багой. Он спросил, готов ли я. Конечно, готов. И все, началась работа под руководством нового тренера. Помню, Бага привез на базу фотографии, где нам на поле вручали кубки. Развесил на стене. Была и фотография из Городеи – приятные воспоминания.

Тогда был перерыв на матчи сборных, но я остался в БАТЭ, две недели очень трудоемко поработал. В середине июня вышел в матче с «Гомелем», в первом тайме отдал голевой пас. Мы победили 3:0.

– При Баге БАТЭ вздохнул по-новому?

– Думаю, любые перемены мобилизуют, объединяют команду. Мы начали с уверенной победы, все пошло очень хорошо. Мы шли по дистанции неплохо. Алексей Анатольевич как человек и как тренер умел расположить к себе, да и эмоционально всех заряжал. Все начали биться за тренера. Как мне казалось, тогда каждый знал, что делать, как действовать на поле. В общем, команда была мощная.

– Что, по-твоему, не получилось у Баги в прошлом сезоне, почему команда не стала чемпионом?

– Так произошло. Шли по такому же графику, как и раньше, просто Брест был силен. В команде собрались мощные игроки, амбициозные, они тоже хотели стать чемпионами. Силен был и «Шахтер». В общем, это футбол, произошло так, как произошло.

Но еще стоит отметить, что когда после удачного сезона-2018 из команды ушли такие классные футболисты, как Иванич, Милунович, Сигневич, Гордейчук, Макс Володько, Поляков, вступать в новый сезон было тяжелее. Эти футболисты приносили результат, я отдавал им пасы и понимал, что они наверняка реализуют свой момент. Да, уход игроков – это дело привычное, но когда покидает команду такое большое количество футболистов, причем настолько важных, времени, чтобы сыграться с новичками, нужно немало. Плюс травмы не добавляли Баге каких-то ресурсов, рычагов и маневров. Ему было тяжело.

Честно признаюсь, еще после матча со «Слуцком», который стал моим последним за БАТЭ, верил, что мы станем чемпионами. Но пошли неудачи. Я сидел и наблюдал за всем со стороны. Так хотелось помочь, но не мог. Очень обидно.

– Можете сравнить Багу с другими тренерами, которые при тебе руководили командой?

– Я буду его сравнивать с Ермаковичем, потому что с Дулубом практически не поработал. Так вот, Ермакович более мягкий, нежели Бага. Алексей Анатольевич эмоциональный человек, мог где-то и прикрикнуть, и пошутить. Но в плане тренерских методик, тренерского умения они оба классные специалисты. Даже где-то похожи их тренировки и требования.

– В курсе, как он стартовал в Литве с «Жальгирисом»?

– Конечно. Хочу передать ему поздравления. В отпуске с ним периодически переписывались, интересовались делами друг друга. И его фраза о том, что лучше, засучив рукава, работать, чем лежать на диване и ждать вариантов, сто процентов правда. Надо принять то, что произошло, и двигаться дальше. Так что поздравляю Багу с завоеванием первого трофея в Литве.  Специалист он хороший, и, уверен, все у него получится.

***

– В период выступления за БАТЭ у тебя было немало еврокубковых матчей. Все вспоминать не будем, но какие стали самыми эмоциональными? Как с положительной, так и с отрицательной стороны.

– Положительные эмоции, конечно, вызывают те, где я вносил какую-то лепту в успех. Когда «Кельну», например, забивал (отметка 2,47).

Запомнилась яркая победа над «Ромой», пусть я вышел тогда на замену. Реально крутое событие.

А негативное? Это, конечно, неудачи в матчах с «Астаной» в 2016-м, с «Дандолком». Вообще не понимал, как такое могло произойти, особенно в матче с ирландцами. Если вспомнить, как проходил первый тайм, и как завершился второй, просто ужас. Перед перерывом играли спокойно, было солнышко. А затем – дождь, ошибки, сами себе привезли голы. Все воспринималось очень болезненно. В общем, событий было много, все и не вспомнишь.

– Матч с «Астаной» тебе запомнился еще, наверное, и тем, что тебе по ошибке приписали красную карточку вместо Родионова.

– Да, было такое. Ехал в машине домой, и мне позвонил Анатолий Анатольевич, сказал, чтобы ни о чем не волновался, что в УЕФА разберутся, все будет нормально. Особо попереживать не успел. Единственное, было неприятно, что Виталика Родионова не четыре игры потом дисквалифицировали. Потерять такого игрока – это большое разочарование.

– Родионов – топ-форвард?

– Я скажу, что это лучший нападающий, с которым и против которого я играл в Беларуси. Человек настолько тонко чувствовал линию офсайда, так грамотно открывался... Может, со стороны это не особо и заметно, но на поле прекрасно видно. То есть ты находишься на фланге с мячом, поднимаешь глаза и видишь, как человек раскачивает защитников, готов принимать передачу. У нас многие нападающие просто стоят и ждут пас, а Виталик работал, качал защитников. При этом не сказать, что у него суперскоростные качества, но его умение побороться, зацепиться подкупали. Исполнительское мастерство, желание работать, профессионализм. Он оставался после тренировок и дорабатывал, я тоже смотрел и старался брать с него пример. Это настоящий профессионал. Всем игрокам, особенно молодым, стоит брать с него пример.

– Когда при тебе у БАТЭ был самый сильный состав?

– Мы со Стасевичем как-то обсуждали этот момент, и Игорь сказал, что в 2015-м. Я с ним соглашусь. Конечно, и потом были в коллективе качественные исполнители, но в 2015-м по конкуренции, по подбору игроков команда была очень мощная. По пять-шесть человек хороших не попадали в заявку. Мы же тогда чуть было не вышли в плей-офф Лиги чемпионов, в последнем туре в группе сыграли 0:0 с «Ромой». Все парни были на своем пике, лучшее время у каждого.

***

– Зимой ты ушел из БАТЭ. А в каком году еще мог покинуть Борисов?

– После сезона-2017, который сложился для меня весьма успешно – во всех турнирах я набрал 15 очков, – были предложения. Хотел видеть меня «Тобол», подкупало его финансовое предложение. Были варианты в Греции, мог уехать на Кипр. Но там нужно было ждать. Чемпионаты начинались позже белорусского, поэтому неизвестно, как все бы сложилось. Я тогда принял решение остаться в БАТЭ. И нисколько не пожалел.

– Сейчас – «Динамо». Для тебя это шаг вперед или возможность попробовать что-то новое?

– Не скажу, что это какой-то шаг. Просто еще одна страничка в моей карьере. Еще раз скажу: играть за «Динамо» было моей детской мечтой. У клуба большие традиции, богатая история. Постараюсь принести пользу команде, буду изо всех сил выкладываться, подавать пример молодым игрокам, делиться опытом.

– Воспитаннику «Динамо» хочется закончить карьеру в этом клубе?

– Конечно, если так сложится, будет неплохо. Но у меня нет такой цели. Сейчас главное – это приносить пользу и побеждать с «Динамо». А как сложится в дальнейшем, посмотрим.

Фото: gettyimages.com, fcbate.by, pressball.by, vk.com/fc_dinamominsk

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья