Блог Контора пишет

«Наверное, когда в Беларуси начнут умирать семьями, президент задумается». Щербо – о коронавирусе в Лас-Вегасе и параде на Родине

Олимпийский чемпион удивлен, что белорусы пережидают пандемию без карантина.

Коронавирус в большинстве стран мира и не думает сбавлять обороты. В Беларуси стремительно увеличивается число заразившихся и тех, кто скончался от недуга. Но куда тяжелее ситуация в США. На утро понедельника за океаном количество заболевших перевалило отметку в 557 тысяч, а число умерших – без малого 21 тысяча. Впервые в истории государства на всей его территории объявлен режим крупного бедствия. Во многих штатах введен карантин.

Среди тех, кто находится сейчас в «осадных» условиях, есть и белорусы. Один из них – прославленный гимнаст Виталий Щербо. Шестикратный олимпийский чемпион, 12-кратный чемпион мира и 10-кратный чемпион Европы вот уже более 20 лет живет в Лас-Вегасе, где владеет собственной школой гимнастики. В интервью «Трибуне» Щербо рассказал о том, как коронавирус изменил его жизнь (зал закрыт, из доходов остались только пособия) и жизнь Лас-Вегаса (кажется, город не скоро оправится от пандемии), а также поделился своим взглядом на то, как борются с болезнью в Беларуси.

– Могу предположить, что в нынешних условиях застать вас дома довольно просто.

– В общем-то да. Мы все дома только и сидим. Уже месяц, как введен карантин, то есть всё, кроме магазинов, закрыто. И, естественно, не работают казино, бары, рестораны. Вообще говорят, что те же казино будут закрыты еще долго. Есть разговоры, что от полугода до года. С чем это связано? Чтобы казино работали, им нужно иметь как минимум 30 процентов прибыли, чтобы было на что содержать заведения. Но этого даже после снятия карантина не будет. Ведь люди не будут ездить по казино, туристов будет мало. Соответственно, игорные заведения потеряют существенную часть прибыли. Так что в такой ситуации даже говорят о полном закрытии.

В Лас-Вегасе людям не запрещено выходить из дома?

– Как я уже сказал, у нас все закрыто: от парков до магазинов. Работают только продуктовые, аптеки и заправки. У нас есть большое озеро, и туда тоже нельзя попасть. Но запрета выходить из дома нет. Я сам, например, с дочкой постоянно езжу в зал, тренирую ее. А помещение убираю сам, готовлю его к будущему открытию. Так что работы достаточно. Просто скучно, естественно. Но таких мер, как в Москве, где нельзя гулять по улицам, у нас нет.

– В Казахстане без маски нельзя появляться в общественных местах, ходить в магазины.

– Здесь такого нет, потому что люди сами достаточно ответственно подходят к вопросу безопасности. Да, есть те, кто носит маски, есть те, кто их не надевает. Я сам, например, не ношу ее, но заставляю своих детей и себя чуть ли не каждые пять минут мыть руки. Да и, по сути, в общественных местах не появляюсь, ни с кем не контактирую.

– Вас не пугает стремительно растущее число заразившихся в США?

– Как сказать «не пугает». Может, если бы вы спросили недели две-три назад, то сказал бы, что не пугает. А сейчас... Сильной боязни нет, но какая-то настороженность присутствует. Постоянно задаюсь вопросом, что же происходит. Вроде месяц сидим на карантине, а заразившихся все равно больше и больше. Вот это интересно, почему. Никого на улицах нет, никто никуда не ходит – и все равно заражаются. Странно.

– Может, это как в Беларуси: число заразившихся увеличивается с числом проведенных тестов?

– Естественно. У нас не все проходят тесты, сидят дома. И в итоге о многих заболевших мы просто не знаем. Потом люди проверяются, и так увеличивается число заболевших. Люди, у которых сильный иммунитет, люди не слишком пожилого возраста переносят болезнь как обычный грипп. Многие болеют, но у себя дома. А в больницы приходят те, у кого уже пневмония, у кого организм не справляется с болезнью. Медики делают черточку: «Вот, еще один заболевший». В итоге число инфицированных увеличивается.

– На улицах много людей?

– Нет, людей не так уж и много. Если они ходят, то не очень часто. Закупились и сидят дома неделю. Я сам придерживаюсь таких же методов. Если на авось надеяться, ничего не получится. Поэтому нужно проследить за здоровьем, побыть на карантине. У нас все пока закрыто до 30 апреля, но у меня такое чувство, что все продлится как минимум до июня.

– Тем не менее, ваш зал работает?

– Нет-нет, закрыт. Месяц как закрыт. Просто я езжу с дочкой туда, тренирую ее. Не более того.

Щербо – про то, как стал миллионером в США: кто помог построить бизнес и сколько пришлось вложить, об игре на бирже и агенте Горбачева

– Количество занимающихся в вашей школе стало уменьшаться еще до введения карантина?

– Нет. Пока не ввели карантин, все исправно ходили, тренировались. Занятия прекратились лишь после того, как губернатор сообщил о том, что все закрывается: залы, рестораны, казино и прочее.

– До этого вы предпринимали какие-то меры предосторожности на тренировках?

– Конечно. У нас в большом объеме есть дезинфицирующие салфетки, специальный гель для рук. Плюс каждый день зал дезинфицировался. Все делали, конечно.

– Какое количество занимающихся у вас в школе?

– Где-то человек 500-600. И закрытие школы – это, конечно, серьезный удар по моему бизнесу. Тем не менее, те же коммунальные платежи сейчас небольшие, потому что зал не работает. Спокойно их оплачиваю. Да и, на самом деле, если не оплачу, то все равно ни свет, ни воду не отключат. Президент США издал указ, что на время пандемии ни одна из компаний, обеспечивающих поступление воды, газа и электричества, не имеет права ни отключать, ни взыскивать долги, ни делать какие-то другие подобные шаги. Все компании ждут, даже если у кого-то накопился долг. Тем не менее, потом людям нужно все оплатить.

Плюс, так как экономика Америки в принципе держится на малом бизнесе, то государство всеми способами нам помогает. Например, все наши ипотеки по залу, по домам сейчас платить не надо. Я сейчас не плачу кредиты за зал, за дом, за машину. И так можно делать на протяжении трех месяцев. Каждый человек в США получает специальное пособие. Пока помогает государство, но что будет дальше, не знаю.

– Пособие большое?

– Сенат ввел такое правило: каждый человек, который за предыдущий налоговый год заработал менее 75 тысяч долларов, получил единовременное пособие в размере 1200 долларов. Плюс по 500 долларов на каждого ребенка. То есть моя семья, можно сказать, получит 3400 долларов. Но, повторюсь, эти деньги выплачиваются один раз. А ежемесячно людям дается пособие по безработице. Оно зависит от размера зарплаты. Например, моя жена получает в неделю 144 доллара в рамках пособия, я получаю 460 долларов. Также от штата семье полагается по 600 долларов в неделю. Но самое главное, что на три месяца нас освободили от уплаты ипотек, кредитов. Так что пока выживаем, нормально. Но что будет дальше? Когда снимут карантин, когда все откроется, понадобится два-три месяца, чтобы войти в нормальное русло. Вроде, сказали, что 4 мая все должно заработать. Но не думаю, что так будет. Получается, два месяца минимум мы будем сидеть, не платить кредиты. Останется еще один свободный месяц. А потом же надо как-то все оплачивать. Будет непросто. Тем более, предположим, мы откроемся, детей будет немного, а летом – еще меньше. Люди все равно, даже если карантин уберут, будут бояться куда-то ходить.

– Ожидаете, что число занимающихся в вашей школе сократится?

– Естественно. Причем даже не на 50 процентов, а на 70. Так что страшен не только вирус, но и его последствия. Поэтому государство здесь и пытается оказывать всевозможную помощь людям. То, что я уже рассказал, это одно. А второе: банки дают кредиты, например, на полгода. Мы уже послали документы в банк-партнер нашей школы, должны получить 112 тысяч долларов. Его, допустим, дадут до декабря. Если ты этими деньгами рассчитываешься за коммуналку, платишь зарплату людям, то в конце срока кредитования эта сумма спишется, ее не нужно будет возвращать.

– Могли представить, что Лас-Вегас будет настолько «мертвым» городом?

– Конечно, не мог. Но дело в том, что Лас-Вегас – город, который в первую очередь пострадал от карантина. Тут же все завязано на туристах, на казино. Столько людей потеряли работу, потому что это игровой город. И удар по Лас-Вегасу очень серьезный.

– Вы еще играете на бирже?

– Да, но из-за всей этой ситуации, к сожалению, потерял немало денег. Не сотни тысяч долларов, но суммы все равно существенные. Что ж, стараемся выживать и в сложившихся обстоятельствах.

***

– Помимо того, что вы ездите в зал и тренируете дочку, чем еще занимаетесь?

– Да ничем, по сути. В баню хожу, играю в бильярд. У меня это все есть в доме. С младшей дочкой учусь, она сейчас в пятом классе. Обучение проходит в режиме онлайн. Так что занимаюсь семейными вопросами.

– А в вашей спортивной школе возможно как-то устроить онлайн-тренировки?

– Не представляю, если честно, как это можно сделать. Единственное, мы перед закрытием записали для всех разные видео, что детям делать дома. Составили планы, расписали, какие тренировки проводить. Все это сделано, но, по сути, это мелочь. Без снарядов, без оборудования эффект не тот. Это же гимнастика, а не шахматы. И сейчас тренеры из моей школы сидят без работы, ждут деньги от государства, пособия по безработице.

– Следите за ситуацией в Беларуси?

– Смотрю, что происходит во всем мире, читаю новости, смотрю телевизор. Но вы же знаете, что по ТВ – половина вранья. Не знаешь, чему верить. Немного за ситуацией в Беларуси слежу. И, честно скажу, то, что страна не закрывает границы, не вводит карантин – это немного неправильно. Не понимаю, что делает Лукашенко. Наверное, когда люди начнут умирать семьями, президент задумается и введет карантин, как в обычных странах. Это самое действенное решение.

– А у нас пока и чемпионат Беларуси по футболу продолжается.

– Теперь хоть весь мир следит за вашим футболом. Единственные в Европе проводите турнир. Все наблюдают за игрой профессионалов :).

– В курсе, какие советы дает Лукашенко, чтобы обезопасить себя от коронавируса?

– Нет, скажу откровенно, не слышал.

– Выпить водки, на тракторе поездить по полю, посещать сауну. В Америке об этом не слышали?

– У нас здесь своих проблем хватает, чтобы думать о проблемах другого государства. А если кто-то из выходцев из бывшего СССР, Беларуси слышит советы Лукашенко, то посмеивается над этим, анекдоты травит. Впрочем, позитив все равно нужен :).

– Несмотря на рост заболеваемости, в Беларуси даже продолжают готовиться к параду на 9 Мая.

– Вот это да, красавцы! Обалдеть можно. А нам все нипочем :). А если серьезно, то, думаю, когда много народу заболеет, все это узнается, тогда предпринимать что-то будет уже поздно.

– В воскресенье была информация, что в Беларуси более 2,5 тысяч заразившихся и уже 26 умерших.

– Так вот и сравните население Америки с населением Беларуси. И если перевести это в процентное соотношение, то для вашей страны это очень большие цифры.

– Ваша мама живет в Минске?

– Да, в Минске. Она сидит дома, никуда не выходит, максимум в магазин. Естественно, волнуюсь за нее, но что я могу сделать? Ей будет 73 года, так что она, как говорится, в зоне риска. Тем не менее, как уже сказал, она никуда не выходит, так что все нормально. Что она мне рассказывает о ситуации в Беларуси? Только то, что говорят по телевизору. Так я это и сам знаю.

– Какое развитие ситуации может быть в Беларуси?

– Если ничего не закроют в стране, если не объявят карантин, то будет очень плохо. Поймите: если уж Америка, такая страна, пытается карантином все исправить, то удивляюсь, почему в Беларуси этого не сделали.

– Вы давно были на Родине?

– Ох, в 2010 или 2011 году. У меня просто совсем нет времени. Если ехать куда-то далеко, мне нужно как минимум две-три недели свободные. А я не могу зал оставить на такое время. Да и ладно бизнес – у меня же еще дети, жена. Куда-то ехать на неделю глупо, а две-три недели найти не могу. Мама сама приезжает ко мне в гости. Сейчас это невозможно, но раньше по два раза в год приезжала стабильно.

Фото: личный архив Виталия Щербо

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья