Блог Контора пишет

«Люди вышли, потому что их считают быдлом». Лучший лыжник в истории Беларуси – о том, кто больше всего виноват в происходящем

Вы удивитесь, но это не силовики.

Белорусы сейчас не могут оставаться равнодушными. Своим мнением делятся как простые люди, так и медийные персоны, в том числе спортсмены. С тревогой следит за происходящим и лучший лыжник в истории Беларуси, участник семи Олимпиад, Сергей Долидович, ныне работающий тренером в центре олимпийской подготовки «Раубичи». Долидович хоть и входит в штат госструктуры, но не побоялся открыто изложить свою гражданскую позицию.

– На эмоциях могу наговорить много чего лишнего, но то, что происходит, даже не знаю, как объяснить, как назвать. Показательным для меня моментом, который хотел бы выделить, стало видео с избиением пожилого человека. Старика остановили на улице, потом пятеро с дубинками обступили его и начали избивать. Но он не испугался. Это мой герой! Но не дай Бог оказаться на его месте. Ведь это чей-то отец, чей-то дед. Даже не знаю, как объяснить то, что произошло. Это просто за гранью всякого понимания.

– ОМОН ведет себя неадекватно?

– Его ответ просто несоизмерим с поступками простых людей. Горожане выходят на улицы с телефонами, с фонариками. Пока на видео я не увидел ни одного человека с палкой в руке. Может, такие есть где-то в другом месте, но я заметил только безоружных, с поднятыми руками.

– Почему омоновцы так поступают?

– Они выполняют приказ. А кто и для чего отдает такие приказы? Знаете, убежден, главными виновниками происходящих событий людей, которые неправильно посчитали голоса на выборах. Они должны нести полную ответственность. Честно, я очень зол на этих людей. Повторюсь, они несут полную ответственность, и даже, наверное, большую, чем те, кто бьет, хотя и с силовиков я не снимаю ответственности.

Да вы сами видели, что те люди, которые правильно считали, не боялись вывешивать итоговые протоколы, они выходили спокойно. Потому что все было честно и прозрачно. А те, кто неправильно считал, убегали под покровом темноты, под защитой других людей. Вот это главные виновники того, что происходит у нас в стране.

Они боятся своего народа. Еще раз повторю: в том, что происходит у нас в эти дни, в первую очередь виноваты те, кто неправильно посчитал голоса. Те, кто бьет, выполняет приказы, – о них отдельный разговор. Эти люди давали клятву не только народу, но и президенту, главнокомандующему, приказы которого в том числе сейчас выполняют. Но на тех, кто считал [голоса], клеймо будет лежать до конца жизни.

– Вас, если громко сказать, не шокировало то, что, по данным ЦИК за Александра Лукашенко проголосовало 80 процентов избирателей?

– А что тут громкого? Так и есть – шокировало. На тех участках, где считали избирателей независимые наблюдатели, мы видим совершенно другие цифры. Только слепой, глухой, немой этого не заметил. Люди голосуют, так почему вы испугались честного подсчета голосов?

– Люди побоялись потерять свои места.

– Наверное. Но я тоже боюсь потерять свое место, работу. Но если я не скажу, что чувствую, как мне дальше жить со своей совестью?

Вы знаете, после того, как в июне вышло мое первое интервью, тоже звонили с «Трибуны», мои коллеги меня за глаза обсуждали и осуждали.

«Боюсь раскола в обществе, чтобы не было брат на брата». Лучший лыжник в истории Беларуси – о том, что происходит в стране

А потом вызывали на ковер за пост в Фэйсбуке о Владимире Короткевиче, который я сделал в годовщину смерти писателя. Просили оправдываться за свой поступок. Как? Я вспомнил своего земляка, который умер 30 лет назад, который говорил правду. Это один из моих любимых белорусских писателей. Дожились до того, что за такие посты отчитывают. Я даже не знаю, что сказать. Выразить свое мнение в Беларуси равноценно предательству. Как так?!

Я голосовал за Светлану Тихановскую. Но не конкретно за нее, потому что мой кандидат, за которого я хотел отдать голос, Виктор Бабарико, сидит в тюрьме. Я голосовал за перемены. Вот и все. По-моему, это нормально, когда есть выбор. Но он должен быть не под страхом пистолета или увольнения. Выбор нужно делать такой, который диктует совесть. Вот и все. А дальше уже как будет. Моя совесть, вроде, сейчас спокойна, но вот спать спокойно я не могу. Просыпаюсь последние три дня в пять часов утра, пусть и нахожусь в «Раубичах», где все хорошо и спокойно, птички поют. Но не может неравнодушный человек спать спокойно.

– Вы верите в то, что говорят власти через госСМИ – якобы всеми акциями руководили провокаторами из-за рубежа?

– Я уже давно не смотрю госСМИ, я счастливый человек :). Но вы же видите, что большая часть людей вышла на улицы с порывом высказать свое мнение, то, что они чувствуют на душе.

Что касается вашего вопроса насчет провокаторов, не знаю, не видел. Но я вижу, почему люди выходят. У меня многие знакомые живут на Новой Боровой, где голоса считали правильно. Мы с этими людьми обсуждаем события, выборы и смеемся, что Новая Боровая – это как в фильме «13-й район» – его нужно обнести и никогда туда не ходить :). Что делать людям, которые выбрали другого президента, проголосовало за перемены 90 процентов? Что, их обнесут колючей проволокой? Или это тоже «фальшыўка, зробленая ў Польшчы?»

Может, у меня много сейчас эмоций, но, как вы заметили, накануне я поменял свой профиль на Фэйсбуке и на аватарку поставил картину российского художника, где белорусский бело-красно-белый флаг нарисован милицейской дубинкой. На данный момент это мои эмоции, мое видение.

– Кстати, а на вашем участке как проголосовали люди, какие цифры были в итоговом протоколе?

– Я голосовал на Камайской, куда приезжала [председатель Совета Республики] Наталья Кочанова и продлила голосование до 10 часов вечера. Люди стояли по пять-шесть часов, чтобы просто проголосовать. Будем честны и откровенны, наверное, они это делали, чтобы отдать свои голоса не за действующего президента. Как и чем все закончилось, я не знаю. Проголосовал, выполнил свой долг и уехал обратно в «Раубичи». Не знаю, вывешивали ли результаты. Думаю, что нет. Хотя мне бы очень хотелось их увидеть. И было бы правильным, если бы на каждом участке вывешивали протоколы, где было бы видно, кто и за кого голосовал, как это все считалось. Хотя недавно я читал, что ЦИК ответил, мол, нет правового механизма, который позволил бы ознакомиться с итоговыми протоколами. Это бред!

Люди не вышли на протесты из-за того, что мы плохо живем. Нет. Люди вышли, потому что их считают быдлом. Кстати, не стоит оскорблять и людей в форме. Среди них тоже есть нормальные адекватные люди. Но, повторюсь, все началось из-за того, как посчитали наши голоса. Давайте быть честными и откровенными. Кто все это организовал, посчитал и озвучил – главные виновники событий в стране.

– Как относитесь к журналистам госСМИ, которые увольняются с работы, и милиционерам, которые оставляют службу?

– Людям, конечно, тяжело, у всех есть семьи, все получают зарплату, есть какие-то обязательства. У нас, в нашей [спортивной] структуре, тоже определенные брожения. Есть те, кто за перемены, есть те, кто против. Но у первой группы иногда проскакивает мысль, а что будет со спортом потом. Может, денег будет меньше выделяться, чем сейчас. Но, поверьте, если эти люди, если я встанем перед выбором –  будущее наших детей, семей и страны или будущее спорт – то мы выберем, конечно, первое.

– О тех, кто сейчас покидает свои посты «по зову совести», некоторые говорят, что когда запахло жаренным, они стали «переобуваться».

– «Переобуваться» – это личное дело каждого, за что их осуждать. Единственное, я против такого понятия, как люстрация. Когда в Украине она происходила, для меня было дико, что людей «окунали» за то, что они работали в госструктурах. Душа разрывалась. И сейчас я не хочу такого. У каждого есть выбор в нашей стране. Никого под дулом пистолета или автомата не заставляли неправильно считать.

Да, у нас диктатура, но она построена на подачках в плане благосостояния. И люди боятся это все потерять. Поэтому делают свой выбор не под дулом пистолета, а под давлением материальных благ. Вот и все.

***

– В ночь с четверга на пятницу и в пятницу утром стали отпускать задержанных на Окрестина и в Жодино. О чем это говорит?

– Не знаю, я не аналитик, но сейчас приходится им быть, просчитывать варианты. Что-то поменялось. Однако вчера произошло что-то грандиозное. Честно, я не верил в то, что рабочий класс будет бастовать. Такие шаги – самый явный сигнал для власти. Могу понять молодых людей, у меня дочь 20-летняя сама подрывалась пойти на улицу, не могла сидеть спокойно, когда такое происходит. Это можно понять, когда люди, как говорят, одурманенные интернетом, на эмоциях, которые преобладают над здравым смыслом, куда-то идут. Но когда мы видим, как взрослые люди на заводах рассказывают, за кого они голосовали!.. Надо быть слепым и глухим, чтобы этого не видеть. Всем заводом рабочие показывают, за кого отдали свой голос, но у этих людей же есть еще жены, дети. Добавляйте еще избирателей.

– Вы в Фэйсбуке написали интересную фразу: «Мне одному кажется, что в стране кого-то не хватает?»

– Когда не было интернета, я не видел, какая жестокость творится на улицах. Но потом все увидел. Мне кажется, что вот эти пять омоновцев, которые избивают безоружного человека, понимают, что делают, и из-за этого проявляют еще большую жестокость. Не от того, что неправы. Победители, которые захватывают в плен, не бьют проигравших. Уходят и все, они победители, они выше этого, жестокости. Бьют проигравшие.

Что касается моего поста, учитывая те события, которые происходят в нашей стране, по-моему, наш пока еще главнокомандующий должен был выступить и рассказать. Говорят, что, вроде, сегодня готовится его выступление, но, мне кажется, уже поздно.

Учитывая все его поступки, мне кажется, что человек в Беларуси и до конца верит в свою правоту. Может, будет выступление, но время уже ушло.

– У вас наверняка много друзей и коллег за границей. Что они думают?

– Да ничего не думают, люди вообще оторваны от жизни. Когда я поменял свою заставку в Фэйсбуке, человек из Америки написал и спросил, что это значит. Он вообще не понимает, что происходит. Мы должны понимать: то, что происходит в Беларуси, касается только нас.

– Как думаете, когда и чем все это закончится?

– Не знаю, честно. Наверное, должен собраться какой-то комитет людей, которых выдвинет наш народ. Чтобы вести диалог с властью. Но я не думаю, что наш президент пойдет на это – на переговоры. Просто не сможет.

– Люди выдвигают вполне простые требования: честные выборы, отставка президента и правительства.

– Да почему отставка? Опять мы переворачивает с ног на голову. Вы правильно сразу сказали – честные выборы. Я сам два месяца назад говорил, что хочу честного подсчета голосов. И если так сделают, люди увидят, что все честно, никто ничего не будет предпринимать. Все, в том числе я, будем дальше выполнять свою работу.

Самый большой минус в Беларуси сейчас в том, что вся власть сосредоточена вокруг одного человека. И он сам себя не сможет осудить. Так не бывает. Когда все перешло под контроль одного человека, по-моему, в 1996 году, это стало точкой. И привело к тому, что есть сейчас. Повторюсь, люди не вышли бы на улицы, если бы увидели, что все прозрачно. Но сейчас происходит коллапс.

– Вы не боитесь за последствия своего интервью?

– Я опасаюсь, чего мне бояться :). Я правду сказал. Да, работаю в госструктуре, но, повторюсь, даже из-за поста о Короткевиче меня вызывали на ковер. Оправдываться не собираюсь. Тем более за то, что почтил память своего любимого поэта. Это край. Не знаю, как по-другому охарактеризовать.

Фото: Фэйсбук Сергея Долидовича

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья