Блог Контора пишет

«Для Лукашенко сохранение власти – это сохранение своей жизни». Один из лучших футболистов в истории Беларуси – о том, что происходит

Мощный спич легенды советского и белорусского футбола.

Сергей Алейников, названный спортивным изданием «Прессбол» лучшим белорусским футболистом 50-летия, уже давно не бывал на Родине. Экс-игрок «Ювентуса» живет в Италии, где работает тренером в академии «Лечче». Однако за событиями в в Беларуси следит предельно внимательно и, конечно, имеет свою точку зрения на происходящее. С «Трибуной» Алейников поговорил об итогах выборов (говорит, это плевок в людей), эффективности мирных акций (власти на них по барабану) и жестокости силовиков (надо не травить, а судить).

– К сожалению, сейчас нахожусь не просто далеко, а очень далеко от Беларуси. Тем не менее все остро переживаю, несмотря на то, что за событиями иногда слежу с некоторым опозданием, не сразу получаю информацию. Однако в курсе того, что творится в Беларуси.

– Как в Италии подается вся информация?

– Не очень систематично, я бы так сказал. Иногда есть какие-то информационные вбросы, но глубоко и обстоятельно ситуацию не обрисовывают. Папа Римский сказал, что он с народом Беларуси, но, в целом, отделался дежурными фразами.

– А вы сами насколько пристально следите за событиями и как давно?

– А вот как только все началось, так и ищу постоянно информацию, читаю и смотрю. Скажу честно, предвыборная ситуация меня особо не интересовала. Пусть я в Минске не был уже около трех лет, но, в целом, представляю, какая там обстановка перед президентскими выборами. Хотя, если откровенно, перед нынешним голосованием, ближе к нему, стало понятно, что что-то должно произойти. Должно было случиться что-то хорошее, верил в это. Но что мы видим в итоге?

Вот сейчас, например, в Беларуси все уже более-менее спокойно, но, с другой стороны, не хотелось бы, чтобы все движение – за честные выборы, за перемены – утихло. Вижу небольшую аналогию с Россией, в которой в 1905 году произошла Февральская революция. Мирное население вышло на улицы, но акции людей были подавлены жесточайшим образом. Тем не менее смена власти вскоре произошла вооруженным путем. Мне бы не хотелось, чтобы что-то такое случилось в Беларуси.

– Вы голосовали на прошедших выборах?

– Нет, хоть и мог это сделать. Но, понимаете, с 1980 года ни разу не ходил на выборы, так почему я должен был сделать это сейчас? К тому же мне пришлось бы ехать в Рим, в посольство, а это далеко.

– Вас удивило то количество процентов, которое в итоге набрал Александр Лукашенко?

– Меня не удивило, а, скажем так, мне стало обидно. Очевидно, что в Беларуси к народу относятся наплевательским образом. Власти ни на что не обращают внимания, делают, что хотят. Грубо говоря, белорусов ни во что не ставят. И такое количество процентов за действующего президента не удивило, а, как уже сказал, вызвало негодование и один вопрос: сколько вообще это может продолжаться? Ладно, если бы были немного другие цифры, напишите, например, 65 процентов, чтобы было все поспокойнее. Но 80 процентов – это просто огромнейший плевок в людей. Перед выборами люди открыто выражали свое мнение, активно шли на митинги в поддержку альтернативных кандидатов, но в итоге власть снова обозначила белорусам их место: вы никто и звать вас никак, а мы будем делать то, что хотим. И народ, естественно, в конце концов возмутился – нельзя же столько времени терпеть одно и то же.

Меня возмущает еще то, что военные люди, дававшие присягу, обещавшие защищать свой народ, делают все именно против этого народа. До тех пор, пока военные не повернутся к народу, будет тяжело сдвинуть эту машину, эту систему. Решающее слово должны сказать именно военные. Кто это будет, я не знаю, но говорю именно о военных.

– Сейчас некоторые силовики уходят со службы.

– У меня тогда возникает резонный вопрос: если они уходят, то почему не становятся на сторону народа? Помощь этих людей очень нужна. Было бы логично так: я ухожу, потому что меня нынешняя власть не устраивает, и я перехожу на сторону других людей, которые помогут поменять жизнь в стране. Если ты человек военный, знаешь всю структуру изнутри, стань на сторону народа, помоги ему в этой борьбе.

– Пока нынешних усилий – забастовки на заводах, мирные акции – недостаточно?

– На данном этапе, может, и достаточно, но нужно уже делать следующие шаги. Протестуют люди, хорошо, но когда не будет видно каких-то конкретных действий, некоторые могут подумать: «Ну, что мы бастуем? А где конкретные действия?» Повторюсь, нужно делать что-то более существенное и явное.

– Светлана Тихановская объявила о создании координационного совета по передачи власти. Разве это не конкретный шаг?

– На мой взгляд, конкретный шаг будет тогда, когда начнется реальное позитивное перемещение в сторону тех людей, которые требуют перемен, смены власти. А пока это лишь координационный совет.

Впрочем, когда ты находишься далеко, как я, например, давать советы, рекомендации, выражать свое мнение легко. Мне могут спокойно сказать: «Молодец, сидишь там. А приехал бы и помог». И сейчас мои советы могут восприниматься в том русле, что «где ты раньше был, надо было этим, о чем ты говоришь, заниматься давно». Поймите, я лишь хочу, чтобы белорусы довели начатое до конца.

– Логический конец – это смена власти?

– Это тотальная смена власти. Есть люди внутри системы, и они точно знают, кого нужно убирать в первую очередь. Это министра внутренних дел, всю верхушку власти.

***

– Вы вообще могли когда-нибудь представить, что в Беларуси будет твориться такое зверство, какое позволяли себе силовики во время акций протеста?

– Конечно, нет. Тем более в 21-м веке. Кто об этом мог подумать? Но когда власть обогащается за счет народа, а людям оставляет какой-то мизер, в конце концов терпению приходит конец. Заканчивается терпение даже у таких людей, как белорусов.

Но я все равно считаю, что в данной ситуации нужен конкретный лидер, который находится внутри Беларуси. Мое субъективное мнение: до тех пор, пока власть не поймет, что есть не просто народ, а у народа имеется свой настоящий лидер, все будет так, как есть сейчас. Нынешняя власть чувствует свою безнаказанность, потому что вся сила находится под ее контролем. И если руководители страны включат этот ресурс, бедным белорусам мало не покажется.

Снова могу вспомнить события 1905 года, когда расстреляли мирных людей, которые просто вышли, чтобы выразить свое мнение. В чем-то похоже на нынешние события в Беларуси. Поэтому тех, кто довел до всего этого, нужно обязательно судить. Погибли молодые люди, пострадали тысячи белорусов. За что?

Власть постоянно говорит, что в Беларуси можно свободно выражать свое мнение, делать выбор. Но как только кто-то высказывает свою позицию, его увольняют с работы. Как только ты высказался против чего-то существующего, тебя арестовывают. Ну что это за свобода? Как жить в такой стране?

– Яркий пример: Павел Латушко поддержал народ, высказал свое мнение, а его за это уволили с поста директора Купаловского театра.

– Вот о чем я и говорю. За то, что ты не согласен, тебя выгоняют с работы. Вот что это такое? Министр культуры заявил, что увольнение законно. Гнать в шею таких министров, у которых нет своего мнения.

– Вы говорите, что виновные должны быть наказаны. Как, по-вашему, следует наказать тех, кто издевался над задержанными, убивал людей на мирных акциях?

– Судить. Тем более у таких преступлений нет срока давности. Если вы помните, после Великой Отечественной войны предатели жили по 20-30 лет, но их потом все равно находили и наказывали. Вот и сейчас в Беларуси те, кто совершил преступления, должны быть наказаны. За что страдают матери, которые потеряли своих детей?

– А есть еще те, кого до сих пор не нашли.

– За это кто-то должен ответить, нельзя все это просто так спускать.

– Почему силовики действовали настолько жестоко?

– Мне трудно сказать почему. Но, к сожалению, не все военные адекватно реагируют на убийственные приказы. Есть те, кто понимает, что это очень большая ответственность – наказывать ни в чем не повинных безоружных людей, которые вышли на протест. А потом еще издеваться над задержанными в РУВД. Сами понимаете, такое не может оставаться безнаказанным. Что здесь было – приказ? Но если приказ настолько убийственный, ты же не идиот, ты же давал присягу служить народу, а не какому-то отдельному человеку.

Короче, снова много вопросов. Нужны грамотные юристы, руководители прокуратуры, которые во всем этом разберутся.

– Сейчас министры говорят, что стычки с ОМОНом были спровоцированы.

– Послушайте, даже если силовиков спровоцировали, простые люди все равно были безоружными. Их можно было по-другому успокоить, урезонить. Ты двухметроового роста, в полной амуниции, с оружием и в шлеме – что тебе сделает какой-то 16-летний пацан? Можно было спокойно обойтись без всего этого насилия.

Я вспоминаю видеозапись, на которой видно, как погиб белорус в Минске. У него же ничего не было в руках, это видно невооруженным глазом. А потом придумывают, что он бросался на силовиков, хотел гранаты в них кинуть, но она взорвалась в руке. Это классическая отмазка власти. Люди знают, какая будет ответственность за совершенное преступление, поэтому ищут все способы, чтобы оправдать себя, уйти от наказания.

– Сейчас в сеть выкладывают информацию о людях, которые издевались над задержанными, идет травля силовиков. Как вы относитесь к этой ситуации?

– Травить, думаю, сейчас нет никакого смысла. Нужно найти честных людей из прокуратуры, которые просто возьмут и посадят тех, кто осуществлял издевательства. Но для этого в прокуратуру нужно честных людей привести. Данный вопрос необходимо быстро решать, быстро менять власть. Если произойдет какое-то замедление, все растянется на неопределенное время. И тот порыв, который есть у людей сейчас, может просто сойти на нет. Тогда со стороны власти будет полнейшее беззаконие, безнаказанность. Хотя, по-моему, это уже есть сейчас.

***

– Как вы относитесь к призывам белорусов провести новые честные выборы?

– В этой политической системе я особо не разбираюсь, но выборы в Беларуси состоялись, президент выбран. Просто итогам голосования нужно дать легитимность. Народ выбрал президента!

Поймите, Лукашенко вообще не должен присутствовать уже нигде и ни в чем. Народ ему четко сказал «нет». Если он останется у власти, все это затянется на долгие-долгие годы. Время должно сейчас играть не на старую власть, а на народ.

– А сколько этого времени нужно?

– Не знаю, честно. Находясь далеко, глядя на все со стороны, нельзя что-то конкретное сказать. Мы с вами рассуждаем об общих моментах, о том, что лежит на поверхности.

– Вы видели ролики, как Лукашенко встречался с работниками завода в Минске? Его освистывали...

– Видел, конечно. Но если человек в открытую говорит «да пошли вы все, вы никто и звать вас никак», как на это реагировать?

– Фраза Лукашенко о том, что «пока его не убьют, новых выборов не будет», наверное, войдет в историю.

– В историю… Лучше бы Лукашенко вообще не входил в историю. А если бы входил, то с другой стороны. Но по этой фразе люди должны сделать соответствующие выводы.

– ЕС заявил, что президент Беларуси объявлен в Европе персоной нон-грата. Как думаете, такое решение повлияет на Лукашенко?

– Да вообще никак. То, что происходит в Беларуси, должны решать именно белорусы. А у Евросоюза своих проблем хватает, что им эта Беларусь. По большому счету, ЕС просто хотел отметить, что он с народом этой страны. А так, если бы чиновники хотели чем-то помочь, то конкретная помощь давно бы поступила. С 9 августа в Беларуси все это творится, сегодня у нас уже 19-е. Прошло 10 дней. Где действия, где помощь? Только белорусы сами что-то делают. Но нужно что-то радикальное предпринимать. Уверен, есть же свои силы внутри, не может быть по-другому.

– У нас сложилась такая ситуация, что Светлана Тихановская вынуждена была уехать в Литву, Вероника Цепкало, входившая в ее штаб, также за пределами Беларуси. А вот Мария Колесникова в стране, ездит по заводам, поддерживает протестующих. Колесникова может объединить вокруг себя народ?

– Может, конечно. Но дальше что? Нужно сделать самый главный шаг вперед. Если не будет какой-то определенной силы, решительного движения, объединение закончится объединением, а главная цель достигнута не будет. За спиной народного лидера должна быть какая-то поддержка, может, даже силовая. Не в том плане, которая готова воевать. Имею в виду ту поддержку, которая сможет дать отпор в случае физического давления на людей. Тогда может что-то произойти.

***

– Видели воскресный Марш свободы в Минске?

– Да, смотрел в интернете трансляцию в прямом эфире. Конечно, все это впечатляет, но, повторюсь, надо все это конкретизировать. Не хотелось бы, чтобы шествие осталось только в памяти, а все вернулось на круги своя.

– Действующая власть организовывает митинги в поддержку Лукашенко в противовес тем акциям, которые устраивает народ. Как вы на это все смотрите?

– Ну, что эти митинги? Лукашенко на них вообще по барабану. Это чисто какая-то формальность: да, мы провели, вот какие мы молодцы. Но, с другой стороны, сейчас каждый организовывает свои митинги. А что дальше? У вас было 100 человек, у меня – 200. У вас было тысяча, а у меня две тысячи. И что? Будете мериться количеством людей на митингах? Нужно действовать.

– Почему Лукашенко так держится за власть?

– Так сразу и не ответишь. Потому что он считает себя королем Беларуси. И если отдаст все кому-то, куда пойдет дальше? Скорее всего, здесь вопрос намного прозаичнее. Любой диктатор в конце своего правления чувствует, что если оставит власть, то с ним произойдет или суд в Гааге, или народ озвереет до того, что просто разорвет на части. Поэтому добровольно власть никто из диктаторов не отдавал и вряд ли отдаст. В случае Лукашенко, как бы банально это ни звучало, сохранение власти – это сохранение жизни для себя.

– Можно констатировать, что пока силовики на стороне действующей власти, что-то кардинально поменять тяжело?

– Да, именно так. Безоружные никогда, к сожалению, не побеждали вооруженных. Тем не менее я все равно выступаю за мирное решение вопросов. По большому счету, не за что кровь проливать. Белорусы живут на своей родной земле и требуют всего лишь уважения к себе, нормальной работы и спокойной жизни. Повторюсь, в Беларуси стоит вопрос только о спокойном существовании людей. Люди хотят спокойно жить, ходить по городу, они хотят быть уверенным в том, что их никто не затащит в автозак, не изобьет и не изнасилует. И чтобы потом силовики не говорили, что человек сам упал на палку. Все достаточно прозрачно.

Люди вышли на улицы только из-за того, что их власть не уважает, что она сравняла граждан с землей. Зачем эти ненужные вооруженные столкновения?

– Как ваши коллеги, друзья в Италии отзываются о событиях в Беларуси?

– Честно говоря, их реакцией я был приятно удивлен. Получил несколько смс в поддержку. Люди писали, что хотят, чтобы в Беларуси все прошло мирным путем, чтобы вернулись демократические ценности. И чтобы страна спокойно могла жить дальше. В общем, мои коллеги и друзья на стороне белорусского народа. Люди не слепые, они видят, что безоружных граждан избивают, поэтому такая реакция.

Фото: pressball.by

Автор

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья