Блог Контора пишет

«Был уверен, что на митингах будут погибшие». Недосеков за Лукашенко и понимает методы силовиков – но, говорит, против насилия

Считает, его точку зрения нужно уважать.

Больше 600 представителей спорта уже подписали открытое письмо, в котором содержатся требования провести новые честные выборы и наказать бесчинствовавших силовиков. Атлеты, решившие пойти против системы, потихоньку теряют работу.

«Давайте вернем 90-е, потому что 37-й – страшнее». На эту бегунью и ее тренера-мужа давили со всех сторон, но они по-прежнему за честные выборы

Но есть и другой лагерь спортсменов – те, которые за существующую систему, за Александра Лукашенко. И своих взглядов эти атлеты не скрывают. Например, прыгунья в длину Анастасия Мирончик-Иванова выступила на провластном форуме, Иван Тихон оказался патриотом «в отличие от многих» и в итоге стал председателем БФЛА. А прыгун в высоту Максим Недосеков сходил на акцию в поддержку госфлага, в своем инстаграме выражает поддержку власти. И не стало удивлением, что эти трое спортсменов оказались среди некоторых других атлетов, которых пригласили на тайную инаугурацию Лукашенко в среду.

Почти два десятка представителей белспорта попали на инаугурацию Лукашенко – не всех мы ожидали там увидеть

«Трибуна» связалась с 22-летним Недосековым, чемпионом Европы среди юниоров и обладателем золота Европейских игр-2019, и расспросила его о том, как он попал на мероприятие, что думает о своих коллегах, которые идут против системы, как относится к митингам и не поменял ли спортсмен своего отношения к власти в свете жестокости, которую творят на улицах силовики.

– В среду прошла инаугурация Александра Лукашенко, вы были одним из гостей церемонии. Когда вы узнали о том, что она состоится, было ли официальное приглашение?

– Меня и некоторых других спортсменов в среду пригласили в Министерство спорта, при этом никакой причины не называли, просто попросили приехать. И вот там уже сказали, что мы поедем на инаугурацию. Честно, даже не думал о том, что туда попаду, и что церемония пройдет в среду. Меня это особо не интересовало.

Вы первый раз были во Дворце независимости?

– Да. Раньше я думал, что внутри – как в огромном театре. Сейчас увидел, что там действительно большое помещение. Когда попал туда, заметил много портретов, картин. Очень красивое, цивильное место. Внутри дворца – открытый дворик. И сама церемония меня впечатлила.

– Как считаете, стоило проводить инаугурацию в таком формате – фактически тайно?

– Если бы сказали заранее, когда состоится церемония, то ко Дворцу независимости, думаю, невозможно было бы проехать из-за акций и протестов. Люди просто перекрыли бы дороги. Инаугурация в таком формате – единственно верное решение.

Максим Недосеков выделен кружком справа

– С кем из спортсменов вы ездили?

– Из Министерства спорта мы уезжали вместе с Анастасией Мирончик-Ивановой и Иваном Тихоном.

– Министр перед тем, как отправить всех на инаугурацию, не проводил никаких бесед, не давал установок?

– Нет, такого не было. Да и со мной, кстати, лично тоже никто никогда об этом не говорил. Все знают мою точку зрения.

– Вы давно и открыто поддерживаете нынешнюю власть.

Меня все устраивает, у меня все хорошо. И я никогда своего мнения не скрывал, придерживался его. Принимал участие в провластных митингах, ходил поддержать белорусский флаг.

Считаю, что мою точку зрения нужно уважать. Как нужно уважать и точку зрения других людей, у которых, может, иные взгляды. Без взаимного уважения мы не придем к общему знаменателю. А у нас, даже в мире спорта, произошло какое-то разделение на тех, кто за власть, и на тех, кто против. Может, кому-то это нужно – разделять людей. Но я считаю, что это неправильно, тем более мы живем в одной стране, все белорусы.

– По-вашему, что разделило спортсменов? Может, открытое письмо?

– Мне кажется, люди уже изначально, еще до него, начали разделяться. Потом появилось письмо, и оказалось, что события, власть якобы кого-то не устраивают. Хотя, может, так и есть. Произошло разделение на два лагеря. Повторюсь: по-моему, это неправильно. И самое обидное, что люди перестали уважать друг друга.

– Вам предлагали подписать письмо?

– Так там же один из пунктов – против нынешней власти. Я же не против нее, поэтому логично, что я не подписал. А сейчас мы видим, как отзывают свои подписи. Не понимаю, зачем так делать. Если ты сделал шаг, то отстаивай свою точку зрения, а не начинай метаться из стороны в сторону. Смешно наблюдать, как наши некоторые легкоатлеты подписываются, ярко высказываются, а потом забирают свои подписи. Люди бегут и чего-то боятся.

– Вас не раз критиковали из-за гражданской позиции. До прямых оскорблений не доходит?

– Почему? Есть и такое. Например, болельщики, какие-то незнакомые люди пишут мне сообщения в инстаграме. Например, что миллионы людей будут теперь болеть против меня. Ну, прикольно :). Пусть будет так, если от этого кому-то станет лучше и приятнее. Я с улыбкой воспринимаю такие сообщения, не думаю, что к этому нужно относиться серьезно. Да и, повторюсь, все нормализуется только тогда, когда люди начнут уважать мнения и точки зрения друг друга. Если бы люди уважали выбор друг друга, было бы прекрасно. К критике я отношусь очень хорошо, но к критике нормальной, а не к каким-то оскорблениям или сообщениям, мол, люди перестанут за меня болеть. Просто глупо на такое обращать внимание. Критикуйте, но делайте это нормально, не переходя на оскорбления.

– В команде вас, извините за грубость, не гнобили?

– Ну, как сказать… Когда у нас была встреча с замминистра спорта Александром Бараулей, всех, кто высказывал мнение за нынешнюю политику, откровенно не понимали. Например, когда моя тренер Татьяна Нарейко встала и высказала свое мнение, над ней начали смеяться. Мне кажется, это откровенное неуважение к человеку. Стало обидно, что у нас в коллективе, который был, в принципе, дружным, присутствуют такие разногласия, негатив друг к другу.

Хотя лично я не чувствую себя по этому поводу как-то некомфортно. Я сам по себе одиночка, тренируюсь с Татьяной Федоровной индивидуально, поэтому привык к тому, что всегда один. И какие-то разногласий в легкоатлетическом коллективе не ощущаю. А вот те ребята, которые тренируются в команде, – даже не представляю, как они уживаются с людьми противоположных взглядов. Это может привести к тому, что партнеры по команде просто перестанут общаться.

– Вы испытываете сочувствие к тем спортсменам, которые выбрали путь против власти и после этого теряют работу?

– Если бы я знал всю правду, как все обстоит на самом деле, то задумался бы о всей этой ситуации. Сочувствие, конечно, к ребятам есть, к тем, кто попадает под раздачу. Понятно, что любой будет против насилия, и люди это не приветствуют, но тут все переплетено с политикой. Против ли я насилия? Безусловно. Любой адекватный человек против, вся моя семья тоже. Я бы не хотел, чтобы кто-то из моих друзей приветствовал силовые методы решения вопросов.

– Что значит «если бы я знал всю правду»?

– Не всегда доносят абсолютную правду. В СМИ иногда могут что-то перевернуть. Работа журналистов – заинтересовать людей, по-моему, это нормально. И, мне кажется, кто-то что-то недоговаривает, где-то что-то скрывает. Но если знать всю правду, то, может, я бы свое мнение и поменял относительно всех событий.

– Во время разгона мирных акций погиб не один человек. Что думаете по этому поводу?

– Люди на улицах стоят один за одного горой, готовы отдать жизнь друг за друга. Молодцы. Но если взять любую страну, ту же Украину, то на всех митингах бывают погибшие. Когда все начиналось, я был уверен, что будут погибшие и у нас. Искренне соболезную тем семьям, которые потеряли родных, но мне кажется, что никому наше соболезнование неинтересно.

– Многие люди, которые раньше были за нынешнюю власть, увидели ужас, что творился на улицах, и поменяли свою точку зрения. А вы не поменяли свое отношение к власти, Александру Лукашенко после такого?

– Нет, не поменял. Считаю, что такими методами, какие применяют силовики, они хоть где-то могут сдерживать акции и митинги. Меня устраивает та жизнь, которая была в Беларуси раньше, а не то, что происходит сейчас, когда едешь в центр города и невозможно проехать. Пару дней назад я был на Логойском тракте, хотел повернуть, но не мог, потому что люди стояли на дороге. Приходилось объезжать, а это не очень приятно. Хотя был бы я на месте этих людей – возможно, поступил бы так же. Но я не на их месте.

Я за власть и был бы рад вернуться в ту Беларусь, которая была несколько месяцев назад. Хотя нужно признать, что такое уже невозможно. Много работников ушло с работы, предприятия стоят. Все эти события точно не пройдут для Беларуси бесследно. Кризис обязательно будет.

Максим Недосеков:  «Не знаю, почему большинству спортсменов что-то не нравится. Я никогда не отказывался от своей точки зрения. Я – да, я за Лукашенко»

– Вы верите, что теми людьми, которые выходят на улицы, кто-то руководит из-за границы?

Мне кажется, большинство людей выходит на улицы по своей воле. Не верю, что столько белорусов идет на улицы потому, что ими кто-то командует. Возможно, кто-то кем-то и руководит, но небольшим количеством человек. 

Фото: vitebsk-region.gov.by, bfla.eu

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья