Контора пишет
Блог

Козеко оскорблен тем, что сделали с Романовской: думал, что Конституция работает, вызывает чиновников на трамплин, ему самому ищут замену

Негодует вся сборная по фристайлу.

Во вторник вечером главный тренер белорусских фристайлистов Николай Козеко и его звездная подопечная Александра Романовская дали пресс-конференцию по очень странному поводу: 24-летнюю чемпионку мира и лучшую спортсменку Беларуси-2019 уволили из сборной за прогул. Это сделал новый директор Республиканского центра олимпийской подготовки по фристайлу Александр Марченко. Его предшественника убрали из центра за проваленную идеологическую работу. Кажется, сейчас идеологически все выверено.

Романовскую лишили как денег, так и доступа к экипировке. Команда намерена за нее заступиться

Решение Марченко шокировало всю команду. Почти в полном составе во главе с олимпийской чемпионкой Анной Гуськовой сборная по фристайлу пришла в офис TUT.BY, где проходило общение Романовской и Козеко с журналистами. Ребята сидели вместе и внимательно слушали, что говорят коллеги. Когда у Александры спросили, чем все закончится, из зала на помощь тут же пришел призер Кубка мира Павел Дик: «Все будет хорошо!» Романовской оставалось только повторить его слова.

Куда больше спортсменки, известной застенчивостью на публике, говорил Козеко. Мы зафиксировали самые интересные моменты из выступления легендарного тренера.

Лучшая спортсменка Беларуси-2019 ждала, что ее уволят за позицию, – и это случилось. Думает о работе в другой сфере

– Николай Иванович, с чего все начиналось?

– Сашу как-то все записали в лидеры протеста, а ведь на самом деле она высказала свое мнение о происходящем в стране, [о том, что] видела вся Беларусь. То, что Саша действительно смело высказалась, возмутило руководство, оно утверждало, что для нас, спортсменов, все делается, все есть. Но мы же не говорили, что нам чего-то не хватает. Саша сказала то, что она почувствовала. И ничего антиконституционного в ее высказываниях не было. Я сам с Сашей говорил об этом, мы верили, что у нас в стране работает Конституция, там есть права, и мы свято верили, что эти права будут соблюдены. С этого и началась данная тема.

Меня увольнение Романовской дико возмутило, обидело, даже оскорбило. Такого человека, гордость нашего коллектива, лидера команды, который пользуется всеобщим уважением... К ней прислушиваются не только спортсмены, но и тренеры, руководители. А ее так бесцеремонно, ни за что, уволили за один прогул, причем надуманный. У Саши случилось несчастье с отцом. Это возмутило не только меня, но и членов нашей команды, которые пришли сегодня ее поддержать. Все опешили, все не понимали, за что такое наказание. За то, что человек воспользовался своим конституционным правом? За то, что отвез отца с инсультом в больницу? И в этот день ей поставили прогул.

У нас в РЦОПе, как вы знаете, новый директор [Сергей Марченко], ничего плохого не хочу сказать. Может, человек не разобрался. Но для этого же есть профсоюзный комитет, про который в [трудовом] договоре записано, что увольнение – только по согласованию с профсоюзами. Да, там есть седьмая поправка, что в отдельных случаях можно без согласования. И как раз под этот случай подходит ситуация с Сашей. Но говорить, что это не ангажированное решение… Что чемпионку мира, которая находится на реабилитации после операции, увольняют за один прогул. Извините меня, как-то не укладывается это в голове.

– А что значит «уволить за прогул»? Александра же работает не на заводе, а главный критерий ее работы – это результат. Результаты у команды фристайлистов такие, что некоторым другим видам спорта это может только присниться. Николай Иванович, сколько времени должны тренироваться ваши спортсмены, чтобы брать эти медали?

– Де-факто мои подопечные тренируются по 8 часов с перерывом в 4-5 часов. Но фишка в чем. Режим работы нашего центра фристайла для уборщиц, спасателей, регистратуры составлен так, что все должны работать с 8.30 до 17.30. А если у нас вечерняя тренировка начинается в 17.15, а заканчивается в 20.00? Ты не попадаешь в эти нормативы. Для этого руководство всех центров, в том числе нашего, должно было сделать скользящие графики. Но сделано это не было. И к этому придрались, к сожалению.

Очень надеюсь, что решение с увольнением было спонтанным, непродуманным, и мы его оспорим. Сразу скажу, что Саша не исключена из национальной команды, она продолжает тренироваться, но всю ее зарплату как члена команды, все ее надбавки у нее убрали. У нас сейчас есть люди на руководящих должностях, которые, возможно, не очень хорошо понимают правила спорта. Они, скорее, действуют по воинскому уставу. Приказал – так и будешь делать. Но у нас немного по-другому. Есть федерация, которая выдвигает спортсменов и тренеров, обеспечивает их деятельность по созданным правилам. И мы эти правила строго соблюдаем. Отсюда и результат такой. А сейчас нас ставят в рамки приказа. Приказали побеждать, а мы взяли и не победили. Как-то не стыкуется. Думаю, нужно понимать специфику спорта, того, чем мы занимаемся.

– А как вы раньше побеждали без приказа?

– Сейчас, кстати, тоже приказы не даны. Мы тренируемся, работаем сами.

Расскажу, с чего все началось. Саша не даст соврать, вся наша команда, которая тут сидит. Пришел новый директор РЦОПа, мы спросили у него, как будем работать. На спорт? Политические преследования будут? Он при всех сказал, что работаем на спорт, все хорошо. Надеюсь, что разум и здравый смысл все-таки возобладают. Найдется тот арбитр, который сможет изменить решение об увольнении. Оно несправедливо, необъективно и жестоко.

– Николай Иванович, расскажите, как все произошло. Как вам преподнесли новость об увольнении Романовской, кто это сделал, как строился разговор?

– У нас по вторникам проходит пятиминутка команды, где собираются все спортсмены и тренеры, обсуждаем задачи и цели. А на прошлом таком собрании нам сообщили, что ведется проверка, производится учет нашего рабочего времени. Изучаются, как и кто отбивал карточки на входе. И я попросил замдиректора рассказать, чем это все закончилось. Сразу в лоб мы получили известие, что в результате проверки с 16 октября будет уволена Александра за прогул. Выговор объявлен администратору нашей команды и замечание – тренеру по инвентарю.

Вот с этого началось наше совещание, начался обмен мнениями. Все выразили непонимание, были шокированы. Никто не понимал, что происходит. При этом директора не было, он не удосужился прийти и сказать, что его сподвигло на это решение. Он человек новый, коллектив еще мало знает, но первым же решением убирает лидера команды. Хотел показать, мол, сидите и молчите, иначе с вами случится то же, что с ведущей спортсменкой? Мы не постеснялись убрать чемпионку мира, следующим будет Козеко? За что, что мы сказали не так? Кто в нашем мире за насилие? Неужели есть такие? Поднимите руки хоть кто-то. Мы высказались четко и ясно. Потом извинялись министры, потом, правда, перестали, но я лично слышал извинения.

– Какой у вас план по апелляции? К кому вы намерены обратиться? Может, команда планирует провести какую-то акцию солидарности?

– Мы напишем общекомандное письмо на имя министра спорта и туризма Сергея Ковальчука. Вместе с нашей федерацией мы выйдем на НОК с просьбой вмешаться в ситуацию. До 16 октября время есть. Мы все возмущены и чувствуем, что подобное может произойти с каждым. Чувствуем бесправие и несправедливость. Я вот еще что не понимаю. Как новый директор РЦОПа, спортивный руководитель, после этого будет смотреть в глаза своим коллегам, директорам центров? Он же не военный, которому дали приказ. Он заслуженный тренер Беларуси. Вот это мне интересно.

– Вы будете писать в Международный олимпийский комитет?

– Мы идем по инстанциям. Рассчитываем, что разум все-таки возобладает, найдем толику понимания у наших спортивных руководителей. Но пока кажется, что все делается по принципу «после нас – хоть потоп». Все идет на уничтожение. Ну, не было у нас фристайла 35 лет назад, и не будет. Ну, ладно.

Если не будет понимания в Беларуси, будем искать его где-то там. Но хотелось бы найти справедливость здесь. Тем более мы не за какие-то перевороты, мы ищем справедливость.

– У вас в центре фристайла пропускная система? А зачем она нужна?

– Она в основном была сделана для администрации, обслуживающего персонала. Тем более через нее проходят посетители, которым выдают браслеты и прочее. Нам выдают карточки, благодаря которым мы проходим. Пока еще не сделан скользящий график, спортсменам нужно находиться в центре с 8.30 до 20.00.

– А этот график как-то улучшает работу и показатели команды?

– Мы еще такого опыта не имели. Но скоро пройдут международные соревнования, может, результаты улучшатся. Не знаю. Может, медали завоюем в другом виде – по посещению занятий :).

– В нашем Трудовом кодексе есть определение прогула. В то же время есть пояснение, что вопрос с прогулами и увольнением должен разбираться с учетом всех обстоятельств. Кто-то же у вас приводил аргументы, что у человека отец попал в беду. Неужели это никак не учитывалось?

– Замдиректора, которая объясняла ситуацию, говорила, что отстаивала нас, как могла. Не знаю, как она это делала. Потом я пошел в профсоюзный комитет, спросил, согласовано ли с ними увольнение Романовской. Они сказали, что их уведомили, письмо отправили по почте. Мы открыли договоры и там указано, что увольнение производится с согласования с профсоюзным комитетом, но именно пункт, касаемый Саши, можно не согласовывать. Но хотя бы тут директор РЦОПа мог посоветоваться с коллективом. Но он этого не сделал.

Ну, должны же быть у нас нормальные спортивные руководители, которые думают, что нужно сохранить в стране хоть что-то, а не сделать так, что после нас – хоть потоп. Надежда на то, что все будет хорошо, есть. Главное, чтобы нас услышали.

– Николай Иванович, вы допускаете, что репрессии продолжатся и могут коснуться других членов команды? Может, вам на это уже как-то намекали?

– Не зря начинал свое выступление с рассказа о каких-то военизированных правилах, которые придумываются у нас. По моей информации, в Минспорта сейчас муссируется вопрос о приглашении какого-то тренера вместо меня. Ищут знаковую фигуру. Говорили с нашими тренерами, олимпийскими чемпионами. И продолжают говорить. Процесс идет, и прощать никто ничего не собирается. Просто я не понимаю что прощать? Пускай объяснят, в чем мы виноваты. Мы подписали письмо, которое подписали многие спортсмены. И мы знаем, что пытки прекратились, во многом из-за этих писем, из-за наших обращений. Нас услышали и прекратили пытки. Так что мы такого сделали? Пускай смело скажут. Но никто же не говорит.

– Задавали эти вопросы министру, его заместителям? Что слышали в ответ?

– Разговаривал с [заместителем министра Вячеславом] Дурновым, спрашивал, что мы такого сделали. Мне говорят, что все это фейки, мы пользуемся какой-то другой информацией. Все это ерунда, ничего не было. Но все же говорят об этом. Мы сказали, и нас услышали, пыток уже нет. Но какие претензии к нам? Дайте нам тренироваться. Не убивайте за наше высказывание. Это неравная игра. Пускай с нами выходят на трамплин и прыгают.

– Вы выступили против избиений, это еще ладно. Но понятно же, что вас гнобят не столько за эту позицию, сколько за требование честных выборов. Может, стоит извиниться, отозвать подпись, и вас простят, не будут трогать? Рассматриваете такой вариант?

– Я не рассматриваю такой вопрос, да ко мне и не обращались. Я уже не в том возрасте, когда можно говорить, что мне делать, а что не делать. Мое решение подписать письмо было обдуманным. Почему у министров нет смелости сказать, что Сашу уволили не за прогул, а за ее позицию? Меня, спортсменов и тренеров гнобят не за то, что они плохо тренируются или приходят на занятия с опозданиями, а за их позицию. Так скажите это! Нет. Никто не имеет права давить на человека, чтобы он изменил свою точку зрения. У нас даже в Конституции написаны права, я специально взял, распечатал 33-ю статью, в которой описаны наши права на выражение мнения. Под пытками, может, заставят изменить точку зрения, но, думаю, даже под пытками не заставят.

– На ваш взгляд, чиновников волнуют спортивные результаты в будущем?

– Как-то уже говорил, что в последнее время спортсменов используют как разменную монету. Раньше спортсменов старались оберегать от политических моментов, но сейчас они почему-то оказались на острие. Конечно, сейчас спрашивают, но не за медали, а за другое. И вы понимаете, о чем я говорю. Спортивные руководители должны понимать, что наступит завтра. И не знаю, как эти руководители будут говорить друг другу, как они поднимают престиж нашей страны на спортивной арене.

– Как будет дальше проходить подготовка Романовской?

– Ей предстоит косметическая операция. Пока мы в режиме учебно-тренировочного процесса. Потом будем думать, как работать.

Но могу сказать, что уже не раз слышал от спортсменов и тренеров, что нет у них настроения ходить в центр. Потому что складывается ощущение, что за ними постоянно следят. Доходит до того, что идет тренировка, спортсмен сделал два прыжка, а ты потом вспоминаешь, что карточку не пробил – надо бежать, сделать это, а то пойдут потом увольнения.

– Николай Иванович, вас лишили президентской стипендии, требуют вернуть деньги за год. Есть ли у вас такая сумма и о каких цифрах идет речь?

– Скажу честно, сейчас таких денег у меня нет. Это достаточно большая сумма. Я пострадал, но ничуть не сожалею об этом. Мы увидели истинное отношению руководителей к спорту.

Меня очень порадовала в письме министра одна фраза: «К вашему профессиональному отношению к делу претензий нет никаких». Тем самым он подтвердил, что решение о лишении президентской стипендии ангажированное. Министр знал о том административном правонарушении, которое я совершил. Год назад мы вместе с Антоном Кушниром были у него на приеме. И это не повод для лишения стипендии.

Фото: tut.by

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья