Блог Контора пишет

«Тут не понимают, как можно выходить против безоружных с автоматами». Белорусский гандболист в Испании был в шоке от силовиков и не видит смысла осуждать Рутенко

Дмитрий Потоцкий – о реакции испанцев на белорусские события и своей карьере.

За тем, что уже два месяца творится в Беларуси, следят во всем мире. Не оставляют равнодушными события и белорусов, покинувших родную страну. Среди них – белорусский гандбольный вратарь Дмитрий Потоцкий, который поиграл за БГК из родного Бреста и гродненский «Кронон», а в 2017-м уехал покорять Испанию.

За три года Дмитрий сменил четыре клуба, нынешний сезон начав в середняке сильнейшего испанского дивизиона «Наве» в роли основного голкипера команды. В свободное от тренировок время 28-летний Потоцкий активно мониторит новости о Беларуси, где остались его жена и ребенок. В интервью «Трибуне» гандболист рассказал, как он воспринимает события на Родине и как на них смотрят испанцы, а также поведал о своих дальнейших карьерных планах и причинах, не позволявших задерживаться в клубах больше, чем на сезон.

– Насколько пристально вы следите за белорусскими событиями?

– Как только появляется свободное время, мониторю ленту новостей в интернете, просматриваю различные видео на YouTube. Вот благодаря этому и нахожусь в курсе новостей. Да, кстати, в интернете натыкаюсь и на новости, которые подают госСМИ Беларуси, сравниваю с тем, что подает тот же NEXTA, например. Естественно, разница чувствуется. ГосСМИ постоянно говорят, что в Беларуси все спокойно, по сути, ничего экстраординарного не происходит. Ну а независимые СМИ показывают совершенно другие картинки, абсолютно противоположную информацию. И, честно скажу, я верю им. Вот они как раз, по-моему, демонстрируют правду.

Очень печально смотреть на все то, что происходит в Беларуси. При этом у нас как все было? Можно сказать, традиционно – перед выборами резко возникает угроза для страны. Те люди, которые хотят стать кандидатами в президенты, резко становятся преступниками, всех аккуратно сажают. Тот же Бабарико спокойно работал банкиром – а как только до выборов пару месяцев, резко вскрываются какие-то махинации с его стороны, вывод денег, и, соответственно, человек убирается. До выборов доходит буквально пару кандидатов. Но результаты все равно предсказуемые – человек во главе государства не меняется, все время один и тот же.

Результаты нынешнего голосования откровенно удивили. Думал, что если Лукашенко и станет первым, то не с 80 процентами. А тут, оказывается, якобы такое количество белорусов за него. Абсолютно не верю в эти цифры. После выборов, после подсчетов голосов власти раскрыли свое истинное лицо. И тут уже даже комментировать нечего.

В общем, практически ничего нового я для себя в этом году не открыл. Были определенные надежды, что, может, наконец-то пройдут честные выборы, что-то поменяется, но ближе к голосованию начался цирк. Помните, как сначала у нас был коронавирус, потом его якобы победили, а как только осталось несколько дней до выборов, вирус снова стал опасен, и из-за этого количество наблюдателей сокращали, а то и вовсе убирали с участков. В общем, власти нашли к чему прицепиться.

– Почему у вас была надежда на перемены?

– Смотрел, как Сергей Тихановский собирал людей в городах, как они высказывались о своих проблемах. Как потом собирала белорусов его жена Светлана. Люди наконец-то начали подниматься. Даже мои знакомые неоднократно ходили на эти встречи. Была надежда на то, что мы сможем что-то поменять, но в итоге – все как всегда.

– Вы сами голосовали?

– Да, конечно. В Испании в связи с коронавирусом все проходило дистанционно. Я сидел в Наве, а из белорусского посольства в Мадриде мне прислали бланк по электронной почте. Заполнил и отослал обратно.

– Вы размышляли, голосовать в этом году или нет?

– Раньше я не ходил на выборы, да и в принципе за политикой не следил. Но в этот раз увидел, что те, кто раньше игнорировали голосование, активно шли, хотели отдать свой голос. Захотел сделать это и я. На самом деле в этот раз просто непозволительно было пропускать выборы. Единственное, я голосовал не в воскресенье, а чуть раньше, потому что в основной день голосования не смог бы этого сделать из-за игры. Свой голос отдал за Тихановскую. Хотя сначала выбирал между Цепкало и Бабарико и склонялся к тому, что буду голосовать за второго.

– Какое развитие событий вы предполагали после выборов? Объявят результаты, а дальше будет все как обычно?

– Нет, даже мыслей таких не было. Еще перед выборами накалялась обстановка, везде выступали люди, высказывали свое мнение, точки зрения, и было понятно, что просто так народ не остановится, что что-то произойдет. В итоге уже два месяца никто не успокаивается. Мне кажется, это правильно, останавливаться нельзя, потому что если акции и протесты сойдут на нет, то и никаких перемен не будет.

– Какие эмоции у вас вызвали события, которые происходили в первые три дня после выборов?

– Настоящий шок, ничего другого. Люди вышли на улицы, чтобы высказать свое мнение по поводу выборов, а против них силовики начали применять силу, оружие. Как так можно было? Погиб человек в моем родном Бресте, видел ролик, где в Минске парень погиб. Просто ужас.

– А как в Испании люди смотрели на эти события?

– И одноклубники мои, и знакомые здесь еще до выборов спрашивали, что происходит в Беларуси, как развивается ситуация. Но я им постоянно говорил: «Выборы – это понятно, они состоятся. Главный вопрос – какой будет результат, что будет потом». После голосования испанцы увидели все эти стычки белорусов с силовиками, всю эту жестокость. Они сначала подумали, что в нашей стране началась реальная война. А что мне им ответить? Говорю, что просто прошли президентские выборы, один человек «выиграл» с колоссальным преимуществом, а часть несогласных вышли с протестами. Все, в принципе, обычно.

Но испанцы еще в шоке, когда узнают, что в Беларуси 26 лет у власти один и тот же человек. Они вообще не представляют, реально ли такое. Постоянно мне задают вопросы, как так можно. А им отвечаю: «Можно и больше, если ты этого захочешь». Мои знакомые, кстати, смеются над тем, что Лукашенко набрал 80 процентов. Они вообще не понимают, как это возможно после 26 лет у власти.

– Вы пробовали им раскрыть суть событий, происходящих в Беларуси?

– Да, рассказывал, но испанцы в целом особо не углубляются. Я им объяснил, что люди хотят перемен, и как-то по-другому, иными способами, нежели выходами на улицу и акциями, до властей не достучаться. Вот поэтому белорусы два месяца и не успокаиваются.

А еще испанцы смеялись над роликом, где парня, который убегал от силовиков, спас таксист. Они сразу начали вспоминать игру GTA. Я объяснил, что если ты в Беларуси не бегаешь, то потом поедешь «культурно отдыхать» в определенные места, и повезет, если по дороге не побьют.

– Показываете испанцам видео жестокого обращения силовиков?

– Иногда, когда сами интересуются новостями – не хожу и не подсовываю им ролики или фото. Из того, что они видели, испанцев шокировало, как силовики в отношении мирных граждан применяли светошумовые гранаты, резиновые пули. Были в шоке от видео, где задержанные в изоляторе лежали лицом в землю, а их при этом били. В Испании вообще не понимают, как так можно: выходить против безоружных с автоматами, гранатами, с обычными гражданами так поступать в изоляторах и тюрьмах.

– Как испанцы смотрят на солидарность, которую белорусы проявляют по отношению друг к другу в эти недели?

– Первый месяц после выборов они смотрели на это как-то спокойно, но когда увидели, что люди массово выходят уже почти два месяца, когда по воскресеньям такие марши, испанцы признали, что белорусы действительно солидарны друг с другом, они вместе и сдаваться не собираются. Я испанцам тоже повторяю, что люди будут идти до конца, потому что им терять уже нечего.

Да, хочу отметить, что поколение постарше больше интересуется событиями в Беларуси, чем молодежь. Люди постарше у меня спрашивают многое, читают в интернете, в прессе. А вот молодые парни и девушки ограничиваются какими-то постами в Фэйсбуке, например. Хотя, конечно, и те, и те спрашивают у меня, когда все в Беларуси закончится и чем. Интересуются, могу ли я въехать в страну. Я им отвечаю, что могу, но вот выеду ли потом – вопрос :).

А так есть желание поехать в Беларусь, повидать родных, близких. Тем более в Бресте у меня сейчас жена с ребенком, из-за коронавируса не могу их перевезти в Испанию.

– Не боитесь, что после этого интервью к вам в Беларуси прицепятся чиновники?

– Нет, чего мне бояться?

– Вы явно в курсе, как у нас власти прессуют спортсменов, выступающих за перемены, выражающих свою гражданскую позицию. Даже топовые атлеты и тренеры лишаются работы.

– Да, в курсе этого. Что есть Свободное объединение спортсменов, где помогают уволенным атлетам. Что произошло с баскетболисткой Еленой Левченко. В аэропорту задержали, быстренько посадили в изолятор, провели суд и дали 15 суток. Стандартно все – куда ни пойди, сразу скажут, что ты участник чего-то противозаконного.

– А слышали об открытом письме спортсменов?

– Честно скажу, нет.

– Сейчас его подписали почти 700 человек, так или иначе связанных со спортом. Там прописаны такие требования, как проведение новых честных выборов, освобождение политзаключенных, наказания для инициировавших насилие силовиков.

– Я бы подписал тоже.

– Только у нас потом чиновники оказывают давление на тех, кто поставил там свою подпись, а то и вовсе лишают зарплаты и выдавливают из команды.

– Чему тут удивляться? У меня есть знакомые, которые выходят на улицу каждое воскресенье, и уже отсидели сутки, получили штрафы. Они не спортсмены, но и у них на работе начальство постоянно говорит, что если эти люди будут замечены на каких-нибудь акциях, маршах, то могут класть документы на стол – и до свидания. Но есть в Беларуси те, кто реально боится потерять работу, поэтому перестает открыто выражать свою позицию, а есть те, кто как ходил, так и продолжает ходить на акции.

– Слышали, как прошла инаугурация Александра Лукашенко?

– Узнал о ней после того, как она закончилась.

– На ней было немало спортсменов, в том числе Сергей Рутенко. Вы, как гандболист, как относитесь к этому?

– Ну, если Рутенко не видит никаких проблем в том, чтобы поддержать Лукашенко, пойти на инаугурацию... Не вижу смысла его и таких же, как он, осуждать. Это их выбор.

– К слову, о Рутенко в Испании еще помнят, говорят?

– В «Наве» о нем особо не вспоминают. В коллективах, которые борются за медали, в крупных городах о Рутенко помнят, все-таки он провел яркие годы в «Барселоне».

– Можно ли как-то объяснить присутствие спортсменов на инаугурации? Ведь спорт же вне политики.

– Так это просто говорят, что спорт вне политики. Да, есть такая фраза. Но я сказал бы, что две эти сферы очень взаимосвязаны.

– Чем, по-вашему, закончатся события в Беларуси и когда?

– Этот вопрос на самом деле очень тяжелый, непросто предположить сроки. Надеюсь, что все завершится наилучшим образом, то есть в Беларуси пройдут новые честные выборы, подсчет голосов будет максимально прозрачным, придет новый президент. Реально, нужно что-то новое. Да, не всегда изменения приводят к улучшению, но к ним все равно нужно приходить, а не сидеть постоянно на одном и том же.

***

– Давайте немного поговорим о вас и вашей карьере в Испании. За три года стали своим?

– А кто его знает :). Могу лишь сказать, что мне очень тут нравится и жить, и работать. Климат, страна, люди – все устраивает. Но вот желания осесть здесь навсегда пока нет, даже не думал о таком. Тем более возвращаться в Беларусь мне всегда приятно. Но буду ли я там еще играть – это вопрос. Спорт – непредсказуемая штука.

– Какое самое главное отличие испанцев от белорусов?

– Здесь люди более эмоциональны, нежели белорусы. Все свои эмоции они показывают здесь и сейчас, очень импульсивны. Но в остальном люди очень похожи.

– За три года вы сменили уже четвертый испанский клуб.

– Да, в 2017 году начинал во втородивизионном «Сан Хосе» с канарского острова Лансароте, потом были другие команды. Мне нравится перемещаться, хочется пожить в разных частях Испании, познакомиться с людьми и на юге, и на западе, да везде :). А если серьезно, то в разных клубах разные истории. Единственное, что объединяет мои уходы из «Алькобендаса» и «Адемара», это то, что приглашали меня в эти коллективы одни тренеры, а играть потом приходилось под руководством других. В моем нынешнем клубе, кстати, та же история. Два месяца назад я подписывал контракт с «Навой», которую должен был возглавить португалец Нуно Сегундо. Я с ним обсудил свои перспективы, наше сотрудничество, обговорили все детали. Но когда начался сезон, клуб возглавил другой тренер. Посмотрим, что будет дальше.

– Но вы сейчас стабильно играете.

– Просто сейчас опытный вратарь Ерай травмирован, поэтому пока у меня стабильная игровая практика, по 60 минут. Посмотрим, что будет, когда Ерай вернется в строй. Что решит новый наставник Диего Дорадо – тут пока вопросы. Что-то гарантировать тяжело. 

– Расскажите о городе Нава, в котором обосновались.

– Небольшой населенный пункт недалеко от Мадрида [в 120 километрах], население – около трех тысяч человек. Можно сказать, это такая испанская деревня, все как одна большая семья. Практически все друг друга знают и, соответственно, все вопросы и проблемы решаются быстро. Все так комфортно, по-семейному. Пока дойдешь до зала, с половиной городка поздороваешься. 

Когда переехал сюда, все сразу поняли, что я гандболист, начали быстро узнавать. У меня же рост почти два метра, да и вешу больше 100 кг. А еще у нас в команде есть литовец, у которого рост 209 см. Испанцы смотрят на него снизу, постоянно просят сфотографироваться. К тому же в Наве, кроме гандбола, других видов спорта нет. В основном все занято магазинчиками, офисами, а гандбол – это любимое развлечение для местных. Причем на каждой двери магазина, на парикмахерских висит объявление, что то или иное заведение сотрудничает с клубом. Люди перед играми собираются вместе, поют песни, после матчей идут в бары, отдыхают. А на играх нас, конечно, поддерживают и создают по-настоящему семейную атмосферу.

– В Испании тяжелая ситуация с коронавирусом, введены жесткие ограничения. Как организованы тренировки в вашем клубе?

– В целом, ситуация с вирусом в стране вроде стабильная, но есть и новости, что в каких-то регионах положение ухудшается, начали говорить о второй волне. Насколько знаю, самое большое количество зараженных в Мадриде (ежедневный прирост – около пяти тысяч случаев – Tribuna.com). Что касается Навы, то тут население небольшое, поэтому обстановка с коронавирусом стабильная, ничего страшного нет. Тем не менее, введен обязательный масочный режим, плюс в каких-то заведениях введено ограничение на количество людей в помещении. Если говорить о тренировках, то перед тем, как войти в зал, начать занятие, все игроки проходят дезинфекцию. Да и в целом все должны соблюдать меры предосторожности. Но, повторюсь, ничего страшного нет. Зрители тоже ходят на матчи, но где-то их немного, где-то матчи рекомендовано проводить при пустых трибунах, все в зависимости от эпидемиологической обстановки.

– Вы собираетесь играть в Испании, пока будут предложения, или хотите попробовать что-то новое?

– Конечно, если подвернется что-то новое из другой страны, другой лиги, то соглашусь. Всегда есть интерес к чему-то новому, главное, чтобы были силы и здоровье.

– Но ваше прозвище «Осьминог» будет с вами всегда, наверное.

– Так меня начали еще называть в первом моем клубе с подачи какого-то комментатора. По-испански осьминог – pulpa. Люди быстро подхватили такое прозвище, и я даже не помню, когда ко мне обращались бы по имени. Кстати, сначала называли меня pato. Но когда перевел, мне сразу это не понравилось. Кому понравилось бы, если бы его называли уткой? :) Лучше «Осьминог».

Фото: balonmanonava.com

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья