Блог Контора пишет

«Мы наблюдаем геноцид белорусского народа». Топ из гандбола дважды отдавал голос Лукашенко, а сейчас признает ошибку

Жесткий эмоциональный спич о том, как мы живем.

Алогичные действия властей, жестокость силовиков и углубляющийся экономический кризис заставляют взглянуть на многие вещи по-другому даже тех, кто когда-то голосовал за Лукашенко. Речь и о людях преклонного возраста, которые также требуют к себе уважения и хотят перемен. Уже традиционные марши пенсионеров тому пример.

Хватает «прозревших» и среди легенд белорусского спорта. Например, Владимир Михута. В свое время полусредний минского СКА был одним из лучших бомбардиров чемпионата СССР, трижды становился чемпионом и столько же раз брал Кубок Советского Союза. После окончания карьеры поработал тренером в Грузии, Германии и Беларуси. Сейчас 61-летний Михута – пенсионер, поэтому времени, чтобы следить за событиями в стране, у него достаточно. В интервью «Трибуне» гандболист, не скрывая эмоций, рассказал, что думает о 26-летнем этапе правления Александра Лукашенко, объяснил, почему голосовал за него в 1994 и 2001 годах, назвал оптимального преемника Лукашенко, осудил силовиков и чиновников и восхитился молодым поколением белорусов.

– Вы лучше не пишите, где я сейчас живу. Я старый человек, поэтому думаю о себе немного, потому что если придут ко мне, некому будет меня защитить. Был бы молодой, сильный, прыгнул бы со второго этажа и убежал бы :). Напишите, что за границей, в Польше или Литве :). Я и Костику [Яковлеву, главному тренеру ГК «Витязь»] говорю: «Ты свали и руководи оттуда, потому что приедут, а потом за решеткой и слова не сможешь сказать, пока власть не поменяется. Поэтому лучше скрывайся». Но это так, все в шутку.

– Насколько понимаю, вы сейчас на пенсии и, соответственно, времени следить за ситуацией в Беларуси у вас хватает.

– Да, его много. Смотрю ролики на Youtube. Ребята знакомые, друзья присылают разные фотографии, видео, ссылки, вижу, как избивает наша «доблестная» милиция, ОМОН свой народ, который платит налоги и, соответственно, зарплату этим силовикам. Они в благодарность за это так относятся к народу. Силовики – это же чьи-то дети, и я не понимаю, как можно выходить на улицу и избивать родителей и дедов. Власти говорят, что люди принимают участие в несанкционированных акциях, маршах. Ну так, извините, народ согласно Конституции имеет право выходить, высказываться открыто. И народ это делает. А ОМОН, милиция провоцирует людей на драки, на конфликты. Много видеозаписей, где четко видно, как народ спокойно идет, а силовики налетают, избивают, задерживают даже тех, кто просто шел в магазин или по своим делам, за детьми в садик. Силовики бьют, издеваются, врываются в квартиры, в подъезды людей загоняют. Люди на коленях просят отпустить их, но с ними поступают просто по-варварски. Нельзя такое отношение терпеть! Мы и так уже столько времени терпели.

– Почему, по-вашему, власти так обходятся с белорусским народом?

– Думаю, власть изначально была такой, какой мы ее видим сейчас. Просто прикинулась хорошей. Скажем так, наша власть – это волк в овечьей шкуре. И, мне кажется, действовала по какому-то российскому сценарию, который был написан в соседней стране. Да и сейчас Лукашенко и вся власть смотрят на Москву с открытым ртом, что там скажут. И, в зависимости от этого [что скажут], принимают решения, делают шаги. Я бы мог и дальше рассуждать на эту тему, но, честно, немного опасаюсь последствий. А очень уж хочется увидеть финал, увидеть то, чем все закончится. Очень переживаю за белорусский народ и хочу досмотреть, к чему приведет этот исторический конфликт, затеянный нашими государственными деятелями, руководителями. Я 26 лет стремился увидеть хорошую жизнь, которую все время обещал Лукашенко. Но состарился вместе с ним, а хорошей жизни так и не увидел.

Хотя в середине 90-х имел свой бизнес. За свои кровные деньги, заработанные в Германии, открыл деревообрабатывающее производство, общество с ограниченной ответственностью. Купил станки, пилораму для распилки леса, нанял девять человек, которые получали неплохие зарплаты. Никаких кредитов не брал, ни у кого ничего не просил. Все мои деньги проходили через банк, держал их там, а какая-то «крыса» их себе постепенно присваивала через разные экономические изменения в стране, инфляцию и деноминацию. Шесть лет выживал, тянул свой бизнес, но потом пришлось всех уволить, сам начал работать, и все равно все пошло в пух и прах. В итоге через несколько лет закрыл предприятие.

– По-вашему, с 1994 года, с того времени, как Лукашенко пришел к власти, Беларусь расцвела или, наоборот, уровень жизни катится вниз?

– Я не экономист, не могу проанализировать всю правду, все отчеты. А то, что пишут в газетах, это сплошное вранье. Да у нас сейчас постоянно пишут и говорят, что в Беларуси лучшие трактора, лучшие МАЗы и так далее. Но почему-то в наших колхозах, как я сам вижу, работают американские трактора John Deere, а белорусская техника почему-то стоит. Спрашивал у трактористов, почему так происходит. Они говорят: «Нас пятеро, стоит пять тракторов «Беларус». А зачем они, если всю работу может выполнить один человек на одной машине? Причем этот трактор сожрет в пять раз меньше солярки?» Вот и сидят люди без работы, а как деньги зарабатывать? Появляется безработица, техника стоит без дела и гниет.

– Тем не менее, по вашим ощущениям, сейчас жить легче или тяжелее, чем в 90-х?

– Вы знаете, сравнивать времена не стоит, как мне кажется. Разные были годы, условия и прочее. Вы еще сравните с тем, что было при Горбачеве. Единственное, могу сказать, что сейчас мы наблюдаем откровенный геноцид белорусского народа. Нет условий для нормальной жизни. А элементы власти, чиновники сидят на своих креслах и вызывают инфляцию, рост цен, делают жизнь тяжелее.

– Насколько знаю, вы получаете совсем мизерную пенсию.

– Да, при этом в свое время трижды становился чемпионом СССР, столько же раз взял Кубок Советского Союза, выигрывал Кубок Кубков. Отпахал будь здорово, а получаю сейчас в районе 100 долларов. Сперва было 150, потом 90. Затем, конечно, немного увеличили, но все надбавки забирала инфляция. И вот так вот скачет пенсия. Буквально в начале года получал 300 рублей, а сейчас – 326. Вот и посчитайте, сколько это в долларах (около 125 долларов – Tribuna.com). А если курс еще подрастет, то вообще буду получать меньше сотни. А мне на жизнь нужно, болезней целая куча. Это хорошо еще, что [председатель Белорусской федерации гандбола] Владимир Коноплев мне помогает. Он не ставит себя выше кого-то, ко всем с уважением и любовью относится, вот и мне как-то помогает.

Кстати, я знаю, что Коноплев давно дружит с Лукашенко. И если бы тот не вспылил, не посадил Коноплева в 2013 году (обвинялся по ч.1 ст. 406 «Недонесение о преступлении» – Tribuna.com), то мог бы спокойно передать Коноплеву власть. Лукашенко же любит постоянно говорить, что уже «наелся», так мог бы отдать кресло президента Коноплеву уже тогда. Тем более до этого Лукашенко увидел, как «любит» его [самого] народ, что пришлось людей разгонять дубинками [после выборов 2010 года].

Поймите, народ не простит Лукашенко ту нищету, в которую он привел страну, все то, что сейчас происходит. 26 лет люди просто выживают, а об исполнении своих желаний даже не мечтают. Работают, вкалывают, а как квартиру купить, детей поднять? В Германии, в побежденной стране, люди работают и могут жить достойно, а еще откладывать деньги, накапливать. А что в Беларуси? В нынешнее время куда ни рыпнись, у нас везде сидят чиновники, которые вымогают у тебя деньги. Не просят, а вымогают. И пока ты не дашь эти деньги, дело с мертвой точки не сдвинется. Это нормально? Так было и раньше, так есть и сейчас. Реально, какое-то издевательство над народом. Везде коррупция, куда ни зайдешь. Везде по блату, по связям. И кто это породил? Якобы главный борец с коррупцией.

– Если не секрет, за кого вы голосовали на всех президентских выборах?

– На первых двух выборах отдал свой голос за Лукашенко. В 1994 году, помню, была очень сильная реклама этого кандидата. И в 2001-м верил в него, всех агитировал голосовать за Лукашенко. У меня даже вся стена на кухне в деревенском доме была обклеена вырезанными из «Советской Белоруссии» фотографиями Лукашенко. Где-то ему дарят цветы, где-то он с кем-то встречается. Все вырезал и приклеивал на обои. Потом хотел повесить большой портрет Лукашенко у себя дома, я переживал за этого человека. Но ошибся, признаю. Все, что он говорил, так и осталось на уровне обещаний. Ждать и надеяться? Так мы 26 лет так и прождали. Из людей сделали дураков.

– Когда поняли, что ошиблись со своим выбором?

– Когда начал встречаться с чиновниками по разным делам, а они вели себя, как короли. Сидят раскабаневшие. Когда увидел, как уничтожается спорт. То есть приходят в тот же гандбол, в клубы люди, которые в виде спорта вообще ничего не понимают, и начинают тебя учить жизни. Я сам со школьной скамьи в спорте, прошел огонь, воду и медные трубы, опыт у меня большой. А меня учат непонятно какие люди. В помощники себе набирают тех, кто тоже ничего не понимает в спорте. Как говорят люди на Кавказе, из осла скакуна не сделаешь.

***

– Вы лестно отзываетесь о Коноплеве, а на чьей вы стороне в ситуации со снятием с чемпионата «Витязя», который выразил солидарность с задержанной Еленой Левченко?

«Витязь» сняли с гандбольного сезона: глава клуба инициировал письмо спортсменов, тренер нес «Спортсмены с народом», у игроков – БЧБ-повязки и солидарность

– Я уже с [главным тренером «Витязя»] Костиком [Яковлевым] разговаривал. Честно, очень часто задумывался, как бы я поступил на месте Коноплева, например. Я Костику говорил, что он, наверное, погорячился. «Витязь» и так заметили, тебя все знают, ты со спортсменами в первых рядах, с плакатом на маршах. Может, могли бы что-нибудь перед игрой придумать, провели бы какую-то акцию, песню спели бы?.. Нужно понимать, что власти на людей не обращают внимание, они выполняют то, что скажут им в Москве – стрелять в народ или нет, применять силу или нет. Благо белорусы проявляют выдержку, проводят мирные акции. Уже третий месяц идет. Что, еще год будут ходить? Лукашенко нужно задуматься, что народ уже не будет его терпеть. Лукашенко нужно было еще до нынешних выборов сказать: «Извините, не буду баллотироваться. Я сделал все, что мог». Но он так не поступил, и сейчас силовики стреляют в простой народ. А как раз народ имеет право судить Лукашенко. Если ты видишь, что ты не справляешься, уйди. Мне стыдно за то, что происходит в Беларуси.

– Вернемся к ситуации с «Витязем». Вы понимаете логику решения БФГ?

– Я Косте говорил: «Прежде, чем что-то предпринимать, нужно понять, какие могут быть последствия, что может быть в будущем». Может, Коноплев согласен с гандболистами, поддерживает их решение, но он не может это показать, пока находится на своем посту. Его уволят, и кто придет на его место? Кто деньги для гандбола найдет? Денег не будет – до свидания. Коноплев – хороший функционер, и даже уверен, что если бы Лукашенко передал ему власть в 2010 году, то Коноплев бы вытянул страну.

– Вы видели нынешнего председателя БФГ в роли президента Беларуси?

– Конечно. Когда увидел, как он работает, услышал, как говорит, как о нем отзываются гандболисты, сделал определенные выводы. Поэтому уверен, что Коноплев мог бы справиться с должностью президента.

А насчет «Витязя»… Косте надо было подумать, как бы он поступил на месте Коноплева. Если все команды объявят бойкот – это одно дело, а когда единственный коллектив отказывается играть – это совсем другое. Тем более «Витязю» помогли заявиться в чемпионат, в том числе финансово, а тут вдруг команда так поступает. Что было делать на месте Коноплева? С другой стороны, как привлечь внимание нашего правительства к проблемам, к тому, что страдают люди? Как? Взорвать себя на площади или подпалить? Так ничего не изменится. Война никому не нужна, по крайней мере простым людям. Поэтому не понимаю, зачем она властям, зачем они делают так, что белорус дерется с белорусом. Наши вооруженные силы должны защищать страну от внешнего врага, а они вместо этого ищут врагов внутри собственного народа, избивают людей.

При этом сюда едут российские журналисты, снимают так, что за границей люди смотрят и не понимают, почему белорусский народ не может успокоиться. Мне из Норвегии друзья звонят и спрашивают, чего же белорусам не хватает. Я им отвечаю: «А вы тут жили? Приехали бы, пожили и все бы поняли. А то, что говорят по телевизору, это откровенное вранье». Не знаю, что делать, если за границу идет вранье. Здесь мы видим, что происходит на самом деле. Геноцид. Я уверен, что Лукашенко нужно выйти, извиниться перед народом и спокойно уехать куда-нибудь. И так должна поступить вся власть.

– Вы верите, что такое возможно?

– Ох, не знаю. То он говорит, что не держится за власть, то повторяет, что ее никому не отдаст. Не понимаю, почему он так поступает. Мне кажется, что Лукашенко где-то кто-то со стороны держит и говорит ему, как поступать, а Лукашенко просто некуда отступать. Он был выгоден кому-то 26 лет, поэтому его держат. Кому? А кто дал Беларуси полтора миллиарда? Вот и думайте.

***

– Вы открытое письмо спортсменов подписали?

– Да, 21-й по номеру. Я за народ, за спортсменов. Все атлеты должны жить достойно. А у нас как? Хоккеисты, которые нигде никогда ничего не выигрывали, получают по миллиону долларов в год, футболисты тоже никогда каких-то титулов не брали. О сборной, о европейских кубках вообще говорить не хочу. А гандбол – для сравнения – вообще нищий. Хотя после прихода Коноплева, за что я его уважаю, появились как-то деньги. Их со временем, конечно, все меньше и меньше, но это нужно спрашивать у властей, узнавать, куда же деньги деваются. Да я, в принципе, сам знаю – все это из-за коррупции, из-за взяток. Люди больше работают, но денег все равно все меньше и меньше.

– За выражение своей гражданской позиции, за подписанное письмо из женской сборной Беларуси по гандболу уволили старшего тренера Наталью Петракову и начальника команды Константина Грибова. Что думаете по этой ситуации?

– Естественно, увольнение абсолютно несправедливое. Власть снова показывает свое лицо, везде гнилье. Где-то что-то сказал против начальника, против системы – вон с корабля. Человек имеет право высказывать свое мнение, все мы можем это делать. И что, я должен за свои взгляды терять работу или сидеть в тюрьме? Зачем тогда написана Конституция, изданы законы? Народ их не нарушает. Делают это те, кто как раз данные законы и писал. Все это нужно переделывать, переписывать. И нужно менять власть в первую очередь.

Знаете, если Светлана Тихановская придет к власти, я буду рад. И если она снова будет баллотироваться на пост президента, проголосую за нее, как сделал это еще в августе. У нее высшее образование, знает язык, умеет общаться с людьми, с народом. Ну и что, что она была преподавателем, домохозяйкой? Я думаю, она сможет найти себе помощников, советников, которые научат ее быть президентом и управлять страной. Этому быстро можно научиться. Если председатель колхоза в свое время решил стать президентом, то, уверен, после всех событий, которые произошли в Беларуси, после всего, чему научилась Тихановская, после всех переговоров с иностранными чиновниками, министрами, имея возможность сравнить жизнь в Беларуси и за границей, Светлана вполне способна управлять страной. Лукашенко же всего этого не видел и не понимает. Ему показывали что-то, говорили, а он и верил. А, может, ему и говорили что-то полезное и умное, но он никого не хотел слушать и только кулаком по столу стучал и кричал, что будет так, как он захочет и скажет.

– По-вашему, когда и чем разрешится вся ситуация в стране?

– Ой, мне трудно сказать. Повторюсь, мне кажется, что Лукашенко кто-то держит, он кому-то выгоден, ему приказывают, как поступать и что делать. Надеюсь, пробыв 26 лет у власти, он понимает, что его уже любить никто не будет. По крайней мере так, как это было в самом начале его правления. Лукашенко уже не вернуться назад, а что будет впереди, сказать тяжело.

Мне некоторые говорят, что вот, мол, хорошо, что войны в стране нет. Так я им отвечаю: «Как нет? Она же назревает». Люди вышли на улицы, потому что просто хотят перемен, хотят уважения, они просят сделать так, чтобы можно было не волноваться за свое будущее, за жизнь своих детей. Чтобы не надо было для решения каких-то вопросов давать кому-то взятки, не носить по школам на шторы или дни рождения преподавателей. Так нельзя жить.

Мне как-то дед мой говорил: «Знаешь, нам пришлось нахлебаться несправедливости, зла при коммунистах. Видно, и тебе еще достанется, и твоим внукам». И он не ошибся. Я на пенсии, внуки есть. И мы видим, как с людьми обходятся в Беларуси. А что будет дальше? То, что мы своими руками построим, то и достанется нашим внукам. Нам всем нужно думать о будущем. Я свой век прожил, не знаю, сколько мне осталось жить, но я хочу думать о тех, кто будет жить после меня в этой Беларуси. Хочу, чтобы произошли перемены, и чтобы мои внуки жили лучше, чем я, раз в 100. Не ездили на заработки за границу, а получали в Беларуси за свой труд достойную зарплату.

Я мечтаю, чтобы в Беларуси жили так, как, например, в Германии. Мы могли бы этого давно достичь, но кто-то в колеса ставил палки. А кто? Свое же родное правительство. Не чужие люди, а свои чиновники. Хватит дурить народ! Народ хочет перемен! Люди, белорусы, не бойтесь. Нужно делать сейчас светлое будущее для своих детей и внуков.

В конце же я хотел бы сказать такую вещь. Мое поколение раньше думало, что нынешние молодые люди – это компьютерщики, ни на что не способные, хилые и прочее. Но сейчас, наблюдая за событиями в Беларуси, я кардинально поменял свое мнение. Это крепкие ребята, которые достойны лучшей, новой жизни. И мне очень интересно наблюдать за теми, кто стоит до конца и идет к переменам с огромным желанием и упорством. Я очень надеюсь, что перемены все-таки произойдут. Очень хочется их увидеть воочию. Спасибо молодому поколению, которое сражается и не сдается.

Фото: zelwa.by, pressball.by

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья