Блог Контора пишет

Письмо в поддержку Козеко радует, поступок Кушнира удивил, в РЦОП де-юре держит больничный. Романовская – о движе в нашем фристайле

Бойкот – это очень вряд ли.

На прошлой неделе сборная Беларуси по фристайлу в очередной раз доказала, что является настоящей командой. Главного тренера Николая Козеко не пустили с коллективом на сбор в Финляндию, где 4 декабря стартует Кубок мира. В ответ на это все 11 спортсменов текущего состава, в том числе Алла Цупер, Александра Романовская, Анна Гуськоваподписали открытое письмо в поддержку Николая Ивановича. Все это произошло на фоне того, что бывший член белорусской сборной по фристайлу, олимпийский чемпион Антон Кушнир, ныне тренирующий команду Казахстана, поставил свою подпись под провластным письмом.

Уже две недели белорусы находятся на сборах в Финляндии и работают под руководством тренера Дмитрия Дащинского. За подготовку юниоров отвечает Михаил Курлович. «Трибуна» попыталась поговорить с одним из спортсменов, готовящихся к Кубку мира, однако получила отказ: «Мы подписали допсоглашение, не позволяющее общаться с прессой без разрешения Минспорта». Зато своей подписи под допсоглашением не ставила чемпионка мира и лучшая спортсменка Беларуси-2019 Александра Романовская. Она с радостью рассказала о том, каким образом родилось письмо фристайлистов, изменилась жизнь команды после громких событий и был воспринят поступок Антона Кушнира.

– Как проходит ваше восстановление?

– Потихонечку. Прохожу все процедуры, все в рабочем ритме. Думаю, все будет хорошо, вопрос лишь во времени. Строить какие-то прогнозы тяжело, но я надеюсь, что ближе к весне уже буду в форме и начну полноценные тренировки. К сожалению, четыре операции на левом колене (две шесть лет назад и две – в этом году) дают о себе знать, организм дает сбой. Но в целом все идет нормально, восстанавливаюсь. Единственное, получается, что работаю по индивидуальной программе.

– Ваша фамилия стоит под письмом в поддержку Николая Козеко. Расскажите, как вообще появилось это письмо.

– Из-за того, что у меня свой режим работы, я не совсем часто вижусь с ребятами из команды. Можно сказать, что чаще встречаюсь как раз с Николаем Ивановичем. Когда тренеру пришли письма и приказы о том, что он должен вернуть часть президентской стипендии, естественно, всех ребят это очень возмутило. А уже перед самими сборами мы узнали, что Козеко не пускают в Финляндию. Я узнала это непосредственно от Николая Ивановича, и, наверное, чуть позже, чем остальные ребята.

– Как Козеко преподнес вам эту информацию?

– Не знаю, как он об этом рассказывал на общекомандном собрании, потому что меня там не было, но мне он обо всем рассказал довольно спокойно, без каких-либо эмоций. Он у нас человек мудрый и, как я понимаю, ко всему был готов. Поэтому адекватно воспринял то, что его не пустили на сбор. Плюс ему нужно решать свои вопросы со всеми письмами, что ему присылают чиновники. Так что он в Минске и занят своими делами.

– А когда вы узнали о том, что в поддержку тренера составляется письмо?

– Когда приходила в Центр фристайла. Мы с Козеко обсуждаем последние новости, узнаем об изменениях в жизни друг друга. И во время одной из таких встреч Николай Иванович сказал, что ребята составили письмо, спросил, хочу ли я поставить под ним подпись. Естественно, я сразу же согласилась. Это даже не обсуждалось.

– Кто инициатор письма?

– Если честно, не в курсе. В любом случае, я была рада, что появилась такая идея и все было осуществлено. Являюсь полноценным членом коллектива и рада была принять в этом участие.

Когда прочитала текст письма, сразу подумала, что все действительно по делу, все актуально, никаких вопросов быть не должно. Грубо говоря, в этом письме изложено то, что думает каждый из нас, из сборной по фристайлу. Не знаю, кто составлял текст, может, коллективно. Письмо несколько дней назад было отправлено в Минспорта, но, насколько знаю, ответа никакого до сих пор не поступило. Тем не менее, надеюсь, что все это не зря.

– Как Козеко отреагировал на такую инициативу команды?

– Конечно, он очень благодарен, он ценит поддержку команды. Мне кажется, то, что мы вместе, что мы друг за друга, нам помогает. Все в коллективе уверены: что бы ни происходило, никто не останется один. Это понимает и Николай Иванович. Он будет чувствовать себя более защищенно, осознавая, что с ним вся команда, никто не бросит его. Грубо говоря, письмо – это акт солидарности и подтверждение того, что мы большая семья.

– Почему письмо опубликовано лишь пару дней назад?

– Ребята лично поставили свои подписи перед самым отъездом на сборы, недели две назад. Почему оно появилось в сети только сейчас, мне сложно сказать.

– Бросилось в глаза отсутствие среди подписантов Дмитрия Дащинского.

– Насколько понимаю, письмо сформулировано от лица спортсменов, потому что основной посыл в том, что чиновники и функционеры срывают команде тренировочный процесс. Поэтому подписывались непосредственно действующие спортсмены, члены национальной команды. Если бы в письме были пункты, касающиеся тренерских обязанностей, то подпись Димы обязательно была бы там.

– Обговаривался ли в команде такой вариант, как отказ от поездки на этап Кубка мира в знак солидарности с Козеко?

– К сожалению, не могу точно сказать, потому что, повторюсь, в последнее время обособлена от команды, не присутствую рядом с ребятами во время обсуждения каких-то вопросов. Но, думаю, даже если бы такая идея возникла, Николай Иванович выступил бы против. Мы все понимаем, что сейчас некоторые жертвы, возможно, в какой-то степени напрасны. Как показывает практика, многие спортсмены чем-то жертвуют, но государство на этот никак не реагирует. Поэтому, думаю, Козеко сам настоял бы, чтобы ребята поехали на этап и продолжили выступление в сезоне. У нас же в команде всегда придерживались принципа: что бы ни происходило, нужно сохранять тренировочный и соревновательный ритм. Для Николая Ивановича, возможно, даже приятнее будет, если ребята выложатся на полную и проведут сезон максимально продуктивно и хорошо, несмотря на все околоспортивные моменты.

***

– Насколько знаю, после пресс-конференции, которую дали вы и Козеко в октябре, в рабочем графике сборной Беларуси по фристайлу произошли определенные изменения. Например, команде вернули скользящий график, и спортсменам не нужно сидеть сутками в Центре фристайла.

– Да, последние дни перед отъездом на сборы ребята тренировались в более-менее привычном для себя режиме. А сейчас, учитывая, что они в Финляндии, эта бюрократия спортсменов не касается.

– Выходит, те выступления в прессе прошли не зря?

– Безусловно. Я до сих пор считаю, что каждое сказанное кем-либо слово, что-либо сделанное не проходит бесследно. Хоть маленькие, но определенные плоды за собой все это несет.

– В Центре фристайла по-прежнему проходная система, как на заводе?

– Да, в этом плане ничего не изменилось. Все те же карточки, те же отбивы. Единственное, так как я на больничном, мне проще, могу появляться в Центре в то время, когда мне удобно, и быть там то количество часов, которое необходимо для работы, а не сидеть по восемь часов, как раньше.

– Еще знаю, что фристайлисты и тренеры приняли допсоглашение к контрактам, по которому запрещено давать интервью без разрешения Минспорта. А вы, я так понимаю, подписывать его отказались?

– Конечно. Это допсоглашение я считаю полным бредом. Да и к тому моменту, как вышло это соглашение, мне уже вручили приказ об увольнении из РЦОП по фристайлу, я понимала, что мне уже терять нечего. Подписывать эти бумаги не было никакого смысла, тем более некоторые пункты, как, например, запрет на интервью, выглядят просто смешно.

– Минспорта недавно выпустило заявление, опровергая информацию, что вы уволены из сборной. Чиновники говорят, что вы являетесь работником РЦОП и получаете соответствующие выплаты.

– Все это выглядит очень смешно. Нынешней осенью я лично подписывала приказ о своем увольнении за «прогулы». Приказ об увольнении из РЦОПа, потому что из сборной меня может выгнать только тренер. Он должен был вступить в силу 16 октября, но потом я из-за того, что попала в больницу на операцию, ушла на больничный, а по законодательству во время больничного меня никто не имеет права уволить. Как я понимаю, пока тот приказ, который должен был вступить в силу с 16 октября, недействителен. Мне наверху объяснили, что в последний день больничного меня официально уволят. Когда это будет, сказать сложно, учитывая мое состояние и реабилитацию.

Де-юре Минспорта право: числюсь в РЦОП, находясь на больничном, получаю соответствующую выплату. Но я, разговаривая сейчас с вами, держу в руках копию своего приказа об увольнении – специально взяла ее, чтобы из меня не делали дуру. И в документе четко написано, что 16 октября – мой последний рабочий день. А чиновники преподнесли информацию так, что никто меня ниоткуда не увольнял и вообще не собирается это делать. Получается, уволили, а потом делают из меня врушку и идиотку. 

***

– Что скажете о провластном письме представителей спорта?

– Даже не знаю, как это прокомментировать. Такие интересные шаги: вы письмо нам – мы письмо вам. Немного удивлена, что это письмо так долго рождалось, вынашивалось. Мне кажется, раз понадобилось столько времени, чтобы составить письмо, могли бы придумать что-то поинтереснее. Но уже как есть, формулировку уже все обсудили.

Для меня это все странно и непонятно. Если честно, даже не слежу за списком подписантов, потому что мне это просто не интересно и не нужно. Да, вижу, что свои подписи ставят какие-то известные личности, но в целом это все смешно.

– Как в команде отреагировали на появление такого письма?

– Сложно сказать, ребята сейчас в Финляндии. Думаю, никто из ребят не удивлен, там все взрослые, прекрасно понимают, в какой реальности мы живем.

– Замминистра спорта Александр Барауля заявил, что письмо подписали уже 2,5 тысячи спортсменов.

– А список всех двух с половиной тысяч есть? Нет? Вот и мне интересно, кто все эти люди. А сказать все, что угодно, могу и я. А даже если есть эти 2,5 тысячи подписей – мы прекрасно понимаем, какими способами они добываются. Мне кажется, тут количество подписей не особо влияет, если это сделано не по своей инициативе. А то, простите, подписываются и родственники, и мамы, и папы, и работники, вообще не касающиеся спортивных команд. Видела в сетях, что чуть ли не у всех работников какого-либо спорткомплекса, вплоть до уборщиц и вахтеров, требуют подписывать. В таком случае данное количество – 2,5 тысячи – меня не удивляет. Вопрос в том, какое количество подписантов реально является действующими спортсменами. И вопрос, кто из них действительно по своей инициативе, осознанно подписался.

Основной посыл, по мнению подписантов, это то, что они якобы могут лишиться Олимпиады, если не оставят своей подписи. Но этот момент уже давно все обсудили. Никто никого не собирается лишать Игр. Да и мне кажется, что ставить свое личное участие в Олимпиаде выше происходящих событий в Беларуси – это очень плоский и очень узкий взгляд на ситуацию и на мир в целом. Мне жаль тех людей, у которых главная цель в жизни – это поездка на ОИ, а не проявление сильных человеческих качеств в ситуации, когда это действительно необходимо.

– Среди подписантов провластного письма есть олимпийский чемпион по фристайлу Антон Кушнир.

– Это, наверное, единственная фамилия, которая меня очень удивила. К сожалению, не могу его как-то судить. Антон для меня всегда был очень хорошим, добрым человеком, чуть ли не наставником в какие-то моменты. Поэтому его появление среди подписантов какое-то странное. Тем более учитывая, что Кушнир не действующий спортсмен, его участие в Олимпиаде не должно как-то беспокоить. Честно, не знаю, чем аргументирован его шаг и как там все происходило.

Подписывая письмо за власть, Кушнир сверкнул модным хвостом. С таким лучше не попадаться ОМОНу

– Кушнир был вашим кумиром?

– Я старалась не заводить себе кумиров, но он человек, с которого можно и нужно было брать пример в некоторых ситуациях. Антон проявлял мудрость, спокойствие и как атлет, и как мужчина. Его поступок стал для меня неожиданностью. Не буду ни оправдывать его, ни осуждать, потому что не знаю мотивов такого шага.

***

– В конце давайте обсудим приятную для вас новость. Ваша золотая медаль Универсиады-2019 на благотворительном аукционе была продана за 15 тысяч долларов. Ожидали, что она будет настолько ценна?

– Если честно, когда выставляла награду на аукцион, о какой-то сумме вообще не думала. Для меня было важно сделать какой-то жест в поддержку Фонда спортивной солидарности. Очень рада, что мое решение принесло такие плоды. С легким сердцем расставалась с медалью, понимая, куда пойдут вырученные средства.

– А такая сумма удивила?

– Была очень приятно удивлена. Здорово, что люди готовы таким образом поддерживать спортсменов. Когда узнала итоговую сумму, испытала и радость, и удивление, и благодарность одновременно.

Фото: tut.by

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья