Блог Контора пишет

«Если верить каждому, истины не добьешься». Легенда гандбола вписался за Лукашенко – против насилия, но требует его доказательств, ценит большой выбор в магазинах

При этом Спартак Миронович признает право белорусов на свое мнение и БЧБ.

Письмо спортсменов, поддерживающих нынешнюю власть, прирастает подписями. Хотя не стихают и разговоры о том, что эти подписи появляются через угрозы руководителей и с неведением самих «подписантов». Но есть и те, кто оставляет свой автограф под провластным письмом по своей инициативе или хотя бы добровольно. Среди них – легенда мирового гандбола Спартак Миронович. 82-летний специалист трудится сейчас тренером по научно-методической работе в СКА - из системы этого гандбольного клуба провластное письмо подписали еще 28 человек.

В интервью «Трибуне» Спартак Петрович рассказал о причинах такого шага, отношении ко всем событиям в стране, давлении на спортсменов, выражающих свое мнение, а также поделился мнением о честности президентских выборов в августе.

– Вы уже третий человек, который мне звонит по поводу письма. Вроде, высказал уже свое мнение, что тут добавить.

Спартак Мірановіч: «Можа, сілавікі і білі людзей, а можа – не. Хто гэта можа даказаць?»

И какие тут могут быть подробности? Руководство СКА рассказало игрокам и тренерам на тренировке, что в клуб пришло такое письмо, и кто хочет, может его подписать. Никакого давления не было: все желающие подписывали, а кто не хотел – не делал этого.

– Вы о письме знали раньше?

– Видел по телевизору, что многие спортсмены высказывают свое мнение. Есть те, кто поддерживает нынешнюю власть, а есть атлеты, которые против нее. В принципе, не думал, какое подписывать письмо и делать ли это в принципе. Но когда появилась возможность, высказал свое мнение.

– Вы согласны со всем, что написано в письме?

– Конечно, нет.

– Подпись этого письма выглядит так, что вы полностью поддерживаете нынешнюю власть.

– В основном поддерживаю. Но есть нюансы, которые меня смущают. Все мы чем-то недовольны, человеку – и простому гражданину, и спортсмену, и тренеру – никогда не угодишь.

– А чем вы недовольны?

– По этому вопросу не хочу ничего комментировать.

– Считаю, подписавшись, вы выразили свое одобрение тому, что творится в Беларуси.

– Нет, я не поддерживаю то, что происходит. Мне очень хотелось бы, чтобы все было мирно, спокойно и хорошо.

– Но письмо подписали.

– Да, конечно. Ничего плохого в этом не вижу. Да, есть сейчас много недостатков, которые стоило бы искоренить, но, в основном, все у нас хорошо.

– В данном письме есть такая фраза: «Наш голос – это голос настоящего спортивного сообщества Республики Беларусь». А разве Елена Левченко, Андрей Кравченко и многие другие чемпионы – это не настоящие спортсмены?

– И Николай Козеко, и Александра Романовская. У каждого вида спорта свои претензии, свои вопросы. Высказываются люди. Но многих же устраивает и то, что есть. В том числе людей и из гандбола.

– Однако хватает представителей этого вида спорта, которые критически относятся к действующей власти и тому, что происходит.

– Да, есть такие люди. Но, поймите, не так все просто в жизни. Взять и разломать то, что делалось годами, на все плюнуть, все крушить, а потом заново все строить – это не так и просто. Нельзя забывать все то, что делалось во славу Родине. Возьмите любую войну – не так просто жить после нее, когда все разрушено, когда все нужно строить заново.

– Спартак Петрович, но люди же не хотят что-то ломать и крушить. Белорусы просто хотят свободы и уважения к себе.

– Знаете, у каждого свои мысли по этому поводу. Один ломает, другой строит. Всю жизнь так было, так есть и сейчас. Поймите, побеждает в основном большинство, и нужно прислушиваться к нему.

– А кто в Беларуси большинство – те, кто поддерживает нынешнюю власть, или те, кто за перемены?

– Не знаю я, если честно. Мое мнение такое: то, что было при мне, когда я начинал в спорте, когда не было ни зала, ни душевой, ни раздевалок, ничего, и нынешнее положение вещей – это огромная разница. Я очень доволен тем, что есть. У молодых ребят, может, другие запросы, у них свое мнение, и они мыслят по-другому, не как я. Но, думаю, в конце концов, как сказал Александр Григорьевич [Лукашенко], победит народ. Он все время говорил, что сделает так, как пожелает народ.

– Люди показывают, чего они хотят, но белорусов за их мнение прессуют, избивают, задерживают, сажают в тюрьму. 30 тысяч человек осуждены фактически за то, что высказали свое мнение относительно событий и власти.

– Вся эта информация… Вот хочу, чтобы кто-нибудь сказал, точная она или нет. Я считаю, что у кого телевидение – у того и власть. Большинство в нашей стране смотрит телевидение, я в том числе, и формирует свое мнение.

– Считаете, что альтернативным источникам, где показывают все ужасы, происходящие на улицах, верить не стоит?

– Это такая вещи, в которую не хочется лезть. Что я должен говорить? Какая бы информация ни была, я и многие другие белорусы не хотим, чтобы было хуже, чем есть.

– Каким источникам нужно верить?

– Трудно сказать. Я сам никому не верю, критически отношусь ко всему, что происходит в Беларуси. А если верить каждому, кто говорит свою правду, настоящей истины и не добьешься.

***

– Как молодые игроки в СКА относятся ко всем событиям в стране?

– Думаю, в большинстве своем они безразличны. Молча смотрят со стороны, а если заходит разговор на подобные темы, то не принимают в этом участия. Большинство игроков именно такие (провластное письмо подписали 3 игрока СКА в возрасте 22, 22 и 24 лет, а также 16 игроков фарм-клуба БГУФК-СКА, укомплектованного молодежью – прим. Tribuna.com).

– По-вашему, сейчас в Беларуси спорт тесно смешался с политикой?

– Я вам скажу, что всегда, всю жизнь политика соединялась с другими сферами. Всегда. И не только со спортом. Политика постоянно была рядом и с медициной, и с наукой – буквально со всем.

– Разве это правильно?

– А что сделаешь? Что, скажите мне, предпринять против этого?

– Например, не подвергать репрессиям спортсменов, которые высказывают свое мнение.

– Только на днях, если честно, услышал о ситуации Козеко… Конечно, я огорчен. Уверен, что не только спортсмен – любой человек должен иметь право высказывать свою точку зрения. Даже если оно не такое, как у других, может, даже ошибочное, это мнение нужно выслушать, к человеку нужно относиться с уважением.

– Но у нас получается так, что те же обладатели олимпийских лицензий говорят свое мнение, а в итоге их увольняют с работы, выгоняют из команд и оставляют без финансирования.

– И те, и те говорят, что представители противоположного лагеря не правы в чем-то. Одни говорят, что кто-то машины переворачивает и сжигает, бьет милиционеров, вторые говорят, что их за мнение давят. Везде кого-то душат, везде своя правда.

– Но разве справедливо, когда поступают так с чемпионами?

– Безусловно, я против такого. Нельзя людям и спортсменам закрывать рот. Каждый белорус должен иметь свое мнение и иметь возможность высказать его, даже если эта точка зрения не всех устраивает.

– Но власть все равно прессует тех, кто выступает против нее. Как тогда людям выражать свои мысли, если за это их будут наказывать?

– Я не знаю, если честно. Я высказал свое мнение, потому что многим из того, что есть в Беларуси, доволен. Раньше мы за границей заходили в магазины, смотрели на витрины и оказывались будто в сказке. А сейчас и в Беларуси такое есть: пожалуйста, иди и бери все, что хочешь. Если человек с мозгами, он поймет и увидит, насколько сейчас в Беларуси стало лучше. Чище, красивее. Конечно, хотелось бы еще лучше. Но понять реальность, мне кажется, дано не всем.

– Может, и чище, но далеко не безопаснее. Людей могут забрать на улицах ни за что, можно выйти в магазин, а оказаться на Окрестина.

– Не ходите в магазины, нечего болтаться по улицам :). Ну, а что мне на это вам ответить? Подобные события [акции] приводили только к ухудшению положения в стране. И, повторюсь, меня все устраивает. У каждого свое мнение, у каждого возраста своя точка зрения. У тех, кто прожил войну и голод – одно, у молодежи – другое. Думаю, наших детей сегодня многое не устраивает, поэтому они и выходят на улицы. Они имеют право выражать свою точку зрения, и я против применения насилия против них.

– Но недовольство выражает не только молодежь. На улицы, на акции и марши выходят в том числе и пенсионеры. Значит, и они чем-то недовольны, они хотят перемен.

– Но в большинстве своем недовольство высказывают молодые люди. А пенсионеры… Ну вышли два-три человека. Понятно, будут недовольные и среди них.

– Выходят сотни, а некоторых потом задерживают и доставляют в РУВД.

– Честно, не знаю тех, кого задерживали. Меня тоже не забирали. Я вообще там, в городе, не появляюсь. Скрылся на даче от коронавируса и сижу тут. А если спрашивает кто-то мое мнение, то высказываю его.

***

– В четверг вы сказали такую фразу: «Может, силовики и били людей, а, может, и нет. Кто это может доказать?»

– Действительно. А кто на самом деле знает, били людей или нет? В этом можно разобраться только при расследованиях, когда действительно будут доказательства случаев насилия. А то сейчас один говорит, что били, а второй – что не били. Вот и кому верить? Все говорят разное. И настоящей правды мы все равно не знаем.

– Но о случаях насилия говорят тысячи людей.

– Ну кто знает это точно? Кто видел, что эти тысячи действительно подвергались насилию за решеткой?

– Люди выходят на свободу с переломами, с синяками, выбитыми зубами. Разве это не доказательства?

– По-всякому бывает. Тут я ничего не смогу прокомментировать.

– Александр Лукашенко говорил, что протестующие «красят попы синей краской». Может, вы с ним согласны?

– Много краски в Беларуси :). Но я не исключаю, что были случаи применения силы. Только в этой связи хочу вспомнить фразу из песни «Первая перчатка». Там поется так: «При каждой неудаче давать умейте сдачи». Поэтому мало ли кто подрался, мало ли кто кому дал сдачи. Игроки тоже иногда дерутся на площадках. Вот и на улицах были, наверное, эмоции и какие-то драки.

– А как прокомментируете то, что в отношении силовиков до сих пор не возбуждено ни одного уголовного дела?

– Извините, а как против себя, грубо говоря, заводить уголовное дело? Для меня это стало бы новостью.

– Но есть примеры применения насилия к задержанным, есть случаи даже убийств мирных людей. Разве это не повод завести уголовное дело?

– Понимаете, если бы я все знал, все бы и рассказал. А так вопросов много, а ответы… Есть только предположения. Правду ли говорят люди? Не знаю. Да и, повторюсь, если я провинился, нормально будет, если буду сам себя судить? Пусть это делает кто-то другой, кто может найти правду и вынести какое-то решение.

– Так что, заявления нужно подавать в независимый или международный суд?

– Слишком много дел и работы. Да и заграничным, европейским судам Беларусь сейчас до лампочки. В Европе что-то похрюкали, покричали, по «Евроньюз» что-то можно было посмотреть. А сейчас забыли о нашей стране, один коронавирус.

– Ну почему же? Евросоюз вводит санкции против представителей действующей власти, МОК проводит расследования случаев притеснения наших спортсменов. Значит, не все равно.

– Раньше по «Евроньюз» больше говорили о нашей стране, какую-то точку зрения выражали. А сейчас, насколько знаю, кроме как о коронавирусе не говорят.

***

– Также вы уже говорили, что только сейчас узнали, что бело-красно-белый флаг использовали фашисты. Верите в это?

– Когда-то этот флаг был государственным и у нас, когда-то за него тоже голосовали. Даже Александр Лукашенко принимал присягу под ним. Но потом же был референдум, приняли новую символику. Что тут можно говорить? Но я могу сказать так: флаг для меня – это символ Родины. Мы на Олимпиаде в Барселоне-1992 махали бело-красно-белым флагом, радовались – и все хорошо. Поймите, не флаг главное, а победа команды. Сейчас коллективы и спортсмены выступают под красно-зеленым – и все хорошо. Да и не я же менял символику.

– Но почему действующая власть приравниваем БЧБ к нацистской символике и называет тех белорусов, которые ходят под ним, фашистами?

– Я пока не власть еще, не говорю так. Единственное, я понимаю: если человек идет под бело-красно-белым флагом, значит, он против нынешнего режима. Для меня это флаг протеста. А фашисты, нацисты… Мало ли кто раньше под ним ходил. Может, один какой-то человек его поднял. Чтобы разделять или опровергать мнение власти, нужно досконально знать историю. А я не хочу туда лезть.

А если бы люди вышли под каким-нибудь синим флагом, что бы о них говорили? Для меня флаг – это не такая существенная вещь, на которую нужно обращать внимание. Часть белорусов выражает свое мнение под БЧБ. Их право.

– Однако власть активно запрещает вывешивать его на балконах, людям дают сутки за то, что БЧБ-флаги висят даже в квартире.

– Не может быть. У нас в деревне только такие флаги и висят.

– А в городе борются с этой символикой.

– Потому что в городе плохие люди живут. Мне кажется так.

– У меня дома висит БЧБ-флаг, но я не могу назвать себя плохим человеком.

– Понимаете, сказать – это одно, а как обстоят дела на самом деле? Нужно все доказывать. Я тоже могу сказать, что я умный, а подойду к зеркалу – дурак дураком :).

***

– Чем, по-вашему, и когда закончится эта ситуация в стране?

– Думаю, закончится как будто неправильно, но потом все встанет на свои места, это сто процентов. Сами увидите.

– Что значит «неправильно»?

– Неправильно по вашему мнению. Протесты затихнут, все останется так, как есть, или вернется к тому, что было. Такое может быть. Но, поверьте, все нынешние события даром все равно не пройдут, и перемены обязательно будут. К лучшему или нет, трудно сказать. Лишь бы не хуже.

А так, если взять историю. Был Ленин, был Сталин, был Горбачев и прочие. И каждым были недовольны, каждого винили в чем-то плохом. Ни один в конце своего правления не был хорошим.

– Еще в июне вы говорили, что знаете, за кого будете голосовать – за Александра Лукашенко. По-вашему, голоса в его пользу были подсчитаны правильно?

– Схватили мужика, а он закричал, что голосовал за Лукашенко. Ему отвечают: «Не ври, никто за него не голосовал». Вы этот анекдот сейчас вспомнили?

– Нет, не это имел в виду, а в целом ситуацию. Были опросы, белорусы признавались, за кого они отдали свой голос. И Лукашенко явно не набрал 80 процентов.

– Мне кажется, что он должен был набрать 51 процент. Я так думаю. А вообще на месте Лукашенко я бы поругал Лидию Ермошину (председатель ЦИК – Tribuna.com). Зачем такие цифры писать? Явно не 80 процентов. Мне самому интересно, как на самом деле. Реально очень интересно, сколько на самом деле белорусов отдали свои голоса за Лукашенко. Может, потом когда-нибудь нам расскажут.

– Может, три процента?

– Да ладно вам, точно не так.

– А вы сами за кого голосовали?

– За Александра Григорьевича.

В конце же, если честно, хочу пожелать нам всем удачи. Не хватает нам немного счастья и свободы. А так было бы все отлично. Когда очень громко и постоянно говорят «За процветающую Беларусь!», мне не очень комфортно становится. Слишком много этого мы слышим, слишком навязывается. Мол, я – за процветающую, а вы за кого? Кто-то против? Все за процветающую Беларусь, просто почему-то людей делят на два лагеря.

Фото: sportpanorama.by, ska-minsk.by

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья