Контора пишет
Блог

«Сола сказала, что ей больно смотреть на события в стране». Биатлонистка, уехавшая из Беларуси в Украину, – о событиях на Родине и медали на ЧМ

Со страхом наблюдает за происходящим в стране, но не осуждает тех, кто подписался за Лукашенко.

О 24-летней биатлонистке Дарье Блашко белорусские любители биатлона точно не забыли. Спортсменка, в 2015 году ставшая двукратной чемпионской мира среди юниоров, уже несколько лет является членом сборной Украины. Хотя переход в новую команду, вызванный разногласиями между Белорусской федерацией биатлона и личным тренером спортсменки Владимиром Махлаевым, складывался непросто. Не обошлось тут и без Александра Лукашенко, который, по словам Блашко, даже увещевал остаться на Родине.

«Он предлагал вернуться, но я отвечала четко: нет». Блашко – о переходе в Украину и долгой беседе с Лукашенко тет-а-тет

Отбыв карантин, Блашко лишь в 2020 году вошла в основную сборную Украины. Текущий сезон для нее, по сути, является первым полноценным после смены команды. В личном зачете дела у экс-белоруски пока складываются не лучшим образом: выше всего Дарья забралась в начале декабря в гонке преследования в Контиолахти – 12-е место. В общем зачете Кубка мира она располагается на 33-м месте. Для сравнения опережают ее сейчас две представительницы сборной Беларуси: Динара Алимбекова (9-я строка) и Елена Кручинкина (28-я).

А вот что касается командных гонок, то тут спортсменке есть чем похвастаться. Не раз украинский коллектив останавливался около пьедестала, а на чемпионате мира в Поклюке 20 февраля при помощи Блашко взял бронзу. Четвертыми в той гонке стали белоруски.

Впрочем, несмотря на переезд, Блашко не забывает о Родине, тем более в Беларуси живут ее родные и друзья. Спортсменка, по ее признанию, старается концентрироваться на биатлоне, однако не может не обращать внимание на события, творящиеся в нашей стране. В интервью «Трибуне» Дарья рассказала, как отнеслась к поступку сборной Беларуси, практически в полном составе подписавшей провластное письмо, отметила характер Анны Солы (единственной из девушек, кто не стал поддерживать Лукашенко), рассказала о том, что ее впечатлило в Беларуси за предыдущие полгода в приятном и негативном плане, а также объяснила, почему с декабря не работает со своим личным тренером.

– В первую очередь поздравляю вас с бронзой на чемпионате мира. Сразу после этого успеха вы говорили, что не до конца осознаете, что взяли медаль. Почему?

– Спасибо большое за поздравление, но, скажу честно, до сих пор не осознала, что взяла медаль. Думаю, чуть-чуть позже все-таки пойму, что случилось :). Когда идет процесс подготовки, кажется, что готов и к победам, и к попаданию на пьедестал, а когда наступает этот момент, то, оказывается, ничего ты и не готов. В любом случае я рада, что подготовка – и моя, и всей нашей команды – дала свои плоды.

– Четвертое место в эстафете заняла команда Беларуси.

– Я очень радовалась за Аню Солу, когда она взяла бронзу в спринте на чемпионате мира. Действительно счастлива за нее, поэтому и лично поздравила. Тем более мы с ней и так общаемся, вне гонок.

А что касается каких-то принципиальных моментов, мол, нужно обязательно быть выше сборной Беларуси или обогнать белорусских спортсменок, то у меня таких задач и целей нет. Когда приезжаю на главный старт сезона, концентрируюсь исключительно на той работе, которую должна выполнять, и о посторонних моментах даже не думаю.

– Вы же в курсе, что за Анну сейчас отдельно и по-особенному болеют в Беларуси?

– Да, в курсе всей этой сложной ситуации. Тут стоит говорить о моральном выборе каждого. У Ани очень сильная позиция, характер, ее стоит уважать за сделанный шаг – то, что она не подписала письмо [в поддержку действующей власти Беларуси]. Тем не менее я никому не пожелаю оказаться в такой позиции, в какой оказалась Аня.

– Она вам объясняла, почему так поступила?

– Мне кажется, нужно говорить о том, как тот или иной человек воспринимает происходящие в Беларуси события, какие у каждого принципы. Аня мне сказала, что ей действительно больно смотреть на то, что творится в стране. Думаю, на то, что она не подписала письмо, повлияли и другие причины, я понимаю какие. Но, наверное, это уже не для интервью.

– А вообще как вы относитесь к провластному письму спортсменов в Беларуси?

– Естественно, к вещам подобного рода отношусь негативно, однако не имею права как-то обсуждать и уж тем более осуждать эти письма. Единственное, могу сказать, что ни в коем случае нельзя, чтобы спортсмены подписывали письмо под давлением. Но, к сожалению, это все равно практикуется.

– Вы интересовались пунктами письма?

– Если честно, не читала его, да и вообще стараюсь не приближаться к данной ситуации. Очень легко сидеть где-то сбоку, в стороне и говорить, делайте так или поступайте по-другому. Я же не знаю всю ситуацию изнутри, до конца не понимаю, в каком положении находятся спортсмены Беларуси. Но и углубляться тоже нет особого желания, я далека от всех этих политических моментов.

– А как вы относитесь к тому, что остальные девушки из белорусской сборной подписали письмо?

– Если честно, не хотелось бы их как-то осуждать или обсуждать данный поступок. Как я уже говорила, тут на первый план выходит восприятие событий каждым человеком в отдельности. У всех своя позиция, свои обстоятельства, своя точка зрения, которая как раз и влияет на то, подписывать письмо или нет. Сложно сказать, чем руководствовались девчонки, почему они оставили свои подписи.

Точно так же можно говорить о том, что в свое время в Беларуси всех агитировали выходить на акции и митинги. Кто-то пошел, а кто-то остался дома. У каждого человека своя мотивация и свои причины поступать так или иначе.

– Письмо фактически разделило белорусских болельщиков. Кто-то отдельно переживает за Анну и критически относится к остальным членам сборной. Это правильно?

– Хотелось бы, чтобы спорт был вне политики, потому что это все-таки немного разные сферы. Не хочется, чтобы спорт и сами атлеты были неким рычагом влияние в политических ситуациях. Тем не менее стоит признать, что такое положение вещей было, есть и будет не только в Беларуси, но и во всех странах, как ни парадоксально.

То, что мы увидели разделение мнений болельщиков… Такая ситуация была всегда. Вспомните мой переход в сборную Украины. Были люди, которые меня поддержали, они старались меня понять. А кто-то мой поступок воспринял враждебно. По-моему, это нормальная ситуация.

– Вы сказали, что спорт в Беларуси стал неотъемлемой частью политики. Видите, как наших атлетов, которые не побоялись выступить против насилия и за честные выборы, прессуют?

– Да, вижу. Но, по-моему, такое было всегда во всех странах, в том числе в Беларуси. Скорее всего, такое положение вещей никогда не изменится. Даже в моем случае, честно признаюсь, было определенное давление, причем очень сильное. Просто если я никогда об этом не говорила, это не значит, что пресса не было.

Что касается нынешней ситуации с давлением на атлетов в Беларуси, то пока предпочитаю глубоко не влезать в эти вещи. В данной ситуации, тем более если ты находишься где-то далеко, в стороне, лучше вообще ничего не высказывать. Можно оказать моральную или финансовую поддержку пострадавшим, еще как-то помочь. И это будет намного лучше и полезнее, чем делать, например, какие-то посты в инстаграме или советовать, как лучше поступать.

– Вы сами внимательно следите за ситуацией в Беларуси?

– В первое время, еще летом прошлого года, следила пристально. Но сейчас, когда наступил сезон, не так много времени на социальные сети, на интернет, поэтому внимания ситуации в стране поменьше. Однако у меня желание одно – чтобы в Беларуси побыстрее наступили мир и спокойствие.

– В конце июня вы говорили, что вас волнует происходящее на Родине, потому что тут ваши родные и друзья, однако в политику вдаваться не хотите. После августовских выборов ваша позиция не поменялась?

– Нет, не поменялась. Мое дело – тренироваться, показывать хороший результат на соревнованиях. Что касается политики, то, по-моему, это очень сложная стезя, непростая тема. И что бы ни происходило, мнения людей будут разниться. Существуют ведь разные подходы, разные точки зрения, и это зависит в том числе от того, как человек воспринимает информацию, откуда получает ее. Например, те же спортсмены могут читать только те новости, которые направлены на то, чтобы увести массы в одну сторону. Нужно знать чуть больше, понимать ситуацию с разных сторон, чтобы как-то комментировать.

– А вы откуда информацию получаете?

– Конечно, из соцсетей. Но в данном случае тоже нужно понимать, каким источникам стоит доверять, а на какие даже не нужно обращать внимание. Плюс о событиях в Беларуси мне рассказывали и рассказывают близкие, родные, знакомые. Большинство из них живет в Минске.

– Учитывая все события, которые творились в столице, вам не было страшно за них?

– Конечно, страшно, но я всегда старалась с ними поддерживать связь, поэтому представляла, что происходит и в Минске, и в Беларуси в целом.

– Если не секрет, что они рассказывали?

– Если честно, устала отвечать на вопросы о политике. Хотелось бы поговорить о биатлоне и чемпионате мира, а не о политике и ситуации в Беларуси.

– Просто сейчас наша страна оказалась в такой ситуации, в которой спорт, к сожалению, отошел на второй план, куда важнее соблюдение человеческих и моральных принципов.

– Понимаю, конечно, что происходит в Беларуси. Но мы не всегда можем сказать то, что хотим. У всех есть определенные жизненные и профессиональные обстоятельства. Поэтому предпочла бы больше не касаться политики. Хотя, откровенно, больно и страшно наблюдать за тем, что творится в Беларуси. Я не меньше других переживаю сейчас за людей.

– За полгода, что прошли после выборов, какие моменты в приятном и негативном плане вас поразили?

– Порадовало то, что Беларусь действительно преобразилась, люди начали плотно взаимодействовать друг с другом. До этого, если у белорусов и была позиция, они ее выражали дома, не вынося на всеобщее обсуждение. Но в стране произошли такие события, которые заставили людей открыто выразить свою гражданскую позицию, люди начали поддерживать друг друга, все сплотились. Народ понял, что выборы прошли не совсем честно, и поэтому не стал молчать.

А вот что неприятно поразило, это то, что власть все-таки перешла границы дозволенного в отношении мирных людей. И тем не менее я надеюсь, что все в скором времени встанет на свои места и наступит мир и спокойствие.

Но, если честно, хоть и слежу за событиями на Родине, все равно стараюсь концентрироваться исключительно на биатлоне, тем более впереди много гонок.

***

– Какие цели ставите на оставшуюся часть сезона?

– В первую очередь нужно хорошо отдохнуть. Первая часть сезона, чемпионат мира вымотали эмоционально и физически. Поэтому сейчас нужно восстановить энергию, а после выходить на гонки и выступать как можно лучше. То, что есть уже медаль на ЧМ, это не все – есть же еще общий зачет Кубка мира.

– Касательно общего зачета, на что рассчитывали перед сезоном?

– Честно говоря, ничего для себя конкретного не обозначала. Просто хочется идти шаг за шагом, а то если поставлю цель, начну думать о том, как ее достичь. То есть мыслей о результатах будет куда больше, чем о самой работе. В моей ситуации лучше просто идти от гонки к гонке.

– Для вас это первый большой сезон после карантина.

– Да, действительно, первый полноценный сезон, я дебютировала на взрослом чемпионате мира. Пока еще допускаю много ошибок, но есть и положительные моменты. Все это в конце сезона проанализируем и будем двигаться дальше.

– А что скажете насчет адаптации в команде?

–  Все прошло хорошо, девчонки адекватно восприняли мой переход в украинскую сборную. К тому же за время карантина ко мне все привыкли. Конкуренция, конечно, есть. И, по-моему, это хорошо, потому что без конкуренции невозможен рост.

– С недавних пор вы перестали работать с личным тренером Владимиром Махлаевым.

– По решению руководства Федерации биатлона Украины и после обсуждения с личным тренером я работаю с командой, но все равно остаюсь на связи с Владимиром Анатольевичем. Он не прописывает мне тренировки, просто может дать какой-то совет, оказать поддержку. Как будет в следующем сезоне, предсказать сложно, пока же все обстоит так, как я сказала – работаю в команде, которой руководит старший тренер Юрай Санитра. Различия с методами Владимира Анатольевича, конечно, есть, но при этом я не жалею, что все получилось именно так. Мы с личным тренером обсуждали данную ситуацию и сошлись во мнении, что для нас обоих такие изменения необходимы. Когда работаешь долгое время с одним и тем же человеком, у тренера замыливается глаз, а у спортсмена притупляется слух. И иногда банально ты можешь не слышать важную информацию. Нужна была встряска – мы ее получили. Дальше остается только работать, а что будет потом, не знает никто.

Фото: sport.segodnya.ua

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья