Контора пишет
Блог

Выборы сфальсифицированы, такие, как Базанов, не должны руководить футболом, Зайцев хоть и метался, закрыл все долги. Веретило – про закат «Динамо» и самое важное

«Не поливаю Лукашенко и режим, но терпеть жестокости в отношении мирных граждан не могу».

32-летний защитник Олег Веретило отыграл в Бресте четыре года и стал одним из многих футболистов «Динамо», кто, взяв в 2019-м с командой золото чемпионата, сезон спустя покинул клуб. В январе 2021-го Веретило нашел новый коллектив – подписал контакт с латвийской «Лиепаей».

В новую команду футболист влился легко, тем более там хватает людей со схожим видением ситуации в Беларуси.

Этот клуб стал самым белорусским в Европе: игроки с экс-тренером БАТЭ против насилия и выиграли Кубок в первый же сезон

Веретило не скрывает своего отношения к жестокости силовиков и открыто выражал поддержку тем, кто пострадал от режима Лукашенко. Например, он один из немногих брестских динамовцев, кто пытался встретить у изолятора на Окрестина бывшего пресс-секретаря клуба Ольгу Хижинкову, правда, ей тогда продлили арест.

В интервью Дмитрию Руто Веретило рассказал, как переживал послевыборные события, и почему в отличие от многих коллег на эту тему не молчит, вспомнил, как брестский клуб прожил последний сезон при Александре Зайцеве (задержки зарплат и метания босса), а также поведал про странное отношение местных властей к клубу, убившее желание остаться.

– Ты уже полноценный игрок «Лиепаи». Какие первые впечатления?

– Был рад присоединиться к команде, потому что пришлось около месяца провести в ожидании предложений. Кое-какие знакомые звали в команды, но это так, несерьезно. Поэтому несколько недель даже тренировался самостоятельно. А уже в конце января агент позвонил и сказал, что есть вариант с «Лиепаей», спросил, готов ли я туда ехать. Конечно, я сразу же поехал. Моментально влился в рабочий процесс, познакомился с ребятами, так что все нормально.

– Был удивлен, что месяц посидел без предложений?

– Не сказал бы. По-моему, перед отъездом в Польшу (в 2016 году Веретило играл за «Подбескидзе» – Tribuna.com) было такое же затишье, сидел в ожидании. А поехал в Польшу уже после того, как команда прошла все сборы и через пять дней должна была состояться первая официальная игра. Так что и в нынешнем затишье ничего страшного не видел.

– В «Лиепае» ты будто снова в Беларуси.

– Точно :). Дмитрий Молош тренирует, Женя Березкин с прошлого года играет в команде, Дима Бага добавился. И мы с Гордейчуком должны были лететь в клуб вместе, но у Миши возникли проблемы с билетом, поэтому он прилетел на сбор на день позже. Так что белорусов в клубе сейчас действительно много. Но я тебе скажу, что никакого разделения в команде нет. Белорусы не отделились от остальных, все нормально друг с другом общаются.

– У тебя была возможность остаться в белорусском футболе?

– Игорь Николаевич Ковалевич звал в «Неман», из брестского «Динамо» позвонили с намеком, что пока у меня нет вариантов, можно было бы рассмотреть возможность играть дальше за эту команду. А больше ничего и не было.

– Минское «Динамо» возвращает своих игроков: пришли, например, Сергей Кисляк и Антон Путило.

– А мне никто не звонил. Да я особо и не интересовался таким вариантом, тем более видел, что линия защиты уже укомплектована.

– Ты допускал возможность остаться в Бресте?

– Честно, я бы не остался, тем более были причины, которые отбивали это желание. Говорить о них не хочется, но, поверь, причины есть. Хотя и болельщики писали мне, чтобы не уходил :). Было приятно такое внимание, тем более, скажу честно, Брест мне стал вторым родным городом, приятно там жить и играть.

– Следишь за тем, как сейчас формируется брестское «Динамо»?

– Конечно, в инстаграме же подписан на клуб. Можно сказать, контролирую все переходы :). Думаю, у команды неплохие шансы закрепиться в середине таблицы, тем более Паша Седько вернулся, пришли Гайдучик, Щербо, Олехнович, каких-то африканцев подписали. Так что, по-моему, состав неплохой.

– Однако прежние лидеры команды ушли, причем практически все – в «Рух». Ты мог оказаться там же?

– Даже не допускал такого развития событий. Банально не чувствовал бы себя уютно на стадионе, где брал чемпионство с «Динамо», играя в форме «Руха». Жене тоже сказал, что если меня позовут в «Рух», несмотря условия, не перейду туда.

– А как ты относишься к бывшим одноклубникам, которые все-таки в «Рух» перешли?

– Это их дело, каждый сделал свой выбор. Никого осуждать я не буду.

– Спортивный директор «Руха» Сергея Присяжнюк сказал, что цель у команды на сезон – чемпионство. Это реально?

– Скажу честно, у меня такая тройка призеров, в которой «Руха» даже нет. Первым будет минское «Динамо», вторым – «Шахтер», а бронзу возьмет БАТЭ. В Минск и Солигорск приехали хорошие сильные игроки, БАТЭ, по-моему, не особо усилился, да и вообще клуб сейчас переживает непростые времена. «Рух», конечно, тоже поборется за тройку, но в этом году медаль команда вряд ли возьмет. Нужно время.

В брестском «Динамо» – исход игроков. Многие выбирают другой клуб Зайцева, хоть бизнесмену и светят санкции ЕС и США

– Грандиозный проект Александра Зайцева под названием «Динамо-Брест» остался в прошлом?

– Думаю, да, это уже история. Пока в клуб не придет такой же человек, как Александр Николаевич, в «Динамо» ничего подобного не будет. Сейчас городские власти формируют бюджет, и под него приглашаются соответствующие футболисты, команда будет держаться где-то в середине таблицы.

– Когда ты понял, что проект «Динамо-Брест» сворачивается?

– Наверное, еще перед сборами [накануне сезона-2020], хотя меня и уверяли, что все будет отлично. Мы с другом сели, прикинули возможное развитие ситуации и поняли, что, скорее всего, «Динамо-Брест» не будет таким же. Не скажу, что явные предпосылки для подобных мыслей имелись, но почему-то не верилось в светлое будущее.

– Может, такие мысли возникли после отставки Марцела Лички?

– Да, это тоже сказалось на настроении. Ведь, объективно, если команда хотела бороться за первое место в следующем сезоне, удачно выступить в еврокубках, однозначно, чеха стоило оставлять. Можно было усилить пару позиций, пригласить парней для конкуренции, и мы бы наверняка по дистанции оторвались от конкурентов, смогли защитить титул. И, скорее всего, попали бы в группу еврокубков.

«Во Франции, Германии, Англии такой шаг вообще немыслим. Как может уйти тренер, взявший чемпионство?» Личка прощается с Брестом

Но Личку решили уволить, хотя я до последнего был уверен, что он останется. Даже несмотря на то, что еще в концовке сезона шли разговоры [насчет возможного расставания], тренер нам сам говорил, что контракт ему не продлевают. Когда Марцел ушел, я реально был удивлен и огорчен. Личка провел с нами хорошую работу, в том числе в плане дисциплины. Тренировки были интенсивными, изматывающими, но, по-моему, это и позволило стать чемпионами. Мы лишь один матч проиграли в сезоне. И после такого тренеру говорят «до свидания»? А как же следующий сезон, Лига чемпионов? Никто не мог понять такого поступка руководителя. Личка даже толком не успел ни с кем попрощаться – сделал это лишь в командной группе в мессенджере.

– При Личке был самый дружный коллектив?

– При Сергее Ковальчуке тоже была неплохая атмосфера в команде, но главное отличие в том, что нас уже не держали в ежовых рукавицах. При Личке игроки постоянно находились в тонусе, были готовы здесь и сейчас выигрывать. А в прошлом сезоне все получилось по-другому. Прежде всего потому, что у Ковальчука подход к игрокам иной. Он чаще закрывал глаза на что-то, где-то позволял расслабиться. Например, кто-то провел вяло тренировку, Ковальчук это видел, но никаких претензий не предъявлял. А Марцел в подобной ситуации, наоборот, прикрикнул бы на футболиста, отправил по кругу бегать. Поэтому при чехе тренировки проходили интенсивнее.

– Ковальчук – меньший авторитет, чем Личка?

– Да, однозначно.

– Но не в смене тренировочного процесса кроется причина того, что «Динамо» не стало чемпионом.

– Ну, почему же? Это одна из причин все-таки. Уверен, что игроки всегда должны и играть, и тренироваться по-максимуму. Плюс хватало проблем в клубе, в том числе финансовых, которые в какой-то мере сказались на настроении игроков. Хотя, признаюсь, коллектив у нас собрался классный, поэтому старались друг другу помогать, как-то поддерживать.

– Повлияли на твои мысли о том, что брестское «Динамо» не будет прежним, слова Зайцева о том, что его настоящая любовь – это «Рух»?

– Честно скажу, никто в команде не понимал, почему босс такое сказал. И, естественно, это не добавляло настроения. То «Рух» больше любит, то потом заводит игроков «Динамо» и призывает их к победам, к чемпионству. На какой-то момент мы все забыли о словах Александра Николаевича, но ближе к концу сезона уже стали отчетливо понимать, что Зайцев, скорее всего, все-таки уйдет в «Рух».

– Не считаешь, что это как-то странно – руководить одним клубом, а любить другой?

– Если углубиться в вопрос, то Зайцева тоже можно понять, у него были причины, чтобы так говорить. У Александра Николаевича в какой-то момент просто пропало взаимопонимание с руководством области и города. Власти банально отвернулись от клуба, оставили без какой-либо поддержки. Поэтому Александр Николаевич, наверное, решил сконцентрироваться на частном клубе «Рух».

Хотя о «Динамо» он в течение сезона все равно не забывал. Если был в Бресте, заходил в раздевалку после матчей, если находился где-то за границей, следил за футболом по интернету, а потом присылал нам видео с какой-нибудь речью.

– При этом он периодически заходил и в раздевалку «Руха», посещал матчи команды.

– А как по-другому, если он оставался владельцем клуба? Может, неофициально, но все же рулил многим процессами. Поэтому и ходил на матчи и в раздевалки «Руха», тут удивляться нечему. А потом прессу «возил», утверждая, что полностью сконцентрирован на «Динамо» :).

– Такие метания Зайцева напрягали?

– Знаешь, больше напрягали финансовые проблемы в клубе. И то, что городу команда уже не нужна была, как я говорил. Александр Николаевич старался решать вопросы, разгребал проблемы, старался как-то улучшить жизнь футболистам, но вот мэр Бреста и губернатор области… Можно сказать, власти просто бросили клуб, а когда начали возникать какие-то проблемы, они вообще максимально отдалились. И это даже несмотря на то, что «Динамо» – не частный клуб. Ребята вообще не понимали, как можно было поступить так после чемпионства. Ни разу никто из чиновников к нам не приезжал, не поддержал, не встретился с игроками. Команда банально стала не нужна городу.

Вспоминаю одну забавную историю в этой связи. В прошлом году ближе к зиме к нам приехали то ли телевизионщики местные, то ли еще кто-то. Подошли к Милевскому и попросили поздравить на камеру брестчан с Новым годом. Журналисты сказали, что это просьба мэра. Миля, как услышал о мэре, сразу завелся, чуть не послал его: «Ни разу в течение сезона не приехал в команду, ни разу не появился в клубе, почему я должен по его просьбе записывать какие-то поздравления?!»

– Насколько знаю, премиальные за чемпионство игрокам «Динамо» выплачивали очень долго.

– Да, практически год. Мы получили деньги лишь в декабре 2020-го, хотя, признаюсь честно, старались найти оправдание таким задержкам. Сначала – пандемия, после – проблемы в стране. Определенные опасения за то, что ничего нам так и не выплатят, имелись, но Зайцев оказался человеком слова. Что пообещал – все сделал. По белорусским меркам сумма серьезная. Я даже больше скажу: несмотря на все проблемы, никто из руководства клуба даже речи не заводит о каком-то снижении премиальных или зарплат. То есть как было обещано или прописано в контрактах, так все нам и выплатили. По крайней мере мне, не знаю, что у других. Просто для полного расчета понадобилось время.

– Правда, что были задержки зарплат?

– Да, по-моему, в течение полугода мы не получали зарплату в полном объеме. Выплачивалась какая-то обязательная минимальная сумма, небольшие премиальные за игру – и все. Честно скажу, для всех такое развитие событий стало большой неожиданностью. Вот реально. Когда стали чемпионами, когда думали о будущей Лиге чемпионов, тяжело было представить, что все обернется таким образом, и игроки по полгода не будут получать зарплату. Но как есть… Спасибо Александру Николаевичу за то, что все-таки сдержал свое слово в очередной раз и выплатил футболистам все, что было положено по контрактам. Лично про себя могу сказать так, что мне клуб не должен ни копейки.

Я помню, что Зайцев приходил к нам в раздевалку после матчей и уверял, что все будет закрыто, всем всё выплатят. И мы были уверены, что он не обманет. В итоге так и получилось.

– Я так понимаю, ты жил на съемной квартире. Клуб помогал ее оплачивать?

– Нет, к тому же квартира была недорогая, не в центре Бреста, а на въезде в город. А клуб не помогал со съемом, потому что у нас и так были неплохие зарплаты, которые позволяли закрывать вопрос с жильем самим.

– Это была твоя самая большая зарплата в карьере?

– Точно нет. Больше всего получал в минском «Динамо», а здесь на среднем по белорусским меркам уровне.

– На фоне финансовых проблем в клубе в течение сезона кто-нибудь хотел уйти?

– Не припоминаю, чтобы кто-то задумывался или говорил об этом. Все остались, боролись до конца сезона, хотели попасть в тройку. И, объективно, могли взять медаль, но были матчи, в которых мы должны были побеждать, однако вмешивались разные неприятные обстоятельства, как тот же коронавирус. Я могу тебе откровенно сказать, что в какой-то степени нас подставила и АБФФ.

– В каком плане?

– Помнишь, летом команда просила перенести кое-какие матчи из-за того, что некоторые игроки заболели ковидом, были с температурой? Но федерация не пошла нам на уступки, в итоге пару матчей ребята выходили на поле с пневмонией. И когда требовалось набирать очки, мы просто не могли играть. В итоге это также отразилось на итоговом месте в таблице.

***

– Ты забавно попрощался с Брестом на пару с Сергеем Кисляком, сфотографировавшись с трудовыми книжками на фоне знака на везде в город.

 
 
 
Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от Oleg (@verja20)

– Мы вместе поехали в Брест, я взял еще с собой жену и ребенка. Подписали документы, что никаких претензий к клубу не имеем, забрали трудовые, а по дороге в Минск решили сфотографироваться на фоне знака. Честно, когда делали это фото, были не самые лучшие чувства. Перед отъездом мы еще день пробыли в Бресте, поностальгировали, думали еще на денек остаться. Но все-таки уехали и напоследок сделали фото, передали привет болельщикам, которые нас постоянно поддерживали.

Жалко было уезжать из Бреста. Но клуб стал не нужен городу, и, честно скажу, команда настолько быстро развалилась, что мы, футболисты, даже не успели нормально друг с другом попрощаться. Лишь в группе в мессенджере отписались.

– Интересно, как себя чувствовал в команде во время всех этих проблем Евгений Хачереди (по данным СМИ, украинец получал в «Динамо-Брест» 40 тысяч долларов в месяц).

– Знаешь, когда начались проблемы, он вместе со всеми выяснял, что там с долгами, но при этом продолжал оставаться профессионалом. За час-полтора до начала тренировки приезжал, самостоятельно работал. Звездной болезни и понтов за ним замечено не было, хотя свое мнение всегда имел.

– Только на поле он был немного грубоват.

– Так это он к судьям постоянно имел претензии :). Чуть что не так, Женя сразу заводился, любил пообщаться с арбитрами. Но за пределами поля был спокойным, всегда шутил. И он отлично влился в коллектив и помог на поле, в том числе в еврокубках.

– Ты, кстати, успел прочувствовать Лигу чемпионов?

– Нет. И не только потому, то квалификация турнира из-за ковида прошла в усеченном формате, а потому, что не выходил на поле. Помню, после сезона, уже на банкете, я по этому поводу даже разговаривал с Ковальчуком. Не понимал, как это так: отыграл весь чемпионский сезон, а когда наступили еврокубки, не выпустили даже на минуту. Как? Почему? Я никогда в карьере не играл в Лиге чемпионов. Ковальчук мне толком ничего и не объяснил. Единственное, что он мне сказал: «Что, серьезно не сыграл? Как это я такое упустил?». И на этом тема оказалась закрыта.

***

– Когда в стране начали развиваться поствыборные события в августе, ты был в Бресте?

– Да, но я никуда не ходил. В это время предпочитал оставаться дома с семьей. Однако, как и все люди, слышал взрывы, выстрелы. Естественно, как у любого нормального человека, были определенные опасения. Больше, конечно, переживал за семью, за ребенка.

При этом, насколько помню, волнения в Бресте начались еще до того, как были опубликованы официальные результаты выборов. Люди вышли на улицу, пошли столкновения с правоохранителями.

– А ты на марши потом ходил?

– Нет, ни в Минске, ни в Бресте. Хотя, когда в столице выстраивались цепочки солидарности, я как-то приехал и передал людям воду. И еще жена с ребенком как-то постояла в Серебрянке.

– Ты один из немногих футболистов, кто и после выборов выражал свое мнение по поводу ситуации в стране, и в течение всей осени, когда все замолчали, это делал.

– Я не думаю, что молчание каких-то игроков стоит расценивать как принятие режима и согласие с тем, что творится в Беларуси – аресты и насилие. Конечно, никто не приветствуют это, просто не все хотят открыто говорить.

– Почему?

– Может, люди опасаются каких-то последствий, санкций. Понимаешь, я в какой-то мере тоже боюсь последствий за свои слова, но не могу молчать, когда власть и силовики такое творят в Беларуси. Я не поливаю Лукашенко и режим, но терпеть жестокости в отношении мирных граждан не могу. И я очень надеюсь, даже уверен, что виновные в этих вещах обязательно будут наказаны. Как это произойдет и в какой степени, пока сказать точно не могу.

Я с детства воспитан так, что насилие – это плохо. И если меня что-то возмущает, я говорю и пишу об этом. Когда задержали Олю [Хижинкову], я тоже не стал отмалчиваться. Искренне хотелось ей как-то помочь, поддержать.

– Мы с тобой пересеклись около Окрестина 11 декабря, когда Олю как раз должны были выпустить.

– Да, но, как мы помним, ей еще добавили сутки. А изначально, когда я узнал, что Оля должна выйти на свободу, сказал жене, что нужно обязательно съездить и встретить ее. Позвонил Паше Нехайчику, узнал у него точное время освобождения, Паша сказал, что тоже поедет. В итоге встретились у стен ЦИП.

Я потом хотел поехать и в Жодино, но Олю, по-моему, выпустили раньше срока на несколько часов, так просто физически не успел бы закончить все свои дела и долететь до города. А когда ее не выпустили с Окрестина… Вот честно, внутри было не просто чувство несправедливости, а понимание того, что власть просто решила как-то отомстить, проявила всю свою сущность. Это реально возмущает.

Веретило и многие из белспорта пришли за Хижинковой на Окрестина – а ее не выпустили (сообщив за пару минут)

– Некоторых удивило, что из игроков, так или иначе связанных с «Динамо», встретить Олю приехали только ты и Нехайчик.

– Я не думаю, что тут нужно искать какие-то скрытые причины. У кого-то не было времени, кто-то находился в другой стране. У каждого – свое. Но, честно, я не думал о том, что много людей из «Динамо» приедет.

– В ноябре Милевский в грубой форме ответил болельщику, который призвал игрока поддержать Хижинкову. Как ты отреагировал на ту ситуацию?

Милевский на призыв поддержать Хижинкову: «Завали #####, разберемся без тебя, что делать»

– Слушай, может, Милю задели какие-то слова болельщика, может, еще что-то. Да и никто не знает, какие у Артема отношения с Олей. Может, он ей лично написал слова поддержки, может, как-то по-другому оказал помощь. Никто об этом не думает. Потом же Миля публично выразил свою поддержку Оле, так что не вижу поводов тут что-то обсуждать.

Я помню, как ко мне в Бресте, когда я гулял по Советской, подходили болельщики и спрашивали, почему команда никак не высказывается о ситуации в стране. По-моему, неделя прошла после выборов. Ребята, кто захочет, тот это и сделает – выскажется. Не буду подходить к каждому и просить его выразить свое мнение, написав пост и дав интервью. Так болельщикам и говорил.

– Помню, после победы над «Минском» ты написал в инстаграме, что твои мысли все равно с народом.

– Я не мог написать по-другому. Глядя на все, что творится в Беларуси, о победах, о футболе не думал. Приехал домой, просмотрел новости, еще раз увидел, что творится в стране, и ни о какой победе думать не мог.

– Были моменты, когда вообще не мог сконцентрироваться на футболе?

– Конечно, и не раз. Я вообще не понимал, как играть, когда в стране такое происходит. Как показывать игру, выходить на поле, когда за пределами стадиона по всей стране происходит насилие над мирными гражданами. Каждый раз хотелось высказаться, выразить свое мнение, но этой жести было настолько много, что все время уходило бы на написание постов. Я старался думать и о футболе, об играх, но все равно не мог понять, как в современном мире может происходить то, что творилось и творится в Беларуси. Я даже одного момента не выделю – все просто ужасно. Когда с людьми поступают настолько жестоко, когда все нечестно и несправедливо, меня внутри аж колотит. А несправедливость и обман мы прекрасно увидели в Беларуси в прошлом году летом и осенью.

– Ты имеешь в виду в том числе выборы?

– Все мы прекрасно всё понимаем, но, честно, не хотелось бы рассуждать на эту тему и подробно говорить о выборах.

– Как думаешь, что больше всего возмутило белорусов, почему они так массово вышли на акции протеста?

– Естественно, подсчет голосов на этих выборах. Никаких 80 процентов Лукашенко не мог набрать. Так что выборы откровенно были сфальсифицированы.

– У тебя было желание как-то обозначить свою гражданскую позицию на поле? Например, сыграть с белым браслетом.

– Так я в основном сидел на лавке в это время :). Сейчас думаю, что можно было бы что-то устроить, например, надеть браслет или майку с определенной надписью, но в те моменты подобные мысли в голову не приходили.

– Ты не боялся реакции со стороны руководства клуба за выражение гражданской позиции?

– Так я же ничего такого, за что можно наказать, не говорил. Только выражал мнение, что насилие – это плохо, что его нужно остановить. И никто из клуба со мной разъяснительных бесед не проводил.

– Активно обозначал свое мнение тренер вратарей Василий Хомутовский. И поэтому, похоже, в начале сентября ему пришлось расстаться с клубом.

– Вася, по-моему, уже всем доказал, с какими он яйцами, и реально показал свой характер, свою гражданскую позицию. Этот человек действительно за справедливость и против насилия. Хотя, знаешь, в команде он не поднимал эту тему, он не сторонник призывать кого-то выражать позицию. Каждый должен делать это тогда, когда хочет.

Когда Вася ушел из клуба, никому не сказал о причинах. Постоянно повторял, что это внутреннее, что не хочет выносить на публику. Хотя многие, наверное, понимают, что большую роль в расставании сыграла как раз гражданская позиция Васи и то, что он ее активно выражал. Я могу точно сказать, что для «Динамо» это была большая потеря. Каждый раз, когда мы приходили на тренировки, уже видели, как он работает, как все готовит. Настоящий профессионал.

– Некоторые в Хомутовском видят председателя АБФФ.

– А я вижу на этом посту Гену Тумиловича :). Хотя и Вася, наверное, может поставить наш футбол на правильные рельсы. А то пока, откровенно, это далеко не так. И вот эти вероятные санкции от УЕФА, которые могут быть наложены на АБФФ… Все это, конечно, негативно скажется на развитии вида спорта. А вообще, я думаю, чтобы в нашем футболе что-то получилось, им должны руководить люди из футбола, а не такие, как Базанов.

***

– Почему никто из игроков брестского «Динамо» не снялся в ролике футболистов, осудивших насилие?

– Помню, когда вышло видео, жене кто-то написал возмущенное сообщение, что никто из «Динамо» там не засветился. Я могу честно сказать, что об этом ролике узнал только тогда, когда он появился в интернете. Может, кому-то кто-то что-то и говорил, но я был не в курсе. Со мной никто не связывался.

– Если бы ты знал о видео заранее, согласился бы?

– Это уже другой разговор :).

– Слышал, что команде было предложено подписать документ, который запрещал высказываться о политической ситуации в стране.

– В начале осени из АБФФ действительно приходили определенные документы, где было прописано, что футболисты должны быть вне политики, не высказывать свое мнение о ситуации в Беларуси. Но я могу честно сказать, что никто из парней не подписал, все отказались.

– Провластное письмо до «Динамо» дошло?

– Да, и о нем мы слышали. Принесли на тренировку письмо, рассказали о нем, но никто никого не заставлял подписывать. Мол, кто хочет, может это сделать. Желающих не нашлось.

Я вообще считаю, что когда спортсменов пытаются втягивать в политические игры, заставляют что-то подписывать – это, по-моему, как минимум унизительно и неправильно. Человек сам вправе решать, что ему делать и как реагировать на то или иное событие. АБФФ ходила по клубам и уговаривала руководителей и игроков подписывать что-то – ну, смешно просто.

***

– Давай закончим футболом. У тебя контракт с «Лиепаей» до конца года?

– До ноября. Если будут варианты продолжения карьеры в Беларуси, то рассмотрю.

– Учитывая, что ты воспитанник минского «Динамо», хотелось бы в этом клубе закончить карьеру?

– Не секрет, что как раз последние игры я хочу провести за «Динамо». Если бы в это межсезонье меня позвали в эту команду, то согласился бы. Поиграл два-три года, принес какую-то помощь, а потом остался в клубе на какой-нибудь должности, будь  такая возможность. Честно, я жду и надеюсь, что еще окажусь в «Динамо». Тем более Юрия Саныча Чижа там уже нет, так что надежды небезосновательны :).

Фото: tut.by, dynamo-brest.by

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья