Контора пишет
Блог

Минспорта не дало топ-боксеру попробовать себя в профи – говорят, не соблюл правила. Тот уверен, что дело в гражданской позиции

По бумагам не положено, или иногда до законов.

12 апреля в Минске пройдет вечер профессионального бокса. На ринге в «Фалькон Клубе» боксеры из Грузии, России, Узбекистана и Беларуси проведут бои, чтобы заработать очки в рейтинге. Среди участников турнира до недавнего времени значился и 24-летний беларусский боксер-любитель Дмитрий Асанов. Бронзовый призер чемпионата мира-2015 и участник Олимпиады-2016 сейчас готовился к квалификационному турниру, чтобы отобраться на Игры в Токио. Квалификация назначена на июнь и должна пройти в Париже.

Белорусские спортсмены не только осуждают беззаконие, но и рвутся на Олимпиаду. Вот за кого мы точно сможем поболеть и вот кто на подходе

Асанов согласился боксировать по профи в том числе и для того, чтобы подготовиться к олимпийскому отбору, ведь в последний год из-за пандемии соревнований было крайне мало. Фотографию беларуса уже разместили на афишах, однако вечером 7 апреля Асанов на своей странице в Instagram сообщил, что бой с его участием не состоится. Спортсмен обозначил, что у него нет вопросов к организаторам, но «поблагодарил» людей, «для которых мои истории и посты – это что-то криминальное».

Такое развитие событий спортсмен связывает со своей гражданской позицией и давлением со стороны министерства спорта. Как известно, Асанов одним из первых подписал открытое письмо против насилия и за честные выборы. Из-за этого спортсмен лишился существенной части заработка. При этом во второй половине прошлого года он стал чемпионом Беларуси и победил на мемориале Виктора Ливенцева.

Лучший боксер Беларуси получал заряд энергии от Лукашенко, но захотел честных выборов – и ему срезали зарплату в 8 раз

«Трибуна» попыталась разобраться, почему же дебют Дмитрия среди профи откладывается.

Любители могут боксировать с профессионалами?

До недавнего времени профессиональный и любительский бокс существовали порознь. Профессионалам было запрещено участвовать в соревнованиях боксеров-любителей, в том числе в Олимпийских играх, а любители не имели права выходить на профессиональный ринг. Все поменялось перед Играми-2016. Международная ассоциация любительского бокса разрешила участвовать в Олимпиаде и профессионалам. Любители в свою очередь получили возможность боксировать среди профи.

Боксеры-любители из лидирующих в этом в виде спорта стран – России, Узбекистана, Казахстана, Украины, Франции, Армении – выходят на ринг против профессионалов, чтобы заработать себе очки в рейтинг на тот случай, если они окончательно решат перейти в профи. Тогда стартовать придется не с самых низких позиций.

Такой возможностью захотел воспользоваться и Асанов, но, как оказалось, ее у него забрали.

Что говорит о ситуации Дмитрий Асанов?

По просьбе «Трибуны» Асанов изложил свое видение ситуации.

– Когда ты решил принять участие в профессиональном бое?

– Уже давно, где-то месяц назад. Грубо говоря, как только предложили :). Но до конца не было ясно, состоится ли вечер бокса в принципе. Организаторам нужно было решить массу вопросов, найти участников. Естественно, подобрать для меня соперника. Таковым стал представитель Грузии Михаил Габинашвили. Я бы провел с ним шесть раундов, получил новый опыт, заработал очки в профессиональный рейтинг. И, конечно, получил бы дополнительную соревновательную практику, что немаловажно перед июньским турниром в Великобритании, где будут разыгрываться путевки на Олимпиаду.

– Ты готовился, тренировался, изучал соперника…

– Да, когда с тренерами узнали, кто будет соперником, начали целенаправленную подготовку. Изучали стиль грузина, какие неудобства он может доставить. Я сейчас нахожусь в хорошей форме, очень хотел дебютировать среди профессионалов, но, к сожалению, сделать это пока не получится. Как оказалось, министерство спорта и Федерация бокса Беларуси не дали добро на мое участие в турнире.

– Когда узнал об этом?

– В среду вечером после тренировки отец, который является моим тренером, сказал, что у меня не получится выступить. Запрет поступил от Минспорта и федерации.

– По каким причинам?

– Я не узнавал, если честно, отец тоже не говорил, но я догадываюсь. Никто со мной из чиновников или руководителей федерации не связывался – новость передали через отца.

– Были предпосылки к такому развитию событий?

– У меня были сомнения, разрешат или нет. Уже ни в ком и ни в чем не уверен. Но, понимаете, в данном случае мне не нужна была какая-то поддержка со стороны Минспорта или федерации. Просто дайте добро на мое участие, больше ничего не надо. Чиновники ничего не потеряли бы, но… Как видите, они все равно решили, что я не могу участвовать в турнире.

– На своей странице в Instagram ты обратился к людям, для которых «твои посты и истории – это что-то криминальное». Что имел в виду?

– За посты, где я выражал мнение по ситуации в стране, поступали различные упреки сверху, со стороны чиновников. При этом конкретно мне никто никогда ничего не предъявлял. Говорили только моему отцу. А почему ко мне напрямую не обращаются, я вообще не понимаю. Позвоните и скажите, поговорим. Я не против пообщаться, высказать свое мнение и послушать ваше. Но чиновники вновь включили свои идеологические принципы и решили по-своему.

– При этом лишили тебя возможности лучше подготовиться к отбору на Олимпиаду.

– Я бы сказал, что лишили возможности прочувствовать на себе профессиональный бокс, понять, что это такое. Может, после этого турнира я бы решил, что мне вообще не нравится профессиональный бокс, остался бы в любителях. А, может, вообще бы завязал со спортом и начал заниматься другой деятельностью. Но чиновники даже не дали попробовать. И мой дебют среди профи, скорее всего, состоится в другой стране, а очень хотелось сделать это дома. Но нет так нет. Есть предложение поинтереснее. Буду дожидаться окончания контракта с министерством.

– У тебя есть другие возможности получше подготовиться к квалификационному турниру?

– Да, 18 апреля поеду на любительские соревнования в Санкт-Петербург, там буду боксировать. И, конечно, продолжу тренировки.

Что говорят в федерации бокса?

«Трибуна» связалась с исполнительным директором Белорусской федерации бокса Денисом Соболевским. Менеджер заверил, что БФБ была только за участие Асанова в турнире, никаких претензий к спортсмену по его гражданской позиции не имеет. А запрет на участие в профессиональном бое обусловлен сугубо бюрократическими моментами.

– Тут встал вопрос бюрократических проволочек. Дело в том, что Дима является спортсменом основного состава национальной команды, и для того, чтобы участвовать в каких-либо спортивных мероприятиях, они должны быть включены в индивидуальный план подготовки боксера. Этот план составляется в начале года. По общим правилам РЦОП «Стайки» и Минспорта, которые являются работодателями Асанова, изменения в календаре должны вноситься не позднее чем за месяц до мероприятия. Но документы, свидетельствующие о желании Асанова принять участие в турнире 12 апреля, были переданы нам только на прошлой неделе. 7 апреля я уточнил в Минспорта, можно ли решить вопрос в индивидуальном порядке, но мне сказали, что правила для всех одинаковы.

Плюс у Дмитрия 12 апреля начинается учебно-тренировочный сбор в РЦОП «Стайки» (профессиональный бой пройдет вечером того же дня – Tribuna.com). Сейчас, учитывая ковид, спортсмены, которые находятся на УТС, не имеют права покидать территорию центра до конца сбора.

Денис Соболевский – слева

– То есть если ли бы изменения в план подготовки Асанова были внесены не позднее 12 марта, то есть за месяц то турнира, то Дмитрий смог бы провести этот бой?

– Да, мы бы успели все сделать и включили его в число участников.

– Дмитрий говорит, что он узнал о турнире месяц назад, тогда же и согласился участвовать.

– 2 апреля мне пришло письмо из Федерации профессионального бокса, подписанное генеральным директором Валерием Каплей. Процитирую, что там написано: «В порядке информирования сообщаем, что в адрес Белорусской федерации профессионального бокса обратился белорусский боксер Асанов Д. С. с заявлением о вступлении БФПБ и с заявкой на аккредитацию в качестве боксера-профессионала. Просим согласовать данный вопрос». В пятницу письмо у нас появилось, а уже во вторник 6 апреля мы провели заседание тренерского совета. У нас есть внутренний приказ, в соответствии с которым подобные вопросы выносятся на обсуждение коллегиального органа федерации. После резолюции этого органа документ направляется председателю федерации, а он уже дает окончательное заключение по этому вопросу. Мы провели заседание, составили необходимые документы, в которых сделали оговорку: если есть возможность внести в срочном порядке изменения в индивидуальный план подготовки спортсмена, то мы, конечно, за то, чтобы он принял участие в турнире. Документы подписал председатель федерации Александр Ботвинник, после чего все было отправлено в Минспорта, которое и принимает окончательное решение.

– Вступление в Белорусскую федерацию профессионального бокса является обязательным для Асанова, чтобы провести бой среди профи?

– Да, именно так.

– Учитывая заслуги Дмитрия, можно было сделать какое-то исключение и отойти от бюрократических канонов?

– Это же не от нас зависит, не мы включаем мероприятия в календарь подготовки спортсмена. Это делают Минспорта и РЦОП «Стайки». И это достаточно весомый документ, который проходит много инстанций и согласований.

– Почему Асанов узнал о том, что не сможет участвовать в турнире 12 апреля, лишь за пять дней до него?

– 6 апреля, как я уже сказал, прошел тренерский совет в федерации бокса. На следующий день я поехал в Минспорта, и мне там сказали, что правила одинаковы для всех. Дали понять, что в силу несоблюдения установленных сроков участие Дмитрия в бое невозможно. Я в тот же день сообщил это личному тренеру Дмитрия, он уже потом передал информацию спортсмену.

– С кем вы общались в Минспорта?

– Ходил к заместителю министра Александру Барауле. Он сказал, что сам не против участия Асанова в турнире, но закон есть закон, нужно соблюдать все правила в плане бюрократии.

– Эта ситуация никак не связана с гражданской позицией Дмитрия?

– На самом деле нет. Поймите, если бы успели оформить все документы вовремя, то никаких бы проблем не возникло. Федерация никаких претензий к Асанову из-за его гражданской позиции не имеет. Мы все делаем для боксера: он проходит сборы, ездит на соревнования, находится в основном составе национальной команды. Плюс федерация подает документы в Минспорта на получение спортсменом стипендии. У Асанова может быть свое мнение относительно ситуации в стране, это его личная позиция, и мы в эти вопросы не лезем.

– А как вы считаете, Минспорта, принимая решение о том, что к Дмитрию нельзя применить исключение, руководствовалось тем, что он является подписантом письма против насилия и за честные выборы?

– Знаю, что Барауля, например, точно не имеет претензий. Как он говорит, если то или иное соревнование нужно для подготовки спортсмена, то никаких вопросов. Но при этом все сроки должны быть соблюдены.

– Требовались ли какие-то вложения от Минспорта и федерации для участия Асанова в турнире?

– Нет, абсолютно никаких.

Кстати, 1 апреля Дмитрий вернулся с УТС в Кисловодске, неделю он тренируется индивидуально, 12-го у него начинается сбор в «Стайках», а 18 апреля боксер отправится на международный турнир в Санкт-Петербург. При этом «Кубок губернатора» в Питере стоит в индивидуальном плане Асанова как обязательный этап подготовки к квалификации на Олимпиаду. И вот представьте: Дмитрий без согласования идет боксировать с профессионалами, не дай Бог, травмируется там, и план подготовки сразу срывается. Нужно все сделать правильно.

– Интересно, что на афишах Асанов есть.

– В регламенте профессионального бокса прописано, что афиши турниров должны выходить максимум через три дня после подтверждения спортсменов об участии. Афиша турнира минского соревнования была сделана давно, но в итоге получилось так, как получилось.

Что говорят в Министерстве спорта?

Так как в федерации бокса прямо указывают на то, что окончательное решение о невключении Асанова в число участников турнира в Минске было принято в министерстве, а озвучил эту информацию замминистра Александр Барауля, «Трибуна» связалась с чиновником. Однако, даже не дослушав вопрос, он положил трубку и больше на звонки не отвечал.

Также, по информации «Трибуны», определенную роль в ситуации с Асановым сыграл начальник управления национальных команд Михаил Прокопенко. Однако и этот функционер отказался ответить на вопросы: «Если говорить, то нужно встречаться. А так никаких комментариев я не даю. До свидания».

Фото: kraj.by, dynamo.bymst.by

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья