Контора пишет
Блог

«С моей стороны все было предельно честно». Беларусский вратарь из РПЛ – о подозрениях в «договорняках» и жизни в самом бедовом клубе лиги

Родион Сямук считает, что его хотят очернить.

В конце марта аутсайдер и самый бедовый (спасали всем миром) клуб РПЛ «Тамбов» появился в новостях в контексте договорных матчей. Игроков коллектива заподозрили в ставках на матчи собственной команды. Впервые об этом заговорили после игр «волков» с «Краснодаром» и «Сочи», которые тамбовчане проиграли с общим счетом 0:9.

После игры с «быками» в число подозреваемых попал беларусский полузащитник Дмитрий Герман, который заработал странный пенальти в самом конце поединка, после чего счет стал 4:0. Герман, к слову, появился на поле лишь за пару минут до эпизода.

 
 
 
Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от Тинькофф РПЛ (@premierliga)

Вместе с Дмитрием в переплет угодил и полузащитник Александр Еркин. Телеграм-канал «Мутко против» сообщил, что оба игрока обеспечивали нужный «тотал голов» и пенальти в матчах. Источник утверждал, что попались футболисты глупо – служба безопасности одной из букмекерских компаний опознала игроков, после чего обратилась в РФС. Германа и Еркина вызывали в Союз для дачи объяснений.

Также этот телеграм-канал сообщил, что в игре на ставках подозревают других игроков «Тамбова». Среди них якобы был уроженец Украины с беларусским паспортом вратарь Родион Сямук, пропустивший пять мячей в поединке с «Сочи».

Эти беларусы не блистали даже в ЧБ, а вдруг попали в российскую вышку (один пришел из Д2 Латвии). Сейчас у них проблемы

Германа руководство клуба отстраняло от тренировок на несколько дней, а вот Сямук продолжал работать в прежнем ритме. Сразу после появления новостей о беларусских игроках «Трибуна» попыталась взять у них комментарии, однако клуб запретил футболистам контактировать с прессой. Спустя время Герман снова начал тренироваться со всеми и даже вышел на замену в конце воскресного матча с «Арсеналом». Однако общаться со СМИ ему по-прежнему запрещено.

90 минут в этом матче провел Сямук, и пусть пропустил четыре мяча, но два сэйва голкипера вошли в топ тура РПЛ. После матча Родион, получивший разрешение на интервью, связался с «Трибуной» и рассказал свое видении ситуации с «договорняками», а также о том, почему принял предложение бедового «Тамбова», сколько зарабатывает сейчас в РПЛ и намерен ли вернуться в Беларусь, где долгое время защищал цвета «Волны», «Славии», «Гранита», «Сморгони» и «Торпедо-БелАЗ».

– Как ты отреагировал на появление своей фамилии в новостях о возможных договорных матчах?

– Естественно, было неожиданно. Эти новости я узнал благодаря друзьям – они скидывали ссылки, писали сообщения. Потом залез в интернет и искал, кто и что написал обо мне. Если честно, смешанные чувства были. С одной стороны, появилось большое желание дать интервью, рассказать, что думаю по этому поводу, опровергнуть появившуюся информацию. С другой стороны, я не знал, какая на это интервью последует реакция у людей. Я же впервые оказался в подобной ситуации. В итоге и клуб, и я решили выждать небольшую паузу, а сейчас уже можно высказаться.

Если честно, так и не нашел, кто выложил информацию о том, что я якобы сдавал матч с «Сочи». На разных сайтах мелькали эти новости. Сначала в России, после беларусы подхватили. Сначала в соцсетях, позже на «Трибуне» вышел материал...

Эти беларусы не блистали даже в ЧБ, а вдруг попали в российскую вышку (один пришел из Д2 Латвии). Сейчас у них проблемы

Я так понял, кто-то пытался за уши меня притянуть в эту ситуацию, как-то очернить. Мол, накидали «мешок» мячей в матче с «Сочи», давайте, значит, вратаря припишем и обвиним его в том, что он сдавал поединок.

– Ты пересматривал потом те голы? Они, по-твоему, могли вызвать подозрение?

– Я все свои матчи стараюсь пересматривать, ищу и анализирую ошибки, потом с тренером по вратарям разбираем мои действия. Сказать, что я где-то что-то специально пропускал, точно нельзя. Хотя ошибки, конечно, были, как и у любого другого игрока.

При первом голе была возможность выручить, но удар наносился из-под игрока, мяч уходил от меня в дальний угол. Я зацепил мяч пальцами, но этого для спасения не хватило. Перед вторым голом хотел сохранить мяч. Отдавал передачу в центр, но ошибся, произошла обрезка, соперник перехватил мяч, приблизился к воротам. Я, чтобы сократить угол обстрела, вышел вперед, а передача пошла на свободного игрока, и он в пустые ворота закатил мяч. При третьем голе случился рикошет, я не увидел момент удара, а когда среагировал, мяч пошел чуть выше, я повалился, хотел отбить его над собой, мяч, ударившись о руку, закрутился и по какой-то невероятной траектории залетел в ворота. По четвертому голу вообще нечего сказать: соперник грамотно разыграл комбинацию и заколотил в ближнюю «девятку». При пятом «прошили» меня между ног. Я сближался с оппонентом, сокращал угол, и он меня поймал на движении, отправил мяч между ног. Согласен, такие моменты нужно тянуть, но я не успел сложиться.

 
 
 
Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от Тинькофф РПЛ (@premierliga)

Да вообще, если говорить об игре в целом, команда встала после счета 0:2, пацаны бросили играть. Все понимали, что еще при минимальном отставании могли бы отыграться, но когда проигрываем 0:2, при нашей-то игре, спастись уже практически нереально. А тут еще «Сочи» – атакующая команда. Получив преимущество, она спокойно начала действовать и просто отрабатывала свои комбинации: то по флангам, то по центру. По сути, час мы играли на равных, но потом пропустили один, второй, и все, мы рассыпались. И, если откровенно, мы могли и с более крупным счетом проиграть, но в некоторых моментах я выручал или игроки «Сочи» били мимо ворот.

– То есть говорить о каком-то договорном характере поединка не стоит?

– С моей стороны все было предельно честно. Поэтому я вообще не понимаю, кому выгодно выставлять меня в таком свете. У меня друг говорит, что плохой пиар – тоже пиар, главное, чтобы без перебора. Но, извините, мне такой пиар не нужен. Сейчас чуть подостыл, конечно, но после появления новости недели две ходил потухший, переживал, крутил в себе разные мысли.

Закинуть новость – всегда просто. А люди же не будут разбираться – прочитают, и никто не посмотрит, не проанализирует, как пропустил, из-за чего. Некоторые только заголовок увидели – и сделали для себя выводы, грубо говоря, списали меня. И это тяжело исправить. Сейчас пресса – это такая страшная сила, что репутацию потом не вернуть. Написали – у людей мнение сложилось, и они будут уверены в своей правоте, что бы я ни говорил. Поэтому мое интервью, наверное, это возможность и способ для себя расставить все точки над i.

– После того как появилась эта информация, ты общался с тренерами или руководством клуба?

– Нет. Вообще никто ничего не говорил, никто ко мне не обращался. В отношении ребят [Александра Еркина и Дмитрия Германа] пришли бумаги из РФС, начались с ними разбирательства. А по мне ничего такого не было. У нас в то время как раз проходил сбор в Казани, я работал спокойно, а потом – такие новости. С пацанами постарались как-то перевести это в шутку, посмеяться, но осадок был неприятный. До сих пор не знаю, откуда и почему эта новость вылезла, кто и где закинул. Понятно, пресса подхватила, это же работа журналистов – главное, накинуть на вентилятор, а там уже понеслось и в России, и в Беларуси.

– Ты говоришь, что две недели ходил потухший. Неужели руководство и тренеры не видели твоего состояния и не говорили с тобой?

– Потухший не в том смысле, что морально убитый и не мог ничего делать. Психологически я, в принципе, устойчивый. И мое состояние, мои мысли не отражались на тренировках, я старался все внутри носить. Но когда было свободное время, тогда погружался в эту тему, портилось настроение. Все мне писали, я каждому объяснял, что я ни при чем. Тема раз за разом всплывала, начинал гонять в себе мысли и тогда становился потухшим.

– В одном контексте с тобой упоминались также грузин Зураб Гигашвили и таджик Фарход Васиев. Не общался с ними по этому поводу?

– Нет, вообще не разговаривали.

– Ты уже вспоминал о Германе, по которому сейчас идут разбирательства. Его фол, приведший к пенальти в матче с «Краснодаром», вызвал много вопросов. Что думаешь об этом?

– Не стану как-то обвинять или оправдывать Диму. Тут нужно у него спрашивать, что и как он хотел сделать в том эпизоде. Скорее всего, вышел с горящими глазами, заряженный, не успел остановиться перед соперником. Конечно, в таких моментах нужно быть аккуратнее, но получилось как получилось. Тем не менее, повторюсь, лучше эту тему обсуждать с Германом.

– Пока ему запрещено давать какие-либо комментарии. Расскажи хотя бы, как он воспринял новости о себе, о начале расследования?

– Понятно, переживал. Ходил поникший, особенно когда его и Еркина отстранили от тренировок. Не понимал всю эту ситуацию, было видно, что ему не все равно. Но потом вроде пришел в себя, начал работать, тренируется, в воскресенье в матче с «Арсеналом» вышел на замену. Дима просто ждет, чем закончится это разбирательство.

– Еще в феврале, когда ты только пришел в «Тамбов», бывший вратарь команды Никита Чагров отозвался о тебе неоднозначно, призвав присмотреться к характеру матчей, в которых ты сыграешь.

– Да-да, помню. Я тогда в команде был буквально пару дней. Если честно, не думаю, что это мнение Никиты. Мне кажется, его настроили таким образом или агенты, или еще какие-то люди из окружения. Они надоумили Чагрова, что говорить. Может, и журналист задавал специальные вопросы. Грубо говоря, такая запланированная акция.

– Но почему именно на тебя был такой наезд?

– Это надо у Никиты спросить. Я вообще не понял этой ситуации. Может, Никита был обижен на клуб, но тогда при чем тут я. Со стороны вратарской этики это, мягко говоря некрасиво – критиковать коллег, обсуждать их мастерство и игру. Я не собираюсь ему ничего отвечать. Пусть сам несет ответственность за свои слова. Но, реально, ситуация выглядит так, как будто маленького мальчика обидели, и он в отместку начал какашками бросаться в клуб и в меня. Хотя он не должен был так делать. Агенту игрока за несколько недель до того, как я приехал в «Тамбов», сказали искать для игрока новую команду, потому что клуб собирается подписать нового вратаря.

– Расскажи, как ты вообще оказался в команде.

– В феврале проходил сборы с казахстанским «Акжайыком», собирался оставаться в этой команде, мы обсуждали личные условия контракта. Вроде бы, пришли к общему решению, но буквально за два-три дня до подписания контракта мне позвонил спортивный директор «Тамбова» Павел Худяков, объяснили ситуацию, что коллективу нужен вратарь. Меня посоветовал какой-то человек из Беларуси, сказал, что я не подведу, – кто именно, я так и не узнал. Я взял день на раздумья и согласился. Да, некрасиво поступил с «Акжайыком», но, с другой стороны, этот клуб также затягивал решение вопроса с моим контрактом. В итоге так сложилось, что я оказался в России.

– Есть информация, что к твоему трансферу причастен тренер «Тамбова» беларус Виталий Булыга.

– Вряд ли. Мы с ним даже никогда не были знакомы. Знал Виталия заочно, в курсе, что он играл в Беларуси и России, был спортивным директором минского «Динамо». Но мы с ним даже на поле никогда не пересекались. Более того, когда ехал в «Тамбов», не знал, что Булыга работает в этой команде. Познакомились с ним на месте.

– Когда подписывал контракт с россиянами, знал об истории их проблем?

– Да, конечно. Но, честно сказать, когда мне позвонили из «Тамбова», я загорелся возможностью поиграть в РПЛ: классная картинка, антураж, хорошие стадионы и соперники. Плюс возможность засветиться, показать себя, помочь самому себе для будущей карьеры. Да, мне предложили контракт только на три месяца, и я понимал, что по прошествии этого времени снова окажусь в подвешенном состоянии, придется искать новую команду, а те же казахстанцы предлагали контракт на год. Но если бы не попробовал РПЛ, то потом не простил бы себе, так что решил поехать в Россию.

– Но играешь ты мало – всего два матча. Не жалеешь, что подписал контракт с «Тамбовом»?

– А что уже жалеть – ничего же не поменяешь. Да и не вижу смысла оглядываться назад. Одному Богу известно, как сложилось бы в Казахстане или в Беларуси. А так, в принципе, в «Тамбове» все условия для работы созданы. Проживание хорошее, база классная, кормят неплохо. Единственное, поле тренировочное искусственное, твердое. И из-за него в том числе я, грубо говоря, провел пока всего два матча. Мог выйти еще в одном поединке, но накануне получил микроповреждение, отбил себе бок на «деревянном» поле на одной из тренировок. Неделю-полторы мучился, доктора лечили.

– Самая очевидная проблема «Тамбова» – это отсутствие финансов.

– Да, согласен. Но я особо не разбирался, почему так случилось в клубе, кто виноват. По зарплатам есть задержки, но незначительные, и стараются выплачивать все в положенном объеме. За февраль выплатили согласно контрактам. За март должны начислить на днях. Но при этом все знают, что команды уже через пару недель не будет.

– Клуб доживает?

– Можно и так сказать. В РПЛ «Тамбов» доживает последние недели. И сейчас на этой теме многие пытаются хайпануть, пинают команду все, кому не лень. Хотя, по-моему, то, что мы играем в премьер-лиге, это уже хорошо. Молодые ребята получают игровую практику, и, думаю, кто-то из них в итоге перейдет в хорошую команду.

– В Беларуси ты получал такие же деньги, как в «Тамбове»?

– Намного больше. Наверное, такая же зарплата, как сейчас, у меня была в «Граните» в 2016 году, когда мы вылетели из высшей лиги – меньше тысячи долларов. Но в «Тамбов» я поехал не за деньгами и был готов к каким-то трудностям. Я такой человек, которому много не надо. Я же уже играл в проблемных командах, и условия для работы там были намного хуже, чем в «Тамбове». Это касается и тренировочного процесса, и финансов.

– Как тебе уровень РПЛ?

– Можно сказать, «пушка» :). По сравнению с Беларусью все намного серьезнее. Футбол быстрее, техничнее, классные легионеры. Плюс антураж, стадионы. Приезжаешь на игру – и хочется выйти на поле. Болельщики подтягиваются на трибуны после ситуации с коронавирусом, с запретами. Так что, по большому счету, ощущения реально классные, настоящий кайф.

– После окончания сезона ты окажешься без клуба. Может, уже начал прорабатывать варианты дальнейшей карьеры?

– Нет. Думаю, нужно поговорить с агентом, чтобы он уже начинал потихоньку шевелиться, что-то подыскивать. Пока надеюсь, что еще сыграю за «Тамбов», покажу себя. Хотя в воскресенье вышел в игре против «Арсенала» – пропустили четыре мяча. Тем не менее, плюсы в моей игре тоже есть – несколько раз выручил команду. Если я кому-то буду интересен, люди увидят мои удачные действия.

– Вариант возвращения в Беларусь рассматриваешь?

– Почему нет? Если будет неплохое предложение, то соглашусь. Я же, кстати, перед тем, как с «Акжайыком» улететь на сбор в Турцию, тренировался с брестским «Динамо». Меня хотели там видеть, но по некоторым причинам не сложилось.

– Не боишься, что неприятная история с якобы договорным матчем и количество пропущенных мячей в двух матчах за «Тамбов» отпугнет потенциальных работодателей?

– Нельзя обращать внимание только на итоговый счет. Нужно смотреть, какие голы пропускались, где были шансы, где мог выручить, а где реально ошибся. А что касается новости обо мне в контексте договорных матчей, то эта тема меня до сих пор волнует. Надеюсь, что никак это не повлияет на мою дальнейшую карьеру. Сейчас вот высказался, объяснил все. Надеюсь, что все будет хорошо.

Фото: vk.com/fctambov68

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья