Контора пишет
Блог

Опальный беларусский дзюдоист борется за ОИ и жжет в интервью: вера в нацию от политрука, советская мудрость фанатам режима и реальный экстрим для Азаренка

Но Дмитрий Шершань говорил и о серьезном.

Осенью прошлого года двукратный призер чемпионатов Европы, победитель ряда турниров серии Гран-при по дзюдо и участник Олимпийских игр в Рио Дмитрий Шершань попал в знакомую многим беларусским спортсменам ситуацию. Не став мириться с жестокостью и беззаконием властей, он подписал открытое письмо против насилия и за честные выборы, а после оказался не нужен сборной и вынужден был уволиться из силовых структур. В противном случае Дмитрий, по рекомендациям Минспорта, всерьез служил бы в погранвойсках, а о спорте забыл бы.

Вместе с ним под пресс системы попал и его друг дзюдоист Александр Ваховяк, также подписавший письмо. Однако спортсмены не опустили руки и продолжили тренироваться, готовя себя к новым стартам, а вместе с этим и к отбору на Олимпиаду в Токио.

Двух топовых дзюдоистов Беларуси убрали из сборной за позицию, но они все равно намерены прорваться на Олимпиаду

Но если 33-летний Александр по-прежнему сохраняет неплохие шансы поехать в Японию, входя в число претендентов на европейскую квоту, то вот у 32-летнего Дмитрия дела складываются не лучшим образом. Чтобы иметь реальные шансы на Олимпиаду, на ближайших турнирах ему нужно входить в топ-5. На возвращении Шершаня в большой спорт после годичного перерыва сказалась травма, полученная в феврале. Сейчас спортсмен чувствует получше и к своей второй Олимпиаде готов идти до конца.

За счет чего можно попасть на Игры даже в сегодняшнем состоянии, что и кому дзюдоист хочет доказать на этом турнире, задумывается ли об окончании карьеры, а также как реагирует на последние события, происходящие в Беларуси, – об этом Шершань рассказал в интервью Дмитрию Руто.  

– Давай начнем с самого главного: каковы перспективы твоей олимпийской лицензии?

– Шансы попасть на Игры еще есть. С 5 по 7 мая в Казани пройдет турнир из серии «Большого шлема», и от выступления на нем, по сути, будет зависеть моя поездка на Олимпиаду. Для квалификации мне не хватает где-то 350 очков, и чтобы их заработать, в Казани мне нужно войти в топ-5. Это реально, если все сложится максимально удачно. Готов я вроде неплохо, травма, полученная в феврале, уже не беспокоит.

Мог бы заработать необходимые баллы и на чемпионате Европы, который прошел в середине апреля но не выполнил критерии отбора. Грубо говоря, если бы на предшествующих турнирах «Большого шлема» оказался в первой семерке, то съездил бы и на ЧЕ.

– Так ты же уже не в национальной сборной.

– Тем не менее, я числюсь в списках, пусть и каких-то резервных. Плюс у меня высокий рейтинг в мире, заслуги. Но, как уже сказал, не прошел критерии отбора, поэтому и пропустил ЧЕ.

– Ты уже вспомнил о полученной в феврале травме. Расскажи о ней подробнее.

– На сборах перед турниром в Тель-Авиве полетела связка правого колена. Причем получилось все предельно банально: боролся, колено пошло в сторону, и все – повреждение. Тут много не надо. Самое интересное, что у меня уже были проблемы с этой боковой связкой, и тут все повторилось. Но сейчас вроде чувствую себя более-менее хорошо, тейпируя ногу.

– При этом травму ты получил перед первым после годичного простоя турниром.

– Точно. И пусть у меня такое не впервые, что травмируюсь прямо перед соревнованиями, естественно, расстроился. Стало понятно, что в борьбе не смогу применять какие-то определенные приемы. В итоге в том же Тель-Авиве не удалось показать достойный результат. В Израиль я ехал с надеждами войти в топ-5 как минимум, и вполне мог это сделать, если бы не травма. Если честно, даже с повреждением я цели свои не поменял, просто понял, что достичь их станет немного сложнее.

– Не было мысли не участвовать, чтобы не усугублять травму?

– Так у меня уже вариантов не было. Грубо говоря, осталось два-три соревнования, благодаря которым я могу заработать квалификационные очки и попасть на Олимпиаду. Если бы пропустил соревнования в Тель-Авиве, соответственно, шансов на поездку на Игры у меня становилось бы меньше. Так что принял решение, что, в каком бы состоянии ни был, участвовать надо – хоть какие-то очки заработал бы. В итоге удалось один поединок выиграть, а в следующем раунде проиграл будущему чемпиону из Испании. Заработал 50 баллов.

– Дальше у тебя был турнир в Тбилиси, но там ты вылетел после первого раунда и ничего не заработал.

– При этом был готов неплохо. Проиграл первую же схватку узбеку Мухриддину Тилолову. Скажу откровенно, сильный парень. Он на последнем чемпионате мира стал пятым, в Тбилиси взял бронзу. Так что мне в какой-то степени не повезло с жеребьевкой. Как, кстати, и в Тель-Авиве. Но это все отговорки – самому нужно было побеждать и ни на что не смотреть.

– Впереди чемпионат мира-2021. Сможешь на него поехать?

– Турнир пройдет в июне, и он является, по сути, последней возможностью заработать рейтинговые очки. После ЧМ рейтинг, грубо говоря, закрывается, и тогда будет видно, кто точно попал на Олимпиаду, а кто пролетел мимо нее. Естественно, я планирую поехать в Будапешт, но пока неизвестно, как все сложится. Например, те же критерии отбора, о которых я говорил ранее, нужно выполнить.

– Ты следишь за своей позицией в мировом рейтинге (сейчас Шершань занимает 48 место в мировом рейтинге в категории до 66 кг – прим. Tribuna.com)?

– Да, периодически смотрю, анализирую, кого мог бы подвинуть в рейтинге. Никакого отчаяния нет из-за того, что пока до путевки на Олимпиаду далековато. Стараюсь, борюсь и понимаю, что сдаваться точно нельзя. Я же, кстати, недавно первый в жизни пост в инстаграм написал, где рассказал историю о том, через что прошел несколько лет назад: травмы, из-за которых пропустил ЧМ, неудачные выступления на различных турнирах. Мне тогда и 30 лет не было, и год получился настолько ужасным, что даже посещали мысли об окончании карьеры. Тем не менее, собрался, не сдался и, грубо говоря, вылез из той ямы. Так что мне не привыкать – вылезу и тут :).

– Сейчас год у тебя получился не легче.

– Конечно. Но тогда свой отпечаток накладывали одни обстоятельства, в первую очередь физического характера, сейчас мы говорим о моральных переживаниях, эмоциональных потрясениях, которых, наверное, даже больше, чем в тот период. А кому сейчас легко?

– Сейчас мысли об окончании карьеры посещают?

– Есть такое. Я же возрастной спортсмен, 32 года. Все зависит от здоровья. Если оно будет позволять продолжить карьеру, то буду тренироваться и соревноваться. Но пока я далекие планы не строю – живу больше сегодняшним днем. Надеюсь, конечно, попасть на Олимпиаду. После нее сделаю небольшой перерыв летом, отдохну месяц-другой, а уже потом буду принимать решение о продолжении карьеры.

– Были варианты, чтобы ты каким-то образом вернулся на ставку, в сборную?

– Нет, даже намеков на это не было. Никто там меня не ждет. В понимании чиновников, мне кажется, я уже сбитый летчик. Причем на результаты они не смотрят, для них главные совсем другие вещи. Я, по-моему, чего-то в жизни добился, и не дело разбрасываться такими спортсменами. Но со мной поступили так, как посчитали нужным. Да я и не ждал, что кто-то за меня заступится или попробует вернуть в сборную. Поддержка есть, но не до такой степени, чтобы тренеры пошли в министерство за меня ходатайствовать.

– Есть ли поддержка со стороны тех, с кем ты когда-то выступал в одной сборной?

– Вроде бы все меня поддерживают. Грубо говоря, никто даже не думает, что не прав и поступил не так, как нужно было. С тренерами, может, у нас мнения в чем-то расходятся, но никто мне не навязывает свою позицию. Да мне особо и не навяжешь :).

– Ты сам не жалеешь о своей подписи за честные выборы?

– Абсолютно нет. Я засыпаю нормально, просыпаюсь с чистой совестью. Да, в определенные моменты я сопоставлял то, что мог бы иметь, не подписав письмо, с тем, чего лишился, плюсы и минусы в голове взвешивал. Может, в материальном плане стало тяжелее. Но всегда понимал, что я поступил правильно, плюсов от моего поступка все-таки больше, чем минусов. Повторюсь, я спокойно сплю, ем, хожу по улице. Я в ладах со своей совестью, что для меня самое главное.

Сейчас предстоит в жизни вступить на перекресток, понять, как содержать семью, чем заниматься в жизни. Из зоны комфорта вышел, но, как говорится, одни двери закрылись, а другие открылись. Посмотрим, как все сложится. Думаю, прорвусь – руки-ноги есть, так что работу после спорта найду и заработаю.

– Материальные потери большие?

– Существенные. Я уже осенью рассказывал, что планировал продолжить карьеру в пограничных войсках, много чего предпринимал для этого. А еще пролетел мимо квартиры. Плюс, когда уходил по собственному желанию, нужно было выплатить компенсацию за неотработанный контракт, который незадолго до своего ухода как раз переподписал на пять лет, а это почти восьми тысяч рублей. Благо, мне в финансовом плане помогли, удалось рассчитаться.

– У тебя маленький ребенок. Жена не упрекала за то, что ушел с работы?

– Мне в этом плане повезло – супруга всегда поддерживает. Она постоянно повторяла, что я молодец, правильно сделал, что ушел. И сейчас, получается, кормилец в семье – жена. Она работает тренером по гимнастике в БГУФК. С другой стороны, я же не на диване лежу и пиво пью – тренируюсь, работаю.

– А кто помогает тебе с тренировками и выездами на соревнования?

– Работаю я по-прежнему со сборной, из зала меня никто не выгоняет. С поездками помогает Беларусский фонд спорт спортивной солидарности и один неравнодушный бизнесмен из Литвы, бывший дзюдоист. В том числе и он помог мне поехать на соревнования в Тель-Авив, определенным образом поддерживает до сих пор.

– А как он вышел на тебя?

– Мы никогда с ним не пересекались, не были знакомы ранее. Знаю, что этот человек тоже в свое время занимался дзюдо, у него сын был в этом виде спорта. Через БФСС он вышел на меня, мы созвонились, пообщались. Честно говоря, я конкретно не задавал ему вопрос, почему он решил помогать именно мне. Наверное, видел, как я боролся, брал медали.

Такой поступок абсолютно незнакомого мне человека вызвал сильное удивление. Когда люди готовы приходить на помощь, по сути, посторонним, это очень круто. Этот бизнесмен вернул мне веру в людей. И если бы не он, не знаю, как все сложилось бы в нынешнем году. Конечно, карьеру я бы не закончил, до конца бы боролся, нужно же выполнить поставленную цель – отобраться на Олимпиаду. Но, определенно, этот бизнесмен значительно облегчил мне жизнь, за что ему огромное спасибо.

– На тренировки ты ходишь вместе с Александром Ваховяком, с которым в прошлом году как раз и подписал письмо?

– Да, мы все вместе делаем.

– Расскажи о его перспективах относительно Олимпиады. У него шансов попасть на Игры больше, чем у тебя?

– По квоте Саша еще проходит, но все очень скользко. В любом случае нужно бороться и зарабатывать очки. Сказать, что Саша уже на Олимпиаде, нельзя, даже несмотря на то, что в мировом рейтинге написано, что он сейчас попадает в европейскую квоту. Любой турнир может поменять расклад кардинальным образом. Впереди – Казань, чемпионат мира, начинается самая интересная борьба, финишная прямая перед Олимпиадой. Кто-то выиграл, кто-то проиграл одну схватку – и все меняется. Часто бывает так, что турнир выигрывает тот, кто даже не был в числе фаворитов. Спортсмен заработает много рейтинговых очков, поднимется на 10-20 строчек в рейтинге и обойдет тех, кто уже готовился ехать на Игры. Так что еще далеко не все решено.

– Давай представим, что ты и Саша – не члены сборной – попадете на Олимпиаду. Что это будет означать для свободной Беларуси?

– Если я просто попаду и съезжу, это особо ничего не будет значить. Если в Токио возьму медаль, то это станет огромной мотивацией для многих спортсменов. Честно, я даже не за себя хочу бороться, а за людей, за беларусов. И за тех, кто пострадал от системы, и за остальных.

– Если возьмешь медаль, то это станет ярким примером того, что даже если ты не нужен этой стране, сдаваться нельзя?

– Я никому ничего не собираюсь доказывать. Максимум – себе. А другим? Мол, вы в меня не верили, а я вот такой вам все показал? Нет, такой цели нет. Сейчас мне хочется, чтобы пострадавшие от режима спортсмены и простые люди посмотрели на меня и поняли, что сдаваться нельзя. Хочется, чтобы те, кому тяжело, улыбнулись и вдохновились, глядя на меня.

– Твое участие в зарядках в рамках ЗОЖ-челенджа свободных спортсменов направлено на достижение в том числе этих целей?

В Беларуси запустили новый движ #СборнаяЗОЖ: участвуют не только обычные беларусы, но и спортивные топы. Присоединяйтесь и вы!

– Конечно. По-моему, классная инициатива. Люди сейчас напряжены, устали, каждый день новости поступают только в негативном ключе. И надо, чтобы беларусы отвлекались, переключались на что-то позитивное. И, вообще, меньше пили, меньше курили – наша борьба продолжается.

С фитнес-инструктором Натальей Новожиловой и гимнасткой Наталией Лещик

– С одной стороны, призывы БФСС отказаться от курения и употребления алкоголя направлены на оздоровление нации, с другой – на то, чтобы ударить по режиму. Что, по-твоему, важнее?

– По-моему, эта инициатива вообще вне политики, мы даже стараемся, чтобы намеков на политику не было. Но, как говорится, одно другому не мешает. Здоровая нация, которая не пьет и не курит, приведет в порядок свое тело, затем – мозг, начнет думать в правильном русле, начнет задавать вопросы. Это в любом случае не очень хорошо для действующей системы.

– И так уж совпало, что Фонд объявил кампанию за ЗОЖ, а буквально через пару дней в отношении руководителей БФСС Александры Герасименя и Александра Опейкина завели уголовные дела.

–  Я даже не знаю, как воспринимать подобные новости. Получается так, что люди объявили спортивный челендж, призывают делать отжимания и приседать, а их за это преследуют в рамках уголовных статей? В свете последних событий я даже не могу сказать, что дела стали для меня какой-то неожиданностью. Видишь или слышишь что-то, говоришь: «Охренеть!», – но при этом не охреневаешь, потому что, по сути, это уже стало привычным.

– По-твоему, чего власть хочет добиться подобными действиями?

– Честно, уже даже не знаю. Лукашенко же говорил, что «предателей» нужно выжигать каленым железом – вот, наверное, он и хочет «выжечь» всех беларусов. Вот реально, он хочет, чтобы от людей и следа не осталось?

Власти не понимают одну вещь. Пускай ты, например, не будешь носить майку с «Пагоней», но в голове же она будет. Или бело-красно-белый флаг не будет висеть на окне, но это не значит, что его нет в квартире – он просто висит на стене, как у многих. Что меняют запреты и другие поступки властей? Особенно в отношении той же символики. Я, например, к любой символике отношусь уважительно. И о красно-зеленом флаге не скажу, что это закат над болотом. Под ним мы жили долго, под этими цветами люди рождались и умирали, делали и хорошее, и плохое, совершали какие-то открытия. Так что я нормально отношусь к любой символике. Но при этом вижу, как сторонники нынешнего режима топчут бело-красно-белые флаги. Для меня это дикость, не могу понять логику этих людей. Извините, этому флагу больше 100 лет, под этими цветами люди тоже рождались и умирали, кто-то и присягу принимал под БЧБ-флагом. И сейчас по нему топтаться, рвать его или жечь…

– Или признавать его экстремистским.

– Ну это вообще бред полнейший. По-моему, сейчас власть просто переписывает историю Беларуси.

– Надежда Остапчук сказала, что подобные законы – это агония власти.

«Борьба с неугодными, законы об экстремизме – это просто агония власти». Остапчук – о Лукашенко, «красавцах» и хунте

– Очень четкое слово, так оно и есть. Мне кажется, режим таким образом, во-первых, хочет запугать беларусов, во-вторых, демонстрирует свое невежество. Очень многие даже понятия не имеют, какой флаг был раньше, как он возник. Люди живут категориями, будто бы беларусская нация родилась в партизанской зоне в начале Второй мировой войны из союза политрука из Москвы и какой-нибудь колхозницы Зои. Нет! Мы культурная нация, у нас богатая история, но мало кто это знает, никто этим просто не интересуется. Власти этим пользуются, издавая какие-то непонятные законы. Хотят, чтобы беларусы жили по методичке: как сказал режим – так и нужно жить.

– А ты видел «жировки», на которых написано, что Лукашенко поддерживают больше 66 процентов граждан, расписана какая-то странная история о БЧБ-флагах?

– Не видел, но наслышан. К таким политтехнологиям можно относиться только со смехом. При СССР – еще ладно, можно было такое представить. А тут… Одним словом, смешно.

– Возвращаясь к теме уголовных дел в отношении руководителей БФСС, вспоминаю слова Александры Герасимени, которая сказала, что подобные действия властей могут еще больше повлиять на МОК, и в итоге беларусские спортсмены выступят на Играх под нейтральным флагом.

– Вполне возможно, я с Сашей полностью согласен. Извини меня, как можно объяснить то, что в отношении людей, которые призывают к здоровому образу жизни, заводят уголовные дела, проводят в их квартирах обыски? Логично, что это не очень правильно, и МОК это заметит.

– Режим говорит, что из-за действий Опейкина и Герасимени пострадал имидж Беларуси, люди чуть ли не призывали к смене власти.

Режим отметил фонд спортивной солидарности – он умеет переносить турниры и рушить репутацию! А вот в чем еще «вина» БФСС

– Так мы же уже определили: здоровый образ жизни очистит мозги, люди начнут думать, задавать неудобные для власти вопросы. Наверное, это можно назвать попыткой госпереворота :). Если ЗОЖ – это угроза национальной безопасности, то, как говорил герой одного мема, тут наши полномочия все, окончены.

– А ты, кстати, доволен тем, как МОК реагирует на события в Беларуси?

– Вполне. Если бы не санкции, если бы не давление со стороны комитета, то свободные спортсмены, не входящие в национальные сборные, могли быть не допущены к соревнованиям, причем без объяснения причин. А так чиновники испугались, что может быть еще хуже, и не стали чинить препятствия атлетам, не стали исключать их из турниров, в том числе на внутренней арене. С другой стороны, я не скажу, что санкции МОК такие уж жесткие, они, можно сказать, даже лайтовые. Комитет мог, например, сразу же исключить НОК Беларуси и всех спортсменов отовсюду, запретить чиновникам участвовать в каких-либо мероприятиях.

– Почему комитет не поступил так, а решил выдержать паузу?

– МОК старается абстрагироваться от политики и придерживаться позиции, что спорт действительно должен быть вне политики. Но во введенных санкциях виноваты только наши чиновники, и в частности Министерство спорта и туризма. Вот мы заявили, что против насилия и за честные выборы – зачем нас трогать? Тем более наши подписи под письмом, по сути, никакой юридической силы не имеют. То есть, грубо говоря, высказали свое мнение, как и многие другие, а нас за это увольняют. Зачем? Для чего это делается? Чего вы, чиновники, хотели этим добиться? Санкций со стороны МОК? Молодцы, добились. Если бы чиновники поступили по-умному, по-человечески, адекватно, то не было бы вообще всей истории с наказанием от Международного олимпийского комитета.

– НОК Беларуси попытался смягчить санкции, провел якобы выборы нового главы комитета. По-твоему, такое развитие ситуации, что вместо Александра Лукашенко НОК возглавил его сын Виктор, было ожидаемым?

Топил за Брест Зайцева, играет в хоккей, гоняет на мотоциклах: что спортивного мы знаем о сыне Лукашенко, который возглавил НОК вместо отца

– Честно, я не понимаю, какой смысл в том, что они сделали. НОК Беларуси всегда стремился показать, что с санкциями не согласен, что в стране все хорошо, и МОК зря катит бочки. Ну так если вы уверены в своей правоте, зачем проводить эти выборы? Пусть бы Александр Лукашенко и дальше оставался на своем посту. Нет, решили сделать что-то несуразное, лишенное смысла и последовательности. Сейчас просто поменялось лицо руководителя комитета, а по сути осталось все так, как было раньше.

– Интересно, что перед собранием у чиновников, тренеров и спортсменов интересовались, кого бы они хотели видеть во главе НОК. И так получилось, что все якобы высказались за Александра Лукашенко.

– Это как партийные собрания во времена СССР: все единогласно. На ВНС мы увидели что-то похожее. Да не может быть такого, что все думают одинаково и хотят одного и того же. Но наша реальность напоминает 1937 год: выступил делегат – все похлопали и разошлись. А тот, кто раньше всех перестал хлопать, поедет в Соловки (советский лагерь для изоляции, трудового использования и перевоспитания политических преступников – прим. Tribuna.com). Была ж такая фишка во времена Советского Союза: главное не первому начать хлопать и не первому закончить. Нужно попасть в золотую середину, чтобы тебя никто не подметил.

– Судя по ВНС, так и получается.

– Вполне возможно. У меня один знакомый был на ВНС и рассказывал, что были те, кому удалось задать вопросы, которые не очень нравятся действующей власти. Понятно, никто не кричал «Уходи!», но больные темы поднимались. Однако в записи по ТВ даже этого не показали. А каким-то людям, которые хотели высказать недовольство по тем или иным вопросам, просто не дали микрофон. По сути, получился монолог одного человека.

– То, что люди даже на таких мероприятиях не боятся задавать неудобные для властей вопросы, о чем свидетельствует – что даже лояльная к режиму часть общества начинает что-то видеть?

– Я сейчас людей не делю на наших и не наших. Для меня все беларусы, просто с кем-то складываются отношения, а с кем-то нет. И, знаешь, даже если человек лоялен к власти, он в любом случае не дурак. Многие из сторонников режима прекрасно видят, что дальше так продолжаться просто не может, жизнь в нынешнем ключе ведет к краху страны. Жить в режиме неразрешенного политического кризиса Беларусь себе позволить не может. А у нас, в большинстве своем, власти предпринимают совершенно нелогичные действия, в том числе касающиеся экономики. Например, «душат» ипэшников. Вот если частные предприниматели закроют свои бизнесы, кто будет оказывать услуги населению? Государственные структуры? Очень сомневаюсь. Вот представь, привык приближенный к власти бизнесмен ходить в один ресторан, но режим решит его закрыть – на этом месте будет работать ресторан «Белкоопсоюза». И бизнесмен вряд ли этому обрадуется, начнет думать и задавать неудобные вопросы.

Или я тебе приведу пример из своей жизни. Делали мы ремонт в доме в Ушачах, нужны были карабины. Заехали в государственные магазины: там два гвоздя, три шурупа. И если бы не частники, так ничего бы для ремонта не купил бы. И вот представь, кому станет комфортнее, если ипэшников окончательно «задушат»? А власть продолжает это делать. И самое интересное, что многие из тех, кто за действующую власть, называют частников барыгами. Я сам лично общался с такими людьми и слышал их оценку ипэшникам. И, мол, правильно с ними власть поступает.

– Такие люди постоянно твердят о какой-то стабильности.

– Ага, стабильность, особенно в нынешнее время. Интересно, что они скажут, когда их коснется оптимизация, а я слышал, что это грядет. Прикольно будет, если на предприятиях будут такие диалоги: «Здравствуйте, мы вас сокращаем». – «Как? Почему? Я же подписал письмо за действующую власть». – «Извините, но у нас оптимизация и мы вообще вне политики». Это будет вообще прикол.

Слышал, что уже в спорте грядет оптимизация, скоро она коснется заводов. По-моему, увольняют тех, кто не в профсоюзе, еще что-то придумывают, лишь бы провести сокращения. Денег же в стране нет. Дойдет до того, что людей будут увольнять просто без объяснения причин.

– Люди из твоего окружения разделяют твое мнение относительно ситуации в стране, оказывают поддержку?

– В человеческом плане все меня поддерживают, но вот что касается точек зрения по событиям, то есть люди, у которых противоположное моему мнение. И мы все равно общаемся. В самом начале, когда я только подписал письмо, немного поругались, но я потом понял, что нужно в любом случае разговаривать. В общем, раскол мог бы быть, но мне хватило мудрости урегулировать этот вопрос.

– Ты стараешься понять тех, кто не разделяет твою позицию?

– Да, стараюсь понять и даже понимаю некоторых. Например, возьмем людей преклонного возраста, пенсионеров. Они выросли в Советском Союзе, на телевизорах, грубо говоря, интернетом не владеют. Всю жизнь прожили и проработали на одном месте, у них сформировалась своя точка зрения на мир. Поменять ее уже нереально, но считаться с ней все равно нужно. Люди имеют право на свое мнение, и некоторые их принципы и доводы понять можно.

Я к тому, что со всеми людьми нужно считаться, мнения всех нужно уважать и понимать. И, самое главное, необходимо разговаривать, приводить друг другу какие-то свои доводы. А если тупо отвергать и не слышать никого – то будет даже хуже, чем сейчас.

– Разве сторонники власти не отвергают полностью точку зрения тех, кто за перемены?

– Так действительно, они четко дают понять: только они правы, а все остальное не имеет права на жизнь. Мы, сторонники власти, умные, а остальные все дураки. Красно-зеленый – единственный флаг, бело-красно-белый – фашистский, и никак иначе… Честно, мне становится уже страшно, к каким последствиям придет страна, если люди будут жить по таким принципам.

– Какую реакцию у тебя вызвали недавние заявления Лукашенко о том, что на него и его сыновей готовилось покушение?

– Байден хотел убить Лукашенко… Снова же: «Тут наши полномочия всё, окончены». Мне кажется, его кто-то подставляет такими вещами. Покушения, еще что-то подобное – это же просто перлы. Наверное, наш агент находится в его окружении и конкретно вредит, троллит Лукашенко.

«Кто он такой, чтобы верить ему?» В белспорте послушали речь Лукашенко о покушении – и считают ее бредом

Это из той же серии, что святой Александр пришел и чуть ли не крестил Беларусь. Григорий Азаренок любит такое говорить по СТВ. Честно, пару раз пытался посмотреть госТВ, даже Азаренка. Помню, был на сборах, решил глянуть телевизор, тем более два года его уже не смотрел. Включил СТВ, а там – Азаренок. Я весь такой с серьезным лицом, думал, что услышу что-то конструктивное, с чем можно согласиться или поспорить. Но так и не услышал. Знаешь, я для себя уже определил, как нужно относиться к Азаренку. Вот ты идешь по улице – на тебя лает собака. Может, она тебя оскорбляет на своем языке, но ты же не подбежишь к ней, не станешь на колени и не будешь в ответ лаять. Прошел мимо и все на этом. Вот такая же ситуация с Азаренком.

– Зато таким людям дают медали «За отвагу».

– Это вообще что-то непонятное. Представь, как обидно силовикам, которые отслужили всю жизнь, принимали участие в серьезных операциях, но не имеют этой медали. Или даже люди, прошедшие Афганистан, – далеко не каждый из них имеет орден или медаль. Я читал, что медаль Азаренку вручили за то, что он не жалел себя при выполнении служебных обязанностей, подвергался риску и так далее. Если бы он в Чечне вышел с плакатом «Я гей» и прошелся по всему Грозному, я бы ему дал медаль. А тут награду получил человек, которого на митинге один раз толкнули и в которого однажды плюнули.

– Ты сейчас много читаешь новостей или стараешься себя оградить?

– Стараюсь постоянно быть в курсе, но очень большое количество контента – столько не поглотишь. Общаюсь с людьми, чем-то интересуюсь, но все равно от потока информации устаю очень сильно. Иногда телефон нужно отключить, отвлечься, не заходить в интернет хотя бы пару дней. Потому что реально повестка постоянно давит, новости идут в негативном ключе. Отвлекаюсь спортом.

– После ухода из сборной спорта меньше в твоей жизни не стало?

– Можно сказать, сейчас его даже больше. Если говорить о распорядке дня, то обычно везу ребенка в школу. Если в первой половине дня есть тренировка, то еду туда. Днем поделал свои дела, забрал ребенка из школы, отвез домой, сделал с ней уроки, поел и на вечернюю тренировку. А еще кружки у ребенка. В общем, загружен каждый день. И тренируюсь я не меньше, чем раньше, это точно.

– Ты пока еще не задумывался, что будет после спорта?

– Частенько такие мысли проскакивают, думаю, что делать дальше, как жить. Честно, хотелось бы остаться в Беларуси, заниматься тренерством, открыл бы свой клуб. Но я понимаю, что в теперешних реалиях мне сделать это практически невозможно. А так, в принципе, я работы никакой не боюсь.

– Что насчет переезда за границу?

– Волей-неволей задумываюсь об этом, но не хотелось бы. Если выбора не будет, то придется пойти на этот шаг. Но, повторюсь, хотелось бы жить в Беларуси и приносить пользу в этой стране.

– Что делать спортсменам или простым людям, которые до сих пор не определились, на чьей они стороне?

– А я не знаю, если честно. Если тебе нормально спится и естся, несмотря на то, что происходит в стране, если тебе позволяет твоя совесть, живи так дальше. А если не можешь смириться, то сделай шаг. Я вообще не понимаю, как сейчас можно не определиться, на чьей ты стороне. Не могу представить психологию человека, который находится посередине. Середины уже давно нет. Как говорил Виталий Гурков, сейчас даже зефирка в политике, и всем давно пора определиться.

Фото: из личного архива Дмитрия Шершаня, ijf.org

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья