Контора пишет
Блог

Велоевро лучше провести в другой стране, пробег за Лукашенко – часть работы. Человек из сборной – о последнем топ-турнире, который отняли у Беларуси

Прилетело и велосипедистам.

27 мая Беларусь лишилась еще одного крупного турнира. Европейский велосипедный союз (UEC) решил отменить чемпионат Европы по велотреку, который был пройти с 23 по 27 июня в Минске. Еще совсем недавно глава UEC Энрико Делла Каса заявлял, что перенос невозможен, но теперь ведущие сборные – Великобритания, Германия и Нидерланды – официально заявили о своем отказе от участия в ЧЕ, если тот пройдет в Минске. В итоге союз заявил об отмене «в свете международной ситуации» – ее, очевидно, вызвала вынужденная посадка в Беларуси самолета со снятием с борта журналиста Романа Протасевича, который сейчас признан политзаключенным.

Перенос ЧЕ по велотреку из Минска уже казался нереальным – но тут посадили борт Протасевича: топ-сборные пошли в отказ, чиновники вспомнили о ковиде

Стоило ли вообще доверять Минску проведение чемпионата? Почему глава UEC до последнего отвергал возможность переноса старта? Что думают обо всей ситуации беларусские велосипедисты? Об этом «Трибуна» на условиях анонимности поговорила с одним из членов национальной команды.

– В UEC долгое время придерживались одной позиции: соревнования должны пройти в Минске. Но некоторые команды официально отказались лететь в Беларусь. Поэтому тяжело было предполагать, какое решение примет союз. В беларусской команде готовились к любому развитию ситуации и понимали, что, возможно, нужно будет вносить корректировки в подготовительный план.

Если бы соревнования проходили в Беларуси, то для нашей команды это, естественно, было бы проще как в плане подготовки, так и в плане логистики. Если старт проводится где-то за рубежом, то нужно готовить много документов, заниматься вопросами транспортировки. В общем, хватает проблем. А когда чемпионат проходит на твоей Родине, то от лишних проблем голова не болит. Просто готовишься и выходишь на старт.

– Еще в начале месяца датчане говорили, что готовы принять у себя ЧЕ.

– По большому счету, без разницы, где будет соревнование. Просто, как я уже сказал, если старт за границей, в той же Дании, это дополнительные трудности в плане перемещения. До Дании нужно лететь на самолете. А вы знаете, что сейчас происходит с авиасообщением.

Когда случился инцидент с вынужденной посадкой самолета, который летел из Афин в Вильнюс, я где-то предполагал, что все может обернуться таким образом – европейские страны начнут отказываться летать над Беларусью. Ну а следом это отразится и на чемпионате Европы по велотреку. Как видим, сильные команды начали отказываться лететь к нам на соревнование…

Впрочем, если посмотреть на это с другой стороны, чемпионат мог бы состояться в Минске и без этих сборных. Например, наша команда летала недавно на Кубок наций в Гонконг, там тоже было не самое большое представительство. Только 10-12 стран приняли участие.

– Но когда официально от участия в чемпионате Европы отказываются Нидерланды, Германия и Великобритания – топовые сборные в велоспорте – это ведь снижает уровень соревнований.

– Конечно, это действительно крутые коллективы. Но даже если этих команд нет, статус чемпионата Европы не страдает. Я объясню, для чего вообще нужно это соревнование. ЧЕ – это турнир, который дает рейтинговые очки и входит в систему отбора на чемпионат мира. И та команда, которая не будет участвовать в чемпионате Европы, потом испытает дополнительные сложности при отборе на ЧМ. А статус турнира [без топ-сборных] не поменяется – в любом случае чемпионат Европы останется чемпионатом Европы.

– Получается, топовые сборные могли сделать хуже себе?

– Можно и так сказать. Но в любом случае, думаю, что будут какие-то изменения в плане отбора на ЧМ. Два из трех этапов Кубка наций, где также набираются рейтинговые очки, не состоялись из-за коронавируса. Так что, мне кажется, союз пойдет на то, что проведет какие-то дополнительные соревнования либо просто-напросто изменит систему отбора на чемпионат мира.

– Отказы сборных Великобритании, Германии и Нидерландов от участия в ЧЕ могли давить на руководство UEC?

– Конечно. Хотя утверждать это на 100 процентов нельзя. В UEC работают представители разных стран, и у каждого чиновника свое мнение – на всех одновременно не надавишь. При вынесении определенного решения люди высказывают свое мнение, и только потом союз приходит к общему знаменателю. А мнения могут быть совершенно разными.

– Почему президент союза Делла Каса даже в свете отмены в Беларуси крупных соревнований продолжал настаивать на проведении чемпионата именно в Минске?

– В марте или апреле читал его интервью. Делла Каса говорил, что старт пройдет только в Беларуси, никакого переноса не будет. И аргументировал свою позицию тем, что союз независим от политики, спорт не должен смешиваться с политикой.

Вполне возможно, на его позиции сказывалось то, что он только в марте занял пост. Итальянец отстаивал свою принципиальную точку зрения: нужно двигаться в том направлении, которое запланировано ранее. Просто не хотел каких-то изменений. А может, были какие-то свои личные интересы, не знаю.

– В связи с отменой чемпионата Европы в Минске UEC что-то потеряет в финансовом или имиджевом плане?

– Насчет имиджа сложно сказать, а вот что касается финансов, то тут нужно отметить, что денежные вопросы ложатся на плечи принимающей стороны. В нашем случае – Беларусской федерации велосипедного спорта. Для того чтобы провести чемпионат, наша федерация уже перечислила определенную сумму UEC. Это не 5 и не 10 тысяч евро. Там деньги куда большие. Когда турнир отменяют, UEC должен возместить Беларуси какую-то неустойку, выплатить компенсацию. Как в случае с тем же чемпионатом мира по хоккею-2021. Поэтому, возможно, президент Европейского велосипедного союза до последнего делал так, чтобы ЧЕ прошел именно в Минске – чтобы не возвращать деньги.

– А что вы лично думаете о том, стоило ли проводить такое соревнование в Беларуси, которую каждый день штормит?

– Если честно, я бы предпочел, чтобы чемпионат прошел в другой стране. Мы бы спокойно выехали, погоняли и вернулись бы на Родину. Это было бы лучше и спокойнее для всех.

– Где в таком случае можно было бы провести ЧЕ?

– Например, в той же России. Насколько знаю, в Санкт-Петербурге отличный трек. Плюс другие участники старта могут добраться до России. Да, придется облетать Беларусь, но все равно отказываться от участия в ЧЕ не нужно (позднее стало известно, что вариант с Россией не рассматривается UEC из-за возможных проблем с доставкой багажа самолетами, которые обычно летали через Беларусь – прим. Tribuna.com).

– В команде возможный перенос чемпионата Европы обсуждали?

– Конечно, разговоры были, новости же все читают. У каждого свое мнение, но общая позиция такова: готовимся, настраиваемся на чемпионат, а где он состоится – это уже будем смотреть по факту.

– А как лидеры сборной реагировали на всю ситуацию?

– Они также старались не обращать внимание на происходящее, а концентрировались на тренировках и других соревнованиях. Если отвлекаться на что-то постороннее, то это принесет только вред.

– Если говорим о лидерах команды, то вспоминаю, как некоторые девушки, в том числе лидеры сборной, в августе принимали участие в провластном велопробеге.

Велопробег и митинг за Лукашенко от спорта вышли скромными: мало людей, еще меньше атлетов и парашютист с флагом как хэдлайнер

– Понимаете, в чем тут дело. Спортсмены и тренеры подчиняются Министерству спорта, которое и платит зарплату. Заключены контракты, в которых обговорены трудовые отношения. Данный велопробег – это тоже часть трудовых отношений между работником и нанимателем. Если отказаться – это все равно, что прогулять рабочий день. Если пропускаешь по неуважительной причине, то может грозить увольнение.

– Но велопробег никак со спортом не связан – тут больше политической окраски.

– Согласен. Но спортсмены и тренеры обязаны принимать участие в мероприятиях, которых связаны не только с тренировками и соревнованиями, а во всех, к которым так или иначе имеет отношение Минспорта.

Насколько помню, августовский велопробег позиционировался как пробег в поддержку государственной символики. Не было такого: «Мы едем в поддержку действующей власти или лично Лукашенко».

– Как люди, которые участвовали в велопробеге, реагировали на это мероприятие?

– Да по-разному. Знаю, что некоторые отказывались участвовать, и чтобы не ехать, придумывали разные причины. Кто-то по семейным обстоятельствам уезжал, кто-то еще что-то говорил. А были и те, кто по собственному желанию пошел, то есть хотел проехаться. Да, были такие. Скажем так, 50 на 50 произошло разделение.

– У тех, кто отказался, последствий не было?

– Нет, не слышал чего-то такого. Скажем так, тем, кто вообще это все организовывал, важно было создать массовость. Они этого добились. Людей отмечаться не заставляли. Да и давления и угроз, грубо говоря, не было. Скажем так, настоятельно рекомендовали принять участие.

– Отношение беларусов к участникам этого велопробега сейчас соответствующее.

– Да, есть такое. Говорят, что велосипедисты такие-сякие, ябатьки и так далее. Понимаете, в велоспорте не такие уж большие зарплаты, и некоторые приняли участие в этом мероприятие только из-за того, чтобы не потерять то, что есть.

– Та же история с провластным письмом?

– Да. Никого подписывать не заставляли, но нашлись те, кто сам захотел это сделать, а были и те, кто оставил подпись, чтобы избежать каких-то последствий. Хотя, как показало время, можно было отказаться, и ничего тебе за это не было бы.

Фото: pressball.by, gettyimages.com

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья