android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderusersview
Блог Палёт Крумкачоў

Дмитрий Яшин: «В Грозном тебя примут так, как будто ты давний друг. Я там пожил, и у меня внутри все изменилось»

Защитник Крумкачоў – о футбольном детстве в Самаре, Чечне и матче против Вернблума.

– Дмитрий, расскажи о себе.

– Родился и вырос в маленьком городке Похвистнево в Самарской области. Когда учился в третьем классе, мы переехали в Самару. Думал, чем занять себя там. В Похвистнево ходил на акробатику, вот и в Самаре тоже хотел продолжить. И тут одноклассник говорит: «Я занимаюсь футболом в секции, кто хочет – может записаться». Пришел, маме сказал. По-моему, это было 300 рублей в месяц. Думал, она откажется. А мама согласилась. Записался – и понеслась. Мне тогда было 10 лет.

Мы назывались сначала «Крылья-93», у нас только 1993 год был. Увидел тренер, что я бегаю быстро, и поставил в нападение. С 2005 я играл в нападении, 30 мячей забил в первый же год. Просто убегал от всех – и все. Даже и не помню, как я это делал. Просто бежал и бил. Потом в нападении не шло, и Сергей Петрович Чеснакас, мой первый тренер, поставил меня в защиту. Все время орал на меня. Все время, все время! По каждому поводу и без повода, я везде был крайним. Можно сказать, на криках вырос. Произошло это случайно. Поехали мы на турнир в Сочи. После одного из матчей он разозлился на защитников, заходит ко мне в комнату и спрашивает, смогу ли я сыграть крайнего защитника. Меня всего перетряхнуло! Как? В защите? Крайнего?! И я сказал, что смогу.

А почему бы и нет, если не ставят меня в нападение. Главное – играть. Приехал на турнир, а сам, считай, не играю. Вот и сыграл со «Сменой» левого защитника. После того турнира так защитником и остался. Потом тренер ушел, а нашу команду ЦСКА-ВВС-2 объединили с ЦСКА-ВВС-1. Там были ребята 1992 и 1994 года, на тренировку пришли 40 человек. Вот там была конкуренция! Кто выдержал – остался.

Многие просто «профукали» футбол. Меняли тренировки на «пойти погулять». На играх появлялись, конечно. Много было людей, которые гораздо талантливее меня, но сами себя загубили.

Вместо сорока осталось двадцать человек. И потом стали нас в главную команду ЦСКА выдергивать. Они играли на город и область. Играла в Самарской области наша команда, игроки были взрослые – 1989 и 1990 годы. И нас по одному, кто хорошо играет, брали туда. Вот и меня выдернули в один момент.

А в 18 лет нас просто взяли и распустили. Иди, куда хочешь! А некуда идти. Чтобы в Самаре играть, нужно быть большим талантом. Мой хороший друг Хаким Матаев порекомендовал в дубль «Терека». Позвонили, спросили, говорят, ну, приезжай. Докажешь, что ты лучший – останешься. Два месяца на сборах: сначала в январе в Кисловодске и потом в феврале в Турции. Тренер в меня поверил.

Первая игра была со «Спартаком». Просто со сборов полетели в Москву. Меня так трясло перед игрой! Зимой я только приехал на сборы, а уже через два месяца играю со «Спартаком». Ещё в ноябре ходил на дубль «Крыльев» и смотрел, как они играют со «Спартаком», а теперь выхожу и сам играю. Многие говорили: «Не сдавайся!» А я и не сдавался. Я просто ходил на футбол. Обычный парень, выполнял все, что скажет тренер. Просто ходил и занимался, потому что мне это нравилось.

Начало 2000-х – лучшие годы в истории «Крыльев». Что ты помнишь из тех времен?

– Когда я начинал играть в футбол, я вообще ничего не знал. Только некоторых футболистов легендарных – и все. На футбол в то время очень редко ходил. Отец меня иногда водил. Когда «Крылья Советов» третье место взяли, играл там Андрей Тихонов. Я потом в ФНЛ играл против Тихонова-тренера. Вот даже у нас в чемпионате Беларуси играет Сергей Виноградов, а в БАТЭ – Сергей Веремко. Они все из «Крыльев»! Я раньше смотрел на них раскрыв рот, а теперь сам играю против них. Эти чувства не передать.

Или вот Александр Глеб как-то к нам пришел на тренировку в «Крумкачы». Конечно, ты не даешь волю эмоциям. Но ведь это же Глеб! Нет, ты просто тренируешься с ним. А когда-то смотрел на него и мечтал хотя бы руку пожать. И на Олега Иванова я так смотрел, когда он в Самаре играл. А потом, как попал в дубль «Терека», тренировался с ним порой. Вот так все бывает.

– Что собой представляет дубль «Терека»?

– Это было круто. Я ведь там один был русский, все остальные мусульмане. Сколько раз предлагали принять ислам! Но это все ненавязчиво было так, понемногу на мозги капали понемногу: «Дим, ну подумай сам».

Приняли меня очень хорошо, без малейших предубеждений. Взяли под опеку, можно сказать. Если приехать в Грозный, тебя примут, как будто ты давний друг. Я влился в атмосферу Чечни так легко и непринужденно. Всё время в гости приглашают. Обижаются, если ты в гости не приходишь. А если приходишь, то это не просто чай попить – такую поляну накрывают, что столы ломятся.

У нас были два тренера: Ваит Талгаев и Иса Байтиев. Ваит – просто бешеный теоретик. Выигрывал кубок России с «Тереком». А Иса – наш мотиватор. Спуску никому не давал по дисциплине. Мотивация плюс теория – это дало плоды. Мы заняли 5 место в первом сезоне. Второй сезон хорошо начали и до того сплотились, что когда нам давали игроков из основной команды «Терека», они нам фактически ломали игру. Дубль должен подстраиваться под основу, поэтому эти парни должны были отыграть не меньше тайма.

Я всегда очень тепло вспоминаю время, проведенное в Грозном. Нам на полсезона как-то спустили в дубль Сашу Павленко и Олега Власова. И мы все время проводили с ними. Мы с моим другом Хакимом жили на базе. Там же и Саша с Олегом поселились. Остальные все по домам разъезжались. Из развлечений у нас было в «Шоколадницу» сходить. Ходили, кушали блинчики с чаем, иногда–в кино. Саша с Олегом все оплачивали нам. Молодцы :)

В основную команду тоже привлекали и тренироваться, и играть. Правда, играл я лишь в товарищеских матчах. Когда был в «Тереке», у нас выступал Антон Амельченко. Он играл в последнем туре с «Мордовией», а я тогда в заявке на тот матч был. Первый раз в жизни в заявку «Терека» попал. Первый и последний. А теперь мы с Антоном вместе играем в «Крумкачах».

– В свой последний сезон в Грозном ты забил 8 голов.

– Освоился в дубле и на следующий сезон, который для меня был последним (дальше по возрасту играть не мог), я уже понял, что словно перерос его. Просто все получалось. Когда понимаешь, что ты можешь и что ты умеешь, и веришь в свои силы, у тебя все получается. Я просто знал, что у меня все получится, и голы пришли.

– Можешь какие-то голы выделить?

– «Амкару» я красиво забил. Почти все головой забивал, а там – нет. В ФНЛ «Факелу» забивал. В штрафной мяч принял и просто ударил. Дублю «Зенита» хороший гол забил. У них стандарт был, мы мяч выбили. Я очень часто убегал в контратаку. Нам разрешали так. На мое место садится опорник, а я побежал в роли нападающего. Вот и тут со стандарта вынесли. Халид Кадыров подобрал мяч, по флангу побежал и мы с ним вдвоем убежали параллельно. Он мне мяч вкатил, я меж двух защитников принял и в угол покатил. Даже сам не знаю, как так вышло.

– Каково влияние Кадырова на повседневную жизнь?

– Властью везде недовольны, но не в Чечне. Мне рассказывали, что он многое делает для Чечни. Ему люди писали, а он просто брал и дарил квартиры нуждающимся. Если в семье много детей, а денег нет, просто брал и дарил. Много подарков делал просто так. Писали ему в инстаграме «подари «Камри», он и дарил. Любит спорт, везде ходит. Он все знает про спорт. Был и у нас на дубле как-то, что меня удивило. Президент Чечни пришел на матч дубля! Мы с «Амкаром» играли, я тогда гол забил.

– Ничего тебе тогда не подарил?

– Нет. Он дублю вообще ничего не дарил, а вот игрокам основной команды – частенько.

– И никого не смущало, что это все не из его кармана, а из бюджетных денег?

– Не знаю. Я там пожил, и у меня внутри все изменилось. Я понял, как нужно относиться к другим. Ты становишься более воспитанным. В Чечне воспитанию уделяют много внимания. Меня в «Терек» привел Хаким. Прихожу к нему в гости, там сидит дедушка и рассказывает про ислам или истории какие-нибудь. Мне это все было интересно. Про ислам я мало что знал, думал, что все сплошь террористы. Но это вообще не так. Культура, общение, уважение – все есть. Просто как одно целое.

– Но выезд в Грозный считается опасным.

– Все так думают. А на самом деле, если ты приедешь в Грозный, тебя туда доставят и обратно на поезд посадят. Если, конечно, не будешь нарываться и баннеры оскорбительные выставлять. Мне кажется, на других стадионах в России опаснее, чем в Грозном. В Грозный всегда много фанатов приезжало. Абсолютно безопасный город. Я думаю, там любому понравится.

– Из Грозного ты уехал в Саратов.

– В аренду. Сыграл там только один матч. Вообще не хочется про это время вспоминать. Там был тренер, с которым мы не сошлись характерами. Вот я и не играл там толком. Потом решил уйти из команды.

Ушёл в «Орел». Помотало меня. Меня звал тренер, многое обещал, а в итоге – ничего из этого не вышло. Позвал 10 футболистов, а потом просто всех кинул и уехал. Нас вообще еле успели заявить на ту половину сезона. Жили на турбазе. Это было просто ужасно. Все думал, когда я уже из этой задницы выберусь, когда у меня будет полноценный нормальный сезон?

– А потом ты попал в «Байкал». 

22

– А вот это хорошая команда. Агент позвонил, сказал, что можно уехать в Иркутск или Владивосток. Но во Владивостоке уже тогда не очень все хорошо было. А в Иркутске главный тренер Константин Дзуцев на меня рассчитывает, знает, как я играю. Приехал, потренировался, меня заявили.

К нам тогда и ЦСКА приезжал в Кубке. Это самый памятный матч в Иркутске. Недавно узнал, что Рома Кривулькин (защитник «Крумкачоў», перешедший в клуб из дубля ЦСКА – прим.)тогда в заявке ЦСКА был и сидел на скамейке, но так и не вышел.

Ажиотаж был – весь город кипел! Все думали, когда, когда уже приедут? Там на стадионе лавки были, не хватало сидений. И мы всей командой эти сиденья таскали на стадион, чтобы их рабочие успели прикрутить до матча. А иначе стадион бы не заполнился.

Нам выдавали определенное число билетов на человека. Билет, кажется, стоил 500 рублей. Местные пацаны брали по 50 билетов сразу, чтобы и родственникам, и друзьям отдать. Стадион был просто битком забит. Это очень круто.

В этом матче играть я не должен был. У нас до этого с «Томью» был матч на Кубок, вот там я играл. А с ЦСКА у нас хватало центральных защитников опытнее меня. Все-таки ЦСКА же, надо поопытнее людей выпустить.

Я тогда очень хотел сыграть против Вернблума, потому что хорошо знал, что это за игрок. Перед игрой Дзуцев обычно вызывал к себе игроков, которые выйдут в старте, и рассказывал им, как будем играть и что делать. И вот в день игры он вызывает меня. А я иду и думаю: странно, у нас есть три центральных защитника, куда мне-то? А он и говорит: будешь в «опоре» играть против Вернблума.

«Какого опорника, я ж не умею!» – удивляюсь. А он отвечает, мол, ничего не делай, просто выигрывай борьбу и все. Ладно. Передачи в том матче я вообще не давал. Кто бы мяч ни выносил, мы или они, я все время вступаю в верховую борьбу.

Когда гол забили в ворота ЦСКА, тут же чуть второй не положили, но мяч у нападающего с ноги «срезался». Там поле у нас такое было… настоящий кочкодром. По эмоциям я понимал, что мы забили, но нам же играть еще час!

В основное время мы 1:1 сыграли. Когда ЦСКА на 79-й минуте сравнял, у меня только одна мысль была: «Твою мать, ещё дополнительное время». А у меня ноги просто свинцовые. Выдохся совершенно. Это ж ещё два по 15 теперь! Мы играем, у нас мяч от ворот вратарь ставит, я просто бегу вперед, в землю смотрю, будто шоры на глазах. Только знаю, что надо прибежать в центр и выиграть там мяч. И все. От меня больше ничего не требовалось. Выиграл борьбу, скинул мяч или передачу продлил.

Домой шел и ничего не чувствовал. Пришел, лег на диван – и все. Лежал, ничего не делал. Ни на что не было сил. Думал, что наберу ванну горячую и отойду, а в итоге с дивана даже сдвинуться не мог. Хотел уснуть, так даже это не смог. Три часа так пролежал.

Но это очень крутой был матч. Все только о нем и говорили. 

– Как жилось в Иркутске?

– На Байкале так и не побывал. Всё думал, сейчас зима пройдёт, и я летом в хорошую погоду съезжу на Байкал посмотреть. Но не съездил: команда разорилась. А жилось хорошо: квартиру оплачивали, на тренировки возили, питание, зарплата, премиальные. Все, что руководство обещало, то и выполняло. Но они и требовали соответственно. Было не одно собрание, когда были жесткие разговоры.

ФНЛ – это много перелетов, но в самолёте мы не жили. Приезжали порой на три недели в Москву и жили там. Потом играли в Москве, оттуда летели в Воронеж с «Факелом» играть. Мы не летали постоянно из Иркутска.

– И после «Байкала» ты перешёл в «Крумкачы».

–  Если бы я не катался на сноуборде, я, может, и в Беларусь никогда бы не приехал… Поехали мы семьей кататься на сноубордах и лыжах. Я маме говорю: сноуборды – это моё! В кино видел, как катаются. Она меня отправляет к инструктору, чтобы учился у него кататься, а я такой: нет, мам, я сам смогу. Ну, как всегда, маму же не слушаем. Зря.

Взял сноуборд и поехал вниз. Проехал 10-15 метров и ка-а-а-ак упал! У меня рука сзади осталась, плечо вылетело, короче. Это была такая боль…  Еле доехал до больницы. Чувствовал каждую кочку на машине. К доктору приехали, я ему почти кричу: «Делай все, что угодно, я уже просто не могу!» А он мне два во-о-от таких укола в плечо всандалил. А потом говорит: «Сейчас ты почувствуешь боль, а потом как заново родишься». И руку на место вправил. Похожая травма у Миши Калугина в прошлом сезоне была, только у него в другую сторону рука из сустава вылетела.

22

А на дворе-то уже конец января. Звоню агенту и говорю, что у меня плечо вывихнуто. Тогда как раз вариант с Владивостоком был. В общем, перспективные предложения каждый год всплывают.

Под конец февраля мне можно было снимать лангетку и приступать к тренировкам. Звонит агент и говорит: «Поедешь в «Крумкачы» на контракт». А я спрашиваю, знают ли они, что я не тренировался долгое время. Знают. Вот так я и попал в Беларусь. Не было бы травмы – остался бы в России.

– Первые впечатления от Минска?

– Да я тогда по Минску вообще не гулял, только на тренировки ездил – и все. Приехал сразу на сборы. Снимал квартиру на Каменной Горке. Это потом уже, как девушка ко мне приехала, мы начали гулять по городу. Спустя год я уже могу рассказать. Минск – очень чистый город. Думаю, чистоту все в этом городе отмечают. В любом другом городе России ты точно задумаешься: что это за помойка, что за ужасные дороги. Дороги и чистота – это не про Россию, в общем. Но это ничего не меняет, я патриот России и горжусь этим.

Много красивых мест, за которыми ухаживают. Парки для людей сделаны. Выйти и присесть на лавочку – это же круто. Мы спокойно с девушкой даже просто по улицам гуляем, и нам нравится. Вокруг чистота и порядок, тебе приятно даже вокруг дома ходить. В России так не сделаешь. Там не так.

– Чем занимаешься в свободное время?

– В свободное время хожу в кинотеатры. Мы с девушкой любим в кино ходить – почти всегда ходим в «Беларусь». Особенно люблю фантастику. Marvel, DC и все, что связано с их комиксами. Еще смотрю фильмы, основанные на реальных событиях. Любимые фильмы: «Легенда №17», «Гладиатор» и «Брат-2». Про кино я могу много говорить.

Люблю вкусно поесть, играю на Sony PlayStation.  Это очень сильное моё увлечение. В Battlefield 1 играем вместе с Шиком (Евгений Шикавка – прим.). Всегда вместе против других. 32 на 32, там такая заруба! Мой уровень посмотреть и все станет понятно.

– Может, читаешь?

– Рэпчик только :) На самом деле, нет. Рэп, в основном, слушаю. Правда, любимых музыкантов и рэперов как таковых нет. Но они выпускают альбомы по 18 песен, а из них что-то одно выстрелит. Иногда услышу песню – и всё, заела в голове. Из российских исполнителей нравятся Лепс, Меладзе и БИ-2.

– Твоя борода – это…?

22

– Она просто сама начала расти. Просто совпадение. Когда я поехал в Грозный, у меня в этот период как раз начала расти борода. Я всегда хотел, чтобы у меня была борода. И вот аккурат в 18 лет начала расти, причём именно так, как мне нравится – без усов. Не люблю усы.

Но нам в Грозном не разрешали бороду носить. Тренер, Иса, постоянно говорил: «Что вы как индейцы ходите?» Его как-то забрали в основную команду тренировать, а потом вернули обратно. Мы должны были ехать в Краснодар с «Кубанью» играть. И он сразу сказал: «Чтоб до завтра всё это сбрили!» На следующее утро все вышли как младенцы.

За бороду, конечно, подтравливали. Это во всех командах было. Шик до сих пор меня травит. Не знаю, почему, но он меня все Дагестаном называет. Говорю: «Баран, я же в Чечне был!» По-моему, для него это все одно и то же :)

– Как тебя поддерживает семья на протяжении всей карьеры?

– Семья для меня – это крепость. Всегда поддержат и помогут, если надо. Даже если что-то не получается, они всегда находят правильно подобранные слова, после которых становится лучше. Отец всегда скажет, что я делаю так или не так, расскажет как надо. Мама, сестра, бабушка и девушка Елена верят в меня – и для меня это важно. Когда дома все хорошо, и мысли положительные.

– В «Крумкачах» с кем-то сдружился за этот год?

– Фил, Талей, Шик (Филипп Иванов, Максим Талейко, Евгений Шикавка – прим.). С ними теснее всех. Теснее некуда. Постоянно в гости ходим друг к другу. Для нас это нормально. Это хорошо, так и должно быть, мне кажется, везде и у всех. И наши девушки (у Фила – жена) общаются.

22

В команде со всеми общаемся, конечно. Просто надо разделять. Есть бытовая жизнь, а есть–футбольное поле. Когда ты выходишь на газон – все, это твоя семья. Мы должны действовать как слаженный организм. Если ты будешь думать только о себе или друге, ничего не получится. Мы должны быть единым целым. А вот уже вне поля общаемся: кто-то тесно, кто-то–нет. У каждого свои друзья вне поля.

– Зимой ты мог уходить. Почему остался?

–  Сначала не срослось в «СКА-Хабаровск». Летал на просмотр в Турцию к ним. Звонили мне всю неделю: приезжай, мол, на контракт, очень нужен нам.

Я туда приехал, сыграл, понравился им. Но почти в последний момент говорят, что более опытного игрока подпишут. Моя позиция такая, что все ищут более опытного игрока. Центральный защитник должен быть опытным. Вот и сказали, что, мол, извини, будем следить… Я уже не слушал их и сказал, что возвращаюсь в «Крумкачы». И поехал в Минск.

– Есть цель на сезон?

– Очень хочу, чтобы мы были в первой пятерке. В прошлом сезоне после сборов я не был уверен в своих силах, не был так натренирован и не знал, могу ли я играть на нужном уровне. В предсезонке мы не бегали, все делали через мяч. Для меня это было новшеством. Я думал: откуда нам сил взять на сезон? Чтобы быть в хорошей форме, я должен выкладываться на максимум в предсезонке, меня так приучили с детства. Мы работаем на полную, а потом это выливается в то, что на поле у тебя есть силы, тебя несут ноги.

В этом сезоне я в своих силах уверен. Знаю, что меня не обгонят, не заберут мяч, что я сыграю надежно. Мы провели очень хорошую предсезонку. Сейчас я играю в паре с Климом (Дмитрием Климовичем – прим.). Он мне очень много дал и дает до сих пор. Подсказывает и на поле, и вне поля, и во время тренировок. Я понимаю, что человек поиграл и хочет вложить в меня свой опыт, и прислушиваюсь к нему.

Для себя на поле подмечаю все мелкие детали, которые делает даже неопытный игрок. Смотрю, что и как он делает, и для себя это откладываю. Беру везде по чуть-чуть и накапливаю опыт. Опыт – это самое важное. 

Фото: из личного архива Дмитрия Яшина, журнал ICON, irk.ru, ФК «Факел», Юлия Рай.

Автор
  • krumkach

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы