Блог Накапливай и сберегай

1000 клюшек на сезон, очень много на еду, 40 процентов бюджета на зарплаты: на что тратят в белхоккее и сколько надо, чтобы стать чемпионом

 Посчитали траты и доходы хоккейных команд.

В Беларуси спорту много достается на неуместные траты из госбюджета, но хоккею прилетает чаще всего. За дорогущие ледовые дворцы, за толстые зарплаты в КХЛ и просто за отсутствие результата – поводов позлословить хватает. Но давайте разберемся по существу: хоккей – это дорого или не очень? На что клубы тратят основные деньги? А могут ли они заработать? Пообщавшись с менеджерами белорусской Экстралиги, «Трибуна» узнала для совместного проекта с финансовой компанией Lacerta, как и на что клубы расходуют деньги. Да, на зарплаты уходит немало, но ведь есть еще амуниция, питание, аренда и другие статьи расходов («тяжесть» некоторых пунктов может вас удивить).

Зарплатная ведомость тянет больше всего

Когда хоккейной федерацией руководил Семен Шапиро, был принят документ, в котором прописали максимальные общие суммы контрактов с сезона-2018/19. Клубам элитного дивизиона на выплаты хоккеистам разрешено тратить от 50 до 100 тысяч рублей ежемесячно. Минимальный оклад составляет 1 тысячу рублей, максимальный – 6 тысяч. Зарплата главных тренеров колеблется в пределах 3-6 тысяч. Отметим, что считанные клубы элиты не доводят зарплатную ведомость до максимальных 100 тысяч. Некоторые не тратят все деньги, а держат их про запас, чтобы иметь возможность усиливать команду по ходу турнира.

Также клуб в праве поощрить хоккеистов и тренерско-административный штаб премией за победу, но это по желанию и наличию средств в казне. Согласно документам федерации, на всех за викторию можно выписать 19,5 тысяч рублей.

Интересно, что денежное довольствие директора клуба регулируется иными документами. По ним босс со всеми надбавками не может получить больше 1,9 тысяч рублей в месяц.

При грубом подсчете в среднем команда из экстралиги А тратит на зарплаты порядка 40 процентов своего бюджета. Процент может показаться не таким большим, так как, к примеру, в футболе зарплата съедает бОльшую часть денег на сезон. Однако не будем забывать, что в хоккее совершенно другие траты на амуницию.

Команде нужно около тысячи клюшек на сезон

По подсчетам функционеров, в среднем на одного хоккеиста приходится четыре-пять клюшек в месяц. Это же число справедливо и в отношении вратарей. При этом клуб вправе сам определять месячный норматив по числу клюшек на человека. За сезон на команду может уйти около тысячи штук клюшек.

Средняя стоимость клюшки – 500 рублей. Вообще разброс цен на инвентарь достаточно велик. К примеру, молодежные сборные U-17 и U-20, выступавшие в экстралиге Б, играли клюшками Fischer, которые федерация закупила примерно по 250 рублей за штуку.

Топовые модели прошлого сезона потянут на 650 рублей. Однако в такой цене они не пробудут даже сезон. Уже к новому чемпионату дорогая модель обойдется дешевле примерно на треть. Некоторые производители готовы делать клюшки под заказ. При этом подгонка инвентаря под индивидуальные особенности кардинально не влияет на цену.

Умножаем 1000 штук на 500 рублей и получаем сумму в полмиллиона рублей. Закупки клюшек идут через государственные тендеры. Оплата совершается по безналичному расчету, хотя за наличку хоккейные орудия стоили бы куда дешевле, но форму расчета клубы не выбирают. Также команды не могут давать на руки хоккеистам деньги, чтобы они сами покупали необходимые им модели, которые в рознице стоят дешевле. Бережливые руководители клубов говорят, что приобретение игроками клюшек не только могло бы сэкономить бюджетные средства, но и сделало бы отношение хоккеистов к инвентарю более рачительным.

Остальная амуниция тоже тянет серьезно...

Самый дорогой элемент формы хоккеиста – коньки. В сезоне игроку предписывается обойтись двумя парами. В среднем один комплект обходится клубу в 2 тысячи рублей. Топовые модели стоят на 700 рублей дороже.

Нагрудник выдают на один сезон. Его стоимость – под 150 рублей. Шлем, который также один на чемпионат, тянет на такую же сумму. В среднем на сезон берут две пары краг на одного хоккеиста. Цена каждой пары – около 200 рублей. Если говорить про расходники (лента, скотч, удлинители), то за сезон уходит примерно тысяча рублей на хоккеиста.

Комплект вратарской формы стоит около 9 тысяч рублей. Его вполне хватит на один сезон.

Если подсуммировать приведенные цифры и умножить на 23 игрока с двумя вратарями, получается сумма под 150 тысяч рублей на сезон.

...но едят еще больше

Суммы, которые можно выделять клубу на питание игроков и тренеров, регулируются специальным постановлением Министерства спорта. Сейчас хоккеист может рассчитывать, что его покормят на 24 рубля в сутки. При этом нет разницы, на какое количество приемов пищи потратятся эти деньги – на один или пять. Такая же сумма расходуется во время выездных матчей.

Клуб вправе выдавать деньги за питание на руки, но в таком случае сумма упадет до 15 рублей на одного человека в сутки.

Если высчитывать затраты на питание в общепите по максимуму, то за сезон набежит солидная сумма – порядка 240 тысяч рублей.

Выбор гостиницы не всегда прост

Где жить во время выездных матчей – непростой выбор для руководителей клубов. Гостиница должна соответствовать множеству параметров. Самым главным из них является проживание и питание в одном месте. Не во всех городах найдешь большую гостиницу по приемлемым ценам да еще со своей столовой.

В среднем на отель тратят в районе 50 рублей на человека. В Минске сумма получится выше, в городах поменьше – ожидаемо дешевле. Отметим, цены в гостиницах далеко не всегда включают в себя завтраки.

Скидки хоккейным клубам практически исключены. Дисконт можно получить разве что у частных гостиниц, государственные такую опцию не предоставляют. Однако частники иногда вообще отказывают клубам, так как располагают ограниченным количеством номеров и не могут принять всю команду.

Затраты на гостиницы также обходятся в копеечку. В регулярном чемпионате у каждого клуба по 29 выездных матчей. По итогам сезона набегает примерно 45 тысяч рублей, и это без учета трат на питание.

Автобус держать невыгодно, но приходится

Практически все клубы Экстралиги А имеют в собственности бусы. К примеру, у «Юности» даже есть отдельный автобус, на котором передвигается только первая команда. В 2018 году минчане оказались в необычной ситуации. Клуб выставил на продажу 63-местный Neoplan Cityliner L с нулевым пробегом, у которого на боках красовалось лого «Юности».

За автомобиль хотели 738 тысяч долларов. За полтора года покупатель так и не нашелся. Клуб не нашел другого выхода, кроме как передать машину НОКу Беларуси.

Интересно, что некоторые клубные боссы убежденны, что дешевле в течение сезона арендовать автобус, а не владеть собственным. Руководители апеллируют к растущей стоимости топлива, дорожному налогу, техосмотру, мойке и расходниками – одного масла заливается 50 литров за раз. Водители понимают, в какую копеечку могут обойтись такие траты.

Также многое зависит от производителя автобуса. МАЗ принято ругать за проигрыш в качестве иностранным аналогам. Казалось, покупая более дорогой зарубежный бус, снимаешь с себя головную боль. Но это далеко не всегда так. Например, обслуживание и ремонт зарубежных марок производят за пределами Беларуси – а это дополнительные траты и разъезды. Не забываем про зарплату водителю, которая не всегда оправдана загрузкой на работе. В разгар сезона команда в среднем играет два матча в неделю, только половина из которых приходится на гостевые. После окончания сезона «творческий отпуск» может длиться порядка трех месяцев. Также плюсуем траты на проживание и питание водителя на выездах.

Обладание автобусом не всегда оправданно, однако это может быть вынужденным шагом. Согласно указу президента №191 «Об оказании поддержки организациям физической культуры и спорта» четверть спонсорской помощи от государственных организаций необходимо тратить на детско-юношеский спорт и инфраструктуру. Покупка автобуса как раз подпадает под последний вариант. В случае, если деньги не будут потрачены, в следующий раз их могут не дать. Из такой логики исходят некоторые менеджеры.

Сколько стоит аренда ледового дворца

Сумма зависит от того, в чьей собственности находятся клуб и арена. Для наглядности снова возьмем чемпиона. «Юность» подчиняется городским властям, а «Чижовка-Арена» находится в ведении Минспорта. Из-за этого между клубом и дворцом могут возникать недомолвки. Михаил Захаров, будучи главным тренером «юннатов», не раз жаловался на раздевалки и лед на Чижовке. Даже ходили слухи, что клуб могут выселить из дворца на Ташкентской. Разные собственники у арен и команд примерно в половине случаев по экстралиге А.

Говорят, что самая дорогая аренда в Солигорске. Увеличивает стоимость аренды и тот факт, что юридически «Шахтер» – частный клуб: закрытое акционерное общество. Поэтому руководство местного ледовика вправе требовать больше денег. В среднем аренда для проведения матча вместе с раздевалками и подготовкой льда обойдутся клубу элиты примерно в 1000 рублей при условии, что клуб и дворец находятся в одной структуре. При ином раскладе цифра может вырасти в разы.

Определенную сумму из клубного бюджета тянут тренировки. В среднем занятие на льду длится порядка 45-60 минут. За нее арены берут в районе 200-400 рублей за час. Если команда тренируется в одноразовом режиме пять раз в неделю в течение 10 месяцев, то за сезон набежит сумма около 65 тысяч рублей.

Есть ли в лиге взносы?

Да. Приходится тратиться и здесь. Клубы Экстралиги А отдают на заявку 100 тысяч рублей за сезон. Оплата происходит в четыре этапа. Во втором дивизионе расстаются с 75 тысячами в три перевода.

А что по доходам?

У клубов два глобальных источника. Первый – спонсорская помощь. Здесь тяжело высчитать даже среднюю цифру по лиге. У каждого клуба своя индивидуальная ситуация. Доходит до того, что некоторые команды вообще не получают средств из госбюджета, полностью питаясь от спонсоров. Существуют и прямо противоположные примеры. Все зависит от экономической ситуации в городе и регионе, а также от наличия крупных предприятий, готовых оказать помощь.

Случаются и форс-мажорные ситуации со спонсированием. Иногда власти без объяснения причин могут срезать клубам обещанный бюджет на несколько сотен тысяч рублей.

Второй источник доходов – самостоятельный заработок. В первую очередь это продажа билетов. Но много ли можно здесь выручить? Давайте высчитаем среднюю цифру. В сезоне-2019/20 белорусская лига стала 15-й в Европе по посещаемости. В среднем на матче Экстралиги А собиралось 833 зрителя. Умножаем на 29 домашних матчей и цену билета в 3,5 рубля. Получаем 85 тысяч рублей.

Определенную сумму можно заработать на реализации сувенирной продукции. Здесь все зависит от воображения отдела маркетинга. В среднем наценка на товары для болельщиков составляет 30-40 процентов.

Также можно заработать на продаже хоккеистов. Схема переходов в экстралиге очень похожа на ту, что существует в КХЛ. За любого игрока в возрасте до 27 лет включительно команда может претендовать на компенсацию, даже если контракт истек. Условный форвард Иванов в 21 год переходит из «Юности» в «Неман», и в Минск из Гродно переводится компенсация. Отыграв сезон, Иванов решает из «Немана» (контракт с клубом истек) отправиться в «Шахтер», но вновь за него насчитывают компенсацию. И так до 27 лет.

Размер платежа определяется следующим образом: суммируются месячные зарплаты на прошлом и будущем месте работы, умножаются на 10 месяцев сезона и делятся на два. Например, в «Немане» Иванов получал 2 тысячи рублей, в «Шахтере» ему предлагают 2,5 тысячи. Складываем, получаем 4,5 тысячи, умножаем на 10 и делам на 2. Итого размер компенсации для Гродно составляет 22,5 тысячи рублей.

Отметим, что компенсацию можно заработать только на переходах внутри Беларуси. Если хоккеист соберется в иностранный чемпионат, то тут клуб останется без денег за подготовку.

Что выходит в итоге

Вывод прост: заработать большие деньги в белорусском хоккее пока невозможно, а вот приведенные выше траты тянут под три миллиона рублей на главную команду без учета детского спорта и фарма. Директора клубов элиты соглашаются с этой цифрой, отмечая, что бюджет типичного середняка экстралиги А находится в районе 4 миллионов рублей. При этом не стоит забывать, что клуб – это не только около 25 хоккеистов и тренерско-административный штаб основы, но еще фарм с таким же составом и детско-юношеская школа, где число воспитанников иногда исчисляется сотнями.

Вообще, 4 миллиона рублей (примерно 1,6 миллиона долларов) – это минимум, который установлен федерацией для участника Эстралиги. Другое дело, что не все до этого минимума дотягивают, так что уже с минимум можно чувствовать себя вполне уверенно.

А сколько нужно, чтобы побороться за чемпионство? Здесь снова всплывает сумма в 4 миллиона. Только ее необходимо потратить исключительно на главную команду клуба. И с условием, что деньги появятся не по ходу сезона, а желательно сразу после финиша прошлого. Комплектование команд на будущий сезон начинается, когда еще предыдущий не окончился.

Если начать собирать чемпионский состав в середине мая, то может быть слишком поздно.

***

Деньги можно не только тратить, но и приумножать, инвестируя в облигации надежных белорусских компаний. Финтех-компания Lacerta разработала удобное приложение для смартфонов, предназначенное для инвестиций. Сбережение и приумножение средств через покупку облигаций просто и доступно.

Цена одной облигации снижена до 10 рублей, чтобы попробовать свои силы в новом финансовом инструменте могли буквально все.

Установить приложение Lacerta можно для Android и iOS.

Фото: «Шахтер», «Юность»«Неман»av.by

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья