Блог Yellow card

«Есть два варианта: либо судьи некомпетентны, либо просто убрали конкурента». Дащинский – о скандале вокруг Кушнира

Двукратный призер Олимпийских игр – о непонятных оценках в квалификации фристайла и шансах Гладченко на медаль.

В мужском фристайле на Олимпиаде грянул скандал. Причем уже на стадии квалификации. Турнир начали три белоруса, а в финал соревновний прошел лишь один. Лидеры Максим Густик и Антон Кушнир не преодолели квалификационное сито. Если с первым все понятно: его приземления были далеки от идеальных (итоговое 22-е место), то вот по чемпиону Сочи-2014 у многих возникли вопросы. И в первой, и во второй квалификациях Кушнир прыгнул весьма чисто (особенно, с обывательской точки зрения). Но в первой попытке судьи оставили белоруса на 11 месте. А во второй – на седьмом. По итогу лучший прыжок Кушнира по баллам стал только 13-м в общей классификации. Причем проходному 12 месту, на котором расположился швейцарец Миша Гассер, белорус уступил всего лишь 0,45 балла. 

После невыхода Кушнира в финал главный тренер сборной Беларуси по фристайлу Николай Казеко мгновенно раскритиковал судейство. 

Козеко об оценках Кушнира: «Абсолютный беспредел»

Николай Козеко: «Не были готовы к такому отношению со стороны судей»

Выступления белорусов в квалификации и судейство на этой стадии мы решили обсудить с Дмитрием Дащинским – легендарным фристайлистом, двукратным призером Олимпийских игр, который сам однажды пострадал от некомпетентного судейства на Играх.

- Какие у вас эмоции после квалификации у мужчин? 

– Ну, эмоции… Думаю, однозначно видели все, что Антона Кушнира явно предвзято судили. Такая нечестная борьба приятного оставляет мало. Складывается не лучшее впечатление и о конкретных соревнованиях, и о виде спорта.

- Ошибки у Антона были?

– Первый прыжок хороший. Во втором были небольшие помарки. Он немного согнул ноги в конце, но при этом ему поставили больше, чем за первый прыжок, который Антон исполнил чисто. При желании ошибки можно найти везде и во всем. Но то, что было в первом раунде, вообще сложно назвать адекватным судейством.

- Даже западные болельщики считают, что Кушнира обокрали – украли у него заслуженный финал. Согласны? 

– Да, конечно! Здесь даже не надо быть профессионалом. Мне сразу стали звонить журналисты и просто знакомые с вопросом «Что это было?» У нас сейчас проходит Кубок Европы по фристайлу. Здесь судьи и тренеры говорят, что так поступать, мягко говоря, некрасиво.

- У вас не появилось дежавю с 2006-м годом, когда вас откровенно засудили в финале туринской олимпиады, а победа ушла китайцу? 

– Да. Но как-то даже не я, а коллеги больше сравнивали эти соревнования. Мне в какой-то степени больше «повезло»: я хоть с медалью остался. Пускай не с той, которую хотел, но хоть какая-то отдушина была. Говорят, самые худшие места – четвертое и те, что за финалом. В нашем случае – тринадцатое. Думаю, Антону сейчас гораздо сложнее. Тем более, он ехал в Коре в хорошей форме. Он отлично провел Кубок мира, не раз побеждал. Все понимали, что Антон – один из основных претендентов на подиум. И это как минимум.  

- Правильно ли, когда в судейской бригаде работают арбитры из стран, чьи спортсмены выступают в соревнованиях? 

– Существуют виды спорта, в которых практикуется такое: если спортсмен определенной страны попадает в финал, то судья из этой страны не может работать. Во фристайле немного другая система: судейские бригады назначаются заранее. Они не знают не то, чтобы список финалистов, а даже кто вообще будет выступать. По идее, судьи проходят какой-то отбор. Чтобы попасть на Олимпиаду, они должны не один год судить Кубок мира и один раз отработать чемпионат мира. Когда видишь требования, думаешь, что люди будут соответствующей квалификации. Есть два варианта: либо судьи настолько некомпетентны, либо просто убрали конкурента.

- Вам какой вариант ближе?

– Похоже, судьи после удачного выступления женской команды – золота Ани Гуськовой – и зная, что Антон будет серьезным претендентом на награды, решили убрать его.

- Имело смысл подавать апелляцию?

– Во фристайле нельзя подать апелляцию на оценки судей. Тренеры могут высказывать свое мнение арбитрам. Николай Козеко так и поступил. Арбитры должны рассмотреть это и понять ошибки, чтобы не допускать в дальнейшем. Если вопросы были по какому-то конкретно судье, то это будет обсуждаться на специальных семинарах. Возможно, в дальнейшем его не допустят к работе на таком высоком уровне. Но нам-то от этого легче не будет! Я тут подумал, какие-нибудь китайцы могут иметь в запасе 10-15 судей, чтобы добиться назначения арбитра на Олимпиаду. И после этого иметь возможность убирать конкурентов. Как вариант, это вполне реально. Хотя здесь одним судьей тоже не обойтись, потому что минимальная и максимальная оценки отбрасываются.

- На ваш взгляд, в таком виде спорта как фристайл, мог иметь место судейский заговор? 

– Вряд ли судьи между собой договорились убрать какую-то страну или конкретного спортсмена. Могли быть какие-то рекомендации от Международной федерации лыжного спорта и от организаторов Олимпиады. Честно скажу, до меня не раз доходили слухи. Перед Олимпиадой в Нагано американская команда выигрывала все Кубки мира подряд. В Канаде была встреча судей и членов Международной федерации. Я разговорился с работником отеля, который обслуживал это мероприятие. Он рассказывал: «Слышал, они собираются вытащить кого-то другого на первое место, а то вечно выигрывают одни американцы. Нехорошо».

Перед Олимпиадой в Турине были вопросы по судейству. Посоветовали сложные прыжки судить максимально жестко. После соревнований кто-то из спортсменов сказал, что узнал это от руководителя федерации. Действующий чемпион и сильные канадцы не попали тогда в финал. Весь сезон судили прыжки на одном уровне, а на играх все переделали и начали карать за любую мелочь. Вот такие слухи. Возможно, сейчас тоже была какая-то установка. Или просто могли сказать: «Белорусы слишком много выигрывают».

- Одно из главных разочарований турнира по фристайлу – выступление Максима Густика. Чего ему не хватило в субботу? 

– Пока сложно сказать. Не хватило качества исполнения прыжков, может, какой-то тренированности. Не выдержал психологически. Хотя не сказать, что выглядел сильно взволнованным. В первой попытке был близок, но в воздухе занервничал. Не докрутил, как мы говорим. Воткнулся в снег немного в наклоне вперед, поэтому потянуло его кувыркаться. Вторую он откровенно испортил с самого начала – с наезда на трамплин. Там не было шансов даже при хорошем приземлении.

– Швейцарцы очень редко попадали в финал на этапах Кубка мира, а тут вдвоем прошли в 12 лучших на Олимпиаде. У них получились хорошие прыжки? 

– То, что они прибавили, это однозначно. Качественно сделали хороший шаг вперед. Один из швейцарцев – Димитри Ислер – на мой взгляд, вышел в финал заслуженно. Второй – Миша Гассер – под вопросом. Я считаю, он даже при лучшем исполнении обыграть Антона ну никак не мог. В принципе, он не может исполнить так прыжок, чтобы перебить хорошую попытку Кушнира. Если честно, я рад за швейцарскую команду, потому что мы с ними и тренируемся много, и сборы проводим – находимся в хороших отношениях.  

- Без Кушнира и Густика китайцы превращаются в главных фаворитов? 

– Однозначно будут одними из основных. Все ребята прыгали очень ровно. Судьям было сложно сразу выделить первую шестерку. Знаю, что китайцы имеют в запасе тройное сальто с пятью пируэтами. Этот прыжок натренированный, один из спортсменов уже не раз побеждал с ним. Австралиец Дэвид Моррис летом работал над этим прыжком. Не знаю, что будет прыгать украинец Абраменко. Но выглядел уверенно. Россияне в порядке. Американец хорошо выступал. Финал – разношерстный. 12 человек из 8 стран – я такого давно не припомню. Будет интересно! Может, этого судьи и добивались :).

- Вы поверили бы, если бы вам перед соревнованиями сказали, что в финал из белорусов пройдет только Гладченко? 

– Выход трех белорусов в финал – вариант совсем оптимистичный. Я надеялся хотя бы на двух. Антон в последнее время все делал четко и рационально. Он уже настолько хорошо чувствует, когда надо чуть-чуть прибавить, убавить, можно расслабиться или чуть-чуть поднажать. Все работало супероптимально. И это приносило плоды. В прошлом сезоне всех обыграл в соревнованиях, в которых участвовал. Мне казалось, что из двух прыжков один он стопроцентно сделает классно и пройдет в финал.

Если говорить про Максима Густика и Станислава Гладченко, Стас прыгал классно, но были вопросы с приземлением. Порадовал, что в квалификации все было четко и уверенно. Надеюсь, что это было не разово, и он все почувствовал. У нас есть такое: надо вовремя остановить вращение и тогда кажется, что ты падаешь на живот. Надо заставить переломить себя и начать приземляться по скользящей ко склону. Как по мне, не получалось это у него раньше. Сегодня это выглядело хорошо.

Максим тоже прыгал стабильно и уверенно, может, где-то чуть-чуть ему не хватало качества исполнения, но сегодня у него совсем ничего не вышло.  

Последняя надежда Беларуси во фристайле: кто такой Гладченко?

- На что Гладченко может рассчитывать в финале? 

– Если он сделает в своем стиле прыжки, которые показывал летом, и сможет нормально приземлиться, легко может рассчитывать на медали. Визуально раньше казалось, что он немного нервничает, дергается что ли. Не было спокойствия. В квалификации все исполнил достойно. Если учесть, что это были Олимпийские игры, может, он сможет это перенести на финал. Знаю, что Стас накануне попробовал тройное сальто с пятью пируэтами, когда тренировался в Японии. И вроде бы неплохо сделал. Если дойдет до основного финала, возможно, рискнет. 

Пожелаем Стасу удачи. Будем болеть и надеяться. 

Фото: Sputnik, Reutersmst.by

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья